Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.83.5.049

Скачать PDF ( ) Страницы: 92-96 Выпуск: № 5 (83) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Цуй Ян. Хун. ИЗУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМАТИКИ РАЗВИТИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ПЕРЕХОДОВ АВТОНОМНОГО РАЙОНА ВНУТРЕННЕЙ МОНГОЛИИ В ПЕРИОД СТРОИТЕЛЬСТВА ЭКОНОМИЧЕСКОГО КОРИДОРА «РОССИЯ – МОНГОЛИЯ – КИТАЙ» / Ян. Хун. Цуй // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 5 (83) Часть 2. — С. 92—96. — URL: https://research-journal.org/law/izuchenie-problematiki-razvitiya-pogranichnyx-perexodov-avtonomnogo-rajona-vnutrennej-mongolii-v-period-stroitelstva-ekonomicheskogo-koridora-rossiya-mongoliya-kitaj/ (дата обращения: 18.06.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2019.83.5.049
Цуй Ян. Хун. ИЗУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМАТИКИ РАЗВИТИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ПЕРЕХОДОВ АВТОНОМНОГО РАЙОНА ВНУТРЕННЕЙ МОНГОЛИИ В ПЕРИОД СТРОИТЕЛЬСТВА ЭКОНОМИЧЕСКОГО КОРИДОРА «РОССИЯ – МОНГОЛИЯ – КИТАЙ» / Ян. Хун. Цуй // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 5 (83) Часть 2. — С. 92—96. doi: 10.23670/IRJ.2019.83.5.049

Импортировать


ИЗУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМАТИКИ РАЗВИТИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ПЕРЕХОДОВ АВТОНОМНОГО РАЙОНА ВНУТРЕННЕЙ МОНГОЛИИ В ПЕРИОД СТРОИТЕЛЬСТВА ЭКОНОМИЧЕСКОГО КОРИДОРА «РОССИЯ – МОНГОЛИЯ – КИТАЙ»

ИЗУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМАТИКИ РАЗВИТИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ПЕРЕХОДОВ АВТОНОМНОГО РАЙОНА ВНУТРЕННЕЙ МОНГОЛИИ В ПЕРИОД СТРОИТЕЛЬСТВА ЭКОНОМИЧЕСКОГО КОРИДОРА «РОССИЯ – МОНГОЛИЯ – КИТАЙ»

Научная статья

Цуй Ян Хун *

ORCID: 0000-0001-5624-2875,

Институт Этнологии и Социологии, Университет Внутренней Монголии, Хух –Хото, Китай

* Корреспондирующий автор (alyonayadmaa[at]yahoo.com)

Аннотация

Экономический коридор «Россия – Монголия – Китай» представляет собой важный транзитный путь, цель которого — соединить инициативы экономического пояса “Великий шёлковый путь” Китая, трансевразийской железнодорожной магистрали России и «Степного пути» Монголии. Создание экономического коридора – это главная составляющая часть в поддержании инициативы «Один пояс, один путь». Автономный район Внутренняя Монголия является точкой данного экономического коридора, в которой пересекаются три государства. Однако развитие Внутренней Монголии в качестве контрольно-пропускного пункта имеет не только ряд очевидных преимуществ, но и некоторые недостатки. Поэтому нужно по максимуму использовать преимущества Внутренней Монголии и устранить все препятствия, чтобы в дальнейшем построить пограничный переход между тремя странами и тем самым стимулировать ведение торговли и открытость северу. Только путем совершенствования и развития пограничного перехода можно способствовать экономическому развитию и ускорению темпов создания экономического коридора «Россия – Монголия – Китай».

Ключевые слова: «Один пояс, один путь»; экономический коридор «Россия – Монголия – Китай»; Китай; Россия; Монголия; Автономный район Внутренняя Монголия; пограничный переход; стратегия развития; торговля; нормы права.

