Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.60.099

Скачать PDF ( ) Страницы: 57-59 Выпуск: № 06 (60) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Горкольцева О. И. ПУБЛИЧНАЯ ДОСТОВЕРНОСТЬ ОБЫКНОВЕННЫХ ИМЕННЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ / О. И. Горкольцева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 06 (60) Часть 1. — С. 57—59. — URL: https://research-journal.org/law/publichnaya-dostovernost-obyknovennyx-imennyx-cennyx-bumag/ (дата обращения: 24.09.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.60.099
Горкольцева О. И. ПУБЛИЧНАЯ ДОСТОВЕРНОСТЬ ОБЫКНОВЕННЫХ ИМЕННЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ / О. И. Горкольцева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 06 (60) Часть 1. — С. 57—59. doi: 10.23670/IRJ.2017.60.099

Импортировать


ПУБЛИЧНАЯ ДОСТОВЕРНОСТЬ ОБЫКНОВЕННЫХ ИМЕННЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ

Горкольцева О.И.

ORCID: 0000-0002-2665-3793, Аспирант, Санкт-Петербургский государственный экономический университет

ПУБЛИЧНАЯ ДОСТОВЕРНОСТЬ ОБЫКНОВЕННЫХ ИМЕННЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ

Аннотация

В статье рассматривается одно из нововведений законодателя в части регулирования ценных бумаг, а именно закрепление в Гражданском кодексе РФ положений о публичной достоверности документарных ценных бумаг, произведенное законодателем с целью унификации и приведения всей системы документарных ценных бумаг к единому знаменателю. Автором анализируются последствия наделения данным признаком именных документарных ценных бумаг, именуемых в литературе обыкновенными именными ценными бумагами (ректа-бумагами), дана оценка влияния указанного нововведения на оборот данного вида ценных бумаг.

Ключевые слова: ценные бумаги, публичная достоверность, ректа-бумаги, обыкновенные именные ценные бумаги.

 

Gorkoltseva O.I.

ORCID: 0000-0002-2665-3793, Postgraduate Student, St. Petersburg State University of Economics

PUBLIC RELIABILITY OF REGISTERED SECURITIES

Abstract

The article discusses one of the innovations of the legislator regarding the regulation of securities and namely, the provision in the Civil Code of the Russian Federation on public reliability of documentary securities made by the legislator with a view to unifying and bringing the entire system of documentary securities to a common denominator. The author analyzes the consequences of using registered securities called ordinary registered securities in literature (recta securities). The impact of this innovation on the turnover of this type of securities is estimated.

Keywords: security, public reliability, recta securities, registered security.

 

На современном этапе развития отношений, складывающихся между участниками оборота ценных бумаг, одним из основополагающих моментов является доверие к той ценной бумаге, которая является источником возникновения таких отношений. Между должником и первым кредитором все предельно прозрачно, все риски известны заранее и полностью в поле зрения как должника, так и кредитора, они к ним готовы. Наибольший интерес вызывают отношения между должником и последующими кредиторами, ведь их отношения – это отношения некой лотереи, они с большой долей вероятности не знают друг друга, в связи с чем у каждого возникают опасения. С целью укрепления процедуры обращения ценных бумаг и повышения доверия к ним со стороны субъектов оборота, для увеличения предсказуемости исполнения как для кредитора, так и для должника законодатель ввел положения об ограничении возражений должника против требований кредитора (ст. 145 ГК РФ).

Однако представляется, что указанный унифицированный подход к регулированию совокупности документарных ценных бумаг подходит не для всех их видов в первую очередь исходя из их сущности и предназначения для оборота ценных бумаг.

Сложившаяся за долгий период времени теория в области ценных бумаг в неразрывной связи с практикой разработала подход, в соответствии с которым все многообразие ценных бумаг классифицируется на предъявительские, ордерные, именные и обыкновенные именные ценные бумаги (ректа-бумаги) [7, С.8].

Законодатель со своей стороны придерживается иного мнения. Несмотря на проведенные в последние годы структурные изменения норм, регулирующих ценные бумаги (глава 7 ГК РФ), законодатель продолжает основываться на группировке ценных бумаг исходя из их трехчленного деления на предъявительские, ордерные и именные. Указанный подход приводит к некорректному объединению под одним наименованием «именные ценные бумаги» двух видов ценных бумаг (именных и обыкновенных именных) координальным образом отличающихся друг от друга по своей форме, функциональному предназначению для оборота. Если именные бумаги являются бездокументарными, в большинстве своем интересны активным инвесторам, которые предполагают их неоднократную передачу путем трансферта, то обыкновенные именные ценные бумаги являются документарными, их обладатели не нацелены на многократный оборот бумаг, способом передачи прав по бумаге выступает цессия.

Зарубежные исследователи представляют нам не очень удачные определения ректа-бумаг, например, через указание на отсутствие в бумаге одной из оговорок (предъявительской), или причисляют к ректа-бумагам те документы, в которых делается указание только на имя определенного лица [2, С. 178], [1, С. 31]. Данные позиции представляются широкими с точки зрения содержания. Так, если, например, придерживаться первого вектора (отсутствие оговорки), то именные и ордерные ценные бумаги можно отнести к ректа-бумагам.

