Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.67.150

Скачать PDF ( ) Страницы: 147-151 Выпуск: № 1 (67) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Гарина О. В. К ВОПРОСУ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОЛИЦИИ В XIX в. / О. В. Гарина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 2. — С. 147—151. — URL: https://research-journal.org/law/k-voprosu-o-deyatelnosti-medicinskoj-policii-v-xix-v/ (дата обращения: 18.12.2018. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.67.150
Гарина О. В. К ВОПРОСУ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОЛИЦИИ В XIX в. / О. В. Гарина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 2. — С. 147—151. doi: 10.23670/IRJ.2018.67.150

Импортировать


К ВОПРОСУ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОЛИЦИИ В XIX в.

Гарина О.В.

Кандидат юридических наук,

Орловский юридический институт МВД России имени В.В. Лукьянова, г. Орел

К ВОПРОСУ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕДИЦИНСКОЙ ПОЛИЦИИ В XIX в.

Аннотация

В настоящей статье рассмотрена деятельность медицинской полиции в XIX в., раскрываются отдельные направления ее деятельности в XIX в. В 1802 г. в структуре созданного Министерства внутренних дел Российской империи были образованы Медицинский департамент и Медицинский совет. На медицинский департамент возлагалась реализация медико-полицейских мер перечисленных во Врачебных уставах. В исследуемый период законодатель видел необходимость предупреждения распространения отдельных болезней, охраны чистоты воздуха и безвредности продуктов питания, надзоре за продажей и употреблением ядовитых и сильнодействующих веществ, именно со стороны полицейских органов. В статье анализируются вышеуказанные направления деятельности Медицинского департамента МВД Российской империи.    

Ключевые слова: медицинская полиция, Устав медицинской полиции, компетенция Медицинского департамента.

Garina O.V.

PhD in Jurisprudence,

Lukyanov Orel Law Institute of the Ministry of the Interior of Russia,Orel

ON ACTIVITIES OFMEDICAL POLICE IN 19TH CENTURY

Abstract

This article examines the activities of the medical police in the 19th century, and reveals certain areas of its activities in the 19th century. The Medical Department and the Medical Council were established in 1802 as the part of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Empire. The medical department was supposed to implement the medical and police measures listed in the Medical Regulations. During the considered period, the legislator saw the need to prevent the spreading of certain diseases, protect air purity and food safety, oversee the sale and the use of poisonous and potent substances, especially in police. The above-mentioned areas of activity of the Medical Department of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Empire are analyzed in the article.

Keywords: medical police, Statute of medical police, competence of the Medical Department.

Как известно с момента своего создания полиция в России была наделена большим объемом полномочий, и сфера ее деятельности была обширна.

С XVI в. правительство стало предпринимать меры по предупреждению «мировых поветрий и заразы». Ранее этим ведала церковь. До начала XIX в. в Российском государстве Петр I, Екатерина II и Павел I видели необходимость создания учреждения, исполнявшего медико-полицейские функции, но они сталкивались с проблемой отсутствия врачей, которая не решалась на протяжении трех столетий.

В своем исследовании деятельности полиции в сфере здравоохранения со времен правления Петра I и до 1802 г. Э.Р. Исхаков, С.Г. Аксенов, заключили, что она была многогранной и преимущественно заключалась в проведении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мер в период [7, С. 89].

К 1802 г. увеличившееся количество врачей и медицинских образовательных учреждений «дали возможность, при учреждении министерств, поставить центральное управление делами медицинской полиции надлежащим образом», путем создания в структуре Министерства внутренних дел Медицинского департамента и Медицинского совета.

Дальнейшие реформы 1836 г. и 1842 г. внесли в структуру Медицинского департамента изменения. В нем были сосредоточены Центральное управление гражданской медицинской частью, делами судебной медицины и медицинской полиции. Основная функция Медицинского департамента состояла в принятии общих административных мер для надлежавшего исполнения во всей России указанных во Врачебных уставах медико-полицейских мер. Почему же государство вручило полиции осуществление таких мер?

Развитие здравоохранения и условия жизни в XIX в., обосновывали необходимость реализации соответствующих мер по пресечению распространения различных болезней именно органом, наделенным государственно-властными полномочиями.

