Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.76.10.040 - Доступен после 17.10.2018

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Морозов И. К. О ПОНЯТНИИ И ОСОБЕННОСТЯХ ЗАПРЕЩЕННЫХ ПРАВОВЫХ СИМВОЛОВ / И. К. Морозов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/law/o-ponyatnii-i-osobennostyax-zapreshhennyx-pravovyx-simvolov/ (дата обращения: 19.11.2018. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.76.10.040

Импортировать


О ПОНЯТНИИ И ОСОБЕННОСТЯХ ЗАПРЕЩЕННЫХ ПРАВОВЫХ СИМВОЛОВ

О ПОНЯТНИИ И ОСОБЕННОСТЯХ ЗАПРЕЩЕННЫХ ПРАВОВЫХ СИМВОЛОВ

Научная статья

Морозов И.К.*

Волгоградский государственный университет, Волгоград, Россия

* Корреспондирующий автор (imorozov95[at]mail.ru)

Аннотация

В статье анализируются понятие и особенности запрещенных правовых символов. На основании выделенных ключевых особенностей этой группы символов автором предпринята попытка дать комплексное определение запрещенных правовых символов. Кроме того, автором анализируется история возникновения и развития символов, их видовое разнообразие. Автор рассуждает о принадлежности той или иной символики к правовой группе символов, дает комплексное понятие правовой символики. Автором выделены такие категории, как правовые символы в широком смысле, правовые символы в узком смысле, юридически-значимые символы.

Ключевые слова: правовой символ, юридическая техника, запрещенный символ, юридически-значимый символ, источники права, нацизм.

ON THE CONCEPT AND SPECIFICS OF PROHIBITED LEGAL SYMBOLS

Research article

Morozov I. K.*

Volgograd State University, Volgograd, Russia

* Corresponding author (imorozov95[at]mail.ru)

Abstract

The paper presents the analysis of the concept and features of prohibited legal symbols. Based on the selected key features of this group of symbols, the author has attempted to provide a comprehensive definition of prohibited legal symbols; analyzed the history of the emergence and development of symbols, their diversity; discussed the belonging of one or another symbolism to a legal group of symbols; offered a complex concept of legal symbolism, and highlighted such categories as legal symbols in a broad sense, legal symbols in a narrow sense, as well as legally significant symbols.

Keywords: legal symbol, legal technique, prohibited symbol, legally significant symbol, sources of law, Nazism.

Современный человек окружен большим количеством символических образов. Символы возникли еще в первобытном обществе, когда по причине неразвитости языка у людей возникла потребность каким-либо образом координировать совместную деятельность, фиксировать информацию об окружающем мире, быстро и понятно передавать последующим поколениям накопленный опыт. Отличным примером в этом плане является наскальная живопись, при помощи которой первобытные люди фиксировали, например, процесс своей охоты. Символы, таким образом, выступали в первобытном обществе средством преодоления первобытного невежества людей, неразвитости коммуникационных связей путем создания наглядных образов [1, C. 10]. Следует согласиться с тем, что количество и значение символов в современном мире не снижается пропорционально повышению уровня развития общества[2, C. 12-19]. Наоборот, с усложнением общественного устройства количество символов и их видовое разнообразие, на наш взгляд, только возрастает. Потребление и усвоение беспрецедентного количества информации современным человеком, живущим в цифровую эпоху, приводит к необходимости делать эту информацию более доступной, сжатой и интуитивно понятной, и символизация способствует выполнению этой задачи. В качестве примера символизации цифрового пространства, в котором современный человек проводит значительную часть свободного времени, можно привести широкое использование при общении в социальных сетях символов (эмотиконы, стикеров). Эмотиконы и стикеры могут выражать сотни оттенков переживаний, при этом экономя время общающихся в социальных сетях людей. Смысл целого абзаца текста умещается в простом символе, принимающем форму эмотикона или стикера. Таким образом, в современном мире символы выступают не только средством коммуникации между людьми, но и средством экономии времени и информации. Если в первобытном обществе люди использовали символы для преодоления неразвитости коммуникационных связей, то сегодня происходит возвращение к этому способу передачи информации в силу чрезмерной развитости и избытка информации. Все больше ценится сжатость и интуитивная понятность передаваемой информации.

Из всего многообразия окружающих нас символов можно выделить отдельные виды символов, группирующихся, например, в зависимости от сферы применения, структурной идентичности, содержания, времени возникновения и т. д. Особняком в системе социальных символов стоит группа правовых символов. Стоит согласиться с тем, что символические формы исторически были свойственны праву[3, C. 8].

