Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.112.10.061

Скачать PDF ( ) Страницы: 167-175 Выпуск: № 10 (112) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Канатов Т. К. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОМОЧИЯ ЗАПРЕТА НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ В СТРАНАХ ЕАЭС / Т. К. Канатов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 10 (112) Часть 2. — С. 167—175. — URL: https://research-journal.org/law/problemy-pravomochiya-zapreta-na-ispolzovanie-obektov-isklyuchitelnyx-prav-v-stranax-eaes/ (дата обращения: 27.01.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.112.10.061
Канатов Т. К. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОМОЧИЯ ЗАПРЕТА НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ В СТРАНАХ ЕАЭС / Т. К. Канатов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 10 (112) Часть 2. — С. 167—175. doi: 10.23670/IRJ.2021.112.10.061

Импортировать


ПРОБЛЕМЫ ПРАВОМОЧИЯ ЗАПРЕТА НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ В СТРАНАХ ЕАЭС

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОМОЧИЯ ЗАПРЕТА
НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ В СТРАНАХ ЕАЭС

Научная статья

Канатов Т.К.*

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (natan82008[at]mail.ru)

Аннотация

В данной статье рассматриваются проблемы правомочия запрета на использование объектов исключительных прав в странах ЕАЭС, в том числе международный запрет – санкции. Следует отметить, о том, что перед наукой гражданского права на каждом этапе ее развития всегда стояли конкретные проблемы, определяемые политическими, экономическими, социально-культурными и научно-техническими потребностями общества. Среди их большого разнообразия существуют такие, которые являются ключевыми для юридической науки на любом этапе ее развития. К их числу можно с полным основанием отнести исследование проблемы правомочия запрета на использование объектов исключительных прав. В юридической теории данные вопросы обсуждаются на протяжении нескольких лет, в статье отражены наиболее весомые теоретические выкладки выдающихся ученых по данным правовым спорным вопросам различных эпох.

Цель: исследовать актуальные проблемные вопросы, правомочия запрета на использование объектов исключительных прав в доктрине и законодательстве об интеллектуальной собственности стран ЕАЭС.

Методология: при написании статьи были применены системно-структурные, конкретно-социологические, историко-правовые, социально-правовые, сравнительно-правовые, статистические методы работы.

Результаты: Предложения и выводы, основанные на проведенном анализе законодательства стран ЕАЭС.

Ключевые слова: правомочие запрета, судебный запрет, Интернет-сайт, санкции, рестрикции, реторсии, исключительное право, ЕАЭС.

PROBLEMS OF THE LEGALITY OF THE BAN ON THE USE OF ITEMS
COVERED BY EXCLUSIVE RIGHTS IN THE EAEU COUNTRIES

Research article

Kanatov T.K.*

Moscow State University, Moscow, Russia

* Corresponding author (natan82008[at]mail.ru)

Abstract

This article discusses the problems of the legality of the ban on the use of items covered by exclusive rights in the EAEU countries, including sanctions, the international ban. It should be noted that at each stage of its development, civil law has always faced specific problems determined by the political, economic, socio-cultural, scientific, and technical needs of society. Among their wide variety, there are those that are key for legal science at any stage of its development, to which it is possible to include with good reason the study of the problem of the legality of the prohibition on using items covered by exclusive rights. In the legal theory, these issues have been discussed for several years, the article reflects the most significant theoretical conclusions of outstanding researches on these controversial issues from various eras.

The purpose of the study is to investigate current problematic issues, the legal authority of the ban on the use of items covered by exclusive rights in the doctrine and legislation on intellectual property in the EAEU countries.

Methodology: when writing the article the study used system-structural, concrete-sociological, historical-legal, socio-legal, comparative-legal, statistical methods.

Results: proposals and conclusions based on the analysis of the legislation of the EAEU countries.

Keywords: the power of prohibition, injunction, Website, sanctions, restrictions, retorsions, exclusive right, the EAEU

Исключительное право априори содержит запрет «всем и каждому» использовать объект интеллектуальных прав без согласия правообладателя, если иное прямо не установлено законом. Вместе с тем, анализу содержания права запрета на использование объектов исключительных прав в юридической науке уделено мало внимания.

Возрастание роли дозволений (прав) ни в коей мере не привело к снижению роли ограничений, выражающихся в форме запретов и обязанностей. Более того, с развитием правового регулирования единство и взаимодействие запретов и дозволений (стимулов и ограничений) только укрепилось, получив новые формы и способы [1].

В самом общем смысле запрет в праве означает отсутствие права на совершение чего-либо; возложение на участника правоотношений обязанности не совершать тех или иных действий [2]. Но сущность запретов, их виды и формы в теории права имеют проблемный характер [3].

Ученые дореволюционного периода понимали запрет как естественное свойство любого субъективного права [4]. Но традиция анализа запретов как специфического правового явления была заложена только в ХХ веке С.С. Алексеевым, А.Г. Братко, А.В. Красновым, А.В. Малько, О.С. Иоффе, Н.Н. Рыбушкиным, М.М. Султыговым и другими авторами.

В юридической литературе запрет рассматривается как многоаспектное и сложное правовое явление. С.С. Алексеев исследовал запреты через диаду «общие дозволения – общие запреты»; всякий запрет в праве есть юридическая обязанность пассивного типа [5]; суть реализации запретов в праве состоит в не совершении гражданами и организациями соответствующих действий; запреты представляют собой «переведенные на юридический язык» и «оснащенные юридической санкцией моральные запреты». Запрет от обязанностей отличается формой реализации. Если содержанием первых является несовершение определенных действий (пассивное поведение), то суть вторых, наоборот, выражается в активном поведении.

А.В. Малько назвал запреты наиболее яркими и последовательными правовыми ограничениями [6] и анализировал их через диаду «правовое стимулирование – правовое ограничение», что также подразумевает двоичность правового воздействия. А.В. Малько считает запреты юридическими средствами ограничивающего плана [7] и относит их к обязанностям. По его мнению, «всякий запрет есть ограничение, но не всякое ограничение в сфере права — запрет. Запрет лишь определенная форма правового ограничения» [8].

