Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 5-6 Выпуск: №2 (21) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Баумштейн А. Б. КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА УГОЛОВНОГО ПРАВА В НАЧАЛЕ ХХ в. / А. Б. Баумштейн // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — №2 (21) Часть 3. — С. 5—6. — URL: https://research-journal.org/law/klassicheskaya-shkola-ugolovnogo-prava-v-nachale-xx-v/ (дата обращения: 16.09.2019. ).
Баумштейн А. Б. КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА УГОЛОВНОГО ПРАВА В НАЧАЛЕ ХХ в. / А. Б. Баумштейн // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — №2 (21) Часть 3. — С. 5—6.

Импортировать


КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА УГОЛОВНОГО ПРАВА В НАЧАЛЕ ХХ в.

Баумштейн А.Б.

Московский государственный машиностроительный университет (МАМИ), доцент кафедры уголовного права и уголовного процесса, кандидат юридических наук

КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА УГОЛОВНОГО ПРАВА В НАЧАЛЕ ХХ в.

Аннотация

В статье рассматриваются процессы подготовки и принятия Уголовного уложения 1903г.: хронологические вехи, этапы обсуждения, имеющиеся замечания и их обсуждение, поэтапное введение, полученная оценка как российских, так и зарубежных деятелей науки.

Ключевые слова: Уголовное уложение 1903г., Особое совещание, Особое присутствие соединенных департаментов Государственного Совета, карательная система России, Русская группа международного союза криминологов.

Baumshtejn A.B.

Moscow state engineering University (MAMI), the senior lecturer of chair of criminal law and criminal process, Candidate of Law Sciences

THE CLASSICAL SCHOOL OF CRIMINAL LAW IN THE EARLY XX CENTURY

Abstract

The article considers the preparation and adoption of the Criminal code, 1903: chronological milestones stages of discussion, available comments and discussion, and the gradual introduction, the assessment of both Russian and foreign figures of science.

Keywords: Criminal code of 1903, A special meeting of the Special presence of the United departments of the State Council, a punitive system of Russia, a Russian group of the international Union of criminologists.

Классическая школа уголовного права, пришедшая в Россию вместе с курсом Ансельма Фейербаха (не считая увлечений идеями Беккариа в XVIII в.), являлась господствующей в российском уголовном праве вплоть до периода социально-политических потрясений, последовавших за событиями октября 1917 г.

Высшим достижением её доминирования стало Уголовное уложение 1903 г. Его анализу посвящено много работ[1], и, имея перед собой особые задачи исследования, мы рассмотрим его с точки зрения отражённых в нём концептуальных начал уголовного права и их оценки теорией уголовного права.

Подготовка и принятие Уголовного уложения растянулись в истории уголовного права России на несколько десятилетий. По словам Н. С. Таганцева, «в министерствах попытки подготовления коренной реформы Уложения (имеется в виду Уложение 1845 г. – А. Б.) начались с половины 60-х годов»[2]. По справедливому замечанию А. В. Наумова «опыт подготовки проекта Уложения уникален с точки зрения научного содержания его основных положений, участия практиков в его обсуждении и дополнении, апробирования его у зарубежных экспертов и вполне поучителен для современного законодателя»[3]. (С другой стороны, по меткому выражению С. В. Познышева, Уложение «составлялось так долго, что успело порядочно состариться, ещё не родившись на свет»[4].)

Основные хронологические вехи принятия Уголовного уложения могут быть представлены в следующем виде[5].

В 1860–1870-х гг. рассматриваются вопросы о преобразовании карательно-каторжной системы и параллельно в Министерстве юстиции разрабатывается проект Общей части Уложения, который был готов в 1872 г. Затем работы несколько приостановились; только в 1879 г. Государственный Совет рекомендовал приступить к пересмотру Уложения 1845 г.

30 апреля 1881 г. был образован Комитет для начертания проекта нового Уголовного уложения, которое должно было заместить собою Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г.; в составе комитета была образована Редакционная комиссия, которая должна была подготовить проект Уложения и объяснительную записку к нему. Работа шла достаточно быстро; уже в 1882 г. был обсуждён подготовленный Н. С. Таганцевым проект Общей части Уложения, разослан для получения отзывов и переведён с этой же целью на иностранные языки. Отзывы и замечания были рассмотрены комиссией к 1884 г. Параллельно шла работа над Особенной частью Уложения (главы которой готовились Н. С. Таганцевым, И. Я. Фойницким и Н. А. Неклюдовым).

К 1895 г. были разработаны проекты и Общей, и Особенной частей Уголовного уложения (всего 35 глав и 589 статей). К 1897 г. на проект были получены замечания министерств и ведомств. Итоговая работа над проектом шла в Особом совещании при министерстве юстиции в 1897–1898 гг.; 14 марта 1898 г. проект Уложения был представлен в Государственный Совет. В Совете было также образовано Особое совещание; науку уголовного права в нём представлял только Н. С. Таганцев. Работа Особого совещания шла с 1898 по 1901 гг.