Вопрос о ценности права – это вопрос о расшифровке, декодировании его символического смысла[4, C. 12]. Прежде всего, само право можно рассматривать в качестве важного социального символа, отражающего такие ценности, как, например, справедливость и порядок[5, C. 56-57]. Однозначно к группе правовых символов необходимо отнести символы, содержащиеся в большом количестве нормативных актов по технике безопасности, противопожарной безопасности, движению транспорта. Принадлежность этих символов к правовой группе труднооспорима в виду их нахождения в самих источниках права. Это правовые символы в узком смысле, они установлены и санкционированы государством, содержатся в НПА. Наравне с этой традиционно рассматриваемой в качестве правовых символов группой выделяют также группы символов, используемых в праве, и символов, которые упоминаются в законодательстве, не приобретая при этом правового характера[6, C. 291]. К последней группе относятся символы, использование которых запрещено действующим правом. Прямой запрет, например, на использование определенной символики под угрозой юридической ответственности, содержащийся в нормативных актах, вводит эту символику в отдельную группу юридически-значимых символов, запрещенных правом.

Все вышеперечисленные группы символов, в том числе запрещенные действующим правом символы, охватываются понятием правовые символы в широком смысле. К этой категории относятся все символы, являющиеся частью правовой культуры общества, включенные в ее правовую систему. В виду того, что запрещенные правовые символы включаются в правовую систему общества путем введения закрепленного в нормативных актах юридического запрета на их использование, они также относятся к категории правовых символов в широком смысле. Кроме того, эти символы включаются в правовую культуру общества, так как в процессе правового воспитания и обучения закладывается негативное отношение к этим символам. Запрещенная группа символов несет в себе отрицание общепризнанных правовых ценностей.

Стоит согласиться с тем, что запрещенные правом символы наравне с охраняемыми правом символами также относятся к обособленной категории юридически-значимых символов[7, C. 4]. Представляется, что их особое положение в системе правовых символов, неправовой характер – все это требует обособления и раскрытия особенностей через категорию юридически-значимых символов.

Первой отличительной особенностью группы юридически-значимых символов, запрещенных действующим правом, является неправовой характер появления этой символики. Право не создает эти символы, их появление и существование никак не связывается с правом до того момента, пока в правовой системе не будет установлена юридическая ответственность за их использование. Эти символы начинают относиться к группе юридически-значимых символов постольку, поскольку их использование запрещается правом. Правовой запрет становится, таким образом,  проводником изначально не связанной с правом символики в группу юридически-значимых символов. Отсюда вытекает следующая особенность – двойственный характер символики, запрещенной правом, ее принадлежность, как минимум, к еще одной группе символов, не связанной с правом. Например, сдвоенные руны, используемые для обозначения военизированных формирований СС в Третьем рейхе, изначально принадлежали к группе древнегерманских символов, и обозначали Солнце. Путем установления в российском праве юридической ответственности за демонстрацию эта символика была отнесена к группе юридически-значимых символов, запрещенных правом. Еще одной особенностью является широкое распространение юридически-значимой символики, запрещенной действующим правом, в цифровой среде: федеральный список экстремистских материалов содержит уже более четырех тысяч пунктов, многие из которых запрещают использование символики, некогда появившейся в интернете и признанной судом экстремисткой. Нормы антиэкстремистских законов в РФ размыты, и предугадать, какой  символ сочтут экстремистским, вряд ли получится. Ироничное или высмеивающее изображение (например, свинья в форме и с символикой, которая запрещена), которое меняет значение символа на противоположный, может быть  расценено как экстремистское  в виду того, что содержит запрещенную символику. На сегодня это большая проблема юридической техники отечественного законодателя. Необходимость принятия понятных критериев отнесения той или иной символики к экстремистской – необходимость, иначе цифровая среда становится бесконечным источником появления все новых запрещенных правовых символов.

Подытожив, можно еще раз отметить отличительные особенности группы запрещенных правовых символов: это, во-первых, неправовой характер символов, во-вторых, принадлежность помимо правовой группы символов, как минимум, еще к одной группе символов, не связанной с правом,  в-третьих, широкое распространение такой символики в цифровой среде.

Прежде чем на основании выделенных особенностей сформировать определение запрещенных правовых символов, необходимо определиться с тем, что такое символ. В самом общем смысле символ – это сущность в немногих словах или знаках[8, C. 661]. Символ также может рассматриваться и как знаковая структура, служащая для обозначения идеального содержания[9, C. 349]. Представляется, что в самом общем смысле символ – это знаковая структура, отражающая в нашем сознании некую идею или идейно-образную конструкцию.

