Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.122 - Доступен после 17.11.2021

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Оловянникова А. С. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРОВЕДЕНИЯ ОБЫСКА И ВЫЕМКИ / А. С. Оловянникова, М. И. Клевцов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/law/nekotorye-voprosy-provedeniya-obyska-i-vyemki/ (дата обращения: 07.12.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.122

Импортировать


НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРОВЕДЕНИЯ ОБЫСКА И ВЫЕМКИ

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРОВЕДЕНИЯ ОБЫСКА И ВЫЕМКИ

Научная статья

Оловянникова А.С.1, *, Клевцов М.И.2

1, 2 Орловский государственный университет им. И.С.Тургенева, Орёл, Россия

* Корреспондирующий автор (olowjannikowa.alexandra[at]mail.ru)

Аннотация

В данной статье рассматривается специфика процедуры проведения обыска и выемки, формулируются тезисы о том, чем отличаются данные внешне сходные следственные действия – как на теоретическом, так и на практическом уровне. В ходе исследования рассматриваются фактические основания проведения обыска и выемки, особенности проведения каждого из этих следственных действий, некоторые проблемы проведения обыска и выемки и пути их решения посредством внесения поправок в действующие законодательные нормы. Также отмечаются существующие законодательные пробелы в регулировании процедуры обыска и выемки, пути их нивелирования и роль обыска и выемки как следственных действий, позволяющих собрать необходимую доказательственную базу.

Ключевые слова: выемка, обыск, следственная ситуация, следственные действия.

SOME ISSUES OF SEARCH AND SEIZURE

Research article

Olovyannikova A.S.1, *, Klevtsov M.I.2

1, 2 I.S. Turgenev Orel State University, Orel, Russia

* Corresponding author (olowjannikowa.alexandra[at]mail.ru)

Abstract

This article examines the specifics of the search and seizure procedure, formulates theses on how these seemingly similar investigative actions differ both at the theoretical and practical level. The study examines the factual grounds for conducting a search and seizure, the specifics of each of these investigative actions, as well as some problems of conducting the procedure, and ways to solve them by amending the current legislation. The authors also note the existing legislative gaps in the regulation of the search and seizure procedure, ways of eliminating them, and the role of search and seizure as investigative actions that allow collecting the necessary body of evidence.

Keywords: seizure, search, investigative situation, investigative actions.

Введение

Такие следственные действия, как обыск и выемка, направлены на получение доказательственной информации, в первую очередь – вещественных доказательств.

Обыск и выемка, будучи сходными по процессуально-документальному оформлению и тактическим приёмам, тем не менее, в сущности идентичными не являются, что можно заметить, анализируя уголовно-процессуальные нормы и сложившуюся практику их применения.

Основания и процедура проведения обыска и выемки законодательно закреплены в ст. 182, 183 Уголовно-процессуального кодекса.

Анализируя положения данных статей, можно отметить, что законодатель намеренно сближает процедуру проведения этих следственных действий. Так, положения ч. 5 ст. 183 УПК РФ прямо отсылают нас к положениям ст. 182, устанавливая, что выемка проводится по тем же основаниям и в том же порядке, что и обыск, за исключением некоторых изъятий, предусмотренных ст. 183 УПК РФ.

Формулировки ч. 1 ст. 182 и ч.1 ст. 183 УПК РФ позволяют сделать вывод о том, что обыск и выемка отличаются главным образом степенью осведомлённости следователя о местонахождении искомых предметов/документов/ценностей/орудий совершения преступления, имеющих значение для расследования преступления.

Так, обыск проводится, когда следователь располагает информацией о том, что у какого-то лица либо в каком-то месте могут находиться искомые предметы/документы/ценности. При проведении выемки должно быть известно точное местонахождение предметов либо лицо, у которого они находятся [4, С. 150].