В компетенцию Медицинского департамента входило:

  1. Предупреждение наследственных болезней;
  2. Предупреждение болезней для зачатия и при рождении;
  3. Предупреждение болезней от дурного вскармливания и воспитания;
  4. Охрана чистоты воздуха;
  5. Охрана безвредности жизненных припасов;
  6. Надзор за продажей и употреблением ядовитых веществ;
  7. Предупреждение повальных болезней.

Рассмотрим каждое направление отдельно. Анализируемая деятельность регулировалась Уставом медицинской полиции [11], который состоит из пяти разделов. В первом были предусмотрены общие меры к охранению народного здравия, во втором – особенные меры против повальных болезней, третий раздел включает Устав карантинный, четвертый – Положение о карантинной страже.

В целях предупреждения наследственных болезней законодательно запрещались «такие браки, от которых положительно можно ожидать только болезненного потомства» [1, С. 344] – слишком ранние и слишком поздние браки; заключение брака с «лицами крайне болезненными», а в случае допущения такого брака, обеспечить немедленно развод; браки лиц, находившихся в близких степенях родства.

Законодатель считал, что предупредить болезни для зачатия и при рождении, можно предупредить попечением о сохранении зачатых и оказании надлежащей помощи роженицам. Говорить о высоком развитии медицинских услуг в то время нельзя. «До открытия земских учреждений, только большие наши центры, – Петербург, Москва, Варшава, Вильно – были обеспечены надлежащим количеством акушеров, повивальных бабок и родильных приютов; в остальных городах, со времени Учреждения о губерниях, были поставлены акушеры и повивальные бабки, но не было родильных приютов; в селениях же, за небольшим исключениями селений государственных крестьян, ни об акушерах, ни об ученых повивальных бабках, ни о родильных приютах не было и помину» [1, С. 345-346]. В связи с этим обстоятельством, Министерство внутренних дел вносило предложения земским собраниям о необходимости принятия мер для организации при земских больницах родильных отделений и школ подготовки сельских повитух.

Для настоящего времени предупреждение болезней приобретенных вследствие дурного вскармливания и воспитания звучит странно, но в XIX в. были случаи, в которых отсутствие полицейской помощи государства, в этом вопросе могло привести к распространению различных болезней, даже смертельно опасных.

За процессом воспитания в школах также наблюдали. Надзор осуществлялся за преподавателями, за физическим воспитанием обучающихся, так как «дурная администрация школы, не обращающая внимания на физическое воспитание детей, действует самым разрушительным образом на их здоровье» [1, С. 349].

Осуществлялся надзор за ремесленными и фабричными заведениями с целью предупреждения жестокого обращения с малолетними работниками, невыгодного для здоровья учеников помещения и кормления. Такие осмотры проводили органы санитарной полиции. И.Е. Андреевский опираясь на статистические данные Архива Судебной медицины о работе детей на фабриках писал, что это дело находится в неудовлетворительном состоянии. Распоряжение МВД 1866 г. вменяло фабрикантам в обязанность иметь при фабриках больницы [1, С. 352].

«Полиция наблюдает, чтобы на улицах, на дорогах, на мостах и возле оных нигде не было ничего такого, что может заражать воздух» [11] (ст. 650 Устава медицинской полиции). Охрана чистоты воздуха преследовала цель предупреждения распространения множества болезней посредством осуществления следующих мероприятий:

  • Выбор здорового местоположения для центров населения;
  • Уничтожение тесноты жилища;
  • Соблюдение чистоты и опрятности;
  • Запрет производить вредящие чистоте воздуха промыслы;
  • Надлежащее устроение кладбищ.

В отличие от европейских стран указанные выше меры практически не реализовывались. Полицейская деятельность, направленная на ликвидацию тесноты жилища, заключалась:

  • В выполнении требований правительства, чтобы городское начальство, правительственные места и лица оказывали «устраивающим» обществам всевозможное содействие.

Для городов повышение уровня санитарных условий было проблемой и в них занимались улучшением помещений для рабочего класса. Так, в 1859 г. в Петербурге было создано Общество для улучшения помещений рабочего и нуждающегося населения, в 1859 г. – Акционерное общество для устройства помещений нуждающегося населения в Риге, в 1861 г. – Общество доставления дешевых квартир и других пособий нуждающимся жителям Санкт-Петербурга, Братолюбивое общество снабжения неимущих граждан квартирами в Москве.

Указанная выше обязанность полиции была изложена в Уставах этих обществ.