А.Г. Братко говорит о запрете как принципе права и норме права, предлагая различать запрет как составную часть нормы права и как элемент правоотношения [9]. Ученый определил запреты как государственно-властные императивные требования воздерживаться от противоправных действий, причиняющих существенный вред интересам субъектов гражданских правоотношений [10].

Обобщение различных взглядов исследователей на запрет в праве позволяет сформулировать следующие юридические предпосылки для понимания содержания запрета применительно к сфере исключительных прав:

  1. Запрет есть одно из императивных правовых средств, способ воздействия на общественные отношения, закрепляющее охрану прав и законных интересов всех субъектов права.
  2. Запрет обеспечивается государственным принуждением. Одним из специфических свойств юридического запрета является право требования его соблюдения, поэтому к запретам применимо все то, что свойственно юридическим обязанностям.
  3. Запрет предполагает введение юридических санкций, юридическую ответственность за «пренебрежение» к обязанностям: гражданско-правовую, административную и уголовную.
  4. Помимо открытых средств (форм) объективизации юридических запретов, существуют «скрытые» запреты, выраженные в нормативных предписаниях, в том числе оговорках.

В настоящее время существует большое число юридических норм, содержащих запреты. В гражданском законодательстве стран ЕАЭС запреты закреплены в виде категорий и формулировок: «запрет», «ограничения» «не допускается», «не признается», «не вправе», «разрешать или запрещать», «запрещение деятельности» и других. Запреты присутствуют в различных источниках правого регулирования исключительных прав. Поэтому, целесообразно рассмотреть возможности классификации запретов.

В целях определения видового состава запретов в сфере исключительных прав обратимся к общей классификации запретов, представленных в теории права.

Анализ различных подходов к классификации запретов в гражданском праве свидетельствует о том, что эта область в научно-практическом плане нуждается в дополнительных исследованиях. По содержанию запреты целесообразно разграничивать на общие (универсальные) и специальные. В частности общие запреты определяются в Основном законе, а конкретизируются в отраслевых законах [11]. Универсальные запреты адресованы каждому, а специальные – конкретным группам субъектов, в частности, участникам правоотношений в сфере исключительного права. По группам субъектов запреты могут быть адресованы гражданам, юридическим лицам, публично-правовым образованиям, иным субъектам.

Основные виды императивных норм о запретах содержатся в группе выделенных выше приоритетных источников исключительных прав стран ЕАЭС, а именно в конституциях, имеющих высшую юридическую силу, ратифицированных международно-правовых актах (договорах и соглашениях, в том числе в Таможенном кодексе стран ЕАЭС), гражданских кодексах стран Союза, указах президентов и постановлениях правительств.

Чаще всего запреты реализуются в виде норм и оговорок в договорах распоряжения, будь то безвозмездные, возмездные или смешанные договоры передачи исключительных прав, в том числе на служебные произведения, изобретения, полезные модели, промышленные образцы и средства индивидуализации.

Гражданское законодательство содержит обширный перечень оснований для отказа в государственной регистрации распоряжения исключительным правом. Например, ст. 1483 ГК РФ не допускает государственную регистрацию товарных знаков и обозначений:

1) вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида;

2) являющиеся общепринятыми символами и терминами характеризующие товары;

3) представляющих собой форму товаров, которая определяется исключительно или главным образом свойством либо назначением товаров;

4) являющихся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя;

5) противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали;

6) заявленных на регистрацию другими лицами (ст. 1492 ГК РФ) в отношении однородных товаров и имеющих более ранний приоритет;

7) принадлежащих другим лицам и охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором;

8) зарегистрированных как товарные знаки, обозначения, тождественных или сходных до степени смешения с охраняемыми в Российской Федерации, и по другим основаниям.

Так, существует запрет использования или приобретения исключительных прав на средства индивидуализации, если при этом использовании есть признаки недобросовестной конкуренции (ст. 14.4-14.6 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции») [12].

Запреты, содержащиеся Законе «О защите конкуренции»: ст. 14.4 «Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг»; ст. 14.5 «Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с использованием результатов интеллектуальной деятельности»; ст. 14.6 «Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с созданием смешения».

Обращаясь к зарубежной практике, следует заметить, что в законодательстве экономически развитых стран предусматриваются «антимонопольные средства защиты» против нарушения антимонопольного законодательства. Так, законы США прямо не содержат упоминания об интеллектуальной собственности, но некоторые разделы применяются к сделкам, связанным с передачей прав на результаты интеллектуальной деятельности. Раздел 7 Закона Клейтона (Clayton Antitrust Act 1914) запрещает сделки экономической концентрации, эффект которых «может существенно уменьшить конкуренцию или создать угрозу формирования монополии» [13].

Antitrust Guidelines for the Licensing of Intellectual Property (Антимонопольное Руководство по лицензированию интеллектуальной собственности) содержит три основных принципа: органы власти рассматривают РИД точно так же, как и любые другие объекты права; органы власти не утверждают, что РИД создают рыночную власть в антимонопольном контексте; органы власти признают, что лицензирование РИД позволяет компаниям объединять дополнительные факторы производства, как правило, стимулируя конкуренцию. «Зона безопасности» для лицензионных ограничений, – если стороны обладают в совокупности не более 20% от каждого соответствующего рынка [14].