STUDYING PROBLEMS OF BORDER CROSSINGS DEVELOPMENT IN AUTONOMOUS DISTRICT OF INNER MONGOLIA DURING CONSTRUCTION OF THE ECONOMIC CORRIDOR “RUSSIA-MONGOLIA-CHINA”

Research article

Qu Yan Hong *

ORCID: 0000-0001-5624-2875,

Postgraduate student, the Institute of Ethnology and Sociology, University of Inner Mongolia, Hohhot, China

* Corresponding author (alyonayadmaa[at]yahoo.com)

Abstract

The Russia-Mongolia-China economic corridor is an important transit route, the purpose of which is to combine the initiatives of the Great Silk Road economic zone of China, the Trans-Eurasian railway of Russia and the Steppe route of Mongolia. Creating an economic corridor is a major component in supporting the “One Belt – One Way” initiative. The autonomous region of Inner Mongolia is the point of this economic corridor, in which three states intersect. However, the development of Inner Mongolia as a checkpoint has not only several obvious advantages but also some disadvantages. Therefore, it is necessary to use the benefits of Inner Mongolia to the maximum and remove all obstacles in order to build a border crossing between the three countries in the future and thereby stimulate trade and openness to the north. Only by improving and developing the border crossing one can contribute to economic development and accelerate the pace of creation of the Russia-Mongolia-China economic corridor.

Keywords: “One belt – one way”; “Russia – Mongolia – China” economic corridor; China; Russia; Mongolia; Inner Mongolia Autonomous Region; border crossing; development strategy; trade; law rules.

Введение

Пограничный переход – это сеть автодорог, железнодорожных путей, морских (речных) и воздушных путей, располагающихся  на пограничных регионах и в пограничных городах соседствующих стран [1, С. 221]. Пограничный переход является фундаментальной основой внешней открытости, коммуникации и развития международной торговли внутренних районов страны, а также ключевым фактором, способствующим развитию местной экономики [2, С. 71].  По мере продвижения  инициативы «Один пояс, один путь», пограничный переход стал важной планкой для измерения роста местной экономики и международной коммуникации, и в дальнейшем его роль и значимость будут только увеличиваться. Автономный район Внутренняя Монголия является главным стратегическим пунктом, в котором Китай вплотную примыкает к России и Монголии. Протяжность границы между ней и Россией составляет 4300 км, вдоль которых расположились 6 пунктов пропуска: железнодорожный пограничный переход Маньчжурия, автомобильный пункт пропуска Маньчжурия, мостовой переход Хэйшаньтоу, мостовой переход Шивэй, автомобильный пропускной пункт Эрка, пункт пропуска Хулеэту. Протяжность границы между Внутренней Монголией и Монголией составляет 3000 км, между территориями существуют 10 пунктов пропуска: железнодорожный пограничный переход  Эрэн-Хото, автомобильный пункт пропуска Эрэн-Хото, автомобильный пункт пропуска Цсэкэ, автомобильный пункт пропуска Ганьцимаоду, автомобильный пункт пропуска Чжуэнгадабуци , автомобильный пункт пропуска Ажихашатэ, автомобильный пункт пропуска  Мандула, водный пункт пропуска Эбудугэ, автомобильный пункт пропуска Аршан, автомобильный пункт пропуска Багэмаоду. На данный момент проводится анализ текущей ситуации пограничных пунктов  Внутренней Монголии и на его основе выстраивается стратегия развития, которая призвана  позитивно влиять на осуществление политики «Один пояс, один путь», а также содействовать строительству экономического коридора Китай-Россия-Монголия, тем самым способствуя развитию росту городов вокруг контрольно-пропускных пунктов и улучшению местного уровня жизни на макроуровне.

