Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Александрова С. П. ПОПЫТКА ПАРЛАМЕНТА ИЗМЕНИТЬ СУЩЕСТВУЮЩУЮ В СТРАНЕ СИСТЕМУ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ В ЧЕТВЕРТОЙ СЕССИИ ПЕРВОГО ПАРЛАМЕНТА ЯКОВА I / С. П. Александрова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/law/popytka-parlamenta-izmenit-sushhestvuyushhuyu-v-strane-sistemu-otnoshenij-sobstvennosti-v-chetvertoj-sessii-pervogo-parlamenta-yakova-i/ (дата обращения: 27.10.2020. ).

Импортировать


ПОПЫТКА ПАРЛАМЕНТА ИЗМЕНИТЬ СУЩЕСТВУЮЩУЮ В СТРАНЕ СИСТЕМУ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ В ЧЕТВЕРТОЙ СЕССИИ ПЕРВОГО ПАРЛАМЕНТА ЯКОВА I

Александрова С.П.

Кандидат юридических наук, доцент. Северо-западный институт управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Санкт-Петербург

ПОПЫТКА ПАРЛАМЕНТА ИЗМЕНИТЬ СУЩЕСТВУЮЩУЮ В СТРАНЕ СИСТЕМУ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ В ЧЕТВЕРТОЙ СЕССИИ ПЕРВОГО ПАРЛАМЕНТА ЯКОВА I

Аннотация

В статье на основании анализа положений Мемориала, который был представлен комитетом нижней палаты палате Лордов 26 марта 1610 г., исследуется вопрос о попытке парламента реформировать существующую в Англии систему отношений собственности.

Ключевые слова: Мемориал, владения, Большой договор, палата Общин.

Aleksandrova S.P.

Candidate of legal Sciences, associate Professor. North-West Institute of the Russian Academy of national economy and State service under the RF President. Saint-Petersburg

THE ATTEMPT OF THE PARLIAMENT TO AMEND THE EXISTING NATIONAL SYSTEM OF PROPERTY RELATIONS IN THE FOURTH SESSION OF THE FIRST PARLIAMENT OF JAMES I

Abstract

In article on the basis of the provisions of the Memorial, which was presented by the Committee of the lower house the house of Lords on 26 March 1610, explores the question of the attempt of the Parliament to reform the existing in England the system of property relations.

Keywords: Memorial, tenures, greater Agreement,  the House of Commons.

9 февраля 1610 г. была созвана четвертая сессия первого парламен­та Якова I, в период которой  парламент попытался  изменить существующую в стране систему отношений собственности.  Причиной  созыва сессии, как обычно, была стесненность короля в денежных средствах. Об этом, в день открытия сессии, прямо заявил Лорд казначей граф Солсбери, попросив парламент вотировать королю новые субсидии [3,1121].

15 февраля 1610 г. граф Солсбери вторично напомнил палате Общин о плачевном состоянии королевский казны и   прямо заявил, что если “палата согласиться помочь королю в его нужде, то он, со своей стороны, будет готов рассмотреть все справедливые жалобы” [5, 64].

Понимая зависимость короля от ассигнований, выделяемых парламентом, палата Общин потребовала рассмотреть вопрос о земельных владениях и опеке, так как существующая в стране система феодальных отношений собственности являлась тормозом для дальнейшего экономического развития страны. При этом если вопрос об изменении отношений собственности на землю был поднят нижней палатой впервые, то вопрос  об опеке, уже поднимался в первой сессии, но безрезультатно.

Обсуждение вопроса о даровании королю денег в обмен на реформу земельных отношений продолжалось в парламенте весь февраль 1610 г. Нижняя палата не шла на уступки королевской власти, несмотря на просьбы и прямое давление со стороны правительства. В результате 12 марта 1610 г. было получено согласие Якова I на представление ему адреса, касаю­щегося земельных владений [3, 1125].