Особая группа запретов – запреты судов. Нередко в материалах судебной практики содержатся прямые требования правообладателей о запрете использования исключительных прав. Примерами таких судебных актов являются: Решение Московского городского суда от 15.12.2017 по делу № 3-619/2017: требование: о запрете создания технических условий, обеспечивающих размещение, распространение и иное использование фильма в информационно-телекоммуникационной сети (требование удовлетворено); Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.09.2017 № 33-18178/2017 по делу № 2-63/2017; требование: о признании недействительным лицензионного соглашения, запрете использовать промышленный образец, взыскании компенсации за нарушение авторских прав (требование удовлетворено частично); Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.02.2019 № 33-4519/2019 по делу № 2-1490/2018: требование: об оспаривании действий по внесению изменений и размещению плана-панорамы в сети Интернет, запрете его использования, взыскании компенсации за нарушение авторских прав (требование удовлетворено частично); Апелляционное определение Московского городского суда от 14.05.2019 по делу № 33-9621/2019: требование: о запрете исполнения произведения, взыскании компенсации, расторжении лицензионного договора (в удовлетворении требования отказано).

В юридической науке судебный запрет относится к одному из самых из самых распространенных на практике, но недостаточно исследованных правовых явлений. Некоторые авторы полагают, что его сущность предопределяется сочетанием двух элементов: содержания (обязанности, возлагаемой судебным запретом) и системы санкций (возможность привлечения лица к квазиуголовной ответственности за неуважение к суду), связанных между собой юридической фикцией, согласно которой всякая обязанность, возлагаемая судебным запретом, рассматривается как процессуальная вне зависимости от ее действительного характера. Развитие института судебного запрета в российском цивилистическом процессе может осуществляться путем совершенствования отдельных процессуальных институтов (например, института обеспечительных мер, института исковой защиты) [15].

Административные запреты реализуются через соответствующие правовые акты (постановления, распоряжения, предписания, письма, инструкции, положения и т.п.). В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2015 г. № 1416 [16], в случае удовлетворения заявления о госрегистрации исключительного права соответствующие сведения вносятся в государственные реестры, а в случае несоблюдения заявителем порядка регистрации права, следует отказ в государственной регистрации, что соответствует запрету на распоряжение исключительными правами.

Запреты содержат административные предписания уполномоченных органов, осуществляющих контроль и надзор в сфере реализации исключительных прав. В частности, в России такие предписания выдаются Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

В последние годы широкое распространение получил и такой способ запрета, как блокировка сайтов. Но по наблюдениям экспертов, усилия правообладателей выглядят «борьбой с ветряными мельницами», особенно с учетом того, что пользователи быстро нашли способы обходить блокировки, судебные издержки истцов слишком велики и не компенсируются ввиду технической невозможности выполнения решений судов [17].

Не трудно предположить, что по мере развития цифровых технологий надзорным ведомствам придется применять все более сложные технические решения к правонарушителям. При этом, нельзя исключать, что блокировка того или иного сайта не затронет права и интересы третьих лиц. Так произошло, к примеру, в ходе беспрецедентной по масштабу операции Роскомнадзора по блокированию около 2 млн. IP-адресов, связанных с мессенджером Telegram после того, как его владелец отказался предоставить Федеральной службе безопасности России ключи шифрования от переписки пользователей, сославшись на гарантированную Конституцией тайну переписки. Блокировка привела к сбоям работы крупнейших российских и зарубежных Интернет-ресурсов, включая поисковики, социальные сети, банки и Интернет-магазины.

Новации законодательства предоставили обладателям исключительных прав полномочия направить владельцу сайта в письменной или электронной форме заявление о нарушении исключительных прав и запрете на их использование. В течение 24-х часов с момента получения заявления владелец сайта-нарушителя обязан удалить нелегальный контент. Однако, практика показывает, что владельцы Интернет-ресурсов редко реагируют на подобные заявления правообладателей.

Нельзя не рассмотреть еще один вид запрета в сфере исключительных прав, а именно международный запрет. В юридической литературе международные запреты больше известны под названием санкций, рестрикций и реторсий. Международный запрет обладает специфической правовой природой и является дискуссионным вопросом [18], в том числе применительно к праву интеллектуальной собственности. В российской науке вопросом международных запретов занимались В.А. Василенко, П.Н. Бирюков, С.А. Егоров, Г.И. Курдюков, М.В. Кешнер, И.И. Лукашук, С.Ю. Марочкин, Д.Б. Левин, Т.Н. Нешатаева, Г.И. Тункин и другие.

Впервые в международно-правовом контексте понятие «санкция» было использовано в Версальском мирном договоре 1918 г. Часть VII Договора – «Санкции» предусматривала уголовное наказание для германского императора Вильгельма II, обвиняемого «в высшем оскорблении международной морали и священной силы договора». Устав Лиги Наций (1920) в ст.16 предусматривал санкции для государств, использующих силу (войну) как метод разрешения споров.

По мнению Т.Н. Нешатаевой, санкции — это «все меры охраны международного правопорядка, закрепленные в нормах международного права, носящие принудительный характер и применимые в случае правонарушений к государству-делинквенту с помощью институционного механизма международных организаций» [19].

С точки зрения Г.И. Тункина, санкция выступает как правовое последствие правонарушения и выражается в применении к государству-правонарушителю мер принуждения [20].

Д.Б. Левин полагает, что санкция в общем международном праве есть мера возмездия или репрессии за нарушение норм международного права, применяемая по отношению к нарушителю государствами и международными организациями.

С.Ю. Марочкин понимает под санкциями ответные принудительные меры, призванные обеспечивать привлечение нарушителя к ответственности. Институт ответственности, по его мнению, включает международно-правовые санкции [21].

Широта взглядов на природу санкций говорит об отсутствии какого-либо единого подхода к данной категории запретов. История применения санкций также неоднозначна. По некоторым данным, за последние 30 лет санкции вводились более 100 раз. Поставленных целей они достигали в 34% случаев, эта доля возрастала до 51%, если они использовались не для смены политического режима, а для изменения конкретной политики [22].

Если речь идет об экономических санкциях, можно согласиться с Е.К. Фроловой, что их введение оказывает различное влияние на договорные отношения. Одни компании отказываются от заключения запланированных договоров, другие расторгают существующие договоры с российским лицом, попавшим в список запрещенных лиц. В других случаях договоры не расторгаются, а только «замораживаются» [23]. Это же правило в особых случаях распространяется и на международные договоры.