Проблематика развития пограничного  перехода

1) На развитие пограничного перехода может повлиять государственная политика, которая неоднократно переживает изменения и корректировки. Недостаток четкого регламента внешнего и внутреннего права может стать камнем преткновения на пути развития пограничного перехода. С увеличением торговой деятельности и культурной коммуникации между Китаем, Россией и Монголией, в особенности  после создания экспериментальной зоны с центром в Маньчжурии и Эрэн-Хото,  поток международных перевозок стремительно увеличился. Однако, «соглашение  между Правительством Китайской Народной Республики и Правительством  Монгольской Народной Республики об автомобильном сообщении» от 26-го  октября  2011 года еще не приняло окончательного решения насчет пересечения границ пассажирского транспорта (автобуса), если количество экипажей меньше  восьми. Таможенный контроль Китая имеет некоторые ограничения для карнета  АТА: так сухопутные перевозочные средства не могут пройти процедуру  растаможки  в соответствии с карнетом АТА, в результате чего автомобили  водителей пограничных территорий не могут пересечь границу [3]. Недоработки в  регламенте  международного права на уровне местного правительства Китая  повлияли на, что Маньчжурия и Эрэн-Хото имеют разные требования  таможенного контроля к автомобилям жителей пограничных территорий, что в  свою очередь негативно влияет на приграничную торговлю и надлежащее  соблюдение закона  таможенными служащими. Необходимо установить единый  стандарт торгового регламента между Китаем, Россией и Монголией, поскольку  недоработки в регламенте принесли много неудобств в сфере растаможивания и логистики.

2) Ограничение бюджета на развитие пограничного перехода

Внутренняя Монголия имеет 19 внешних пограничных переходов, которые ограничиваются бюджетом автономных районов и аймаков. Инвестируемые правительством средства на развитие пограничных переходов ограниченны.  Все пограничные переходы, за исключением Маньчжурии и Эрэн-Хото, имеют отсталую инфраструктуру. Сферы транспортировки, инспекции контроля и обработки нуждаются в улучшении и модернизации [4, С. 11].  Низкий уровень модернизации и информатизации пограничных переходов,  посредственная комплектность,  экстенсивность административных услуг и прочие недостатки, влияют  на скорость растаможивания и эффективность работы [5]. В конструкции пограничных переходов также существуют проблемы, такие как: усреднение, повторное строение (дублирование), отсутствие уникальности и прочие.

3) Недостатки в системе управления пограничным переходом

По словам заместителя директора департамента торговли автономного региона и заведования пограничным переходом Го Ган, управление пограничным переходом Внутренней Монголии имеет следующие недостатки: плохая организация управления, проблемы в администрировании, нехватка кадров, отсутствие слаженности с местным правительством [6, С. 3]. Вышеуказанные вопросы являются общей проблемой системы управления всех пограничных переходов Внутренней Монголии.  Например, между направленной на экономическую выгоду местной властью и таможней, находящейся непосредственно под контролем государства или автономного региона, придерживающейся принципа «эффективного управления и быстрого доступа», в вопросах, касающихся достижения целей или эффективного менеджмента, могут часто возникать проблемы недопонимания и расхождения в вопросах касательно построения стратегии. Другим примером может стать такая ситуация на пограничных переходах Внутренней Монголии, как несоответствие званий в сферах пограничного осмотра, карантинного и таможенного надзора уровню пограничного перехода. На переходе Ажхаша был создан контрольно-пропускной пункт, находящийся под управлением местных органов власти провинции Хайлар, а также под надзором Управления Маньчжурии по контролю качества, инспекции и карантину, ответственного за карантинный надзор, неправильное должностное распределение привело к перебоям в коммуникации и ограничениям в механизме согласования вопросов.

