Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.124 - Доступен после 17.11.2021

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Олейник Н. А. ПРИЗНАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ СУБЪЕКТАМИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ. ОПЫТ НЮРНБЕРГСКОГО И ТОКИЙСКОГО ТРИБУНАЛОВ / Н. А. Олейник // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/law/priznanie-mezhdunarodnyx-terroristicheskix-organizacij-subektami-otvetstvennosti-po-mezhdunarodnomu-pravu-opyt-nyurnbergskogo-i-tokijskogo-tribunalov/ (дата обращения: 07.12.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.124

Импортировать


ПРИЗНАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ СУБЪЕКТАМИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ. ОПЫТ НЮРНБЕРГСКОГО И ТОКИЙСКОГО ТРИБУНАЛОВ

ПРИЗНАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ
СУБЪЕКТАМИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ ПРАВУ.
ОПЫТ НЮРНБЕРГСКОГО И ТОКИЙСКОГО ТРИБУНАЛОВ
 

Научная статья

Олейник Н.А.*

ORCID: 0000-0003-0227-8666,

Национальный исследовательский Томский государственный университет, Томск, Россия

* Корреспондирующий автор (oleynikd12[at]yandex.ru)

Аннотация

Вместе с созданием Нюрнбергского трибунала, который положил начало развитию международной уголовной юстиции, возникла и идея признания на основе международно-правовых норм определенных организаций преступными.

В работе анализируется угроза международной безопасности со стороны международных преступных организаций. Наследие Нюрнбергского трибунала не содержит правил о самостоятельной ответственности международно-правовой ответственности преступных организаций, однако, позитивный опыт Трибунала должен рассматриваться как фундамент и основа для признания преступных организаций международными.

Актуальность работы обусловлена ростом числа международных террористических организаций и необходимостью применения опыта Нюрнбергского и Токийского трибуналов.

Ключевые слова: международное уголовное право, международные террористические организации, Нюрнберг.

ON THE RECOGNITION OF INTERNATIONAL TERRORIST ORGANIZATIONS
TO BE SUBJECT TO LIABILITY UNDER INTERNATIONAL LAW.
THE EXPERIENCE OF THE NUREMBERG AND TOKYO TRIALS

Research article

Oleynik N.A.*

ORCID: 0000-0003-0227-8666,

National Research Tomsk State University, Tomsk, Russia

* Corresponding author (oleynikd12[at]yandex.ru)

Abstract

With the creation of the Nuremberg Trials, which marked the beginning of the development of international criminal justice, the idea of recognizing certain organizations as criminal on the basis of international legal norms also arose.

The current article analyzes the threat to international security from international criminal organizations. The legacy of the Nuremberg Trials does not include any rules on the independent international legal liability of criminal organizations; however, the positive experience of the trials should be considered as the foundation and basis for the recognition of criminal organizations as international.

The relevance of the article is due to the growing number of international terrorist organizations and the need to apply the experience of the Nuremberg and Tokyo Trials.

Keywords: international criminal law, international terrorist organizations, Nuremberg.

Введение

Как известно, в рамках Нюрнбергского трибунала рассматривался вопрос о привлечении к ответственности шести организаций – СС, СА, СД, руководящего состава НСДАП, Имперского кабинета министров, генерального штаба и Верховного командования вермахта.

Вопрос привлечения к ответственности международных преступных организаций в рамках деятельности Токийского процесса более сложен. Несмотря на отсутствие вопроса о привлечении к ответственности организаций, в рамках Токийского трибунала, в основном, были задержаны члены кабинета министров генерала Хидэки Тодзио, исходя из чего можно судить и о позиции Токийского трибунала, которая аналогична позиции Нюрнбергского трибунала о привлечении к индивидуальной ответственности.

Целью работы является анализ опыта Нюрнбергского и Токийского трибуналов в аспекте признания международных террористических организаций субъектами ответственности по международному праву.