Самый разнообразный арсенал международных запретов предусмотрен российским законодательством. Он претерпел существенные изменения с 2014 года, с момента введения антироссийских санкций Соединенными Штатами и другими государствами. Право принимать решения о введении в качестве ответных мер в отношении иностранных государств ограничений внешней торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью было прописано еще Федеральном законе от 8 декабря 2003 г. № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» [24] (далее – «Закон № 164-ФЗ»).

По закону запреты и ограничения внешней торговли интеллектуальной собственностью в целях участия в международных санкциях устанавливает только Президент Российской Федерации (пп. 3 п. 1 ст. 13). Глава государства в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами устанавливает запреты и ограничения внешней торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью в целях участия России в международных санкциях.

Часть 2 ст. 36 Закона № 164-ФЗ содержит норму, согласно которой в соответствии с международными договорами РФ и федеральными законами могут вводиться меры, затрагивающие внешнюю торговлю интеллектуальной собственностью. Глава 8 Закона № 164-ФЗ включает в качестве особых запретов: запреты и ограничения внешней торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью в целях выполнения резолюций СБ ООН, предусматривающих введение, изменение, приостановление или отмену принудительных мер (ст. 37); ограничение внешней торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью в целях поддержания равновесия платежного баланса РФ (ст. 38); ограничение внешней торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью, связанное с мерами валютного регулирования (ст. 39).

Статья 1194 ГК РФ предусматривает, что Правительство РФ может установить ответные ограничения в отношении имущественных и личных неимущественных прав граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеются специальные ограничения имущественных и личных неимущественных прав российских граждан и юридических лиц.

Правительство РФ может вводить меры ограничения внешней торговли интеллектуальной собственностью (ответные меры) в случае, если иностранное государство:

1) не выполняет принятые им по международным договорам обязательства в отношении Российской Федерации;

2) предпринимает меры, которые нарушают экономические интересы Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований или российских лиц либо политические интересы Российской Федерации, в том числе меры, которые необоснованно закрывают российским лицам доступ на рынок иностранного государства или иным образом необоснованно дискриминируют российских лиц;

3) не предоставляет российским лицам адекватную и эффективную защиту их законных интересов в этом государстве, например, защиту от анти конкурентной деятельности других лиц;

4) не предпринимает разумных действий для борьбы с противоправной деятельностью физических лиц или юридических лиц этого государства на территории Российской Федерации.

В случае установления запретов и ограничений внешней торговли интеллектуальной собственностью такие запреты и ограничения применяются также в отношении внешней торговли интеллектуальной собственностью, осуществляемой с использованием внешнеторговых бартерных сделок [25].

Следует напомнить также о действии Федерального закона от 30.12.2006 № 281-ФЗ (ред. от 01.05.2019) «О специальных экономических мерах и принудительных мерах» [26] (далее – Закон № 281-ФЗ»), требующего в новой редакции безотлагательной реакции на международно-противоправное деяние либо недружественное действие иностранного государства или его органов и должностных лиц. Данный правовой акт предусматривает введение временных запретов на действие международных торговых договоров и иных международных договоров РФ в области внешнеэкономических связей, на участие в международных научных и научно-технических программах и проектах иностранного государства, а также других запретов, прямо или опосредованно затрагивающих сферу исключительных прав. Статья 5 Закона № 281-ФЗ говорит, что срок применения специальных экономических мер устанавливается Президентом РФ.

Указом Президента РФ от 22.10.2018 № 592 [27] Правительству РФ было поручено определить перечни физических и юридических лиц Украины, в отношении которых применяются специальные экономические меры. Постановление Правительства РФ от 1 ноября 2018 г. № 1300 [28] включило в эти перечни 567 физических лиц и 75 юридических лиц.

В ответ на антироссийские санкции в России был принят Федеральный закон от 04.06.2018 № 127-ФЗ «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и иных иностранных государств» [29] (далее – «Закон № 127-ФЗ»), распространяющий свое обязательное действие на государственные и муниципальные органы власти и управления, физических и юридических лиц РФ. В качестве мер воздействия (противодействия), направленных против США и иных недружественных иностранных государств, в том числе организации, которыми прямо или через третьих лиц владеют (имеют преобладающее участие более 25% в капитале) организации, находящиеся под юрисдикцией недружественных иностранных государств, ст. 2 Закона № 127-ФЗ предусматривает несколько видов запретов:

1) прекращение или приостановление международного сотрудничества;

2) запрет или ограничение на ввоз на территорию РФ продукции и (или) сырья, странами, происхождения которых являются недружественные иностранные государства;

3) запрет или ограничение на вывоз с территории РФ продукции и (или) сырья организациями, находящимися под юрисдикцией недружественных иностранных государств;

4) запрет или ограничение на выполнение работ, оказание услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд;

5) запрет или ограничение на участие организаций, находящихся под юрисдикцией недружественных иностранных государств, прямо или косвенно подконтрольных недружественным иностранным государствам.

Заметим, что в одном из вариантов законопроекта № 441399-7 [30] содержалось 16 запретов в отношении недружественных иностранных государств с более конкретным содержанием, в частности запрет на допуск или ограничение допуска технологического оборудования и программного обеспечения, происходящих из США и (или) иных иностранных государств; исчерпание исключительного права на товарные знаки в отношении товаров по перечню, определяемому Правительством РФ, правообладателями которых являются граждане и организации США и (или) иные иностранных государств. Введение такого рода запретов выглядело бы логично на фоне действующего со стороны США запрета на экспорт американскими компаниями любых продуктов, услуг и технологий в Крым как «непризнанный» некоторыми странами субъект Российской Федерации. Другое дело, что компании Microsoft, к примеру, трудно контролировать поставки своего софта, что позволяет российским компаниям приобретать американское ПО через посредников и даже систему государственных закупок, о таких фактах сообщалось в СМИ [31].