4) Нерациональная районная индустриальная структура пограничного перехода

Внешняя торговля Внутренней Монголии имеет ограниченный масштаб, низкую экспортоориентированность, однообразную структуру товаров и слабую конкурентоспособность на рынке.  Несмотря на большой объём грузовых перевозок, большинство экспортируемых через пограничный переход товаров – это продукция с низкой добавленной стоимостью. Основную массу товаров составляют фрукты и овощи, одежда и текстильные изделия. Электротехническая продукция экспортируется в очень малом количестве. 70% от всей экспортированной продукции составляют товары, изготовленные на юге, поэтому Внутренняя Монголия практически не экспортирует товары местного производства. Экономика городов с пограничными переходами очень отсталая, не имеет поддержки промышленной системы и владеет слабой базой научно-технических инноваций. Импорт из России и Монголии в основном сосредоточен на сырьевых и трудоемких продуктах с низкой добавленной стоимостью, таких как: природный газ, древесина, уголь, железная руда и т.д.  Сотрудничество Внутренней Монголии с Россией и Монголией в сфере науки и техники, культуры, образования, медицины и здравоохранения не является распространённым, вследствие чего невозможно полноценно реализовать преимущества политики открытости. Пограничные переходы Внутренней Монголии имеют низкую стоимость внешнеторговых грузов, низкий уровень экономичной связи с примыкающими городами и недостаточный прирост экспорта [7].

5) Ограниченные природные условия в районах пограничных переходов

Пограничные переходы Автономного района Внутренней Монголии в основном расположены в районах с холодным климатом и отсутствием водных ресурсов, а также вдали от внутригосударственных экономических центров с неудобными путями сообщения. Поэтому, эти районы являются непривлекательными для инвестиций. Недостаток водных ресурсов является одним из основных факторов, которые тормозят экономическое развитие. В связи с нехваткой воды в пограничном переходе, зона обработки пограничного перехода Ганьцимаоду была построена на расстоянии в 160 км. Пограничные переходы Чжуэнгадабуци и Цсэкэ также столкнулись с серьезной проблемой нехватки воды. Ограниченность природных ресурсов и невыгодные географические условия ограничили развитие и разнообразие экономики пограничных переходов, вследствие чего перерабатывающие предприятия, перед тем как вложить инвестиции, будут учитывать следующие факторы: перспективы развития или расходы за отопление, затраты на рабочую силу и ремонт оборудования, расходы на проезд и т.д.. Поэтому, предприятие выберет город с более низкими затратами и с богатой на водные ресурсы местностью [8, С. 50].

  1. Тактика развития пограничных переходов

1) Китай, Россия и Монголия после установления стратегического партнерства заключили ряд документов о сотрудничестве, а также расширили сферу торгово-экономического сотрудничества. Однако, несовершенство или отсутствие международных и внутренних правовых норм, касающихся торговли, таможни, финансов, транспорта и технологических стандартов производства и других областей может стать огромным препятствием в процессе ведения торговли между Китаем, Россией и Монголией. Для упрощения ведения выгодной торговой деятельности между Китаем, Россией и Монголией необходимо содействовать проведению встреч на высшем уровне, укреплять юридическое сотрудничество в таких областях как торговля, транспорт и таможня, содействовать продвижению процесса сотрудничества, установить единые стандарты, правила и порядки. Также необходимо постепенно устранять отрицательное влияние, вызванное проблемой рентабельности торговли,  которое препятствует содействию развития товарооборота из-за различий в правовых нормах двух государств, повысить уровень торгового обмена и стимулировать экономическое развитие пограничных переходов.

