Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.62.088

Скачать PDF ( ) Страницы: 29-31 Выпуск: № 08 (62) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Абашин М. С. НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОПЦИОНА НА ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА И ОПЦИОННОГО ДОГОВОРА / М. С. Абашин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 1. — С. 29—31. — URL: https://research-journal.org/law/nekotorye-teoreticheskie-i-prakticheskie-problemy-primeneniya-opciona-na-zaklyuchenie-dogovora-i-opcionnogo-dogovora/ (дата обращения: 19.04.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.62.088
Абашин М. С. НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОПЦИОНА НА ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА И ОПЦИОННОГО ДОГОВОРА / М. С. Абашин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 1. — С. 29—31. doi: 10.23670/IRJ.2017.62.088

Импортировать


НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОПЦИОНА НА ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА И ОПЦИОННОГО ДОГОВОРА

Абашин М.С.

ORCID: 0000-0003-2555-2701, студент, Институт Права, Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина

НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОПЦИОНА НА ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА И ОПЦИОННОГО ДОГОВОРА

Аннотация

В статье исследуются проблемы, возникшие после введения в действие новых статей об опционе на заключение договора и об опционном договоре в ГК РФ, предлагаются способы их устранения. В работе делается вывод о наличии противоречий в системе источников гражданского права РФ в части, регулирующей отношения из опциона на заключение договора и опционного договора, при том как нарушающих иерархическую упорядоченность, так и понижающих оборотоспособность данных финансовых инструментов. С целью приведения относимых актов в соответствие с кодифицированным источником, в статье предпринимается попытка изложить противоречащие элементы в новой редакции. В частности, учитываются особенности отношений на рынке ценных бумаг. Пересматривая фразеологические конструкции, автор стремится сделать возможным использование обеих статей.

Ключевые слова: опцион на заключение договора, опционный договор, рынок ценных бумаг, производные финансовые инструменты, оборотоспособность.

Abashin M.S.

ORCID: 0000-0003-2555-2701, Student, Institute of Law of Kutafin Moscow State Law University

SOME THEORETICAL AND PRACTICAL PROBLEMS OF APPLICATION OF “OPTION FOR THE CONCLUSION OF THE CONTRACT” AND “OPTION CONTRACT”

Abstract

Some theoretical and practical problems, related with new articles in the Russian Civil Code – 429.2 and 429.3 – explored in this article. Because of contradiction, there is the disorder in the Russian civil legal source’s system. Analyzing these disorders author offers some decisions of problems, inter alia by rephrasing the present definitions. In addition, the deal of saling the share in the authorized capital of the private limited company is simulated. This example is based on the present version of the relevant Federal Law. Author suggests some steps for protection of the parties of the contract and their hypothetical interests.

Keywords: option for the conclusion of the contract, option contract, stock market, derivatives, circulability, authorized capital, private limited company.

Реформа гражданской номотезии, вводя в ГК РФ в 2015 г. свежие статьи – 4292 и 4293, – разграничила термины «опцион на заключение договора» и «опционный договор» [1]. Выделение привнесённых договорных конструкций в индивидуальный тип, порождает дискуссии в иностранной и отечественной правовой доктрине. В частности, В. В. Витрянский поддерживает критический взгляд об их дифференциации [2, С. 19]. Уважая мнения различных авторов, хотел бы остановиться не на видовой принадлежности опциона на заключение договора и опционного договора, а на их оборотоспособности. Сложности практического применения вызваны тем, что профильные законодательные акты не приведены в соотношение со статьями 4292 и 4293 Кодекса. Оная корректировка нужна, ибо имеются controversiae multae, нарушается внутривидовая упорядоченность обоих финансовых инструментов, отсутствует потенциал употребления опционного договора для отчуждения долей уставного капитала ООО.

Для обоих контрактов Кодекс допускает установление особенностей законом. Полагаю, понятие «закон» эквивалентно по значению любому непротиворечащему Кодексу нормативно – правовому акту. Текущая ситуация является противоположной, иллюстрируя существование проблемы их несистематизированности в релевантном поле.

Фигурирующая в ФЗ «О рынке ценных бумаг» конструкция «опцион эмитента» очевидно реализуема в рамках и опциона на заключение договора, и опционного договора [3]. Однако, опираясь на дословное толкование, к представленной ценной бумаге единственно применима статья 4292, поскольку дефиниция содержит фразу «закрепляющая право владельца на покупку», тогда ежели бы подразумевался опционный договор, применялась формулировка «закрепляющая право владельца потребовать продать». Если бы законодатель поместил перечисленные цитаты через «и/или», у участников оборота появилась бы возможность использовать обе договорные конструкции. Вдобавок, исчез бы синкретизм терминов «опционный договор» и «опцион на заключение договора».