На 2018 год доля госзакупок американского ПО в России составляла 90% [32]. Такая высокая зависимость не позволяет полностью отказаться от экспортных поставок. Поэтому, в текст Закона № 127-ФЗ запрет на допуск программного обеспечения, происходящего из США, не вошел, что не исключает вероятность введения такого запрета в будущем, когда в России появятся соответствующие аналоги.

И такие аналоги к концу 2019 года появились. Согласно Федерального закона 02.12.2019 № 425-ФЗ [33], с 1 июля 2020 г. российское программное обеспечение предустанавливается на отдельные виды технически сложных товаров. В январе 2020 года Федеральная антимонопольная служба России сообщила о разработке концепции проекта постановления, предусматривающего предустановку на определенные виды техники отечественного программного обеспечения.

В условиях действия режима санкций существенной проблемой для бизнеса является то, что российские суды рассматривают введение санкций США и ЕС как «предпринимательский риск», не считая невозможность контрагента исполнить свои обязательства из-за санкций обстоятельствами непреодолимой силы или существенным изменением обстоятельств (см. постановления Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-54611/2015-ГК от 29.12.2015 по делу А40-148206/2015 [34], Арбитражного суда Московского округа от 8.02.2016 по делу № А40-80533/2015 [35], Арбитражного суда Московского округа от 01.07.2016 по делу № А40-187441/2015 [36], Арбитражного суда Тверской области от 1 декабря 2017 г. по делу № А66-9165/2017) [37].

Такая позиция судов представляется нецелесообразной, так как даже если стороны при составлении договора не включили в определение непреодолимой силы (форс-мажора) «санкции», «запреты и ограничения, установленные государственными нормами», а ответчик предпринял все разумные меры для минимизации последствий введения санкций и судом подтверждено прямое воздействие санкций на договор или одну из сторон договора, ответчик должен быть освобожден от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств.

Необходимо учитывать, что часть 1 ст. 79 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. [38] гласит, что Сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избегания или преодоления этого препятствия, или его последствий.

В соответствии с пунктом 1.3. «Положения о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой РФ обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора)» [39], к таким обстоятельствам относятся, наряду с прочими, «запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами, вследствие принятия международных санкций и другие, не зависящие от воли сторон договора (контракта) обстоятельства».

Таким образом, запрет выступает не только одним из важных инструментов стимулирования правового поведения по распоряжению и использованию исключительных прав, но и средством ограничения их действия по внешнеполитическим причинам в ответ на недружественные действия иностранных государств. Российское законодательство содержит комплекс международных запретов в сфере исключительных прав, но судебная практика идет по пути непризнания санкций в качества обстоятельства непреодолимой силы.

