Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.96.6.146

Скачать PDF ( ) Страницы: 160-162 Выпуск: № 6 (96) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Скаковский И. И. К ВОПРОСУ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ПРАКТИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ ВИДЕОЗАПИСИ В ПРОЦЕССЕ ДОКАЗЫВАНИЯ / И. И. Скаковский, А. А. Антонов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 6 (96) Часть 4. — С. 160—162. — URL: https://research-journal.org/law/k-voprosu-ispolzovaniya-i-prakticheskogo-znacheniya-videozapisi-v-processe-dokazyvaniya/ (дата обращения: 23.09.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.96.6.146
Скаковский И. И. К ВОПРОСУ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ПРАКТИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ ВИДЕОЗАПИСИ В ПРОЦЕССЕ ДОКАЗЫВАНИЯ / И. И. Скаковский, А. А. Антонов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 6 (96) Часть 4. — С. 160—162. doi: 10.23670/IRJ.2020.96.6.146

Импортировать


К ВОПРОСУ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ПРАКТИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ ВИДЕОЗАПИСИ В ПРОЦЕССЕ ДОКАЗЫВАНИЯ

К ВОПРОСУ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ПРАКТИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ ВИДЕОЗАПИСИ
В ПРОЦЕССЕ ДОКАЗЫВАНИЯ

Научная статья

Скаковский И.И.1, *, Антонов А.А.2

1, 2 Дальневосточный юридический институт МВД России, г.Хабаровск, Российская Федерация

* Корреспондирующий автор (antonov81212[at]mail.ru)

Аннотация

Предметом исследования является правовой статус криминалистической видеосъемки, применяемой при производстве следственных действий, как потенциального источника значимых по уголовному делу сведений. На основе проведённого анализа норм права, регламентирующих доказательства в уголовном судопроизводстве и практические особенности процедуры признания таковыми результатов видеосъемки, предлагается дополнение к действующему законодательству по расширению перечня доказательств в УПК РФ.

Ключевые слова: видеосъемка, технические средства, криминалистическое обеспечение, следственное действие, доказывание, вещественное доказательство, протокол, приложение к протоколу.

TO THE QUESTION OF USE AND PRACTICAL VALUE OF VIDEO RECORDING
IN THE PROCESS OF EVIDENCE

Research article

Skakovsky I.I.1,*, Antonov A.A.2

1, 2 Far Eastern Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia, Khabarovsk, Russian Federation

* Corresponding author (antonov81212[at]mail.ru)

Abstract

The subject of the study is the legal status of forensic video recording used in investigation as a potential source of significant information in a criminal case. Based on the analysis of the rules of law governing evidence in criminal proceedings and the practical features of the procedure for recognizing the results of video recording as such, an addition to the current legislation is proposed to expand the list of evidence in the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation.

Keywords: video recording, technical means, forensic equipment, investigative action, evidence, material evidence, protocol, annex to the protocol.

Значение криминалистического обеспечения в процессе доказывания неоспоримо. Наука толкает технический прогресс вперед и это соответственно отражается на развитии и совершенствовании технико-криминалистических средств, используемых в уголовно-процессуальной практике. Их применение, помимо обнаружения и фиксации следов преступления, экспертных исследований, актуально и в работе следователя при производстве следственных действий для фиксирования полученных результатов. Особо значимо это для следственных действий, в которых участвуют лица с прогнозируемо конфликтным поведением. В последующем, если встанет вопрос о законности следственного действия и соблюдении следователем прав участвующих в нем лиц, такое техническое обеспечение предоставит исчерпывающую информацию о соответствии действий должностного лица – следователя, требованиям закона.

Преимущество видеосъемки в её способности передать психологическое состояние допрашиваемого лица. Протокол, по понятным причинам, зафиксировать жесты и мимику не в состоянии. Кроме того, при определенных физических или психических особенностях допрашиваемого лица, надлежащая оценка показаний без применения видеосъемки становится практически невозможной. Например, при допросе глухонемых. В другом случае следователь нередко сталкивается с тем, что жаргонные и нецензурные выражения допрашиваемого лица необходимо перефразировать в протоколе и изложить их значение литературным языком. Однако зачастую стопроцентно достоверный «перевод» такой ненормативной лексики невозможен, так как не передает точно вкладываемый смысл. Материалы видеозаписи существенно упрощают восприятие и оценку судом результатов таких следственных действий.