Свои требования относительно земельных владений и связанных с ними повинностями палата Общин изложила в специальном Мемориале, который был представлен комитетом нижней палаты палате Лордов 26 марта 1610 г.[11]

В первой части Мемориала содержится просьба Общин о переводе  всех рыцарских службы в  сокаж [3, 1140].  В данном случае не возникает сомнения,  что Общины имели, прежде всего, в виду военное держание (military tenure), которое всегда предоставлялось лицо  за обязанность нести рыцарскую службу. Другие виды свободного держания: большая и малая сержантия (grand и petty serjeanty), сокаж (socage) и владение землей за исполнение религиозной службы (religious servis) [9,420], не основывались на обязанности воинской службы королю или лорду. О том, что в данном случае нижняя палата имела в виду, именно перевод военного владения в сокаж свидетельствует и вторая часть Мемориала, где говориться об отмене рыцарской службы как обязанности связанной с личностью держателя земли. Требование палаты общин о переводе землевладений,  связанных с обязанностью воинской службы  в  сокаж неудивительно и вполне объяснимо, так как  среди других свободных владений землей, военное владение было наиболее обременено повинностями [12].

Сокаж «происходил из более старого слоя права, чем феодальное, и представлял собой владение, которое осталось с тех времен, когда земля не передавалась на условиях военного владения» и являлся, «с одной стороны  свободным владением, с другой, – не был ни духовным, ни военным, ни  служебным владением» [9, 425; 8,271].

Отличие сокажа от военного владения состояло, прежде всего, в том, что лорд не имел права на опеку и права на распоряжение браками наследников и вдов и был свободен от уплаты щитовых денег. Но, лорд, лица владеющего землей на основе сокажа, имел право на принесение присяги на верность феодалу (fealty),  на выплату рельефа в  размере  годовой дополнительной ренты,  на помощь (aids) и на  выморочное имущество (escheat) [9, 425-426; 8,275].

Вторая часть Мемориала содержит предложения палаты Общин об упразднении отдельных владений и повинностей, вытекающих из наследственного владения землей на основе феодальной зависимости.

Палата Общин предложила упразднить такое владение как большая сержантия (Grand serjeanty) [13], сохранив при этом за ее владельцем ту почетную службу, за которую и было представлено это владение [3, 1140].

Возможность упразднения или сохранения владения per baronium нижняя палата предложила обсудить [3,1140]. Такое отношение нижней палаты к данному владению было обусловлено тем, что оно не имело специального правового режима. Владение per baronium, прежде всего, представляло собой совокупность ленов. В связи с этим лицо, владеющее землей per baronium, отвечало за службу каждого ленника, чей лен входил во владение per baronium, перед лицом от которого оно получило владение. Владение per baronium в одних случаях можно рассматривать как военное владение и тогда на него распространялся правовой режим  военного владения, за исключением рельефа. В другом случае владение per baronium модно рассматривать как Grand serjeanty и здесь уже применялся правовой режим данного владения. Во всяком случае, непосредственно с владением per baronium было связано только одно правило. Оно состояло в том, что вдова лица, владевшего землей на основе per baronium, не могла пользоваться этим владением после смерти мужа, и данное владение не могло быть разделено между сонаследницами [8, 259].

Предложение Общин относительно малой сержантии (Petty serjeanty) [14] касалось только отмены тех взносов, которые владелец уплачивал своему лорду, но не упразднения самого владения [3, 1140].

Денежные выплаты, установленные в конце   XIII века  за освобождение от  обязанности нести службу в гарнизоне крепости (Castle guard), предлагалось сохранить [3, 1140; 8, 257-258].   Палата Общин пожелала сохранить эти денежные выплаты, несмотря на то, что обязанность нести службу в гарнизоне какой-либо крепости сопутствовала обязанности сопровождать короля на войну, и была связана с военным владением.

Рыцарские службы, по предложению нижней палаты,  как королю, так и другому лицу должны были быть отменены [3, 1140].

Общины предложили сохранить принесение клятвы верности королю при коронации, «но не в отношении владения, а относительно чести». Но при этом нижняя палата предложила отменить клятву  верности феодалу (homage), которая давалась только при получении военного владения [3, 1140] и   «была остатком феодальной теории, в соответствии с которой она связывала лорда и владельца военного  владения персональными узами» [9, 422-423].

Присяга на верность феодалу (fealty), которая приносилась при получении всех видов свободных владений, включая и владение землей на основе обязанности военной службы, не отменялась, но должна была быть определена в дальнейшем [3, 1140].

Право на опеку над наследниками и право распоряжения браками наследниц и вдов представляло и королю и лорду возможность  прибрать к рукам земельное владение и пользоваться им до совершеннолетия наследников, а также  определить судьбу собственности посредством распоряжения браками наследников и вдов. Кроме того, данное феодальное право служило  источником дохода, как для короля, так и для лорда, а нижней палате было очень важно лишить корону тех доходов, которые не контролировались парламентом.  В связи с этим становится ясно, почему палата Общин  предложила отменить опеку над наследниками  и возможность распоряжаться браками  наследников или вдов, а также  опеку и попечительство над землями [3, 1140-1141].