В то же время возникает резонный вопрос о том, что может послужить достаточным основанием для выбора между проведением обыска либо выемки. Фактическим основанием для проведения следственного действия служат существенные доказательства, но, вместе с тем, доказательства не имеют заранее установленной доказательственной силы, пока не будут приобщены к делу с соблюдением основных требований – относимости, допустимости, достаточности и достоверности.

Когда следователь проводит обыск, у него нет гарантий, что он сможет найти необходимые для расследования предметы на выбранном месте.

Иными словами, сущность разграничения, исходя из законодательной формулировки, заключается в том, насколько точной и достоверной информацией располагает следователь: при проведении обыска он руководствуется предположением, при проведении выемки – точным знанием, позволяющим сделать категорический вывод.

Соответственно, при осуществлении выемки необходимость в применении поисковых принудительных методов практически отпадает: реже используется специальное оборудование (например, металлоискатели или щупы).

Обыск в большей степени, чем выемка, ограничивает право собственника помещения, предметов и ценностей
[3, С. 111].

Возникает резонный вопрос о том, как произвести выбор необходимого в данной следственной ситуации следственного действия. Сложность состоит в том, что далеко не всегда рационально полагаться исключительно на степень полноты информации о местонахождении искомого предмета. Для правильного выбора следует провести комплексный тактический анализ следственной ситуации.

Обыск обычно проводится в помещениях, принадлежащих подозреваемому или обвиняемому, либо же в производственных, служебных помещениях, если подозреваемый/обвиняемый использовал их в преступной деятельности, в то время как выемка часто может происходить и в помещениях, принадлежащих свидетелям, потерпевшему, государственным учреждениям и т.д. [1, С. 76].

Отсюда следует и то, что следственная ситуация в процессе осуществления выемки чаще является бесконфликтной: лицо, у которого она проводится, либо заинтересовано в том, чтобы расследование продвигалось быстрее, и активно сотрудничает со следствием, либо не препятствует его осуществлению.

При проведении выемки практически не применяется форма специальной операции, в то время как для обыска она является типичным явлением: различные структурные подразделения правоохранительных органов действуют совместно, координируя свою деятельность.

Обыск, в отличие от выемки, может проводиться не только с целью изъятия предметов/документов/ценностей, имеющих значение для расследования преступления, или орудий совершения преступлений – он направлен также на обнаружение трупов и их частей либо же разыскиваемого лица, которое может скрываться в обыскиваемых помещениях.

Специфика выемки предполагает определённую сложность: нередки ситуации, когда искомого предмета на месте выемки может не оказаться, несмотря на наличие у следователя полной убеждённости о его местонахождении, а осматривать другие локации в рамках данного следственного действия следователь не имеет права. В таком случае следственное действие становится неэффективным.

В данной ситуации представляется рациональным сразу провести обыск, чтобы не упустить возможность обнаружить искомый предмет в другом месте в пределах того же помещения.

Другая проблема состоит в том, что процессуальное оформление выемки также отнимает время, за которое искомый предмет может покинуть прежнее местонахождение. Чтобы избежать ситуаций, когда информация, используемая следователем, уже не соответствует действительности, на практике прибегают к истребованию искомых предметов. Истребование предполагает, что на адрес организации (например, ломбарда) направляется письменное требование передать искомые предметы оперативному сотруднику либо следователю лично.

Кроме того, полученную информацию следует проверять на предмет достоверности и принять меры для того, чтобы искомые предметы не были реализованы или изъяты с местонахождения до момента выемки.

Ещё один способ заключается в том, что выемка признаётся безотлагательной, а следователь лично убеждается в нахождении вещи на месте, составляя постановление о проведении выемки и протокол следственного действия непосредственно при её проведении [1, С. 78].

Таким образом, несмотря на акцент законодателя исключительно на характере полноты полученной следователем информации для проведения обыска либо же выемки, следует понимать, что в первую очередь необходимо комплексно проанализировать сложившуюся следственную ситуации, а, исходя из неё, приходить к выводу, какое следственное действие применить.