Таким образом, в доктрине, законодательстве и правоприменительной практике стран ЕАЭС существуют проблемы правомочия запрета на использование объектов исключительных прав. Их большая часть может быть устранена в процессе поэтапной гармонизации и унификации правовых норм. Однако, действие в отношении России санкционного режима усложняет поиск механизмов, способных снять противоречия.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Шабуров А.С. «Ограничение права», «ограничения в праве», «правовые ограничения»: соотношение понятий / А.С. Шабуров // Юридическая техника. 2018. – № 12. – С. 365-375.
  2. Юридический словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна. – М.: Институт новой экономики, 2007. С. 222.
  3. Алексеев С.С. Правовые запреты в структуре советского права / С.С. Алексеев // Правоведение. – 1973. – № 5. – С. 43.
  4. Мейер Д.И. Русское гражданское право : чтения Д. И. Мейера, изданные по запискам слушателей под редакциею [и с предисловием] А. Вицына / Д. И. Мейер; под ред. А. Вицына. – С.-Петербург : В тип. Н. Тиблена, 1861-1862. Т. 2. С.3.
  5. Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве / С.С. Алексеев. – М.: Юрид. лит., 1989. С. 48.
  6. Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве (теоретико-информационный аспект): автореф. дис. … д-ра юрид наук: 12.00.01 / А.В. Малько. – Саратов, 1995. С. 22-23.
  7. Малько А.В. Льготы и поощрения как важнейшие правовые средства регионального законодательства / А.В. Малько // Правоведение. — 1999. — № 1. — С. 236.
  8. Малько А.В. Правовые ограничения: от отраслевого понимания к теоретическому / А.В. Малько // Правоведение. — 1993. — № 5. — С. 20.
  9. Братко А.Г. О правовых запретах в социалистическом обществе / А.Г. Братко // Проблемы теории социалистического государства и права. – М.: Изд-во ИГиП АН СССР, 1977. С. 84-85.
  10. Братко А.Г. Запреты в советском праве / А.Г. Братко; Под ред.: Н.И. Матузова. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1979, С. 4.
  11. Попова А.А. Запреты в современном российском праве / А.А. Попова // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Выпуск шестьдесят седьмой. Тольятти, 2007. С. 139.
  12. Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции [ред. от 18.07.2019] / [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_61763/ (дата обращения: 17.06.2021).
  13. Clayton Antitrust Act 1914; [Electronic resource]. URL: http://euro.ecom.cmu.edu/program/law/08-732/Antitrust/ClaytonAct.pdf (accessed 15.06.2021).
  14. Моросанова А.А. Зарубежный опыт применения антимонопольных ограничений в сфере обращения результатов интеллектуальной деятельности / А.А. Моросанова Т.А. Радченко // Научные исследования экономического факультета. Электронный журнал. – 2015. – Том 7. – № 1 (15). – С. 56.
  15. См.: Незнамов А.М. Судебный запрет в гражданском процессуальном праве: сравнительно-правовой аспект: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.15 /А. М. Незнамов. – Екатеринбург, 2014. 28 с.
  16. О государственной регистрации распоряжения исключительным правом …: постановление Правительства РФ от 24.12.2015 № 1416.
  17. Гребенкова Л.А. Блокировка сайтов как метод борьбы с нарушением авторских и смежных прав / Л.А. Гребенкова // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. — 2014. — № 4. — С. 70-71.
  18. Левин Д.Б. Санкции в международном праве / Д. Б. Левин // Правоведение. – 1981. – № 1. – С. 40-48; Томилова И. И. Санкции в международном праве: терминологические и типологические подходы / И.И. Томилова, О.В. Шестакова // Международное публичное и частное право. – 2017. – № 3. – С. 18-22.
  19. Нешатаева Т.Н. Международно-правовые санкции специализированных учреждений ООН : автореф. дис. … канд. юрид. наук / Т.Н. Нешатаева. – М., 1985. С. 17.
  20. Тункин Г.И. Теория международного права / Г. И. Тункин. – М.: Зерцало, 2009. – С. 300.
  21. Международное право: Учебник для Вузов / Отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. – М.: НОРМА-ИНФРА, 1999. С. 49.
  22. Saunders D. That’s the Puzzle of Sanctions / D. Saunders // The Globe and Mail. 06.12.2014.
  23. Фролова Е.К. Внешнеторговые сделки с объектами экспортного контроля в условиях экономических санкций в Российской Федерации и Соединенных Штатов / Е.К. Фролова // Проблемы экономики и юридической практики. – 2018. – № 6. – С. 141-145.
  24. Федеральный закон от 8 декабря .2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности [ред. от 01.05.2019] // СПС «Консультант Плюс».
  25. Зенин И.А. Интеллектуальная собственность и ноу-хау: Учебно-практическое пособие, практикум по изучению дисциплины, учебная программа по дисциплине. Изд. 6-е, перераб. и доп. / И.А. Зенин. – М.: МЭСИ, 2006. С. 240-241.
  26. Федеральный закон от 30.12.2006 № 281-ФЗ «О специальных экономических мерах и принудительных мерах» (ред. от 01.05.2019) // Собрание законодательства РФ.2007. № 1 (1 ч.). Ст. 44.
  27. Указ Президента РФ от 22.10.2018 № 592 «О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями Украины в отношении граждан и юридических лиц Российской Федерации» // Российская газета. 23 ноября 2018г.
  28. Постановление Правительства РФ от 01.10.2018 № 1300 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 22.10.2018 № 592» (ред. от 16.12.2019) // Собрание законодательства РФ. 2018. № 45. Ст. 6952.
  29. Федеральный закон от 04.06.2018 № 127-ФЗ «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и иных иностранных государств» // Собрание законодательства РФ.2018. № 24. Ст. 3394.
  30. Проект Федерального закона № 441399-7 «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 13.04.2018) // СПС «Консультант Плюс».
  31. Кречетова А. Обмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям / А. Кречетова. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/tehnologii/351329-obmanut-ssha-kak-rossiyskie-goskompanii-kupili-soft-microsoft-vopreki-sankciyam (дата обращения: 20.06.2021).
  32. Госдума допускает полный запрет госзакупок американского ПО, 13.04.2018. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3604354 (дата обращения: 20.06.2021).
  33. Федеральный закон от 02.12.2019 № 425-ФЗ «О внесении изменения в статью 4 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства РФ. 2019 (часть V). № 49. Ст. 6984.
  34. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-54611/2015-ГК от 29.12.2015 по делу А40-148206/2015.
  35. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 8.02.2016 по делу № А40-80533/2015.
  36. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.07.2016 по делу № А40-187441/2015.
  37. Постановление Арбитражного суда Тверской области от 1 декабря 2017 г. по делу № А66-9165/2017.
  38. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Заключена в г. Вене 11.04.1980) // Вестник ВАС РФ. 1994. № 1.
  39. Положение о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) (приложение к постановлению Правления ТПП РФ от 23.12.2015 № 173-14) // СПС «Консультант Плюс».

