Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Смирнова С. А. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ ПОТЕРПЕВШЕГО ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ / С. А. Смирнова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/law/obespechenie-prav-poterpevshego-pri-rassmotrenii-dela-v-sude-pervoj-instancii/ (дата обращения: 13.06.2021. ).

Импортировать


ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ ПОТЕРПЕВШЕГО ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Смирнова С. А.

Магистрант, Российская Академия Правосудия

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ ПОТЕРПЕВШЕГО ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Аннотация

В статье рассмотрено – участие потерпевшего в судебном разбирательстве, реализация его конституционных гарантий на судебную защиту своих прав и свобод и доступ к правосудию, так же права участвовать в уголовном преследовании и поддерживать обвинение.

Ключевые слова: Потерпевший, защита, уголовно-процессуальное законодательство.

Smirnova S.A.

Master student, Russian Academy of Justice

ENSURING THE RIGHTS OF THE VICTIM IN A CASE IN THE COURT OF FIRST INSTANCE

Abstract

The article consideres  participation of victims in the proceedings, the realization of his constitutional guarantees of judicial protection of their rights and freedoms and access to justice, the rights to participate in the criminal prosecution and to support the prosecution.

Keywords: victim, defense, criminal procedural legislation.

Потерпевший в судебном разбирательстве обладает максимальным объемом процессуальных прав, предусмотренных УПК РФ. Это позволяет ему активно участвовать в правосудии. М.С. Строгович писал, что « центр тяжести всего уголовного процесса лежит в стадии судебного разбирательства, именно в этой стадии осуществляется правосудие в его прямом и непосредственном значении»[1]. Имея процессуальные права, потерпевший может активно участвовать в процессе судебной защиты, объектом которой являются его законные интересы.

В судебном разбирательстве потерпевший участвует в реализации двух тесно связанных функций. Одна из них – отстаивание своих прав и законных интересов, другая – исследование обстоятельств уголовного дела. Чтобы иметь реальную возможность защищать свои права в суде, потерпевший должен быть извещен о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала. Извещение потерпевшего об этом является гарантией обеспечения права потерпевшего на участие в судебном разбирательстве, что соответствует положению ст.52 Конституции РФ, гарантирующей потерпевшим доступ к правосудию. В случае неявки потерпевшего суд рассматривает уголовное дело в его отсутствии. Присутствие в судебном заседании потерпевшего обязательна только тогда, когда его явка признана судом обязательной (ст.249 УПК РФ). Если суд признает явку обязательной, к потерпевшему могут быть применены принудительные меры воздействия, такие как обязательства о явке (ст.112 УПК РФ), привод (ст.113 УПК РФ), денежное взыскание (ст.117 УПК РФ), что несправедливо и явно противоречит принципу охраны чести и достоинства личности, предусмотренного ст.21 Конституции РФ, поскольку государственные органы имеют возможность реализовать публичный интерес при производстве по уголовному делу. В нередких случаях у потерпевшего нет возможности узнать о месте и времени судебного разбирательства.

Участие потерпевшего в судебном разбирательстве – реализация его конституционных гарантий на судебную защиту своих прав и свобод и доступ к правосудию, предусмотренные ст.46 и ст. 52 Конституции РФ, а его отсутствие не всегда означает его отказ от судебной защиты и правосудия. Конституционная обязанность суда обеспечить эти гарантии не всегда может быть исполнена в условиях действующего положения ч. ч.1 и 2 ст. 249 УПК РФ. Таким образом, положения ч. ч.1 и 2 ст. 249 УПК РФ препятствуют реализации прав потерпевшего на судебную защиту и доступ к правосудию.                                                        В случае присутствия потерпевшего в подготовительной части судебного заседания ему разъясняются его права и ответственность в судебном разбирательстве. Так же потерпевшему разъясняются его права на примирение с подсудимым в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ. В соответствии с п.3 ч. 2 ст.42 УПК РФ потерпевший вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников.