Правовой символ в юридической литературе традиционно понимается как закрепленный законодательством условный образ, используемый для выражения конкретного юридического содержания и понятный окружающим людям[10, C. 74]. Запрещенные символы ассоциируются в общественном сознании с теми идеями и образами, которые в силу исторических, политических и иных причин признаны опасными и деструктивными для общественного развития.

Таким образом, запрещенные правовые символы – опосредованные правом юридически значимые символы, носящие неправовой характер, принадлежащие помимо правовой группы символов, как минимум, еще к одной группе символов, не связанной с правом, и ассоциирующиеся в общественном сознании с негативными идеями и образами.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Никитин А.В. Правовые символы / А.В. Никитин // Автореф. дис. канд. юрид. наук. – 1999. – С.10.
  2. Колмыков П.Д. О символизме права вообще и русского в особенности / П.Д. Колмыков // тип. К. Крайя. – 1839. – C. 12-19.
  3. Шалагинов П. Д. Функции правовых символов / П.Д. Шалагинов // Автореф. дис.. канд. юрид. наук. – 2007. – C. 8.
  4. Нерсесянц В.С. Политико-правовые ценности: история и современность / В. С. Нерсесянц // М.: Эдиториал УРСС. – 2000. – C. 12.
  5. Давыдова М.Л. Правовые символы и символы в праве: понятие, значение, классификация / М.Л. Давыдова // Юридическая техника. – 2008. – №2. – С. 56-57.
  6. Давыдова М.Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии / М.Л. Давыдова // Монография. Изд-во “ВолГУ”. –  – С. 291.
  7. Давыдова М.Л. Классификация правовых символов / М.Л. Давыдова // Актуальные проблемы российского права. – 2008. – №4(9). – С. 4.
  8. Даль В. И. Толковый словарь русского языка / В. И. Даль // – М. : АСТ. – 2005. – C. 661.
  9. Пигалев А.И. Культурология / А.И. Пигалев // – С. 349.
  10. Бабаев В.К. Общая теория права: краткая энциклопедия / В.К. Бабаев В.М. Баранов // – 1997. С. 74.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Nikitin A.V. Pravovyye simvoly [Legal Symbols] / A.V. Nikitin // Thesis of PhD in Jurisprudence. – 1999. – P.10. [in Russian]
  2. Kolmykov P.D. O simvolizme prava voobshche i russkogo v osobennosti [On Symbolism of Law in General and Russian in Particular] / PD. Kolmykov // typ. K. Kraya. – 1839. – P. 12-19. [in Russian]
  3. Shalaginov P.D. Funktsii pravovykh simvolov [Functions of Legal Symbols] / PD. Shalaginov // Thesis of PhD in Jurisprudence. – 2007. – P. 8. [in Russian]
  4. Nersesyants V.S. Politiko-pravovyye tsennosti: istoriya i sovremennost’ [Political and legal values: history and modernity] / V.S. Nersesyants // M .: Editorial URSS. – 2000. – P. 12. [in Russian]
  5. Davydova M.L. Pravovyye simvoly i simvoly v prave: ponyatiye, znacheniye, klassifikatsiya [Legal Symbols and Symbols in Law: Concept, Meaning, Classification] / M.L. Davydova // Yuridisheskaya tekhnika [Legal technology]. – 2008. – No.2. – P. 56-57. [in Russian]
  6. Davydova M.L. Yuridicheskaya tekhnika: problemy teorii i metodologii [Legal Technique: Problems of Theory and Methodology] / M.L. Davydov // Monograph. Publishing house of VolSU. – 2009. – P. 291. [in Russian]
  7. Davydova M.L. Klassifikatsiya pravovykh simvolov [Classification of Legal Symbols] / M.L. Davydova // Aktual’nyye problemy rossiyskogo prava [Actual problems of Russian law]. – 2008. – No.4 (9). – P. 4. [in Russian]
  8. Dal V.I. Tolkovyy slovar’ russkogo yazyka [Explanatory Dictionary of the Russian Language] / V.I. Dal // – M.: AST. – 2005. – P. 661. [in Russian]
  9. Pigalev A.I. Kul’turologiya [Cultural Studies] / A.I. Pigalev // – P. 349. [in Russian]
  10. Babayev V.K. Obshchaya teoriya prava: kratkaya entsiklopediya [General Theory of Law: a Brief Encyclopedia] / V.K. Babaev V.M. Baranov // – 1997. p. 74. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.