Российский цивилист М.М. Агарков представил наиболее удачное определение обыкновенной именной ценной бумаги (ректа-бумаги), в котором отражены основные признаки, отгранивающие ее от других смежных явлений, а именно держатель по такой бумаге легитимируется посредством указания его в качестве управомоченного лица непосредственно в тексте бумаги или признание его правопреемства осуществляется на основании общих норм гражданского права [4, С. 196]. Е.А. Крашенинников поддерживая данную позицию, прямо определяет, что «правопреемство в данном случае возникает при цессии» [8, С. 78].

До недавнего времени к вышеуказанным характеристикам обыкновенных именных ценных бумаг мы бы смело отнесли еще одну их особенность – отсутствие признака публичной достоверности. Указанную отличительную черту ректа-бумаг в своих работах отмечал Е.А. Крашенинников с помощью приведения свойственного данным бумагам принципа: «право на бумагу, как телесную вещь, следует праву, которое выражено в бумаге; такая бумага не обладает признаком публичной достоверности» [8, С. 81].

Публичная достоверность ценной бумаги знаменует тот факт, что новый кредитор, принимающий права по ценной бумаге, обретает их исходя из первоисточника – содержания самой бумаги. Соответственно обязанное лицо сможет предъявить кредитору только те, возражения, которые основаны на возражениях к самой ценной бумаге (например, дефект формы ценной бумаги, который влечет ее недействительность)» [3, С. 30].

Для ректа-бумаг отсутствие данного признака закреплялось в законодательстве следующим образом.  В виду того, что способом передачи прав у них выступает уступка права требования, соответственно обязанные лица могли воспользоваться одним из существенных преимуществ цессии – допустимостью выдвижения возражений новому кредитору, возникших из отношений с первоначальным кредитором (ст. 386 ГК РФ). Указанное, безусловно, противоречило основному предназначению ценных бумаг как публично достоверных документов, тем не менее использовалось для защиты тех должников, кто считал, что их  интересы нарушены.

Апеллируя к указанному, авторы отмечали, что «поскольку публичная достоверность, являясь началом, присущим всем типам ценных бумаг, отсутствует у обыкновенных именных ценных бумаг (ректа-бумаг) их вообще к таковым причислять не стоит» [5, С. 80].

Законодатель в новой редакции ГК РФ решил указанную проблему, применив унифицированный подход ко всем документарным ценным бумагам путем наделения их признаком публичной достоверности (ст. 145 ГК РФ), а именно в качестве возможных возражений указал на саму ценную бумагу или отношения, связывающие непосредственно должника и кредитора.

В отношении именных ценных бумаг правило о переходе прав с использованием конструкции уступки прав сохранено (п. 4 ст. 146), но сами положения о цессии теперь действуют с ограничением для данного вида ценных бумаг, они неприменимы в случае специального указания в нормах действующего законодательства, а также если противоречат существу ценной бумаги.  С одной стороны, данная поправка предельно ясна, поскольку законодателю необходимо было устранить возникшие противоречия в нормах в части применения положений о цессии и установлении ограничений в части выдвижения требований обязанного лица к новому кредитору.  Но с другой стороны, представляется, что указанная формулировка в части ограничения может принести скорее вред, чем пользу, поскольку вносит еще большее непонимание используя термин «существо ценной бумаги». Желание законодателя таким образом обеспечить необходимую дифференциацию правового регулирования вряд ли увенчается успехом.

Объяснить позицию законодателя относительно установления принципа публичной достоверности для всех документарных ценных бумаг, в том числе обыкновенных именных, весьма просто. Данное положение может поспособствовать унификации, подведению всех ценных бумаг под единый знаменатель. Поведение участников оборота ценных бумаг будет легко спрогнозировать. Должник заранее осведомлен об ограничении возражений, которые он может предъявить кредитору. Кредитор же со своей стороны будет оценивать свои риски на основании возможных возражений, которые могут быть выставлены против его требования. Некоторые авторы в этой связи указывают на гарантийную функцию публичной достоверности, а именно «создание гарантии для третьих лиц, которая связана с тем, что держатель-кредитор получит именно то, на что рассчитывает» [6, С. 153].

В то же самое время наделение признаком публичной достоверности именно обыкновенных именных ценных бумаг (ректа-бумаг) может привести к ситуации, когда у должника не будет возможности защитить себя в случае возникновения возражений к первоначальному кредитору, по бумаге необходимо будет платить.

Указанное можно продемонстрировать на следующем примере. Два лица могут договориться о выдаче векселя в оплату договора подряда (модернизация оборудования). Впоследствии кредитор передает права по векселю новому кредитору с помощью цессии. При обнаружении скрытых недостатков в работе к моменту оплаты должник уже не сможет предъявить возражения новому кредитору, основанные на выявленных огрехах (возражения к первоначальному кредитору) и ему придется заплатить по векселю новому кредитору.

Пример олицетворяет одну из главных проблем – лишение должника возможности подстраховки, ранее он мог поставить ректа-оговорку, и соответственно получить возможность защитить себя на случай непредвиденных проблем. Представляется, что законодатель в данной ситуации не учел интересы должника.