Общины предложили отменить и предварительное держание (premier seisin) [3, 1141], которое представляло собой право  короля вступить во владение землей после смерти держателя и владеть ею год и один день. После этого наследник мог вступить во владение, заплатив королю рельеф и испросив владение в порядке ходатайства. Это право осуществлялось только королем и только по отношению к tenant in capite [9, 421] и также являлось для короля источником дохода. Возможность короля таким образом контролировать переход земельных владений от одного лица к другому, а также возможность получить при этом значительные денежные суммы и обусловили включение в данный документ требования об отмене данного феодального права короны.

Предлагалось также отменить передачу владения на основании его изъятия, если это не касалось выморочного имущества [3, 1141]. В данном случае, можно предположить, что палата Общин потребовала, и в том числе, отмены права лорда на конфискацию имущества вассала (forfeiture), что вытекало из военного владения.

Нижняя палата предложила отменить:

– «разрешение на отчуждение земель на основании сделки о выплате файна [15], дарения [16], пожизненной аренды [`17] и другие передачи правового титула»;

– «амнистирование отчуждения со ссылкой на особые соглашения, судебный приказ о выполнении требований истца,  должность, полученную после смерти, официальное расследование, за исключением выморочного имущества»;

– «все скрытые опеки в будущем, все неправомерные захваты недвижимости до вступления во владение законного собственника,  все обязательства и договоры для совершения того, что ведет к рыцарской службе» [3, 1141].

В данном случае Палата Общин выступила:

–  против  сложных феодальных способов отчуждения земельных владений, которые в начале XVII века являлись тормозом для свободного обращения земли в гражданском обороте.  К ним относились отчуждение владения на основе сделки о выплате штрафа, дарение, пожизненная аренда, виндикация (recovery);

–  и против  возможности отчуждения земельных владений не на основе закона, а в силу произвольных причин.

Что касается  опеки над простыми людьми, то  Общины предложили, чтобы «все дела по опеке находящиеся на рассмотрении, дела по которым вынесено решение или будет вынесено решение перед заключением этого договора и чьи родители умерли в течение трех лет перед этим – все это должно быть сохранено» [3, 1140-1141].

Рельеф на основе рыцарской службы, по предложению нижней палаты, должен был быть отменен. Но сохранялось право лорда на получение рельефа от лиц, выплачивающих лорду ренту в фиксированной сумме или в виде десятой части от дохода, а также от свободных арендаторов и лиц, которые владели землей на условиях наследственной аренды [3, 1141].

По предложению Общин сохранялись: право на выморочное имущество, завещательный дар лорду [18], обязанность присутствовать в суде, рента, рабочие дни и подобные службы» [3, 1141].

Данное требование палаты Общин в полном объеме  относится к не свободному владению (копигольду), за исключением обязанности присутствовать в суде (suit of court). Положение о сохранении  выморочного имущества, завещательного дара лорду и ренты относится как к копигольду, так и сохраняемым свободным владениям (сокаж, малая сержантия). Кроме того, сохранение ренты относится также непосредственно и к аренде земли. И только требование о сохранении рабочих дней и подобных служб относится прямо к копигольду.

Предлагалось сохранить право короля на получение денежной помощи, которое было закреплено еще в Великой Хартии Вольностей 1215 г., но ограничить помощь суммой в 25 тысяч фунтов, а помощь другим лицам – отменить [3, 1141].

Таким образом, можно сказать, что палата Общин требовала, если и не отмены феодальной собственности на землю, то значительного реформирования правового регулирования отношений собственности на землю.

С  22 по 25 июня 1610 г. палатой Общин, в связи с Большим договором, были обсуждены еще семь предложений, которые касались земельных владений, прав на преимущественную покупку и реквизиций для нужд королевского двора и уголовных законов. Они  были приняты палатой 26 июня 1610 г. и представлены Якову I  27 июня 1610 г.[10, 298]

Относительно земельных владений нижняя палата пожелала, чтобы:

– патенты на владение, выданные королем, его наследниками, правопреемниками и предшественниками, не могли быть отменены посредством судебного решения или записью в протоколах суда, известной как владение в течение одного года;

– в случае перехода владения по наследству никакие дополнения не могли быть внесены в любой патент, дар, договор об аренде, кроме тех, которые допускаются правом;