Прежде чем начать проведение обыска, следователь обязан предоставить возможность передать искомые предметы в добровольном порядке. Данное положение закреплено для того, чтобы защитить права владельца имущества, существенно ограниченные проведением обыска.

Ч. 5 ст. 182 УПК РФ устанавливает, что, в случае если у следователя отсутствуют основания для того, чтобы подозревать сокрытие предметов/документов/ценностей, необходимых для проведения расследования, при добровольной выдаче искомых предметов лицом последующий обыск можно не производить.

 Тем не менее, даже если лицо передаст искомые предметы, представляется рациональным не отказываться от дальнейшего проведения обыска: это связано с тем, что лицо может предоставить предметы не в полном объёме либо же сокрыть таким образом наличие другие предметов, важных для проведения расследования, в том числе изъятых из оборота.

Если в процессе обыска будут найдены предметы, изъятые из оборота, они изымаются следователем, даже если не были целью обыска.

Если лицо передаёт искомые предметы/документы/ценности добровольно, то процедура их передачи в целом сходна с выемкой, но следует учитывать, что это сходство лишь формальное, но не юридическое, поскольку следователь, принимая решение о проведении обыска, не мог знать ни точного местонахождения искомых предметов, ни того, что ему передадут их добровольно.

Обыск и выемку разрешено проводить лишь в строго определённые часы – с шести часов утра и до десяти часов вечера. При этом на практике нередко складываются ситуации, когда начатый до 22:00 обыск не может быть оконченным в это время. В таком случае следователь обязан прервать следственное действие вовремя, опечатать помещение и обеспечить его охрану, чтобы предотвратить возможные попытки изъять предметы, являющиеся целью обыска, третьими лицами [2, С. 42].

Возобновить прерванный обыск разрешается только после 6:00. Сложившуюся следственную ситуацию можно считать конфликтной, поскольку представляется куда более простым закончить обыск, даже если его окончание приходится на позднее время, не рискуя утратить искомые предметы за ночь и не тратя время на опечатывание помещения. Тем не менее, в данном случае закон выступает на стороне собственника помещения, в котором проводится обыск.

Однако в том случае, если опечатать помещение и выставить охрану представляется невозможным, обыск может закончиться и в более позднее время: данное следственное действие будет рассматриваться как безотлагательное.

Ещё одной гарантией защиты прав владельца искомых предметов, помещения, в котором проводится обыск, является и то, что следователь не вправе акцентировать своё внимание на вещах, непосредственно затрагивающих личную жизнь обыскиваемого/владельца помещения, не связанных с целью расследования и не изъятых из оборота.

Нам представляется существенным недостатком действующего законодательства отсутствие конкретного перечня мер, которые должен принять следователь для неразглашения личной информации, полученной в ходе обыска.

Гарантией защиты прав владельца помещения/обыскиваемого может служить подписка о неразглашении данных, полученных в ходе предварительного следствия, оформленная в соответствии с положениями ст. 161 УПК РФ.

Кроме того, для защиты прав лица, в отношении которого проводится обыск/владельца помещения, следователь предупреждает других участников обыска об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 310 УК РФ за разглашение сведений, полученных в ходе предварительного следствия. Для более полной защиты прав обыскиваемого представляется разумным закрепить в УПК конкретный перечень мер, которые следует осуществлять следователю в подобных случаях.

Трудности могут складываться и при проведении обыска и выемки в ломбарде. Особенность законодательного регулирования данных действий состоит в том, что для проведения выемки, в отличие от обыска, в ломбарде судебное решение обязательно, что закреплено в п.5.1. ч. 2 ст. 29 УПК РФ.

Нередки случаи, когда следователь, дабы обойти сложную процедуру получения судебного разрешения, производит обыск, даже если ему точно известно местонахождение искомого предмета в ломбарде. В такой ситуации следователь сознательно скрывает известную ему информацию [5, С. 140-141].