Также следует отметить, что указанные нормы увеличивают в разы возможности использования ценных бумаг в противоправных целях, несмотря на положения о неприменении правила об ограничении возражений, если держатель ценной бумаги является недобросовестным. Вышеуказанным примером легко могут воспользоваться мошенники и недобросовестные контрагенты. Схема достаточно проста – не исполнять своих обязательств, предъявлять должникам ценные бумаги в целях получения от них исполнения в свою пользу. А должнику в данной ситуации придется идти в суд за судебной защитой с иском о взыскании исполненного в качестве неосновательного обогащения (глава 60 ГК РФ).

Представляется, что вышеуказанное еще больше усложнит и замедлит оборот. Такое регулирование вряд ли является справедливым и способствующим укреплению института ценных бумаг. Также следует отметить, что рассматриваемое нововведение ставит вопрос о возможности существования ректа-бумаги с ее уникальными особенностями в части удостоверения прав с одновременным отсутствием признака публичной достоверности. Сложившаяся ситуация приводит в конечном итоге к формальному исключению из разряда ценных бумаг подобных документов, поскольку ценные бумаги прежде всего наделены признаком законности. Документ является ценной бумагой в том случае, если он непосредственно назван в законе таковой и обладает совокупностью установленных законом признаков. В силу диспозитивности правового регулирования такие инструменты, прямо не запрещенные в законе, будут существовать, но без должного регулирования могут потерять интерес к себе и вовсе исчезнуть из оборота, что несомненно обеднит последний.

Список литературы / References

  1. Baumbach A., Hefermehl W. Wechselgesetz und Scheckgesetz mit nebengesetzen und einer Einfuhrung in das Wertpapierrecht. 22 Aufl. Munchen, 2000. – 927 P.
  2. Brunner H. Die Wertpapiere. Handbuch des deutschen Handels-, See- und Wechselrechts. Herausgegeben von Dr. W. Endemann. Leipzig, 1882.
  3. Абрамова Е.Н. Практический комментарий вексельного законодательства Российской Федерации / Е.Н. Абрамова. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – 142 C.
  4. Агарков М.М. Основы банковского права. Учение о ценных бумагах / М.М. Агарков. – М., 1994.- 350 С.
  5. Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве / В.А. Белов; под ред.проф. Е.А. Суханова. – М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1996. – 448 С.
  6. Буланов М.С. Принцип публичной достоверности документарных ценных бумаг в новой редакции Гражданского кодекса / М.С. Буланов // Власть закона. – 2014. – № 2. – С. 152-156.
  7. Грачев В.В. Способ легитимации как основание классификации ценных бумаг / В.В. Грачев // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2006. – № 7. – С. 8–10.
  8. Крашенинников Е.А. Обыкновенные именные ценные бумаги / Е.А. Крашенинников // Хозяйство и право. – 1996. – № 12. – С. 78 – 84.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Baumbach A., Hefermehl W. Wechselgesetz und Scheckgesetz mit nebengesetzen und einer Einfuhrung in das Wertpapierrecht. 22 Aufl. Munchen, 2000. – 927 P.
  2. Brunner H. Die Wertpapiere. Handbuch des deutschen Handels-, See- und Wechselrechts. Herausgegeben von Dr. W. Endemann. Leipzig, 1882. [in German]
  3. Abramova E.N. Prakticheskij kommentarij veksel’nogo zakonodatel’stva Rossijskoj Federacii [Practical comment on the bill of exchange legislation of the Russian Federation] / E.N.Abramova. – M.: Volters Kluver, 2007. – 142 P. [in Russian]
  4. Agarkov M.M. Osnovy bankovskogo prava. Uchenie o cennyh bumagah [Fundamentals of banking law. The doctrine of securities] / М.М. Agarkov.- M., 1994.- 350 P. [in Russian]
  5. Belov V.A. Cennye bumagi v rossijskom grazhdanskom prave. [Securities in the Russian civil law] / V.A. Belov; edited by E.A. Suhanov. – M.: Uchebno-konsul’tacionnyj centr «YUrInfoR» [Educational and consulting center «JurInfo»], 1996. – 448 P. [in Russian]
  6. Bulanov, M.S. Princip publichnoj dostovernosti dokumentarnyh cennyh bumag v novoj redakcii Grazhdanskogo kodeksa [The principle of public reliability of documentary securities in the new edition of the Civil Code] / M.S. Bulanov // Vlast’ zakona [Rule of law]. – 2014. – № 2. – P. 152-156. [in Russian]
  7. Grachev V.V. Sposob legitimacii kak osnovanie klassifikacii cennyh bumag [Methods of legitimacy as a basis for classification of securities] / V.V. Grachev // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika [The laws of Russia: experience, analysis, practice]. – 2006. – № 7. – P. 8–10. [in Russian]
  8. Krasheninnikov E.A. Obyknovennye imennye cennye bumagi [Ordinary registered securities] / E.A. Krasheninnikov // Hozyajstvo i parvo [Economy and law]. – 1996. – № 12. – P. 78 – 84. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.