Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.103.1.102

Скачать PDF ( ) Страницы: 80-85 Выпуск: № 1 (103) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Каирова А. И. ИДЕИ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В ПРОГРАММАХ ЦЕНТРИСТСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ РОССИИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА / А. И. Каирова, А. В. Крупина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 4. — С. 80—85. — URL: https://research-journal.org/law/idei-parlamentarizma-v-programmax-centristskix-politicheskix-partij-rossii-v-nachale-xx-veka/ (дата обращения: 07.03.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.102
Каирова А. И. ИДЕИ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В ПРОГРАММАХ ЦЕНТРИСТСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ РОССИИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА / А. И. Каирова, А. В. Крупина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 4. — С. 80—85. doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.102

Импортировать


ИДЕИ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В ПРОГРАММАХ ЦЕНТРИСТСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ РОССИИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

ИДЕИ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В ПРОГРАММАХ ЦЕНТРИСТСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ РОССИИ
В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Научная статья

Каирова А.И.1, *, Крупина А.В.2

1 ORCID: 0000-0003-4745-4387,

1, 2 Московский государственный гуманитарно-экономический университет, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (kairova[at]mggeu.ru)

Аннотация

Работа посвящена некоторым аспектам развития либерального движения, а также становления и эволюции политических партий центристского толка в России. Становление партий проходило под влиянием событий, ознаменовавших собой начало ХХ века в России: Русской Революции 1905-1907 гг., принятия Манифеста 17 октября 1905 г. о создании Государственной думы и реорганизации Совета министров, учреждения должности премьер-министра, серьезным образом повлиявших на политическую картину в стране. В статье анализируется роль и место центристских партий в расстановке политических сил, их влияние на политическую ситуацию, дается общая оценка программных положений наиболее крупных политических партий всего центристского спектра: от умеренных до либеральных, с точки зрения их соответствия наиболее актуальным задачам развития российской государственности.

Ключевые слова: Политическая партия, программа политической партии, Государственная Дума, выборы, государственное устройство, монархия, земство.

IDEAS OF PARLIAMENTARISM IN THE PROGRAMS OF RUSSIAN CENTRIST POLITICAL PARTIES
IN THE EARLY TWENTIETH CENTURY

Research article

Kairova A.I.1, *, Krupina A.V.2

1 ORCID: 0000-0003-4745-4387,

1, 2 Moscow State University of Humanities and Economics, Moscow, Russia

* Corresponding author (kairova[at]mggeu.ru)

Abstract

The work examines the aspects of the development of the liberal movement, as well as the formation and evolution of centrist political parties in Russia. The formation of parties was influenced by the events that marked the beginning of the twentieth century in Russia: The Russian Revolution of 1905-1907, the adoption of The Manifesto on the Improvement of the State Order, which significantly affected the political landscape in the country. The article conducts an analysis of the role and place of the centrist parties in the alignment of political forces, their influence on the political situation. The study provides a general description of the program provisions of the largest political parties of the entire centrist spectrum (from moderate to liberal) in terms of their compliance with the most urgent tasks of the development of Russian statehood.

Keywords: political party, political party program, State Duma, elections, state structure, monarchy, zemstvo.

Формирование политических партий в современном понимании этого термина произошло только в середине XIX века. Это связано, в первую очередь, с промышленной революцией, образовавшей новые социальные классы, которые обладали повышенной политической активностью. Общее повышение благосостояния вовлекало все больше и больше людей в политические процессы. Постепенное введение и расширение всеобщего избирательного права, превратило политические партии в массовые организации. У партий появляется четко выраженная вертикальная структура, появляются руководящие органы, деятельность партий носит постоянный характер. С помощью внутрипартийной дискуссии из широкого спектра концепций, теорий и мнений вырабатывается идеология партии, рассчитанная на самое широкое восприятие всеми слоями общества. Исходя из выработанной идеологии, формируется программа партий. Политика перестает быть элитарным занятием доступным узкому кругу представителей высшего общества.

Однако, все вышеперечисленное, в основном, было характерно для Европейских стран и стран Северной Америки. В России же, вступившей на путь промышленного развития позже своих западный соседей, процесс создания партий был отодвинут на десятилетия. «В сравнении с европейскими государствами в этот период Россия оставалась абсолютной монархией. Хотя самодержавие могло проводить реформы «сверху» в жизни общества и неоднократно пыталось это сделать» [2]. В России к концу XIX века начинается процесс создания политических партий, хотя к рубежу столетий их было всего несколько.