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Shaburov A. S. «Ogranichenie prava», «ogranichenija v prave», «pravovye ogranichenija»: sootnoshenie ponjatijj [Restriction of law”, “restrictions in law”, “legal restrictions”: correlation of concepts] / A. S. Shaburov // Juridicheskaja tekhnika [Legal technique]. 2018. – No. 12. – pp. 365-375 [in Russian]
  2. Juridicheskijj slovar’ [Legal Dictionary] / Edited by A. N. Azriliyan, Moscow: Institute of New Economics, 2007. P. 222 [in Russian]
  3. Alekseev S. S. Pravovye zaprety v strukture sovetskogo prava [Legal prohibitions in the structure of Soviet law] / S. S. Alekseev // Pravovedenie. – 1973. – No. 5. – p. 43 [in Russian]
  4. Meyer D. I. Russkoe grazhdanskoe pravo : chtenija D. I. Mejjera, izdannye po zapiskam slushatelejj pod redakcieju [Russian civil law: readings of D. I. Meyer, published according to the notes of listeners under the editorship of [and with a preface] by A. Vitsyn / D. I. Meyer; ed. Vitsyna. – St. Petersburg : In the typ N. Tiblen typography, 1861-1862. Vol. 2. pp. 3 [in Russian]
  5. Alekseev S. S. Obshhie dozvolenija i obshhie zaprety v sovetskom prave [General permits and general prohibitions in Soviet law] / S. S. Alekseev. – Moscow: Yurid. lit., 1989. pp. 48 [in Russian]
  6. Malko A.V. Stimuly i ogranichenija v prave (teoretiko-informacionnyjj aspekt) [Incentives and restrictions in law (theoretical and informational aspect)]: extended abstract of Doctor’s thesis. Juridical Sciences: 12.00.01 / A.V. Malko. – Saratov, 1995. Pp. 22-23 [in Russian]
  7. Malko A.V. L’goty i pooshhrenija kak vazhnejjshie pravovye sredstva regional’nogo zakonodatel’stva [Benefits and incentives as the most important legal means of regional legislation] / A.V. Malko // Pravovedenie [Law studies]. – 1999. – No. 1. – p. 236 [in Russian]
  8. Malko A.V. Pravovye ogranichenija: ot otraslevogo ponimanija k teoreticheskomu [Legal restrictions: from an industry understanding to a theoretical one] / A.V. Malko // Pravovedenie [Law studies]. – 1993. – No. 5 — p. 20 [in Russian]
  9. Bratko A. G. O pravovykh zapretakh v socialisticheskom obshhestve [On legal prohibitions in a socialist society] / A. G. Bratko // Problemy teorii socialisticheskogo gosudarstva i prava [Issues of the theory of the socialist state and law]. – M.: IGiP AN SSSR, 1977, pp. 84-85 [in Russian]
  10. Bratko A. G. Zaprety v sovetskom prave [Prohibitions in Soviet law] / A. G. Bratko; Ed.: N. I. Matuzova. – Saratov: Saratov University Publishing House, 1979, p. 4 [in Russian]
  11. Popova A. A. Zaprety v sovremennom rossijjskom prave [Prohibitions in modern Russian law] / A. A. Popova // Vestnik Volzhskogo universiteta im. V.N. Tatishheva. Serija «Jurisprudencija». Vypusk shest’desjat sed’mojj [Bulletin of the V. N. Tatishchev Volga State University. “Jurisprudence” series. Issue sixty-seventh]. Togliatti, 2007. pp. 139 [in Russian]
  12. Federal Law No. 135-FZ dated 26.07.2006 «O zashhite konkurencii [“On Protection of Competition [as amended on  18.07.2019] / [Electronic resource]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_61763/ (accessed: 17.06.2021) [in Russian]
  13. Clayton Antitrust Act 1914; [Electronic resource]. URL: http://euro.ecom.cmu.edu/program/law/08-732/Antitrust/ClaytonAct.pdf (accessed 15.06.2021).
  14. Morosanova A. A. Zarubezhnyjj opyt primenenija antimonopol’nykh ogranichenijj v sfere obrashhenija rezul’tatov intellektual’nojj dejatel’nosti [Foreign experience in the application of antimonopoly restrictions in the sphere of circulation of the results of intellectual activity] / A. A. Morosanova T. A. Radchenko // Nauchnye issledovanija ehkonomicheskogo fakul’teta. Ehlektronnyjj zhurnal [Scientific research of the Faculty of Economics. Electronic journal]. – 2015. – Volume 7. – № 1 (15). – P. 56 [in Russian]
  15. See: Neznamov A.M. Sudebnyjj zapret v grazhdanskom processual’nom prave [Injunction in civil procedural law: comparative legal aspect]: extended abstract of Candidate’s thesis. Juridical Sciences: 12.00.15 /A. M. Neznamov. – Yekaterinburg, 2014. 28 p. [in Russian]
  16. O gosudarstvennojj registracii rasporjazhenija iskljuchitel’nym pravom …: postanovlenie Pravitel’stva RF ot 24.12.2015 № 1416 [On the state registration of an order with an exclusive right …: decree of the Government of the Russian Federation No. 1416 of 24.12.2015] [in Russian]
  17. Grebenkova L. A. Blokirovka sajjtov kak metod bor’by s narusheniem avtorskikh i smezhnykh prav [Blocking websites as a method of combating copyright and related rights infringement] / L. A. Grebenkova // Izvestija Jugo-Zapadnogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Istorija i pravo [Proceedings of the Southwestern State University. Series: History and Law]. – 2014. – No. 4. – pp. 70-71 [in Russian]
  18. Levin D. B. Sankcii v mezhdunarodnom prave [Sanctions in international law] / D. B. Levin // Pravovedenie. – 1981. – No. 1. – p. 40-48; Tomilova I. I. Sankcii v mezhdunarodnom prave: terminologicheskie i tipologicheskie podkhody [Sanctions in international law: terminological and typological approaches] / I. I. Tomilova, O. V. Shestakova // Mezhdunarodnoe publichnoe i chastnoe pravo [Public and private international law]. – 2017. – No. 3. – pp. 18-22 [in Russian]
  19. Neshataeva T. N. Mezhdunarodno-pravovye sankcii specializirovannykh uchrezhdenijj OON [International legal sanctions of the UN specialized agencies]: extended abstract of Candidate’s thesis. Juridical Sciences / T. N. Neshataeva. – Moscow, 1985, p. 17 [in Russian]
  20. Tunkin G. I. Teorija mezhdunarodnogo prava [Theory of International law] / G. I. Tunkin. – M.: Zertsalo, 2009. – p. 300 [in Russian]
  21. Mezhdunarodnoe pravo: Uchebnik dlja Vuzov [International law: Textbook for Universities] / Ed. by G. V. Ignatenko, O. I. Tiunov. – M.: NORMA-INFRA, 1999. P. 49 [in Russian]
  22. Saunders D. That’s the Puzzle of Sanctions / D. Saunders // The Globe and Mail. 06.12.2014.