6 октября 1901 г. проект поступил на рассмотрение Особого присутствия соединённых департаментов Государственного Совета; 10 февраля 1903 г. проект был рассмотрен в общем собрании Государственного Совета и 22 марта 1903 г. утверждён императором Николаем II. В указе Правительствующем Сенату, которым было утверждено Уложение, содержались следующие слова о его значимости для России: «Последовавшие в Царствование Деда Нашего Императора Александра II коренные преобразования обновили весь строй государственного быта России. Изменившиеся под влиянием этих преобразований условия народной жизни вызвали необходимость привести в соответствие с ними уголовные законы. …Уповая, что новый уголовный закон, сообразованный с современными условиями государственного и общественного быта, будет способствовать успешному отправлению уголовного правосудия, Мы пребываем в твёрдой уверенности, что закон этот, разграничивая область воспрещённого и дозволенного и противодействуя преступным посягательствам, послужит к вящей охране гражданского порядка и к укреплению в народе чувства законности, которое должно быть постоянным руководителем каждого как отдельно в кругу его личной деятельности, так и в совокупном составе сословий и обществ»[6].

Вместе с тем Уголовному уложению была уготована печальная судьба. Срок его введения в действие в 1903 г. не был определён; только в 1904 г. были введены в действие главы «О бунте против Верховной власти и о преступных деяниях против Священной Особы Императора и Членов императорского Дома», «О государственной измене», отдельные статьи из глав «О смуте», «О противодействии правосудию», «О подлоге», «О преступных деяниях по службе государственной и общественной»; в 1905–1906 гг. – оставшиеся статьи главы «О смуте» и глава «О нарушении ограждающих веру постановлений». В разное время были введены также в действие отдельные статьи из глав «О нарушении постановлений, ограждающих общественное спокойствие», «О нарушении постановлений о надзоре за печатью», «О преступных деяниях против личной свободы», «О непотребстве», «О преступных деяниях против прав авторских и привилегий на изобретения». В отношении всех этих норм должна была также применяться Общая часть Уложения.

В литературе называются различные причины невступления в силу Уложения в полном объёме. Так, по мнению А. В. Наумова, затянувшаяся работа над Уложением привела к тому, что «по ряду позиций оно устарело и не соответствовало социально-политическим реалиям России начала XX века, например изменениям в системе государственной власти в связи с созданием российских парламентских учреждений, определённой демократизации государственной власти, вызванных революционными событиями 1905 года и последующих годов»[7]. А. А. Пушкаренко связывает отсрочку введения в действие Уложения с необходимостью преобразовать карательную систему России, реформировать смежное законодательство, решить вопросы условного осуждения, условно-досрочного освобождения и т.п., а также преобразовать местные (мировые) суды[8].

В 1905 и 1908 гг. предпринимались попытки ввести в действие Уголовное уложение в полном объёме, однако они отклонялись в Государственном Совете под предлогом необходимости проведения реформы мирового суда.

В 1910 г. вопрос об Уголовном уложении был поднят на заседании Общего собрания (съезда) Русской группы международного Союза криминалистов. М. П. Чубинский предложил вернуться к вопросу о введении в действие Уложения в полном объёме, однако против этого выступили М. Н. Гернет, А. Н. Трайнин и др., которые высказались за разработку нового уложения[9].

Уложение заслужило высокую оценку и за рубежом. Франц фон Лист писал о нём на стадии проекта: «…Проект представляет собою весьма важное произведение, которое послужит ко благу не одной только России; являясь наиболее зрелым плодом науки уголовного права, он будет рассевать плодоносные семена всё в большем и большем пространстве»[10].

Критики Уложения были вынуждены признать, что Уложение представляет собой «лебединую песнь отживающей ныне классической школы в уголовном праве» и только «носит в себе некоторые зародыши более совершенного, более отвечающего потребностям современной социальной жизни права недалёкого будущего»[11].

Как писал В. В. Есипов, давая неоднозначную оценку Уложению, «этот наш новый кодекс появился как раз в то время, когда в самой науке уголовного права появились новые направления и произошёл некоторый раскол. Эта эпоха ознаменована усиленной борьбой старого классического направления с народившимся уже новым, так называемым позитивным направлением в уголовном праве (речь идёт о социологической школе. – А. Б.). Борьба эта обуславливалась совершенно различными воззрениями этих двух школ на основные вопросы уголовного права – на преступление и наказание»[12]; по его мнению, эта борьба нашла удачное разрешение в Уложении в виде системы индивидуализации наказаний, требуемой обществом[13]. С другой стороны, «от нового уложения ожидали очень многого; ожидали, что оно откликнется на все те новые вопросы, которые предъявляет жизнь, что оно прислушается ко всем новым требованиям пенитенциарного дела. В этом отношении ожидания многих не вполне оправдались. Оставаясь на почве прежней чисто-классической юриспруденции, новый кодекс остался чужд тем новым правовым институтам, которые выдвинуло новое направление в уголовном праве. он не принял ни условного освобождения, ни условного осуждения…»[14].

