Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.87.9.047

Скачать PDF ( ) Страницы: 103-105 Выпуск: № 9 (87) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Жариков А. А. ПОНИМАНИЕ ВОЗРОЖДЕННОГО ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВЕКОВ В РОССИИ / А. А. Жариков // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 9 (87) Часть 2. — С. 103—105. — URL: https://research-journal.org/law/ponimanie-vozrozhdennogo-estestvennogo-prava-na-rubezhe-xix-xx-vekov-v-rossii/ (дата обращения: 19.02.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2019.87.9.047
Жариков А. А. ПОНИМАНИЕ ВОЗРОЖДЕННОГО ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВЕКОВ В РОССИИ / А. А. Жариков // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 9 (87) Часть 2. — С. 103—105. doi: 10.23670/IRJ.2019.87.9.047

Импортировать


ПОНИМАНИЕ ВОЗРОЖДЕННОГО ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВЕКОВ В РОССИИ

ПОНИМАНИЕ ВОЗРОЖДЕННОГО ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА НА РУБЕЖЕ XIXXX ВЕКОВ В РОССИИ

Научная статья

Жариков А.А. *

ORCID: 0000-0001-5647-1627,

Северо-Западный институт (филиал) Московского государственного юридического университета

имени О.Е. Кутафина, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (mgua35jar[at]mail.ru)

Аннотация

Цель статьи – исследовать понимание возрожденного естественного права российскими философами права на рубеже XIX-XX веков, в первую очередь представления российских неокантианцев – П.И. Новгородцева и ряда других. Анализируются рационалистические и идеалистические методы в истории изучения естественного права. В результате установлен метафизический синтез  неокантианцами сущего и должного в праве, нашедший выражение в гармонии науки и этики. Вывод состоит в том, что естественное право воспринимается как система нравственных оценок идеального права, служащая критерием независимым от реальных обстоятельств.

Ключевые слова: философия права; российское неокантианство; возрожденное естественное право.

UNDERSTANDING THE REVIVAL OF NATURAL LAW AT THE TURN OF XIX-XX CENTURIES IN RUSSIA

Research article

Zharikov A. A. *

ORCID: 0000-0001-5647-1627,

North-West Institute (Branch) of Kutafin Moscow State Law University, Moscow, Russia

* Corresponding author (mgua35jar[at]mail.ru)

Abstract

The main goal of the article is to consider the understanding of the revival of natural law by Russian philosophers of law at the turn of the XIX-XX centuries, primarily the ideas of Russian neo-Kantians – P.I. Novgorodtsev and several others. Rationalistic and idealistic methods in the history of the study of natural law are analysed. As a result, metaphysical synthesis of the things existent and things that should exist in law was established by the Neo-Kantians, which manifests itself in the harmony of science and ethics. The conclusion is made that natural law is perceived as a system of moral assessments of ideal law, which serves as a criterion independent of real circumstances.

Keywords: philosophy of law; Russian neo-Kantianism; revived natural law. 

Разделение естественного и позитивного права имеет место уже в Античности, затем  эта дихотомия получает развитие в Средние века и Новое время. Но понимание естественного права в течение веков отличалось разнообразием.  В целом, естественное право рассматривалось как совокупность требований и правил, существующих по самой природе общества, независимо от положений законодательства. Начало норм находилось в представлениях, как группы лиц, так и в общества в целом.

Рационалистическая методология, возникшая в период первых буржуазных революций в Европе, помогает отличить естественное право от теологии. Решая, в том числе, политические вопросы, мыслители формируют представления о естественных правах человека, автономии личности от государства, первоначальном договоре (Г. Гоббс, Дж. Локк) и народном суверенитете (Ж.-Ж. Руссо). Все это объединяется идеей, о том, что право возникло раньше государства, следовательно, нравственный авторитет права независим от авторитета государственного закона.

Теория И.Канта качественно изменила представления о естественном праве, заменив категорию всеобщей воли народа на априорную всеобщую волю. Естественное право – рациональное право, базирующееся не на субъективном (индивидуальном), а на объективном  правопонимании.

Р. Штаммлер  положил начало пониманию естественного права с изменяющимся содержанием, что получило дальнейшее развитие в российской философии права. Все подходы к пониманию естественного права рубежa XIX—XX веков учитывают взаимодействие областей права и нравственности, рассматривая естественное право, как идеальный критерий оценки действующего права. Авторитет естественного права основывался на его разумности, следовательно, представление о том, что естественное право не является неизменным и вечным выводится из  теории Канта.