Методологическую основу исследования составляют различные методы научного познания, а именно: исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный и формально-логический.

К вопросу о признании международных террористических организаций субъектами ответственности по международному праву

Тема возможной ответственности международных преступных организаций по международному праву является малоизученной. Особый интерес представляет исследование Ларса Маммена, которое посвящено возможному международно-правовому статусу международных террористических организаций. Позиция Маммена заключается в признании международных террористических организаций в качестве субъектов международного права, однако, обладающими функционально ограниченной правосубъектностью, что означает отсутствие обладания всеми правами и обязанности общепризнанных субъектов международного права.

Л. Маммен придерживается в исследовании широкого подхода к определению круга субъектов международного права, включая в него и международные неправительственные организации и транснациональные корпорации. Маммен обосновывает такой подход значительной ролью указанных субъектов в международных отношениях, а также возможностью наделения их ограниченным кругом прав и обязанностей непосредственно на основании норм международного права.

Ряд правоведов считает, что только наличие трех элементов (обладание правами и обязанностями, вытекающими из международно-правовых норм, существование в виде коллективного образования, непосредственное участие в создании международно-правовых норм) дает основание считать то или иное образование полноценным субъектом международного права.

Мы придерживаемся аналогичной позиции и считаем, что для определения преступной организацией международной необходимо следовать определенным признакам трансграничности не только совершаемых преступлений, но и состава членов самой организации.

Следует отдельно отметить и статус международности для преступной организации – вряд ли можно считать, что это статус, отражающий права и обязанности преступной организации на мировой арене. Скорее это отражение деятельности организации, которая выражается в совершении преступлений против мира и безопасности человечества на территории ряда государств или против таких. Однако существует и мнение о том, что в случае нарушения международно-правовых норм, террористическая организация является международной. На наш взгляд, данное суждение недостаточно верно – все-таки в случае с преступными организациями необходимо опираться на опасность, которую данная организация представляет.

Предложение о признании международной террористической организации самостоятельным субъектом международного права и ответственности по международному праву обусловлено той опасностью, которую международные преступные организации представляют для всей системы международных отношений.

Важно отметить и то, что в отличие от преступных организаций, международные преступные организации в качестве своих пособников, союзников могут иметь не просто физических лиц или отдельные организации, но и самостоятельные государства. При этом высокую опасность они представляют и по причине стремления захвата власти в отдельных государствах или регионах мира.

Анализ деятельности Нюрнбергского и Токийского трибуналов в части привлечения к ответственности международных преступных организаций

В аспекте рассмотрения вопроса о возможности признания международной террористической организации в качестве субъекта ответственности по международному уголовному праву, важное значение имеют положения Устава Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, принятого 8 августа 1945 года.

Статья 9 Устава МВТ закрепила, что в случае рассмотрения дела о любом отдельном члене той или иной группы или организации, Трибунал может признать, что данная группа или организация, членом которой является подсудимый, является преступной организацией. После получения обвинительного акта, обвинение может ходатайствовать перед Трибуналом о признании такой организации преступной. Также указанная статья определяет, что любой член организации будет вправе обратиться в Трибунал за разрешением быть выслушанным Трибуналом по вопросу о преступном характере организации, а Трибунал вправе удовлетворить или отклонить эту просьбу. В случае удовлетворения такой просьбы Трибунал может определить, каким образом эти лица будут представлены и выслушаны.

Статья 10 Устава МВТ определяет право национальных властей на привлечение к суду национальных, военных или оккупационных трибуналов за принадлежность к преступной группе или организации в случае, если Трибунал признает группу или организацию таковой.

На первой технической сессии Нюрнбергского трибунала, которая состоялась 18 октября 1945 года, суду было представлено обвинительное заключение против 24 бывших национал-социалистических руководителей, а также шести организаций – СС (отряды охраны, военизированные формирования Национал-социалистической немецкой рабочей партии (далее – НСДАП)), СА (штурмовые отряда НСДАП), СД (служба безопасности рейхфюрера СС), руководящий состав НСДАП, Имперский кабинет министров, генеральный штаб, а также Верховное командование вермахта.