Присутствует в ФЗ «О рынке ценных бумаг» и дефиниция производного финансового инструмента. Истолкование дериватива через перечисление обязанностей, способных являться содержанием оного, равным образом частично потеряло актуальность. При включении обязанности из абзаца 1 пункта 29 статьи 2 в конкретный договор допустима лишь конструкция опционного договора, ибо корреспондирующая обязанность уплатить денежные суммы предполагает существование какого-либо уже заключенного договора. Сущность обозначенной обязанности делает затруднительным применение к ней статьи 4292 ГК. Однако статье об опционном договоре она не противоречит. Кроме того, она демонстрирует небеспочвенность споров о соотношении опционного и абонентского договоров.

Смысл абзаца 2 пункта 29 статьи 2 вышеуказанного ФЗ допускает применение обеих договорных конструкций. Но в существующей форме это проблематично, ибо, с одной стороны, есть обязанность при поступлении волеизъявления приобрести или предать отчуждению ценные бумаги, валюту или заключить дериватив, что типично для опциона на заключение договора, а с другой – фраза «на условиях, определённых при заключении договора» заставляет задуматься об уже заключенном договоре, давшем секундарное право требовать исполнить договор, что более соответствует опционному договору. Ради эвентуальности применить сей абзац, руководствуясь, как  статьей 4292 ГК, так и статьей 4293 ГК, видится разумным изложение в следующей редакции: «обязанность стороны/сторон на условиях, предусмотренных офертой (или договором), в случае предъявления требования другой стороной заключить договор о покупке и (или ) продажи ценных бумаг, валюты, товара, либо договор,  являющейся производным финансовым инструментом (или совершить покупку и (или) продажу ценных бумаг, валюты, товара, либо перевод прав  по договору, являющегося производным финансовым инструментом)».

Обязанность из абзаца 3 пункта 29, статьи 2 ФЗ «О рынке ценных бумаг» отличается от изложенной во втором абзаце моментом ее появления. Опираясь на буквальный смысл, такая обязанность тяготеет к статье 4293 Кодекса. Учитывая предложенную мной редакцию предыдущего абзаца, данный – дифференцируется исключительно моментом наступления права. Вероятно, выделение такой особенности будет нелишним. Поэтому кажется возможным подобная формулировка: «обязанность одной стороны заключить договор о передачи ценных бумаг, валюты или товара в собственность другой стороне (или передать ценные бумаги, валюту или товар собственность другой стороне), обязанность другой стороны оплатить указанное имущество с указанием на то, что такой договор является производным финансовым инструментом.». Думается, отпадает необходимость сохранять слово «принять», ибо акцепт оферты либо требование исполнить договор являются конклюдентными действиями, выражающими согласие стороны на заключение договоров (исполнение договоров).

Указание Банка России “О видах производных финансовых инструментов” охватывает модификацию дериватива, именованную «опционный договор» [4]. По причине обретения этим документом законной силы немногим ранее статьи 4293 ГК, его элементы, противоречащие Кодексу, аналогично нуждаются в корректировке.

В документе имеются две дефиниции опционного договора. Первая -сходна со статьёй 4293 ГК, поэтому здесь нет расхождений и, более того, есть возможность рассматривать такую конструкцию в качестве разновидности основной договорной конструкции, чьё существование допускается пунктом 4 данной статьи. Вторая дефиниция, преподносящая опционный договор, как содержащий одну из перечисляемых Указанием Центробанка обязанностей, так же расширяет положения ГК.

Так, абзац 4 пункта 2 предполагает, что после представления кредитором требования исполнить договор, обязанность(-ти), установленные самим договором, могут исполняться в том числе путем заключения договора купли продажи или договора поставки в пользу кредитора. Думается, подобного рода конструкция, открывает новые возможности в использовании договоров поручения, комиссии, агентирования. Смоделируем ситуацию: субъект заключает опционный договор купли-продажи ценных бумаг, по которому имеет право потребовать от должника исполнения договора, то есть заключения договора купли-продажи ценных бумаг с третьим лицом. В момент заявления требования отношения между кредитором и должником по опционному договору могут стать схожими, например, на отношения из договора агентирования. По общем правилу должник, получив платеж за нахождение в ожидании требования кредитора, при получении требования, исполняет опционный договор, пусть даже путем заключения иного договора в интересах кредитора, безвозмездно. Однако, при получении должником дополнительного вознаграждения за такую операцию, полагаю, отношения меж ним и кредитором трансформируются в отношения, вытекающие из договора поручения или агентирования. По сей причине природа данной обязанности из Указания недостаточно ясна. С одной стороны, абзац соответствует ГК, да и сама статья 4293 не запрещает включить обязанность о заключении договора купли-продажи ценных бумаг или иностранной валюты, или поставки в интересах кредитора, что подтверждает существование между сторонами отношений из опционного договора. С противоположной – при совершении такой обязанности за дополнительное, предусмотренное таким опционным договором вознаграждение, от имени и за счет принципала (скажем, по договору поставки вносится за его счет какое-либо обеспечение исполнения), отношения между сторонами приобретают элементы агентского договора. Резюмируя вышесказанное, формулировка одной из типичных для опционного договора обязанностей в Указании, не требуя модификации, способна на практике вызвать дискуссии о юридической природе конкретного соглашения. Для предотвращения споров, предмет опционного договора с такой обязанностью стоит наиболее полно и детально регламентировать, особо выделив, что им является право кредитора потребовать и обязанность должника исполнить договор, а не указания кредитора должнику на заключение договора с третьим лицом.