Уголовное уложение 1903 г. отражает в своём содержании доктрину классической школы уголовного права; воззрения антропологической и социологической школ представлены в нём крайне скудно. Как уже отмечалось ранее, столкновения школ имели место в основном в теории уголовного права, тогда как на практике господствовал классицизм. Его формально-логические построения – нормативная определённость уголовного закона, виновная ответственность, строгое наказание-возмездие и т.п. – как нельзя лучше соответствовали уголовно-политическим установкам эпохи, когда общество было заинтересовано в охранении сложившегося строя средствами в том числе уголовного закона.

Дальнейшая судьба Уголовного уложения связана с событиями 1917 г.[15] 19 января 1917 г. при министерстве юстиции была создана комиссия по пересмотру Уложения, которая начала свою работу фактически только после событий февраля 1917 г. В структуре комиссии были образованы четыре подкомиссии: по пересмотру Общей части; по религиозным преступлениям; по государственным преступлениям; по преступлениям печати. Работа комиссии привела к пересмотру некоторых положений Уложения о бунте (глава III Уложения), которые были введены в обновлённой редакции в действие.

События октября 1917 г. кардинальным образом изменили историю России и её уголовного права.

В завершение отметим, что впоследствии Уголовное уложение 1903 г. было рецепировано на окраинных территориях Российской Империи. Так, в Литве, восстановившей свою государственную независимость, в 1919 г. и действовало там до 1940 г. (с практически полным изъятием смертной казни как вида наказания). С 1915 г. по 31 августа 1932 г. Уложение в полном объёме действовало сначала в Царстве Польском, а потом в Польской Республике.

Уголовное уложение 1903 г. и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. действовали также во время Гражданской войны на территориях, занятых Белым движением[16]. В частности, постановление Временного Сибирского Правительства от 3 августа 1918 г. об определении судьбы бывших представителей Советской власти в Сибири[17] предписывало применять к представителям Советской власти, совершившим преступные деяния, носящие характер государственной измены, а также преступные деяния общеуголовного характера (расстрелы, конфискации имуществ, взыскания контрибуций, угрозы с корыстной целью, противозаконное задержание и заключение) соответствующие нормы уложений 1845 и 1903 гг.

[1] См., например: Есипов В. В. Уголовное уложение 1903 года, его характер и содержание. Варшава, 1903; Балыбин В. А. Уголовное уложение Российской Империи 1903 года: дис. … канд. юрид. наук. Л., 1982; Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. Т. 1: Общая часть. С. 102–108; Фецыч Г. В. Реакционная сущность системы преступлений и наказаний по уголовному уложению 1903 года и практика его применения: дис. … канд. юрид. наук. К., 1985; Российское законодательство X–XX веков. В 9 т. Т. 9: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций / отв. ред. О. И. Чистяков. М., 1994. С. 240–271.

[2] Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. 1. С. 197.

[3] Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. Т. 1: Общая часть. С. 102.

[4] Познышев С. В. Особенная часть русского уголовного права. Сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового Уложений. М., 1905. С. IV.

[5] См. подробнее: Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. 1. С. 197–199; Балыбин В. А. Основные тенденции развития уголовного законодательства России в 1861–1881 гг. // Правоведение. 1977. № 3. С. 55–63.

[6] Уголовное уложение. 22 марта 1903 г. Изд. неофиц. С мотивами, извлечёнными… Изд. Н. С. Таганцева. СПб., 1904. С. 3–4.

[7] Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. Т. 1: Общая часть. С. 104.

[8] Российское законодательство X–XX веков. Т. 9. С. 266–271.

[9] См.: Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. Т. 1: Общая часть. С. 104.

[10] Свод замечаний на проект Общей части Уложения о наказаниях, выработанный редакционной комиссией / сост. Э. Ю. Нольде. Т. 1: Общие замечания на проект и замечания на главы первую и вторую. СПб., 1884. С. 2.

[11] Пржевальский В. В. Проект Уголовного уложения и современная наука уголовного права. СПб., 1897. С. 104.

[12] Есипов В. В. Указ. соч. С. 159–160.

[13] См.: Там же. С. 160–161.

[14] Там же. С. 168–169.

[15] См. подробнее: История советского уголовного права. 1917–1947 / науч. ред. А. А. Герцензон. М., 1948. С. 11–48.

[16] См. подробнее: Цветков В. Ж. Репрессивное законодательство белых правительств // Вопросы истории. 2007. № 4. С. 16–26.

[17] Собрание узаконений и распоряжений Временного Сибирского Правительства. 1918. 24 авг. № 7. Ст. 68.

Литература

  1. Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Часть общая. В 2 т. Т. 1. Тула, 2001.
  2. История советского уголовного права. 1917–1947 / науч. ред. А. А. Герцензон. М., 1948.
  3. Уголовное уложение. 22 марта 1903 г. Изд. неофиц. С мотивами, извлечёнными… Изд. Н. С. Таганцева. СПб., 1904.
  4. Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. В 2 т. Т. 1: Общая часть. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2007.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.