2) Использование политических преимуществ

Руководствуясь стратегией инициативы  «Один пояс, один путь», Центральным комитетом и правлением Автономного района Внутренней Монголии была введена соответствующая политика развития контрольно-пропускных пунктов и обсуждения способов её осуществления. На центральном уровне это означает развитие контрольно-пропускных пунктов Автономного района Внутренней Монголии, которые содействуют инициатива «Один пояс, один путь», политическому курсу развития Западного Китая, стратегии возрождения старой промышленной базы Северо-Восточного Китая и политике льготного режима для национальных меньшинств. В 2011 году Государственный совет опубликовал «План способствования разумному и быстрому экономически-социальному развитию Автономного района Внутренняя Монголия», в котором Внутренняя Монголия позиционировалась как важный плацдарм для открытия сообщения Китая с северными соседями. Также в документе было предложено интенсифицировать строительство таких важных контрольно-пропускных пунктов как Маньчжурия, Эрэн-Хото, Ганьцимаоду и других, а также гарантировалась поддержка политики направленной на их развитие. В 2013 году Государственный совет КНР официально утвердил «План освоения и открытости провинции Хэйлунцзян и северо-восточных районов Внутренней Монголии», который также включал строительство международного транзитного коридора в округе города Хулун-буир и развитие его ключевых отраслей промышленности. В декабре 2014 года Центральный комитет опубликовал «Предложение об укреплении и улучшении рабочих отношений национальных меньшинств». В документе предлагалась поддержка в сооружении контрольно-пропускных пунктов и развитии объединенной инфраструктурной сети в районах, где сосредоточены различные этнические меньшинства Китая. В марте 2015 года Государственный комитет КНР по делам развития и реформам, Министерство иностранных дел и Министерство торговли совместно обнародовали документ «Видения и действия, направленные на продвижение совместного строительства «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути XXI века»», где сделали акцент на выгодность географического положения Внутренней Монголии для создания сообщения между Россией и Монголией, а также для строительства экономического коридора «Китай-Россия-Монголия». В июне 2016 года Китай, Россия и Монголия подписали «План строительства экономического коридора «Китай-Россия-Монголия»». В документе были определены основные цели, принципы и аспекты трехстороннего сотрудничества, что способствовало созданию региональной интегрированной экономики. Правительственная и партийная стратегия развития «8337» на уровне автономного района в целом определила важность строительства пограничных переходов в Автономном районе Внутренняя Монголия. В августе 2015 года восемью государственными министерствами и комиссиями был утвержден «План о создании передовой зоны трехстороннего сотрудничества Китай-Россия-Монголия в округе города Хулун-Буир». В марте 2017 года правительством автономного района было опубликован документ «Предложения касательно поддержки передовой зоны трехстороннего сотрудничества Китай-Россия-Монголия в городском округе Хулун-Буир». Документ подтвердил намерение интенсифицировать открытие контрольно-пропускных пунктов, строительство открытых платформ, укрепление сотрудничества в гуманитарных и других областях, а также точно определил курс финансовой, валютной и земельной поддержки. В условиях активного продвижения национальными и местными органами власти экономической глобализации и региональной экономической интеграции, очень редко появляется возможность развития контрольно-пропускных пунктов, а также близлежащих городов и поселков.

3) Особенности рационального размещения контрольно-пропускных пунктов и интенсификация развития их инфраструктуры

Контрольно-пропускные пункты в Автономном районе Внутренняя Монголия имеют свои преимущества, такие как выгодное местоположение, природные условия, высокая степень развития, а также развитая промышленная структура городов и поселков, на которые они опираются. Однако при строительстве контрольно-пропускных пунктов можно наблюдать такие явления как серьёзная гомогенизация и неупорядоченная конкуренция [9,с.59]. «Когда характеристики контрольно-пропускных пунктов не анализируются, а строительство инфраструктуры ведется согласно одному стандарту, это увеличивает не только сумму вложений в проект, но и количество бесполезно потраченных ресурсов на некоторые контрольно-пропускные пункты с небольшим оборотом» [10,с.24]. Среди контрольно-пропускных пунктов с грузоподъемностью в 10 миллион тонн – Маньчжурия, железнодорожный пункт Эрэн-Хото, пункт Чеке, расположенный на пересечении скоростных трасс, и  пункт Ганцимаоду. Другие же сухопутные контрольно-пропускные пункты пропускают транспорт с меньшей грузоподъемностью. Запрещено провозить товары через воздушные контрольно-пропускные пункты, так как на пунктах есть возможность пропускать только машины и людей. Правительству Китая следует проводить дифференцированное развитие и строительство контрольно-пропускных пунктов, исходя из верного анализа преимуществ и условий развития каждого пункта. Необходимо продолжать улучшать условия растаможивания в пункте Маньчжурия и совершенствовать интегрированный таможенный контроль [11, С. 21]. Также необходимо ускорить сооружение таких железнодорожных линий как Ji-2, Xi2 и Er-Man, благодаря которым удастся включить город Эрэн-Хото в экономическую зону Бохайского кольца и экономическую зону Хубао-Инь; необходимо стремится превратить Эрэн-Хото в транспортно-торговый узел, соединяющий внутренний и международный рынки [12, С. 107].»