Абзац 4 пункта 2 Указания в текущей редакции выглядит несоответствующим определению опционного договора из кодифицированного источника. Обязанность заключения договора, являющегося производным финансовым инструментом и составляющего базисный актив, присущ для опциона на заключение договора, ибо исходя из положений статьи 4293 договор уже должен быть заключен. В оном абзаце заключено смешение понятий «опцион на заключение договора» и «опционный договор, предполагая заключение одного договора с обязанностью заключить другой, из чего неясно, что именно передается – право потребовать исполнения путем заключения дериватива или же право потребовать заключить дериватив. Для разрешения нынешнего состояния думается логичным отредактировать абзац подобным образом: «обязанность стороны опционного договора в случае предъявления требования другой стороной исполнить его, заключив договор, являющейся производным финансовыми инструментом и составляющей базисный акти.».

Наряду с корректировкой перечисленных позиций стоит пересмотреть сам список видов деривативов. А именно, включить к уже имеющимся бинарные опционы на заключение договоров, что выступило бы альтернативой борьбе, проводимой в зарубежных странах. Реализация приведённых мной решений поможет добиться систематизированности нормативно-правовых актов в сфере правового регулирования отношений из опциона на заключение договора и опционного договора.

Список литературы / References

  1. Российская Федерация. Законы. О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации: федер. закон: [принят Гос. Думой 6 февраля 2015 г.: одобр. Советом Федерации 4 марта 2015 г.]. – Собрание законодательства РФ. 09.03.2015. N 10. 1412 ст.
  2. Витрянский В. В. Общие положения об обязательствах и договорах: новеллы Гражданского кодекса РФ // Хозяйство и право. № 5. 19 с.
  3. Российская Федерация. Законы. О рынке ценных бумаг: федер. закон: [принят Гос. Думой 20 марта 1996 г.: одобр. Советом Федерации 11 апреля 1996 г.]. – [58 – е изд.]. [Электронный ресурс] – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10148/1097032d0a9415d7edcc4f31c7aa4abe106f0720/ (дата обращения: 14.04.2017 г.).
  4. Российская Федерация. Подзаконные акты. О видах производных финансовых инструментов: Указание Банка России: [принят ЦБ 16 февраля 2015 г.: зарегистрирован в Минюсте России 27 марта 2015 г.] – Вестник Банка России. – 31.03.2015. – № 28. – 37 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Rossijskaja Federacija. Zakony. O vnesenii izmenenij v chast’ pervuju Grazhdanskogo kodeksa Rossijskoj Federacii [Russian Federation. Laws. About the introduction of amendments in the 1st Part of the Russian Federation Civil Code]: federal law: [accepted by State Duma on February 6, 2015: approved by the Federation Council on March 4, 2015]. – Sobranie zakonodatel’stva RF. 09.03.2015. N 10. 1412 art. [in Russian]
  2. Vitrjanskij V. V. Obshhie polozhenija ob objazatel’stvah i dogovorah: novelly Grazhdanskogo kodeksa RF [General provisions about obligations and contracts: amendments to the Civil code of the Russian Federation] // Hozjajstvo i parvo [Business and Law]. – 31.03.2015. – № 5. – P. 19. [in Russian]
  3. Rossijskaja Federacija. Zakony. O rynke cennyh bumag. [Russian Federation. Laws. About the stock market] federal law: [accepted by State Duma on March 20, 1996: approved by the Federation Council on April 11, 1996] – [fifty – eighth edition] – [Electronic resource] / – URL: http://shhshhshh.consultant.ru/document/cons_doc_LAShh_10148/1097032d0a9415d7edcc4f31c7aa4abe106f0720/ (accessed: 14.04.2017). [in Russian]
  4. Rossijskaja Federacija. Podzakonnye akty. O vidah proizvodnyh finansovyh instrumentov [Russian Federation. By-law. About the kinds of the derivatives] the decree of the Central Bank of Russia: [accepted by CB on February 16, 2015,: registered by the Justice ministry on March 27, 2015] – Vestnik Banka Rossii. 31.03.2015. № 28. 37 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.