В то же время не решенным оставался вопрос о возникновении и содержании норм естественного права. Здесь помогло учение Г. В.Ф. Гегеля, считавшего, что нравственность берет свое начало  из общественной среды – «народного духа». При этом его идеи о том, что история это развитие свободы, отражение ее в общественных отношениях, а естественное право требует единства бытия и долженствования,  неокантианцы пытались органически соединить с абстрактным этическим учением Канта.

Российские неокантианцы на рубеже XIX-XX веков продолжили разработку естественно-правового учения

[7, С.204-225]. Это стало необходимым в условиях запаздывания развития государственно-правовых явлений по сравнению с бурно растущими потребностями общества. Юридический позитивизм, ориентируясь на догматику норм права и пренебрегая проблемой справедливости, тормозил исследование вопроса о совершенствовании политико-правовой реальности. Однако такая потребность созрела, что проявилось не только в возрождении естественного права.

Большое значение в этом направлении имеют работы П.И. Новгородцева (1861 – 1924). Он считал, что поскольку формальный характер кантовского учения о морали полагает «личность как абсолютную цель» абстрактным идеалом  нравственной воли, постольку необходимо обратить  внимание на «осуществление нравственности в жизни и ее связь деятельными силами истории» [1,с.504]. Вопрос об осуществлении нравственного закона выявил необходимость осмысления высшего синтеза сущего и должного, никогда не реализуемого полностью в эмпирической реальности, такой синтез доступен лишь метафизически в области трансцендентного. Тем самым философия естественного права Новгородцева утверждала связь доступных научному анализу  областей с миром абсолютных ценностей и начал.

Последователи этического индивидуализма Канта признавали воздействие социальной среды на содержание моральных норм: общественная жизнь формирует моральное самосознание человека. В свою очередь конечным результатом социальной среды этический идеализм предполагает развитие достоинства и сознания людей, так как общество состоит из отдельных людей. Таков главный аксиологический тезис философии неокантианцев.

Верховенство морального долженствования, полагал Новгородцев, состоит не в верховенстве определенного содержания, а абстрактной формы категорических императивов. Нравственные идеалы изменчивы, неизменным является только необходимость соответствия человека своей разумно-нравственной природе. Если стоять на страже неизменных моральных определений, то невозможно выявить четкие социальные цели. Этические требования должны воплощаться во внешнем мире. Целью морали служит развитие личности, проходящее под влиянием социальной среды. В то же время социальная жизнь не может не приспосабливаться к целям развития индивида. В данном направлении заключается практическая сторона теории естественного права. Положения естественного права представляют собой отвлеченные моральные принципы, реализация этих принципов в жизнь связана с юридическими средствами. В гармонии науки и этики неокантианцы находили объединение бытия и долженствования [3].

Можно говорить о начале возрождения естественного права в Российской Империи, после провозглашения необходимости этого возрождения в конце  ХIХ века в работах П.И. Новгородцева и Л.И. Петражицкого, а позднее Н.И. Кареева, Е.Н. Трубецкого, Б.А. Кистяковского, В.М. Гессена  и многих других [6].

В отличие от классического естественного права, в котором нормы имели  незыблемый характер, новое не содержит системы неизменных норм, но познает безусловное начало позволяющее достичь тех рубежей, которые задаются праву обстоятельствами конкретного времени и пространства. То есть прежний и новый подходы к естественному праву сходятся в определяющем значении первоначал.

В России существовали различные подходы к естественному праву. Например, Л.И. Петражицкий видел познание права не этически, а психологически, и придавал большое значение интуитивному  правопониманию  личности [5]. Он эмпирически исследовал в первую очередь индивидуальные правовые эмоции, то есть – сущее, игнорируя этическое учение о должном, чем вызвал критику  со стороны Новгородцева. П.И. Новгородцев отмечал узость только психологического понимания естественного права, указывая, что речь, по-видимому, идет не о праве, а о правосознании, и  предлагал Петражицкому дополнить его теорию целостным философским методом. Л.И. Петражицкий в ответ заявлял, что естественно-правовая теория Новгородцева это нравственная оценка позитивного права.   Полемика двух мыслителей носила пристрастный и непримиримый характер.