  23. Frolova E. K. Vneshnetorgovye sdelki s ob”ektami ehksportnogo kontrolja v uslovijakh ehkonomicheskikh sankcijj v Rossijjskojj Federacii i Soedinennykh Shtatov [Foreign trade transactions with export control objects in the conditions of economic sanctions in the Russian Federation and the United States] / E. K. Frolova // Problemy ehkonomiki i juridicheskojj praktiki [Problems of economics and legal practice]. – 2018. – No. 6. – pp. 141-145 [in Russian]
  24. Federal Law of December 8 .2003 No. 164-FZ «Ob osnovakh gosudarstvennogo regulirovanija vneshnetorgovojj dejatel’nosti [“On the basics of state regulation of foreign trade activity [ed. from 01.05.2019] // Computer-assisted legal research “Consultant Plus” [in Russian]
  25. Zenin I. A. Intellektual’naja sobstvennost’ i nou-khau: Uchebno-prakticheskoe posobie, praktikum po izucheniju discipliny, uchebnaja programma po discipline. [Intellectual property and know-how: An educational and practical guide, a workshop on the study of the discipline, a curriculum for the discipline. 6th ed., Revised and Expanded] / I. A. Zenin. – M.: MESI, 2006, pp. 240-241 [in Russian]
  26. Federal Law No. 281-FZ of 30.12.2006 «O special’nykh ehkonomicheskikh merakh i prinuditel’nykh merakh» (red. ot 01.05.2019) [“On special economic measures and compulsory measures “(as amended on 01.05.2019)] // Collection of Legislation of the Russian Federation. 2007. No. 1 (1 part). Article 44 [in Russian]
  27. Decree of the President of the Russian Federation No. 592 of 22.10.2018 «O primenenii special’nykh ehkonomicheskikh mer v svjazi s nedruzhestvennymi dejjstvijami Ukrainy v otnoshenii grazhdan i juridicheskikh lic Rossijjskojj Federacii» [“On the application of special economic measures in connection with unfriendly actions of Ukraine against citizens and legal entities of the Russian Federation”] // Rossiyskaya Gazeta. November 23, 2018 [in Russian]
  28. Resolution of the Government of the Russian Federation No. 1300 of 01.10.2018 «O merakh po realizacii Ukaza Prezidenta Rossijjskojj Federacii ot 22.10.2018 № 592» (red. ot 16.12.2019) [“On measures to implement the Decree of the President of the Russian Federation No. 592 of 22.10.2018” (as amended on 16.12.2019)] // Collection of Legislation of the Russian Federation. 2018. № 45. Article 6952 [in Russian]
  29. Federal Law No. 127-FZ of 04.06.2018 «O merakh vozdejjstvija (protivodejjstvija) na nedruzhestvennye dejjstvija Soedinennykh Shtatov Ameriki i inykh inostrannykh gosudarstv» [“On measures of influence (counteraction) to unfriendly actions of the United States of America and other foreign states”] // Collection of Legislation of the Russian Federation. 2018. No. 24. Article 3394 [in Russian]
  30. Draft Federal Law No. 441399-7 «O merakh vozdejjstvija (protivodejjstvija) na nedruzhestvennye dejjstvija Soedinennykh Shtatov Ameriki i (ili) inykh inostrannykh gosudarstv» (red., vnesennaja v GD FS RF, tekst po sostojaniju na 13.04.2018) [“On measures of influence (counteraction) to unfriendly actions of the United States of America and (or) other foreign states” (ed., introduced in the State Duma of the Federal Assembly of the Russian Federation, text as of 13.04.2018)] // Computer-assisted legal research “Consultant Plus” [in Russian]
  31. Krechetova A. Obmanut’ SShA: kak rossijjskie goskompanii kupili soft Microsoft vopreki sankcijam, 12.10.2017 [Deceive the USA: how Russian state-owned companies bought Microsoft software despite sanctions], 12.10.2017. [electronic resource]. URL: https://www.forbes.ru/tehnologii/351329-obmanut-ssha-kak-rossiyskie-goskompanii-kupili-soft-microsoft-vopreki-sankciyam (accessed: 20.06.2021) [in Russian]
  32. Gosduma dopuskaet polnyjj zapret goszakupok amerikanskogo PO [The State Duma allows a complete ban on public procurement of American software], 13.04.2018. [Electronic resource]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3604354 (accessed: 20.06.2021) [in Russian]
  33. Federal Law No. 425-FZ of 02.12.2019 «O vnesenii izmenenija v stat’ju 4 Zakona Rossijjskojj Federacii «O zashhite prav potrebitelejj» [“On Amendments to Article 4 of the Law of the Russian Federation “On Protection of Consumer Rights”] // Collection of Legislation of the Russian Federation. 2019 (part V). № 49. Article 6984 [in Russian]
  34. Postanovlenie Devjatogo arbitrazhnogo apelljacionnogo suda № 09AP-54611/2015-GK ot 29.12.2015 po delu A40-148206/2015. [Resolution of the Ninth Arbitration Court of Appeal No. 09AP-54611/2015-Civil Code of 29.12.2015 in the case A40-148206/2015] [in Russian]
  35. Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Moskovskogo okruga ot 8.02.2016 po delu № A40-80533/2015. [Resolution of the Arbitration Court of the Moscow District of 8.02.2016 in case no. A40-80533/2015] [in Russian]
  36. Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Moskovskogo okruga ot 01.07.2016 po delu № A40-187441/2015 [Resolution of the Arbitration Court of the Moscow District of 01.07.2016 in case No. A40-187441/2015] [in Russian]
  37. Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Tverskojj oblasti ot 1 dekabrja 2017 g. po delu № A66-9165/2017 [Resolution of the Arbitration Court of the Tver Region of December 1, 2017 in case No. A66-9165/2017] [in Russian]
  38. Konvencija OON o dogovorakh mezhdunarodnojj kupli-prodazhi tovarov (Zakljuchena v g. Vene 11.04.1980) [UN Convention on Contracts for the International Sale of Goods (Concluded in Vienna on 11.04.1980)] // Vestnik VAS RF [Bulletin of the Supreme Arbitration Court of the Russian Federation]. 1994. No. 1 [in Russian]
  39. Polozhenie o porjadke svidetel’stvovanija Torgovo-promyshlennojj palatojj Rossijjskojj Federacii obstojatel’stv nepreodolimojj sily (fors-mazhor) (prilozhenie k postanovleniju Pravlenija TPP RF ot 23.12.2015 № 173-14) [Regulations on the procedure for the certification by the Chamber of Commerce and Industry of the Russian Federation of force majeure circumstances (force majeure) (appendix to the resolution of the Board of the Chamber of Commerce and Industry of the Russian Federation No. 173-14 of 23.12.2015)] // Computer-assisted legal research “Consultant Plus” [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.