В связи с обвинением в отношении организаций в рамках деятельности Трибунала также возник ряд проблем. Например, в январе 1946 года судьи Трибунала подготовили уведомление о «расплывчатости» формулировок обвинения в отношении организаций. Судьям было необходимо предоставить информацию о критериях в целях определения понятия «преступное членство». Также в феврале и марте 1946 года ряд адвокатов выступили против самой идеи обвинения организаций в уголовных преступлениях. Основной и достаточно обоснованный аргумент адвокатов состоял в том, что огромное количество невиновным людей может стать осужденными вне зависимости от возможных процедур и гарантий Трибунала.

Также суд беспокоили и временные рамки – судьи зачастую задавали вопросы обвинению, например, о том, был ли член штурмовых отрядов НСДАП, вышедший в отставку до войны, так же виноват в совершении преступлений, как и тот, что активно участвовал в деятельности организации вплоть до 1945 года?

Проблему вызвал и объем работ – Трибунал получил свыше 47 тысяч заявлений от членов различных организаций, в том числе, свыше 38 тысяч заявлений от членов СC [2, С. 512-516].

Также важен и вопрос участия в войсках СС – большая часть участников организации была призвана на службу, но достаточное количество солдат считали, что они попали в «элитные части» и воспринимали участие в СС с гордостью. Эта проблема мешала стремлению адвокатов доказать Трибуналу, что организации не являлись сплоченным коллективном, а также доказать факт не только физического, но и экономического и психологического принуждения для членов преступных организаций.

В связи со сложностью рассмотрения дел против организаций, была создана специальная комиссия, получившая название Комиссия Нива, которая рассматривала заявление и заслушивала показания свидетелей, подготавливая информацию для заседаний Трибунала.

В качестве примера рассмотрим дело лидеров НСДАП. Дело лидеров НСДАП стало первым обвинением против организации, которое было заслушано Трибуналом 30-31 июля. Обвинение против НСДАП представляла британская группа обвинителей, где они сообщали о том, что лидеры НСДАП сохранили контроль над населением и направляли население к преступным целям. Также лидеров обвиняли и в терроре – преследовании евреев и политических оппонентов, а также поощрении жестокого обращения с «рабочей силой» (или «остарбайтерами») и линчевании пленных пилотов союзников. Трибунал выявил, что только часть членов НСДАП из высших структур осуществляли преступную деятельность, а нижние партийные классы выполняли обеспечительную работу – например, обеспечивал сбор взносов или сосредотачивались на работе с местным населением.

Другой пример – дело Имперского кабинета министров. Кабинет министров включал в себя совет министров, совет обороны Рейха и тайный совет. В рамках рассмотрения дела было мнение о том, что Гитлер не советовался и не консультировался с правительством, а отдавал приказы самостоятельно, однако, оно не нашло поддержки у стороны обвинения. Также в защиту Имперского кабинета министров был озвучен довод о том, что министрам было запрещено уходить в отставку и многие функции министерств выполняли гауляйтеры и рейхкомиссары. Важна для рассмотрения дела и ситуация, когда бывший статс-секретарь министерства юстиции Франц Шлегельбергер сообщил, что подписал законопроект о стерилизации «всех полуевреев в Германии и на оккупированных территориях». Судья Лоуренс задала вопрос Шлегельбергеру: «Насколько я понимаю, условия в рабочих лагерях в Польше, по вашему мнению, были таковы, что было бы предпочтительнее, чтобы полу-евреи были стерилизованы?». Бывший статс-секретарь ответил на это утвердительно, пояснив, что действительно подписал данный законопроект, чтобы «полу-евреев» не отправили в трудовые лагеря в Польше [3, С. 354].