  • В надзоре за помещениями рабочего класса, возлагаемом в больших центрах на санитарные комиссии и другие органы медицинской полиции.

Наблюдение за сохранением надлежащей чистоты и опрятности входило в компетенцию как исполнительной, так и медицинской полиции. Устав медицинской полиции и Инструкции органов исполнительной полиции разъясняли объем такого надзора.

Правительство требовало от города заботы о надлежащей канализации, устройстве надлежащих труб, принятии мер для уборки с улиц нечистот, поддержания чистоты и орошения водой летом (для уменьшения пыли). Городские власти, в свою очередь, устанавливали и анализировали меры, которые могут быть приняты, посредством устроения особых промышленных компаний или допуска особых подрядчиков, или возложения этих обязанностей на домовладельцев. Полиция же наблюдала за исполнением таких мер.

С момента учреждения МВД, ему было вверено недопущение образования и функционирования фабрик и заводов, наносящих вред чистоте воздуха, в городах и выше городов, по течению рек и протоков. В случае, существования такого производства на момент образования Министерства, об этом сообщалось губернскому начальству и МВД предоставлялось право перенести такую фабрику в безопасное для населения место с бесплатным предоставлением участка земли в собственность.

Основаниями для полицейского наблюдения за охраной безвредности жизненных припасов являются невозможность лицу самостоятельно обеспечить ее собственными средствами, отсутствие надлежащей информации и не осознание вреда здоровью в случае употребления недоброкачественных продуктов.

Наблюдение подразделялось на общее и частное. Общие меры заключались в разъяснении населению вреда для здоровья употребления недоброкачественных продуктов. И.Е. Андреевский к общим мерам относил административные распоряжения о запрете торговли такими продуктами и запрет вредных способов приготовления пищи и напитков [1, с. 369]. Частные меры предполагали установление медико-полицейского надзора за продавцами продуктов, за процессом приготовления продуктов. Отмечаем, что губернские власти разрешали учреждать на частные средства полицейскую охрану в сельских местностях [2]. Проверки были периодические и внезапные.

Законодательная попытка классификации ядовитых и сильнодействующих веществ по четырем группам была предпринята в 1842 г. Право внесения изменения в них принадлежало Медицинскому совету. Полицейские предписания применялись к торговле веществами из списка с лит. «А» и они заключались в следующем:

  • Торговать ими могут аптекари или купцы, избранные от общества, которое извещает местное медицинское начальство и наблюдает за соблюдением правил торговли;
  • Фабрикант, художник или ремесленник для покупки вещества из списка с лит. «А» предоставляет свидетельство от своего начальства, подтверждающее право лица на такую покупку; свидетельство действительно в течение года; о выдаче разрешения незамедлительно уведомляется местное медицинское начальство; аптекарь для покупки такого вещества предоставляет удостоверение местного медицинского начальства, подтверждающего наличие у него аптеки;
  • При покупке вещества в специальной книге отмечается факт продажи вещества, и покупатель ставит подпись о соблюдении правил его хранения;
  • В свидетельстве делается запись о времени и количестве проданного вещества.

Меры для предупреждения повальных болезней делились на общие и применяемы в отношении сифилиса, натуральной оспы, чумы и желтой горячки, холеры.

Цели применения общих мер:

  • Своевременное получение известия о появлении болезни и ее распространении;
  • Остановка болезни в местности, где она обнаружена;
  • Оказание больным и людям, находящимся в оцепленной местности, медицинской помощи и обеспечение доставки продовольствия.

Местный полицейский орган, полицмейстер в городе, становой пристав и исправник – в уезде при получении сообщения о появлении заразной болезни и подтверждении этого факта городовым, уездным или вольно-практикующим врачом, принимал меры к не распространению заразы на здоровых путем помещения больных в незамедлительно устраиваемых временных госпиталях. Дом для госпиталя выбирался по жребию. Если болезнь распространялась, то полиция устанавливала оцепление или карантин, сообщая губернатору. Последний разъяснял населению значение предпринимаемых мер, о них же сообщал в Медицинский департамент МВД.