Допрос потерпевшего осуществляется по правилам, установленным для допроса свидетелей в порядке частей 2-6 ст. 278 УПК РФ. А.В. Абабков считает, «что потерпевший должен удаляться из зала суда до его допроса, исходя из буквального толкования правил его допроса как свидетеля, предусмотренных ч. 1 ст.277 УПК РФ и предлагает оговорить невозможность удаления потерпевшего даже до его допроса из зала суда»[2].

Потерпевший в судебном следствии обладает правами участвовать в уголовном преследовании и поддерживать обвинение, закрепленными ст. 22 и п.16 ч. 2 ст. 42 УПК РФ. Степень участия потерпевшего в подержании обвинения различна. По делам частного обвинения потерпевший является частным обвинителем, обладающим правом предъявления обвинения, его поддержания и правом примирения с обвиняемым и прекращением уголовного преследования вообще. Вместе с тем он не ответственен за обвинение по уголовным делам частно-публичного и публичного обвинения, сформулированное обвинителем в обвинительном заключении и утвержденном прокурором. Требования ч.ч.7-9 ст.246 УПК РФ указывают на то, что если в ходе судебного разбирательства по делам частно-публичного и публичного обвинения государственный обвинитель придет к выводу, что представленные доказательства не подтверждают обвинение, то он отказывается от обвинения, а полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой прекращение уголовного преследования и прекращение уголовного дела полностью или в части по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ст.24 и п. п. 1 и 2 ст.27 УПК РФ. Существует мнение, что отказ прокурора от обвинения абсолютно обоснованно должен повлечь прекращение уголовного дела. «Необходимо устранить процессуальную зависимость возможного решения, как прокурора, так и суда в стадии судебного разбирательства от наличия или отсутствия возражений со стороны потерпевшего… нельзя юридически обоснованные решения профессиональных прокуроров и судей ставить в зависимость от эмоций потерпевшего»[3]. Многие авторы считали, что когда отказ прокурора от государственного обвинения должен быть обязательным для суда и повлечь прекращение дела или постановление оправдательного приговора. В случаях, когда суд не согласен с  позицией прокурора, он должен отложить разбирательство дела и довести о возникшей коллизии до сведения вышестоящего прокурора. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении № 18-П от 8 декабря 2003 г. указал на необходимость со ссылкой на закон мотивировать решения, принимаемые государственным обвинителем и судом в случае рассмотрения вопроса об отказе от обвинения и прекращении уголовного дела и уголовного преследования, при этом вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде, не противоречат Конституции РФ. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что не предоставление участникам процесса возможности изложить свое мнение лишало бы смысла или ограничивало бы обеспечивающие защиту их прав и законных интересов другие закрепленные в УПК РФ правомочия, такие как право выступать в прениях, обжаловать вынесенное судом решение, а также доказывать его незаконность, необоснованность и несправедливость в вышестоящем суде. Тем самым нарушались бы не только процессуальные права участников судопроизводства, но и их конституционные права. Потерпевший имеет право высказать свое мнение по поводу отказа от обвинения, но никакого правового значения ни согласие потерпевшего с отказом от обвинения не имеет, поскольку в любом случае отказ государственного обвинителя от обвинения влечет прекращение уголовного дела. И это при том, что Конституционный Суд Российской Федерации подтвердил, что потерпевший имеет в уголовном судопроизводстве свои интересы, для защиты которых он в качестве участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения наделен правами стороны в судебном процессе.

 Для обеспечения конституционных прав потерпевшего на судебную защиту и доступ к правосудию приводились мнения о необходимости закрепления в законе права потерпевшего на участие в делах публичного и частно-публичного обвинения в качестве субсидиарного обвинения, правомочного поддерживать обвинение, если государственный обвинитель отказался от обвинения[4]. Субсидиарное обвинение предполагает участие в поддержании обвинения другого обвинителя, в случае отказа от обвинения основного обвинителя. Субсидиарный обвинитель (потерпевший) получает все права государственного обвинителя и выделяется из процессуальных участников стороны обвинения как лицо, поддерживающее обвинение, обличающее подсудимого и способное требовать назначения наказания подсудимому, преследуя при этом свой личный интерес. Мы оцениваем такой порядок позитивно. Потерпевшему или его представителю предоставляется возможность реализовать свои процессуальные права в полном объеме при поддержании обвинения в суде.