П.И. Новгородцев считал, что естественное право – система нравственных оценок не позитивного права, а должного, идеального, служащая критерием независимым от реальных обстоятельств [4].

Для естественно-правовой теории Новгородцева  характерно моральное долженствование и философская методология. Новгородцев отмечал, что право носит не только волевой, но и нравственный характер, не только зависит от общества, но и от определенного «высшего решения».  Сознавая конфликт переменной области права и постоянной части нравственности, профессор Новгородцев, рассматривал естественное право как своего рода противовес абстрактным положениям закона, призванный удержать от игнорирования позитивным правом нравственности. По существу, речь идет о соотношении всеобщего в идее права с исторически преходящим. Что обоснованно, так как естественное право возникло в догосударственную эпоху, и имело нравственные, религиозные, а не юридические корни.

Представляется неубедительными обвинения естественно-правовой школы в сугубом индивидуализме со стороны представителей юридического позитивизма, утверждавших, что концепции естественного права считают индивида центром всего права и государства, а отдельные индивиды создают положения естественного права. Так Н.М. Коркунов говорил об «индивидуалистической подкладке» школы естественного права  [2,с.103].

В действительности защита прав индивида в  идее естественного права всегда ставила во главу  законные интересы целого.

Естественное право отражает  природу человека  и общества, соответствует разуму и справедливости, вследствие чего воплощается  всюду без властной регламентации, представляя  собой действующее право, как и волеустановленное позитивное право. Естественное право для П.И. Новгородцева воплощает неиссякаемую потребность мышления человека оценивать сущее с точки зрения нравственности.

Естественно-правовые идеи по-прежнему сохраняют свой высокий потенциал и в начале ХХI века.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. История философии права. – СПб.: Юридический институт (Санкт-Петербург), Санкт-Петербургский университет МВД России, 1998. – 640 c.
  2. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. – СПб: Издательство «Юридический центр Пресс» / Коркунов Н.М., 2003. – 430 с.
  3. Новгородцев П. И. Об общественном идеале / Новгородцев П. И. – М.: УРСС, 1991. – 640 с.
  4. Новгородцев П. И. Введение в философию права: Кризис современного правосознания / Новгородцев П. И. – М.: Наука, 1997. – 269 с.
  5. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности / Петражицкий Л.И. – СПб.: Издательство «Лань», 2000. – 608 с.
  6. Русская философия права: философия веры и нравственности. – СПб.: Алетейя, 1997. – 400 с.
  7. Фролова Е.А. Методология и философия права: от Декарта до русских неокантианцев : монография / Фролова Е.А. – Москва: Проспект, 2017. – 304 c.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Istoriya filosofii prava [History of philosophy of law]. – SPb.: Yuridicheskij institut (Sankt-Peterburg), Sankt-Peterburgskij universitet MVD Rossii, 1998. – 640 p. [in Russian]
  2. Korkunov N.M. Lekcii po obshchej teorii prava [Lectures on General theory of law] / Korkunov N.M. – SPb: publishing house «Yuridicheskij centr Press», 2003. – 430 p. [in Russian]
  3. Novgorodcev P. I. Ob obshchestvennom ideale [About social ideals] / Novgorodcev P. I. – M.: URSS, 1991. – 640 p. [in Russian]
  4. Novgorodcev P. I. Vvedenie v filosofiyu prava: Krizis sovremennogo pravosoznaniya [Introduction to the philosophy of law: the crisis of modern legal consciousness.] / Novgorodcev P. I. – M.: Nauka, 1997. – 269 p. [in Russian]
  5. Petrazhickij L.I. Teoriya prava i gosudarstva v svyazi s teoriej nravstvennosti [Theory of law and state in connection with the theory of morality] / Petrazhickij L.I. – : publishing house «Lan’», 2000. – 608 p. [in Russian]
  6. Russkaya filosofiya prava: filosofiya very i nravstvennosti [Russian philosophy of law: philosophy of faith and morals]. – : Aletejya, 1997. – 400 p. [in Russian]
  7. Frolova E.A. Metodologiya i filosofiya prava: ot Dekarta do russkih neokantiancev : monografiya [Methodology and philosophy of law: from Descartes to Russian neo-Kantians: monograph] / Frolova E.A. – Moskva: Prospekt, 2017. – 304 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.