–  с этого времени все письменные патенты, дары, аренды были  изложены и составлены так, чтобы утвердить все права, титулы, владения и интересы;

–  король или любой держатель патента от короля, его наследники или правопреемники не могли конфисковать  владение за неуплату ренты, но были вправе требовать уплаты за это двойной ренты;

–  арендатор мог владеть своим владением при патентодержателе так же, как и при короле и договор об аренде, совершенный на основании предложения об аренде не мог быть расторгнут просто по желанию;

– лицо, при каждом заявлении об обвинении было допущено в суд для того, чтобы ответить на обвинение «не виновен». Оно не может быть принуждено к любому другому ответу на обвинение и никакой судебный запрет в отношении такового ответа на обвинение не может быть дарован, чтобы лишить лицо его владения, которым оно владело в течение года перед этим [3, 1141].

Данные предложения палаты Общин, как представляется, были направлены на закрепление за владельцами земельных участков их прав на них и против произвольного изъятия земельных владений под разнообразными предлогами.

Палата Лордов ответила на Мемориал по поводу Большого договора с королем только 21 июля 1610 г., указав, что  считает «целесообразным и необходимым не только выразить свое личное удовлетворение существенными частями договора, но дать распоряжение о составлении, об этом настоящего мемориала» [2,87].

Предложения нижней палаты, изложенные в Мемориале, в дополнительных предложениях, относительно земельных владений так и не были приняты Яковым I. Король не дал на них ни положительного, ни отрицательного ответа, несмотря на предложенные парламентом значительные средства за согласие с предложениями Меморандума. В заседаниях парламента был сделан перерыв  до 16 октября 1610 г.  Но и после возобновления заседаний парламента и до его роспуска  31 декабря 1610 г. вопрос о земельных владениях так и не был решен [3, 1125,  1133,  1146,  1149].

В научной литературе неудачу Большого договора в основном связывают с тем, что парламент не сумел договориться с королем о сумме взамен отмены феодальных повинностей, связанных с владением землей. Так С.Р. Гардинер, полагает, что сумма в 200 тысяч фунтов стерлингов была неприемлема для короля, потому что доход короны увеличился бы только  на 100 000 тысяч фунтов стерлингов за счет отмены реквизиций для нужд королевского двора и других требований парламента. В результате доход короля в год составил бы только 560 тысяч  фунтов стерлингов, что было меньше тех средств, которые тратил король [5, 83].

Другой известный исследователь истории Англии Г.Дэвис также полагал, что провал Большого договора состоял в том, что стороны не смогли сойтись  в сумме, король потерял терпение и сначала перенес заседания парламента, а затем распустил его и на  этом «Большой договор исчез в забвении» [4, 14].

Несколько другой точки зрения придерживается Г.Галлам. По его мнению,  дело было  не столько в сумме, которую должен был получить король, а в том, что Общины в октябре 1610 г. утратили  склонность к уступкам, поскольку не были уверены в том, что король согласиться с отменой землевладений, основанных на обязанности военной службы [6, 307].

Американский историк Д. Хёст связывает неудачу Большого договора с водоразделом в политике ранних Стюартов, а ее последствием «едва ли не установление барьера между короной и Общинами, так как с роспуском парламента политика вновь оказалась сконцентрированной при дворе короля». Кроме того, по мнению Д. Хёста, данный договор был последней попыткой решить вопрос о королевских финансах в согласии с парламентом до того, как он был решен при других условиях в 1641 г. [7, 110, 112, 113]

Говорить о том, что Большой Договор был последней попыткой решить вопрос о королевских финансах до 1641 г. вероятно не совсем справедливо, так как этот вопрос поднимался парламентом и в дальнейшем. И,  основная суть Большого договора состояла все-таки не в решении вопроса о финансах, а в попытке модернизации феодальных отношений собственности на землю.

В советской исторической литературе существует более объективная оценка того, почему Большой договор не состоялся. Один из известнейших советских исследователей истории Англии XVII века М.А.Барг писал, что этот договор не состоялся потому, что  «король не желал расставаться с правами феодального сюзерена, столь важными для отстаивания прерогатив короны, а палата общин в свою очередь сопровождала условия сделки все новыми требованиями к королю» [1,107-108].