По итогам Трибунала, руководство НСДАП, СС, СД и гестапо были признаны преступными организациями, однако их члены подлежали исключительно индивидуальному уголовному преследованию. Другие организации – кабинет министров, СА и командование вермахта, была оправданы.

Подводя итог деятельности Трибунала, следует отметить следующее. Все обозначенные МВТ преступные организации обладали общей спецификой: они являлись официальными структурными фашистского государства и выполняли функции против всего мира и человечества. Они представляли собой публичные юридические лица – имели организационное оформление, уставные документы, внутреннюю структуру. Так МВТ мог определить преступное поведение как принадлежащее конкретному лицу – организации. Стоит особенно подчеркнуть, что работы МВТ не создала определенных конструкций международно-правовой ответственности организаций и не признала их субъектами преступлений, указывая на исключительно индивидуальную ответственность. Такая позиция сформировала последствия для решения вопроса о субъектах международных преступлений и их ответственности.

Что касается опыта Токийского трибунала, то в рамках деятельности Трибунала было задержано 29 человек – в основном члены кабинета министров генерала Хидэки Тодзио. Устав и вся организация работы Токийского трибунала была сформирована по образцу Нюрнбергского трибунала.

В рамках Токийского трибунала не рассматривался вопрос о привлечении к ответственности организаций или преступных группировок, однако, важно отметить, что большинство обвиняемых – представители кабинета министров. Среди обвиняемых были министр культуры, министр армии, министр финансов, министра внутренних дел, премьер-министр Японии, министр иностранных дел, министр флота, послы и генералы.

Таким образом Токийский трибунал продолжил сформированную традицию МВТ о привлечении лиц к индивидуальной ответственности, даже если большинство из них представляет конкретный публичный орган. В связи с этим вопрос о международно-правовом статусе в качестве преступных террористических организаций хоть и не поднимался на Токийском трибунале, тем не менее, можно говорить о том, что сформированные на МВТ подходы были укреплены и деятельностью Международного военного трибунала для Дальнего Востока.

Заключение

Вопрос привлечения к ответственности международных преступных организаций остается актуальным и по сей день. Действующее международное уголовное право содержит в себе несколько вариантов решения вопроса привлечения к уголовной ответственности международных преступных организаций. С одной стороны, признается возможность привлечения к ответственности таких организаций по международному праву, а с другой – в специальных конвенциях закрепляется и национальный порядок привлечения к ответственности.

Также является неразрешенным вопрос и о грани между юридическими лицами и преступными группировками, статус которых не зафиксировал в формально определенном смысле.

Таким образом, несмотря на отсутствие формирования конструкций международно-правовой ответственности для преступных организаций, правила, установленные в ходе Международного военного трибунала, об индивидуальной ответственности физических лиц и о последствиях признания организации преступной сохраняют свою актуальность и важность и сегодня и могут быть применены и в рамках современного международного уголовного права.

Международный военный трибунал для Дальнего Востока хоть и не рассматривал вопрос о привлечении к ответственности преступных организаций, тем не менее, продолжил и укрепил сформированную традицию МВТ о привлечении лиц к индивидуальной ответственности, даже если большинство из них представляет конкретный публичный орган.

Благодарности

Выражаю благодарность за помощь при подготовке настоящей статьи своему научному руководителю, Директору Юридического института Томского государственного университета, доценту, д.ю.н. Ольге Ивановне Андреевой.