4) Укрепление сотрудничества между отделениями и налаживание модели управления контрольно-пропускными пунктами

Разветвленная и разноуровневая система управления, в которую входят местные органы власти, департаменты управления контрольно-пропускными пунктами, совместные инспекционные учреждения, таможня и другие ведомства, не могут объединиться и совместно приложить усилия ради ускорения развития контрольно- пропускных пунктов, и стимулирования их экономического развития. Поэтому, чтобы функции управления и обслуживания контрольно-пропускных пунктов выполнялись в полной мере, органы власти автономного района и департаменты управления контрольно-пропускными пунктами должны выступать в роли руководителей. Чтобы установить регулярный механизм связи между местными органами власти и различными департаментами контрольно-пропускных пунктов путем координации функций управления, местные органы власти, контрольно-пропускные пункты, таможенная служба, служба пограничного досмотра и другие департаменты должны отказаться от групповых и собственных интересов, сосредоточиться на общих целях, а именно «превращении Автономного района Внутренняя Монголия в важный плацдарм для освоения Северного Китая и стратегическую опору экономического коридора «Россия – Монголия – Китай»», стимулировании успешного прохождения таможни товаров и людей без нарушения государственных законов и правил. Кроме того, ещё одним фактором повышения продуктивности таможенного оформления является укрепление эффективной коммуникации и обмена информацией между функциональными отделами контрольно-пропускных пунктов Китая, России и Монголии.

5) Способствование нормализации контактов и обменов между Китаем, Россией и Монголией

Количество официальных и неофициальных визитов и обменов между Китаем, Россией и Монголией увеличивается, встречи приносят очевидные плоды.

В 2015 и 2017 годах в городе Хух-Хото успешно состоялись две выставки при участии Китая и Монголии; в июне 2015 года в Улан-Баторе состоялась презентация Инвестиционно-торгового сотрудничества между Внутренней Монголией и Монголией; в сентябре 2017 года в городе Хулун-буир между Китаем, Россией и Монголией состоялся форум межрегионального сотрудничества «Один пояс, один путь».

Вместе с увеличением количества разного рода обменов, в то же время между Китаем и Монголией по-прежнему существуют проблемы. Система регулярных собраний на высоком государственном уровне еще не создана, каналы передачи информации также недостаточно налажены [13, С. 106]. Многие контакты и совместные действия местных органов власти с народом носят стихийный и децентрализованный характер, не имеют скоординированности  и ясности целей, поэтому необходимо усилить нормативность и целенаправленность действий, способствующих развитию отношению между Китаем, Россией и Монголией.  Многообразие форм, ясность цели, содействие общению на всех уровнях, а также мероприятия по развитию культурных и торгово-экономических обменов будут способствовать взаимопониманию и развитию экономического сотрудничества между двумя государствами.

Заключение

Экономический коридор “Китай-Россия-Монголия”  – первый многосторонний, официально спланированный и построенный экономический пояс. Россия является важным стратегическим партнером Китая. Богатая ресурсами Монголия является мостом и главной узловой связкой, соединяющей Евразию и Китай. Внутренняя Монголия, как важный плацдарм для открытия Китаю пути на север, является важной опорой китайско-российского экономического коридора. Чтобы повысить уровень открытости Внутренней Монголии внешнему миру, мы должны в полной мере использовать преимущества существующих пограничных переходов во Внутренней Монголии, а также сосредоточится на их едином планировании, рациональном месторасположении, улучшить экономику прибрежных районов с целью  развития строительства “Одного пояса, одного пути”. 