Данное мнение более объективно потому, что если бы Большой договор был утвержден Яковым I, то:

–  военное владение, было бы отменено, если и не прямо, то косвенно. Связано это с тем, что Общины  потребовали отмены: рыцарской службы; клятвы, которая давалась только при получении военного владения; опеки над землями, личностью наследников и права распоряжения браками наследниц и вдов; предварительного держания; рельефа. Таким образом, из всех повинностей, отягчавших, военное владение сохранялись: обязанность присутствовать в суде лорда (suit of court), денежная помощь (aids), выморочное имущество. Отсюда можно сделать вывод, что военное владение если не юридически, то фактически переходило в правовой режим сокажа с оставлением названных выше повинностей;

–  была бы аннулирована Grand serjeanty  как вид владения наиболее близкий к военному владению   и также, отягченный различными феодальными повинностями;

–  были бы отменены сложные способы отчуждения земельных владений, и была бы закрыта возможность их отчуждения в силу произвольных причин.

Следовательно, если бы условия Большого договора были приняты королем, то такие наиболее одиозные феодальные владения как военное владение и Grand serjeanty  были бы отменены, причем военное владение – фактически, а Grand serjeanty   – юридически. Вместе с ними отменялись и те  феодальные права, которые служили для короля источником дохода. Кроме того, палата Общин потребовала подтверждения прав на владение землей посредством невозможности отмены правоустанавливающих документов или их изменения, а также потребовала установить запрет на конфискацию земли за неуплату ренты. Уже данных требований Общин было достаточно, чтобы вызвать раздражение короля, но нижняя палата на этом не остановилась, согласившись на увеличение суммы ежегодного дохода, она потребовала отмены импозиций, права преимущественной покупки и реквизиций для нужд королевского двора. Все это вместе значительно уменьшало доход короля, а это  ставило его в большую зависимость от парламентских ассигнований. Поэтому можно сказать, что король не пошел на соглашение с палатой Общин и потому, что сумма была недостаточна, но главное потому, что это поставило бы его в зависимость от парламента в денежном вопросе, что в свою очередь  повлекло бы за собой необходимость идти на уступки парламенту.

Примечания

  1. Memorial concerning the Great Contract with his Maj. touching tenures, with the dependants, purveyance, esc. Delivered by the Committees of the Commons House into the Lords [3, 1140].
  2. Землевладение, связанное с обязанностью воинской службы представляло собой вид свободного наследственного владения землей. Такое владение можно было получить непосредственно от короля и, тогда владелец относился к разряду tenant in capite или от любого промежуточного лорда (mesne lord). Лорд, от которого лицо держало землю на условиях военного владения, имел право: 1) требовать  от него исполнения рыцарской службы (knight service); 2) требовать присутствия его  в суде лорда, для того чтобы публично признать  обычаи, налагаемые честью и обладанием землей и исполнить другие обязанности, связанные с судом (suit of court); 3)  на выплату рельефа (relief), то есть определенной денежной суммы, при вступлении во владение землей при наследовании; 4)  на предварительное держание (primer seisin), когда лорд имел право вступить во владение землей после смерти вассала и владеть ей год и один день, до того как наследнику будет разрешено вступить во владение; 5) на оказание денежной помощи (aids); 6) на опеку над землями и несовершеннолетними наследниками, даже если мать была жива (wardship); 6) распоряжаться браками вдов и наследников, находящихся под опекой (marriage); 7) на выморочное имущество (escheat) и на конфискацию имущества вассала в определенных случаях (forfeiture); 8) на клятвенное обещание верности лорду (homage), которое связывало лорда и вассала личными узами и, было свойственно только военному владению и на принесение присяги на верность лорду (fealty), что было свойственно и другим видам владений [9, 421-423].
  3. Владение землей на условиях большой сержантии предоставлялось только королем за исполнение обязанностей по определенной должности и отношения между королем и владельцем большой сержантии были не просто отношениями между лордом и владельцем земли, а отношениями между хозяином и слугой. Владелец большой сержантии уплачивал королю рельеф в размере одного годового дохода при наследовании владения, и на большую сержантию распространялось право опеки и распоряжения браками наследников и вдов [8, 262-265, 270].
  4. Малая сержантия предоставлялась за выполнение какой-либо службы не от короля непосредственно, а от лорда, который сам держал землю от короля, и на нее не распространялось право короля   на опеку и право распоряжения браками наследников. Владелец был обязан выплачивать лорду рельеф [8, 304; 9,  424].
  5. Отчуждение земли на основе сделки о выплате файна являлось одним из старейших методов передачи правого титула, совершалось только в суде, и запись об этом вносилась в протоколы суда. Оно оформлялось в виде соглашения, которое заносилось в протокол суда. Данный способ отчуждения земли был отменен в 1833 г. специальным актом [9, 449].
  6. Отчуждение владения на основе feoffments (дарение недвижимости) или feoffments of livery of seisin представляло собой сделку, для заключения которой сторонам не надо было обращаться в суд [9, 446].
  7. Отчуждение владения на основе пожизненной арены осуществлялось на основе статута «Об использовании» 1535 г. В соответствии с ним первое лицо (владелец земли) могло на основании договора купли-продажи о передаче права и отказе от права (lease and release) передать землю другому лицу для того, чтобы она использовалась третьим лицом. В этом случае, владение переходило ко второму лицу, и оно становилось владельцем собственности на основании закона без формального отчуждения земли на основании дарения [9, 447-448].
  8. В отличие от рельефа завещательный дар лорду не был связан с наследованием земли. Лорд не имел право его требовать, и предоставление завещательного дара регулировалось местными обычаями [8,297].