Процесс формирования партий в Российской империи имеет свои отличительные черты. Во-первых, Россия являлась многонациональным и поликонфессиональным государством, что способствовало формированию партий на основе национального и религиозного признака. «В 1905-1907 гг. на дальних окраинах государства дает о себе знать множество новых партий, союзов, движений. Большинство из них было немногочисленными, организационно немощными, идейно размытыми и просуществовало весьма недолго» [11]. К партиям, которое оказали значимое влияние на развитие политических процессов, можно отнести «Белорусскую социалистическую громаду», армянскую «Дашнакцутюн», еврейскую «Бунд», «Украинскую социалистическую партию», Иттифак аль-Муслимин («Союз мусульман»). Кроме того, в состав империи входили Царство Польское и Великое княжество Финляндское – полуавтономные образования, в них политические партии были созданы значительно раньше, чем в центральных губерниях, к тому же в Финляндии был собственный представительный орган, с урезанными полномочиями – Сейм.

Во-вторых, репрессивная политика самодержавия, направленная на подавление инакомыслия, способствовала появлению в первую очередь радикальных партий. Отсутствие возможности влиять на власть правовыми методами, заставляло их вести подпольную деятельность, а нередко и террористическую. Одной из партий, которая не отрицала крайние методы борьбы была партия эсеров. «Террор не являлся изобретением новой политической силы: в арсенале оппозиционных движений страны он появился ещё задолго до появления партии социалистов-революционеров – на рубеже 70-80-х гг. ХIХ века. Однако, несомненно, массовый общегосударственный характер террор приобрел лишь в начале прошлого века благодаря, в первую очередь, деятельности эсеров» [1].

В консервативных партиях как бы не было нужды, так как не было легальных оппозиционных партий, а нелегальные были заботой отдельного корпуса жандармов. Либеральная общественность в большей степени была сосредоточена в земствах и различного рода тематических обществах, просветительских и научных.

В-третьих, последнее десятилетие XIX века, характеризующееся небывалым ростом промышленного производства, поменяло социальную структуру общества, численный состав буржуазии и пролетариата существенным образом увеличился. Среди представителей этих социальных групп еще не произошла внутренняя консолидация, и создание классовых партий было пока недостаточно ярко выраженным. Партийным строительством, в первую очередь, занималась интеллигенция. Образование партий происходило по распространенной схеме: вокруг передовых общественных деятелей, высказывающих определенные взгляды, объединялись сторонники, они образовывали клубы, кружки, проводили заседания, чтения. Нередко такая группировка происходила вокруг изданий общественно-политической направленности, которые способствовали формированию и развитию направлений общественно-политической мысли. Впоследствии, сторонники какого-либо направления, создавали более устойчивую в идеологическом плане группу – прообраз политической партии.

В программах политических партий Российской империи, вопросу политического устройства государства, реализации идей парламентаризма, уделялось особое внимание. И если, в конце XIX века это вопрос был больше дискуссионный, то по мере развития событий в первые годы XX века, он приобрел практическое значение. Если в 1903-1906 политические партии собирались действовать легально, то их политические программы не должны были противоречить «Основным законам Российской империи», где ни о каком народном представительстве не было и речи. Российская революция 1905-1907 годов потребовала от политических партий четкого ответа на вопрос о целях и способах реформирования государственного устройства.

Либеральное движение, зародившееся во второй половине XIX века, и сформировавшееся в интеллигентской среде, около университетов, прогрессивных газет и журналов, образовало целый ряд партий, которые традиционно называют центристскими. Для этих партий, как и для всех других, вопрос о необходимости модификации власти был самым животрепещущим и обсуждаемым.

Позиции центристских партий по наиболее важным вопросам государственного переустройства России были обусловлены местом, которое они занимали в политическом пространстве. Следует иметь в виду, что этапы зарождения, становления и функционирования центристских партий России начала ХХ века характеризовались такой стремительностью, что за время своего существования они вряд ли смогли бы реализовать созидательный потенциал, заложенный в них. Сам термин «центризм» зародился в XVIII столетии во Франции и характеризовал пространственное расположение в Национальном собрании «депутатов, занимавших места в середине зала заседаний, напротив председателя, между консерваторами, которых называли «правыми», и депутатами «левой» политической ориентации, выступавшими за республику и народный суверенитет» [13]. Постепенно понятие «центр» стало ассоциироваться «с промежуточной между «правой» и «левой» политической линией. Именно в этой трактовке центризм стал базовым понятием для описания расстановки политических сил» [13]. Современное понимание центризма ассоциируется с социальным партнерством и политическим консенсусом как способом решения противоречий и конфликтов ради достижения определенной цели при поддержке большинства общества. Таким образом, основная идея политического центризма состоит в обеспечение баланса интересов всех социальных групп и государства. Сословный строй российского общества к началу ХХ века был настолько «пестрым», что даже при наличии большого опыта партийной деятельности, вряд ли центристские партии могли создать универсальную, разделяемую и поддерживаемую подавляющим большинством общества программу преобразований. В связи с этим, следует отметить тот факт, что партии, деятельность которых анализируется в статье не в полной мере вписываются в общепринятую для европейской политико-правовой мысли модель «центристской партии» так как российское общество к этому времени оставалось буржуазно-помещичьим. Программные цели либеральных партий формировались в процессе поиска ответов на вопросы, являвшиеся актуальными для всех политических сил общества, независимо от их политической ориентации. Между партиями либеральной, консервативной и революционной направленности имелись очень серьезные разногласия и, как показала история, они по мере развития событий развивались по нарастающей.