Финансирование

Данная работа является научным достижением проекта Министерства образования Китая (16JJD820007).

Funding

This paper is a research achievement of the project of the Ministry of Education of China( 16JJD820007).

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. 中国口岸协会. 中国口岸与改革开放[M]. 北京:中国海关出版社,
  2. 张长虹.论内蒙古口岸经济发展存在的问题及对策[J].内蒙古大学学报(人文社会科学版). 2006, 2
  3. 崔建高. 解决边民自驾车监管难题的法律路径探析——以呼和浩特海关为例分析[网页] URL: ttp://kns.cnki.net/kcms/detail/31.2093.F.20171010.0320.020.html
  4. 内蒙古自治区向北开放工作领导小组办公室. 内蒙古向北开放工作第4期[R]. 2017年4月28日.
  5. 内蒙古统计局.努力提升内蒙古在“中蒙俄经济走廊”建设中战略支点地位[网页]. URL: http://www.nmgtj.gov.cn/nmgttj/tjbg/zzq/webinfo/2017/01/1484209357620960.htm.
  6. 郭刚. 发展口岸经济 扩大向北开放[N]. 内蒙古日报(汉)第011版. 2014年12月24日.
  7. 内蒙古统计局.努力提升内蒙古在“中蒙俄经济走廊”建设中战略支点地位[网页]. URL: http://www.nmgtj.gov.cn/nmgttj/tjbg/zzq/webinfo/2017/01/1484209357620960.htm.
  8. 哈斯巴特尔. 内蒙古对蒙陆路口岸发展中存在的问题及对策[J]. 北方经济. 2014.
  9. 王亚丰,李富祥,谷义,佟玉凯. 基于RCI的中国东北沿边口岸与口岸城市关系研究[J]. 现代城市研究. 2014, 7
  10. 许海清,孙桂里.丝绸之路经济带建设背景下内蒙古对蒙古国边境口岸物流节点建设研究[J]. 物流科技. 2015, 9
  11. 王同文. 内蒙古自治区口岸发展现状及思路[J]. 北方经济. 2015, 5
  12. 包崇明. 口岸城市陆桥经济发展问题研究——以内蒙古自治区二连浩特市为例[J]. 内蒙古社会科学( 汉文版). 2013, 2