Литература

  1. Барг М.А. Великая английская революция в портретах ее деятелей. – М.: Мысль, 1991. – 398 с.
  2. Лавровский В.И. Сборник документов по английской буржуазной революции XVII века. – М.: Высшая школа, 1973. – 341 с.
  3. Cobbett’s Parliamentary History of England from the Norman Conquest in 1066 to the year 1803. Vol. I. – London: Printed by T.Curson Hansard, Peterborough-court, Fleet-street, 1806. – 1518 cols.
  4. Davies G. The early Stuarts 1603-1660. – Oxford: At Clarendon Press, 1938. – 452 p.
  5. Gardiner S.R. History of England from the accession of James I to the outbreak of the civil war, 1603-1642. In ten volumes. Vol. I-II. – London, 1904-1905.
  6. Hallam H. Constitutional History of England. Henry VII to George II. In three volumes. Vol. I.  – London: Published by S.M. Dent & Sons, ltd. New York: by E.P.Dutton & Co., 1928.  – 328 p.
  7. Hirst D. Authority and conflict: England 1603-1858. – Cambridge: Harvard University Press, 1985. – 398 p.
  8. Pollack F., Maitland F.W. The History of English Law. In two volumes. Vol. I. – Cambridge: At University Press, 1895. -678 p.
  9. Potter H. An Historical introduction to English Law and its institutions. – London: Sweet and Maxwell, ltd., Toronto: The Larswell company ltd., 1943. – 588 p.
  10. Select statutes and other Constitutional Documents illustrative of the reigns of Elizabeth and James I / Ed. by G.W.Prothero. – Oxford: At the Clarendon Press, 1838. – 478 p.

References

  1. Barg M.A. Velikaja anglijskaja revoljucija v portretah ee dejatelej. – M.: Mysl’, 1991. – 398 s.
  2. Lavrovskij V.I. Sbornik dokumentov po anglijskoj burzhuaznoj revoljucii XVII veka. – M.: Vysshaja shkola, 1973. – 341 s.
  3. Cobbett’s Parliamentary History of England from the Norman Conquest in 1066 to the year 1803. Vol. I. – London: Printed by T.Curson Hansard, Peterborough-court, Fleet-street, 1806. – 1518 cols.
  4. Davies G. The early Stuarts 1603-1660. – Oxford: At Clarendon Press, 1938. – 452 p.
  5. Gardiner S.R. History of England from the accession of James I to the outbreak of the civil war, 1603-1642. In ten volumes. Vol. I-II. – London, 1904-1905.
  6. Hallam H. Constitutional History of England. Henry VII to George II. In three volumes. Vol. I.  – London: Published by S.M. Dent & Sons, ltd. New York: by E.P.Dutton & Co., 1928.  – 328 p.
  7. Hirst D. Authority and conflict: England 1603-1858. – Cambridge: Harvard University Press, 1985. – 398 p.
  8. Pollack F., Maitland F.W. The History of English Law. In two volumes. Vol. I. – Cambridge: At University Press, 1895. -678 p.
  9. Potter H. An Historical introduction to English Law and its institutions. – London: Sweet and Maxwell, ltd., Toronto: The Larswell company ltd., 1943. – 588 p.
  10. Select statutes and other Constitutional Documents illustrative of the reigns of Elizabeth and James I / Ed. by G.W.Prothero. – Oxford: At the Clarendon Press, 1838. – 478 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.