Acknowledgement

The author expresses gratitude for the help in preparing this article to research advisor, Director of the Law Institute of Tomsk State University, Associate Professor, Holder of an Advanced Doctorate (Doctor of Sciences) in Jurisprudence. Olga Ivanovna Andreeva.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Hirsch F. Soviet judgment at Nuremberg : a new history of the international military tribunal after World War II / Hirsch – New York : Oxford University Press, 2020. – 536 p.
  2. Tusa A. The Nuremberg Trial / A. Tusa – New York : Skyhorse Pub, 2010. – 514 p.
  3. Хиршлер М. Западноевропейские интеграционные объединения / М. Хиршлер – М.: Госиздат, 1987. – 187 c.
  4. Броунли Я. Международное право / Я. Броунли – М.: Прогресс, 1977. – 573 c.
  5. Горшенина К.П. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками. / К.П. Горшенина – М.: Госиздат, 1954. – 451 c.
  6. Каюмова А.Р. К вопросу о юрисдикции в системе международного права. / А.Р. Каюмова // Ученые записки Казанского университета. – 2007. – 149. – c. 321-325.
  7. Черниченко О.С. Международно-правовые аспекты юрисдикции государства. / О.С. Черниченко // Международно-правовые аспекты юрисдикции государства. – 2003. – 1. – c. 129.
  8. Мещерякова О.М. Наднациональность в функционировании институтов Европейского Союза в контексте Лиссабонского договора / О.М. Мещерякова // Известия вузов. Правоведение. – 2011. – 6. – c. 15-18.
  9. Svantesson D.J.B. ‘Place Of Wrong’ in the Tort of Defamation — Behind the Scenes of a Legal Fiction / J.B. Svantesson // ‘Place Of Wrong’ in the Tort of Defamation — Behind the Scenes of a Legal Fiction . – 2005. – 17. – p. 15-19.
  10. Mammen Lars. VölkerrechtlicheStellung von international en Terror organisationen / Mammen Lars. Nomos Verl. Baden-Baden 2008. 342 S.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Hirsch F. Soviet judgment at Nuremberg : a new history of the international military tribunal after World War II / Hirsch – New York : Oxford University Press, 2020. – 536 p.
  2. Tusa A. The Nuremberg Trial / A. Tusa – New York : Skyhorse Pub, 2010. – 514 p.
  3. Xirshler M. Zapadnoevropejskie integracionny’e ob”edineniya [Western European integration associations] / Xirshler – M.: Gosizdat, 1987. – 187 p. [in Russian]
  4. Brounli Ya. Mezhdunarodnoe pravo [International law] / Ya. Brounli – M.: Progress, 1977. – 573 p. [in Russian]
  5. Gorshenina K.P. Nyurnbergskij process. Sbornik materialov Nyurnbergskogo processa nad glavny’mi nemeczkimi voenny’mi prestupnikami. [Nuremberg Trials. Collection of materials from the Nuremberg trials of the main German war criminals.] / K.P. Gorshenina – M.: Gosizdat, 1954. – 451 p. [in Russian]
  6. Kayumova A.R. K voprosu o yurisdikcii v sisteme mezhdunarodnogo prava [On the issue of jurisdiction in the system of international law]. / A.R. Kayumova // Scientific notes of Kazan University. – 2007. – 149. – p. 321-325. [in Russian]
  7. Chernichenko O.S. Mezhdunarodno-pravovy’e aspekty’ yurisdikcii gosudarstva [International legal aspects of state jurisdiction]. / O.S. Chernichenko // International legal aspects of state jurisdiction. – 2003. – 1. – p. 129. [in Russian]
  8. Meshheryakova O.M. Nadnacional’nost’ v funkcionirovanii institutov Evropejskogo Soyuza v kontekste Lissabonskogo dogovora [Supranationality in the functioning of the institutions of the European Union in the context of the Lisbon Treaty]. / O.M. Meshheryakova // Proceedings of universities. . – 2011. – 6. – p. 15-18. [in Russian]
  9. Svantesson D.J.B. ‘Place Of Wrong’ in the Tort of Defamation — Behind the Scenes of a Legal Fiction . / D.J.B. Svantesson // ‘Place Of Wrong’ in the Tort of Defamation — Behind the Scenes of a Legal Fiction . – 2005. – 17. – p. 15-19.
  10. Mammen Lars. VölkerrechtlicheStellung von international en Terror organisationen [Legal position of international terrorist organizations] / Mammen Lars. Nomos Verl. Baden-Baden 2008. 342 p. [in German]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.