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Zhōngguó kǒu’ànxiéhuìgǎigé kāifàng [Port Association of China. China’s Ports and Reform and Opening Up] [M].Beijing: China Customs Press, 2002. [in Chinese]
  2. Zhang Changhong Lùn nèiměnggǔ kǒu’àn jīngjì fāzhǎn cúnzài de wèntí jí duìcè. [On the Problems and Countermeasures of Inner Mongolia Port Economic Development] / Zhang Changhong // [J]. Journal of Inner Mongolia University (Humanities and Social Sciences), 2006, 2. [in Chinese]
  3. Cui Jiangao. Jiě jué biān mín zì jià chē jiān guǎn nán tí dí fǎ lǜ lù jìng tàn xī yǐ hū hé hào tè hǎi guān wéi lì fēn xī [Analysis on the Legal Path to Solve the Problems of Border Residents’ Self-driving Supervision Taking Hohhot Customs as an Example] / Cui Jiangao. [Electronic resource] URL: http://kns.cnki.net/kcms/detail/31.2093.F.20171010.0320.020.html. [in Chinese]
  4. Nèi mēng gǔ zì zhì qū xiàng běi kāi fàng gōng zuò lǐng dǎo xiǎo zǔ bàn gōng shì . Nèi mēng gǔ xiàng běi kāi fàng gōng zuò dì 4 qī [Leading Group Office of Inner Mongolia Autonomous Region on the Work of Opening to the North. Inner Mongolia’s Work of Opening to the North (Fourth Issue)] [R]. April 28th, 2017. [in Chinese]
  5. Nèi mēng gǔ tǒng jì jú . nǔ lì tí shēng nèi mēng gǔ zài “ zhōng mēng é jīng jì zǒu láng ” jiàn shè zhōng zhàn lüè zhī diǎn dì wèi [Inner Mongolia Statistics Bureau. Endeavoring to Promote the Strategic Pivot Position of Inner Mongolia in the Construction of “China-Mongolia-Russia Economic Corridor”] [Electronic resource]. URL: http://www.nmgtj.gov.cn/nmgttj/tjbg/zzq/webinfo/2017/01/1484209357620960.htm. [in Chinese]
  6. Guo Gang. Fā zhǎn kǒu àn jīng jì kuò dà xiàng běi kāi fàng [Develop Port Economy and Open Wider to the North ] / Guo Gang. [N]. Inner Mongolia Daily (Chinese Language) No. 011 Edition. December 24th, 2014. [in Chinese]
  7. Nèi mēng gǔ tǒng jì jú . nǔ lì tí shēng nèi mēng gǔ zài “ zhōng mēng é jīng jì zǒu láng ” jiàn shè zhōng zhàn lüè zhī diǎn dì wèi [Inner Mongolia Statistics Bureau. Endevouring to Promote the Strategic Pivot Position of Inner Mongolia in the Construction of “China-Mongolia-Russia Economic Corridor”] [Electronic resource] URL: http://www.nmgtj.gov.cn/nmgttj/tjbg/zzq/webinfo/2017/01/1484209357620960.htm. [in Chinese]
  8. Hasbater Nèi mēng gǔ duì mēng lù lù kǒu àn fā zhǎn zhōng cún zài dí wèn tí jí duì cè [Problems and Countermeasures in the Development of Land Ports between Inner Mongolia and Mongolia ] / Hasbater // [J]. Northern Economy. 2014, 9. [in Chinese]
  9. Wang Yafeng Lǐ fù xiáng , gǔ yì , tóng yù kǎi . Jī yú RCI dí zhōng guó dōng běi yán biān kǒu àn yǔ kǒu àn chéng shì guān xì yán jiū [Research on the Relationship between Border Ports and Port Cities in Northeast China Based on RCI] / Wang Yafeng // [J]. Modern Urban Studies.2014, 07. [in Chinese]
  10. Xu Haiqing Sūn guì lǐ . sī chóu zhī lù jīng jì dài jiàn shè bèi jǐng xià nèi mēng gǔ duì mēng gǔ guó biān jìng kǒu àn wù liú jié diǎn jiàn shè yán jiū [Su Guili. Study on Logistics Node Construction of Border Ports in Inner Mongolia under the Background of Silk Road Economic Belt Construction] / Xu Haiqing // [J]. Logistics Technology.2015, 9. [in Chinese]
  11. Wang Tongwen Nèi mēng gǔ zì zhì qū kǒu àn fā zhǎn xiàn zhuàng jí sī lù [The Status and Ideas of Port Development in Inner Mongolia Autonomous Region] / Wang Tongwen // [J]. Northern Economy.2015, 5. [in Chinese]
  12. Bao Chongming Kǒu àn chéng shì lù qiáo jīng jì fā zhǎn wèn tí yán jiū — yǐ nèi mēng gǔ zì zhì qū èr lián hào tè shì wéi lì [Research on the Development of Road-Bridge Economy in Port Cities—A Case Analysis of Erlianhot, Inner Mongolia Autonomous Region] / Bao Chongming // [J]. Inner Mongolia Social Sciences (Chinese Version).2013, 2. [in Chinese]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.