Положение ст. 22 УПК РФ закрепляет, что потерпевший вправе участвовать в уголовном преследовании, а по смыслу п. 16 ч. 2 ст. 42 УПК РФ потерпевший вправе поддерживать обвинение на любой стадии уголовного судопроизводства.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, но создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Действительно, перед началом судебного разбирательства судья в порядке ст. 268 УПК РФ разъясняет потерпевшим их процессуальные права, однако в случае отказа государственного обвинителя от обвинения суд не обязан повторно разъяснять потерпевшему его права. Действительно, это препятствует реализации его важнейшего права на поддержание обвинения, предусмотренного ст. 42 УПК РФ. Часто при отказе государственного обвинителя от обвинения в порядке ч. 7 ст. 246 УПК РФ потерпевший не только не может поддержать обвинение и продолжить уголовное преследование подсудимого, но даже не знает о них. Его мнение при прекращении уголовного дела в связи с отказом прокурора от обвинения вообще не учитывается. Выход из данной ситуации видится в закреплении такого механизма участия обвинителя в судебном разбирательстве, который позволял бы потерпевшему продолжить уголовное преследование в случае его несогласия с отказом от обвинения прокурора.

Обязанность предоставить потерпевшему возможность поддерживать обвинение в случае отказа государственного обвинителя от обвинения в силу ст. 15 УПК РФ необходимо возложить на суд. Именно суд в данной ситуации должен создать необходимые условия для реализации потерпевшим своего права поддерживать обвинение.

Для этого следует обязать суд в случае отказа государственного обвинителя от обвинения полностью или частично повторно разъяснить потерпевшему его право поддерживать обвинение и право воспользоваться для этого помощью представителя, в качестве которого может быть допущен адвокат. В случае заявления потерпевшим желания поддерживать обвинение, суд должен разъяснить последнему возможность иметь время для подготовки к поддержанию обвинения. Если же потерпевший заявляет ходатайство о предоставлении ему времени, необходимого для подготовке к поддержанию обвинения, суд должен объявить перерыв в судебном заседании и предоставить потерпевшему вышеуказанную возможность.

При должном обеспечении конституционной гарантии потерпевшего на квалифицированную юридическую помощь, предусмотренной ст. 48 Конституции РФ, позволяющей потерпевшему пользоваться услугами квалифицированного юриста-представителя, поддержание обвинения по делам публичного и частно-публичного обвинения позволит потерпевшему активно защищать свои интересы и обеспечит выполнение положения ст. 6 УПК РФ, в соответствии с которой одной из основных задач уголовного судопроизводства является защита личности, потерпевшей от преступления.

[1]  Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1970. – С. 222

[2] Абабков А. В. Процессуальное положение потерпевшего в уголовном процессе: дис. канд. юрид. наук.- М., 1998. – С.191-192.

[3] Соколов А., Москалев И. Конституция России и проблемы судопроизводства в уголовном процессе  // Российская юстиция. 1996. –  № 2. – С.23.

[4] Василенко Н.Н. Правовое положение потерпевшего в уголовном процессе России и тенденции его развития: дисс. канд. юрид. наук.- М., 2005. – С. 135.

Литература

  1. Абабков А. В. Процессуальное положение потерпевшего в уголовном процессе: дис. канд. юрид. наук.- М., 1998.- С.191-192.
  2. Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: учеб. для вузов.- 8-е изд., изм. и доп.- М.: Норма, 2009.- 800 с.
  3. Василенко Н.Н. Правовое положение потерпевшего в уголовном процессе России и тенденции его развития: дис. канд. юрид. наук.- М., 2005.- С. 204.
  4. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1970. Т. 2. С. 321.
  5. Соколов А., Москалев И. Конституция России и проблемы судопроизводства в уголовном процессе. // Российская юстиция. – 1996. – № 2. – С. 13-20.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.