При производстве следственного действия в помещении, положительный результат от применения видеосъемки напрямую зависит от качества подготовки места его проведения. Предпочтительней выбрать специально подготовленное помещение, в котором обеспечено хорошая акустика и освещение. Рекомендуется обеспечить на месте дистанционное управление видеосъемкой, что позволит следователю проводить допрос без участия специалиста. Отсутствие третьих лиц способствует установлению психологического контакта с допрашиваемым лицом.

Однако, далеко не всегда, в распоряжении следователя есть специально оборудованный кабинет. И, в таком случае, минимальная подготовка к следственному действию с применением видеозаписи должна включать соблюдение следующих условий:

– исключение посторонних звуков;

– предупреждение вмешательства посторонних лиц;

– надлежащее расположение участвующих лиц относительно источника освещения и используемых технических средств;

– исправность и готовность к использованию технических средств, в том числе достаточный заряд батареи, необходимый объем свободного места на используемом носителе информации.

Применение видеозаписи при производстве следственного действия регламентировано статьёй 166 УПК РФ. При этом законодатель обязывает должностное лицо, производящее следственное действие, заранее предупредить об этом участвующих лиц, о чем в протоколе должна быть сделана соответствующая запись. Кроме того, в протоколе необходимо указать какое техническое средство для видеосъемки будет использоваться и кем именно – следователем (дознавателем) либо иным участвующим лицом. Немаловажно при этом указать условия и порядок использования технического средства. К примеру, погодные условия могут существенно отразиться на качестве видеозаписи следственного действия проводимого на открытой местности. А порядок видеозаписи при производстве проверки показаний на месте будет существенно отличаться от видеозаписи допроса. Если возникла необходимость приостановить видеозапись в ходе следственного действия, об этом делается заявление с указанием времени, места и причины остановки записи. После ее возобновления, лицу производящему видеозапись либо следователю (дознавателю) необходимо также озвучить время и место. Время перерыва фиксируется в протоколе.

Федеральный закон от 28.07.2012 №143-ФЗ предписал лицу, составляющему протокол, приобщать к нему носители видеозаписи, сделанной в ходе оформляемого следственного действия. Однако ни в одном нормативном акте не прокомментирована упаковка носителя видеосъёмки. В законе также не имеется прямого указания на ознакомление с её содержанием участвующих лиц непосредственно после окончания следственного действия. Как показывает практика, по этим вопросам лицо, проводящее следственное действие, идёт по пути аналогии. Так, всех лиц, принимавших участие в следственном действии, закон требует ознакомить с протоколом. Видеокассета или цифровой носитель, содержащий видеозапись следственного действия, будут являться приложением к протоколу. Основываясь на этом, их также предъявляют для ознакомления, а замечания, касаемо просмотренной видеозаписи, вносят в протокол. После ознакомления, физический носитель видеозаписи упаковывается и прилагается с протоколом к уголовному делу. Упаковку предпочтительней заверить, как и в случае с вещественным доказательством – оттиском печати и скрепить подписями участвующих лиц, нежели потом доказывать неизменность информации на носителе с момента записи. Её дальнейшее хранение оговорено в части 2 статьи 166 УПК РФ – при уголовном деле.

Стоит отметить, что на момент приложения к протоколу, видеозапись следственного действия не является самостоятельным доказательством. Их перечень законодательно закреплен в статье 74 УПК РФ и предусматривает среди прочих протокол следственного действия, а не отдельно взятое приложение к нему. Указанной нормой среди доказательств, помимо протоколов следственных и судебных действий, закреплены также:

– показания участников уголовного процесса (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста);

– результаты криминалистического обеспечения и применения специальных познаний (заключение эксперта и заключение специалиста);

– вещественные доказательства и иные документы.

Вместе с тем, сведения, запечатлённые на видеосъемке при производстве результативного следственного действия, позволяют установить обстоятельства, имеющие непосредственное отношение к предмету доказывания. Ярким примером тому может служить видеозапись признательных показаний обвиняемого при допросе или проверке его показаний на месте. Следовательно, эти сведения обладают всеми признаками доказательства, изложенными в части 1 статьи 74 УПК РФ. Указанной нормой отмечено, что порядок, в котором должностное лицо будет использовать доказательства по уголовному делу, определён УПК РФ.

Существует мнение среди ученых о том, что видеозаписи, проводимой при производстве следственных действий, требуется законодательное закрепление в статусе отдельного самодостаточного доказательства. Так, С.А. Ожердова и Н.И. Долженко в такой законодательной новелле предлагают закрепить порядок получения видеозаписи, определить конкретный перечень криминалистической техники для её обеспечения, предопределяющие её дальнейшую допустимость и использование в качестве доказательства на стадии расследования. Однако целесообразность таких законодательных нововведений представляется не убедительной.