МВД вносило предложения земским собраниям о необходимости осуществления лечения лиц, больных сифилисом, в земских больницах бесплатно, например Высочайше утвержденное распоряжение Министра внутренних дел от 15 декабря 1867 г. Реализация этой меры была затруднена, так как не хватало земских больниц, отсутствовали средства для доставления больных и существовали трудности выявления этих лиц (не каждый спешил сообщить о таком факте своей биографии), а также помещение указанных больных к людям, лечившихся от других болезней, что подвергало последних угрозе заражения. Впоследствии были созданы приемные покои для больных сифилисом в уездах.

В 1812 г. юг России (Новороссийск, Одесса, Херсон, Феодоссия) охватила чума. Министерство полиции проводило борьбу против ее распространения. Так, ведомство совместно с местным начальством предпринимало меры, в том числе и карантинные, по недопущению распространения инфекции и локализации уже имеющихся очагов [8, С. 27].  В 1879 г. Отдельному корпуса жандармов предписывалось принимать меры против распространения чумы [3].

В Положении от 15 ноября 1812 г. Комитета Министров «О принятии мер предосторожности против заразы, открывшейся в Феодосии и Одессе»[10] приводились карантинные меры и приводилось их финансовое обеспечение. Устанавливался запрет на перемещение через определенные участки, вводилась изоляция в домах на 30 дней, посещение домов разрешалось только священнику и повивальной бабке, проводилась дезинфекция, регламентировалась снабжение продовольствием жителям в карантинных зонах, для лечения больных привлекались пленные французские лекари.

В XVII-XVIII вв. широко была распространена оспа, умирали целые селения. В отличие от других болезней, оспу можно предупредить, сделав прививку. Согласно Положению от 3 мая 1811 г. «О распространении прививания коровьей оспы в Губерниях» [9] осуществление мер для предупреждения оспы и оспопрививания возлагалось на местную полицию и оспенные комитеты в столицах, губерниях и уездных городах.

В состав оспенного комитета в губернском городе входили:

  • Губернатор;
  • Вице-губернатор;
  • Губернский предводитель дворянства;
  • Председатель казенной палаты;
  • Управляющий палатой государственного имущества;
  • Представитель духовенства;
  • Городской глава;
  • Инспектор врачебной управы.

Уездный оспенный комитет имел следующую структуру:

  • Уездный предводитель дворянства;
  • Городничий или полицмейстер;
  • Благочинный протоирей;
  • Земский исправник;
  • Городской врач;
  • Городской голова.

Органы исполнительной полиции и приходские священники были призваны вести разъяснительную работу с населением о необходимости оспопрививания.

Земским учреждениям передавались функции, связанные с оспопрививанием, а оспенные комитеты упразднялись. Медицинский департамент МВД ведал сбором статистических сведений по оспопрививанию, разъяснение необходимости вакцинации.

Циркуляр МВД от 16 января 1869 г. № 28 вносил предложение Медицинского совета земским собраниям о необходимости прививки от оспы для всех жителей, в случае уклонения обосновывал необходимость наложения денежного взыскания на родителей или опекунов. Данное предложение было поддержано на местах. Так, в волосных правлениях и у старост были списки новорожденных и непривитых оспою детей, в них отмечались прививка оспы и успех прививания.

Для предупреждения чумы и желтой горячки устанавливались карантины. Все карантинные учреждения находились в ведении МВД, за исключением кавказских таможенно-карантинных учреждений. Отдельный корпус жандармов предпринимал меры против распространения чумы.

Такие болезни как холера и тиф передаются не бытовым путем, следовательно, одних карантинных мер для предотвращения их распространения не достаточно. В XIX в. еще не было найдено лекарство от указанных болезней, но государство стремилось «предупредить и устранить отравление». Для чего медико-полицейской части были необходимы сведения об эпидемиях, имевших место на территории страны. Так, в 1865 г . Медицинский совет издал наставление о принятии предупредительных мер, применение положений которого и введение санитарных комиссий в больших городах, обеспечило успешность борьбы с холерой. С 1870 г. Медицинский департамент МВД стал издавать «эпидемиологический листок», информировавший врачей об эпидемиях.

Помимо медицинской полиции к пресечению распространения болезней привлекались и чины Отдельного корпуса жандармов. В частности, последние предпринимали меры «к прекращению заразительной болезни, появившейся на железной дороге» [5], «к расширению принятых санитарных мер против эпидемических заболеваний на железной дороге» [4].

По мнению А.М. Гринзовского, вопрос сохранения общественного здоровья и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской империи, в том числе, на территории Украины, до начала ХХ века базировался на проведении медико- полицейских мер, применение которых было предусмотрено рядом нормативно-правовых и методических документов того времени [6, с. 9].