Тем не менее, в случае, если обстоятельство утаивания информации следователем удастся доказать, протокол проведения обыска можно будет признать недопустимым доказательством. С нашей точки зрения, представляется рациональным внести изменения в п. 5.1 ст. 29 УПК РФ, дабы избежать данных ситуаций на практике и уравнять процедуры производства выемки и обыска в ломбарде.

Встречаются и ситуации, когда следователь допускает ошибку в оформлении протокола следственного действия в ломбарде – например, когда обыск в ломбарде оформляется на бланке обыска в жилище [5, С. 142].

Заключение

Обыск и выемка, несмотря на схожесть законодательных формулировок, являются самостоятельными следственными действиями со свойственной каждому из них спецификой. Несмотря на постоянное применение приведённых следственных действий на практике, их законодательное регулирование имеет ряд пробелов и на данный момент.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Дробинин Д.В. К вопросу об основаниях разграничения обыска и выемки как самостоятельных следственных действий / Д.В. Дробинин // Юридический вестник Самарского университета. – 2017. – №2. – с. 75-80.
  2. Меркулов М.А. Актуальные проблемы производства обыска и выемки в контексте обеспечения безопасности прав участников уголовного процесса / М.А. Меркулов, И.И. Абросимов // Вестник Прикамского социального института. – 2020. – с. 40 – 45.
  3. Мисюта И.А. Некоторые вопросы закрепления институтов выемки и обыска в российском уголовно-правовом законодательстве / И.А. Мисюта // Вестник московского университета МВД России. – 2016. – №1 – с. 110 – 114.
  4. Морозова Н. В. Некоторые проблемы, возникающие при проведении выемки и обыска в жилище / Н. В. Морозова // Закон и право. – 2019. – № 5. – с. 150-151.
  5. Хайдаров А. А. Проблемы получения следователем (дознавателем) разрешения на производство обыска и выемки в ломбарде / А. А. Хайдаров // Журнал российского права. – 2019. – № 9. – с. 138-144.

Список литературы на английском языке/References in English

  1. Drobinin D.V., K voprosu ob osnovanijah razgranichenija obyska i vyemki kak samostojatel’nyh sledstvennyh dejstvij [On the question of the grounds for distinguishing search and seizure as independent investigative actions] / D.V. Drobinin // Juridicheskij vestnik Samarskogo universiteta [Legal Bulletin of Samara University]. – 2017. – №.2. – P. 75-80. [in Russian]
  2. Merkulov M.A. Aktual’nye problemy proizvodstva obyska i vyemki v kontekste obespechenija bezopasnosti prav uchastnikov ugolovnogo processa [Actual problems of search and seizure in the context of ensuring the security of the rights of participants in criminal proceedings] / M.A. Merkulov, I.I. Abrosimov // Vestnik Prikamskogo social’nogo instituta [Bulletin of the Prikamsky Social Institute]. – 2020. – P. 40-45. [in Russian]
  3. Misyuta I.A. Nekotorye voprosy zakreplenija institutov vyemki i obyska v rossijskom ugolovno-pravovom zakonodatel’stve [Some issues of fixing the institutions of seizure and search in the Russian criminal law legislation] / I.A. Misjuta // Vestnik moskovskogo universiteta MVD Rossii [Bulletin of the Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia]. – 2016. – № 1. – P. 110 – 114. [in Russian]
  4. Morozova N. V. Nekotorye problemy, voznikajushhie pri provedenii vyemki i obyska v zhilishhe [Some problems arising in the course of excavation and search in home] / N. V. Morozova // Zakon i pravo [Zakon I pravo]. – 2019. – № 5. – P. 150-151. [in Russian]
  5. Haydarov A. A. Problemy poluchenija sledovatelem (doznavatelem) razreshenija na proizvodstvo obyska i vyemki v lombarde [Problems of investigator (inquirer) permission for the execution of search and seizure in the pawnshop] / A. A. Hajdarov // Zhurnal rossijskogo prava [Journal of Russian law]. – 2019. – № 9. – P. 138-144. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.