Процедура придания значимым сведениям, содержащимся на видеозаписи, статуса доказательства, реализуется в процессуальной практике и соответствует требованиям действующего законодательства. Для предмета, способствующего установлению обстоятельств уголовного дела, в качестве которого в нашем случае выступает определенный физический носитель видеозаписи, частью 2 статьи 81 УПК РФ предусмотрен осмотр и последующее признание вещественным доказательством.

Видеозапись, полученная в ходе расследования из других источников (предоставленная участниками процесса либо изъятая следователем), как правило, требует дополнительной проверки на подлинность и аутентичность, что выполнимо только при производстве видеотехнической судебной экспертизы. В случае с видеозаписью, полученной в ходе следственного действия этого, не требуется, но будет произведен осмотр объекта – носителя информации с воспроизведением и описанием его содержимого, в соответствии со статьей 176 УПК РФ.

Если имеется следственная необходимость, в осмотр могут быть включены иные участвующие лица, в том числе потерпевшие, свидетели либо подозреваемые, обвиняемые, а также специалисты. В этом случае, перед началом следственного действия им разъясняются их права соответственно статусу. Показания, данные участниками следственного действия в форме замечаний, пояснений, внесенные в протокол осмотра, также будут иметь доказательственное значение в дальнейшем. Это ещё раз подчеркивает значимость видеосъемки. Её производство и дальнейшее использование результатов в уголовном процессе становится особенно актуальным по много эпизодным делам или преступлениям, совершенным в соучастии. Получив статус доказательства, сведения, полученные о деятельности других соучастников либо относимые к различным эпизодам преступной деятельности, служат отправной точкой в развитии следственной тактики и основанием для проведения ряда последующих следственных действий, тем самым обеспечивая необходимую полноту и всесторонность расследования.

Результаты проведенных следственных действий позволят лицу, производящему расследование, сформировать доводы в обоснование постановления о признании носителя видеоинформации вещественным доказательством. Этим же постановлением принимается решение о порядке его дальнейшего хранения. В нормах статьи 82 УПК РФ подробно закреплены порядок и условия хранения вещественных доказательств в зависимости от их свойств, габаритов, ценности и принадлежности.

Вышеизложенные доводы обуславливают вывод о том, что внесение дополнения в перечень доказательств, закрепленных нормами уголовно процессуального законодательства, уместно. Достаточно привнести поправку пункта 5 части 2 статьи 74 УПК РФ, который представляется в следующей редакции: «- протоколы следственных и судебных действий, а также приложения к ним, приобщенные к уголовному делу в соответствии со статьей 81 УПК РФ…». Таким образом, уже имеющаяся и устоявшаяся процессуальная практика, получит своё законодательное закрепление, а вопрос о неоднозначном правовом статусе видеозаписи при производстве следственных действий в уголовном процессе, разрешится положительным образом.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред.02.08.2019) // СЗ РФ. 24.12.2001. №52 (ч. 1). Ст. 4921.
  2. Федеральный закон от 28.07.2012 N 143-ФЗ “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации” // Российская газета. № 174. 01.08.2012.
  3. Долженко Н.И. Видеозапись следственного действия как источник доказательственной информации / Н.И. Долженко, С.А. Ожердова // Вестник криминалистики. -М.: Спарк, 2007 – №4(24). – С. 79 – 81.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Ugolovno-processual’nyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 18.12.2001 № 174-FZ (red.02.08.2019) [Criminal procedure code of the Russian Federation” from 18.12.2001 № 174-FZ (ed. 02. 08. 2019)] / / Sz RF. 24.12.2001. №52 (part 1). Article 4921.
  2. Federal’nyj zakon ot 28.07.2012 N 143-FZ “O vnesenii izmenenij v Ugolovno-processual’nyj kodeks Rossijskoj Federacii [Federal law of 28.07.2012 N 143-FZ ” on amendments to the Criminal procedure code of the Russian Federation] // Rossijskaja gazeta [Russian newspaper]. No. 174. 01.08.2012.
  3. Dolzhenko N. I. Videozapis’ sledstvennogo dejstvija kak istochnik dokazatel’stvennoj informacii [Video recording of an investigative action as a source of evidentiary information] / N. I. Dolzhenko, S. A. Ozheredova // Vestnik kriminalistiki [Bulletin of criminalistics]. – M.: Spark, 2007 – №4(24). – P. 79-81.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.