Таким образом, в XIX в. законодатель уделял значительное внимание государственному регулированию здравоохранения и на всем протяжении исследуемого периода в нормативных правовых источниках сохранялась идея взаимодействия чинов полиции и врача.

Список литературы / References

  1. Андреевский И.Е. Полицейское право. – СПб., 1873. – 648 с.
  2. ГА РФ. Ф. 102. Оп. 62. Д. 10. Ч. 54. Л. 8.
  3. ГАРФ. Ф. 110. Оп. 1. Д. 563.
  4. ГАРФ. Ф. 110. Оп. 1. Д. 2018.
  5. ГАРФ. Ф. 110. Оп. 6. Д. 86.
  6. Гринзовский А.М. Медицинская полиция как междисциплинарная комплексная государственная доктрина сохранения общественного здоровья в XVIII – начале ХХ века // Актуальні проблеми сучасної медицини: Вісник української медичної стоматологічної академії. – 2014. – Т. 14. – № 2 (46). – С. 4-9.
  7. Исхаков Э.Р., Аксенов С.Г. Полиция и медицинская деятельность в Российской империи в период до 1802 года: историко-правовой аспект // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2012. – № 3. – С. 85-89
  8. Исхаков Э.Р. Развитие законодательства по здравоохранению и деятельность полиции России в обеспечение медицинской помощи и профилактики заболеваний в 1812 году // Общество и право. – 2012. – № 4 (41). – С. 25-28.
  9. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание первое. – Т. 31. – СПб., 1830.
  10. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание первое. – Т. 32. – СПб., 1830.
  11. Собрание законов Российской Империи. – Т. XIII. – СПб., 1832.

Список литературы на английском языке/ References in English

  1. Andreevsky I.E. Politseyskoye pravo [Police law]. – St. Petersburg, 1873. – 648 p. [In Russian]
  2. SARF. F. 102. Op. 62. D. 10. Ch. 54. L. 8. [In Russian]
  3. SARF. F. 110. Op. 1. D. 563. [In Russian]
  4. SARF. F. 110. Op. 1. D. 2018. [In Russian]
  5. SARF. F. 110. Op. 6. D. 86. [In Russian]
  6. Grinzovsky A.M. Meditsinskaya politsiya kak mezhdistsiplinarnaya kompleksnaya gosudarstvennaya doktrina sokhraneniya obshchestvennogo zdorov’ya v XVIII – nachale KHKH veka [Medical Police as Interdisciplinary Comprehensive State Doctrine of Public Health Preservation in 18th – Beginning of 19th century] // Actual problems of modern medicine: Bulletin of the Ukrainian Medical Stomatological Academy. – 2014. – V. 14. – No. 2 (46). – P. 4-9. [In Russian]
  7. Iskhakov E.R., Aksenov S.G. Politsiya i meditsinskaya deyatelnost v Rossiyskoy imperii v period do 1802 goda: istoriko-pravovoy aspekt [Police and Medical Activities in Russian Empire During Period Until 1802: Historical and Legal Aspect] // Bulletin of the Kaliningrad branch of the St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia. – 2012. – No. 3. – P. 85-89 [In Russian]
  8. Iskhakov E.R. Razvitiye zakonodatel’stva po zdravookhraneniyu i deyatel’nost’ politsii Rossii v obespecheniye meditsinskoy pomoshchi i profilaktiki zabolevaniy v 1812 godu [Development of Health Legislation and Work of Russian Police in Providing Medical Care and Disease Prevention in 1812] // Society and Law. – 2012. – No. 4 (41). – P. 25-28. [In Russian]
  9. Polnoye sobraniye zakonov Rossiyskoy Imperii. Sobraniye pervoye [Complete Collection of Laws of Russian Empire. First Collection.] – V. 31. – St. Petersburg, 1830. [In Russian]
  10. Polnoye sobraniye zakonov Rossiyskoy Imperii. Sobraniye pervoye [Complete Collection of Laws of Russian Empire. First Collection.] – V. 32. – St. Petersburg, 1830. [In Russian]
  11. Sobraniye zakonov Rossiyskoy Imperii [Collection of Laws of Russian Empire] – V. 13. – St. Petersburg., 1832. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.