«Главными вопросами, которые определяли идейные разногласия между политическими партиями, были:

  • какой класс, дворянство, буржуазия или пролетариат должен быть правящим в России;
  • какой должна быть форма государственного правления в стране (абсолютная самодержавная монархия, ограниченная монархия или республика;
  • по какому пути будет развиваться страна (останется ли вы России феодализм, будет создано буржуазное общество или она пойдет по пути построения социализма» [3].

Что касается взглядов центристских партий на эти важнейшие вопросы, то они были схожими лишь по основным позициям: предпочтение в основном отдавалось конституционной монархии, созданию законодательных учреждений, избираемых на основе избирательного права. Разногласия, которые по основополагающим позициям носили не только межпартийный, но и внутрипартийный характер, не позволили им впоследствии консолидироваться и реализовать программные цели. Так, не смотря на признание в качестве основной цели построение правового государства, внутри партии кадетов, не было единства даже по такому важнейшему вопросу, как форма политического устройства России, часть лидеров выступала за конституционную монархию, другая же была за установление республиканского строя.

Осознавая свой вклад в интеллектуальный и промышленный потенциал страны, и не имея возможности реализовать свои политические амбиции, представители этих партий были последовательными сторонниками идеи народного представительства, именно они на теоретическом уровне адаптировали ее к российским условиям, а затем в течение десятилетия успешно применяли на практике.

Либеральное движение в России не было однородным. По мнению известного правоведа-конституционалиста Б.Н. Чичерина, либеральное движение состояло из двух основных направлений: «охранительного либерализма» и «освободительного либерализма». Сторонники идей «охранительного либерализма», одним из которых был сам Б.Н. Чичерин, выступали за проведение реформ в тесном сотрудничестве с правительством, действующей властью. «Освободительный либерализм» наоборот сформировался вследствие нереализованного запроса на проведение реформ со стороны правительства, или разочарование в глубине и сроках их проведения. Наиболее ярким представителем и идеологом этой части российских либералов был И.И. Петрункевич, ставший впоследствии идеологом партии кадетов.

«Единым для либералов было требование о предоставлении всем гражданам без исключения всей совокупности гражданских и политических прав» [10].

Манифест от 6 августа 1905 года, провозглашавший создание законосовещательной Государственной Думы послужил отправной точкой партийного строительства, за короткий период произошло формирование десятков новых партий, одни из них закрепились и расширились, другие в скором времени исчезли, и на политическую жизнь страны какого-либо заметного влияния не оказали. «В начале ХХ века в России существовало уже 87 непролетарских партий. Из них 45 мелкобуржуазных, 38 буржуазно-консервативных и 4 монархических» [3]. Приводятся и другие цифры о количестве партий в этот период. По-видимому, использовались различные источники. Кроме того, процесс создания и реорганизации их протекал столь бурно, что фиксировать достоверную и полную информацию о них представлялась задачей достаточно сложной.

Национальные и религиозные партии тоже чаще всего принадлежали именно к либеральному флангу, так как свобода вероисповедания и расширение национальной автономии были именно либеральными идеями. Из-за непрекращающегося преследования со стороны царских властей, видные представители либерального движения находились в эмиграции. Многочисленными сторонниками либеральных партий были также представители мелкой и средней буржуазии, роль которых возрастала на фоне стремительного промышленного подъёма.

Уже в конце XIX века либеральное движение располагало легальной структурой, которой было земство. Наиболее умеренные представители земства, поддерживающие идеи «охранительного либерализма», провозгласили создание политической праволиберальной организации «Союз 17 октября». «По своей классовой природе «Союз 17 октября» был партией служилого дворянства (еще не порвавшего, однако, полностью с традиционными дворянскими занятиями) и купцов, частично «одворяненной» торгово-промышленной и финансовой буржуазии» [8]. Одним из основателей и первым руководителем партии был А.И. Гучков. Всецело поддержав манифест 17 октября 1905 года, октябристы выступали за построение конституционной монархии – союза царской власти и народного представительства, на основе исторических устоев русского государства. Они поддерживали всеобщее избирательное право, но считали прямые выборы не соответствующими российским реалиям, а выступали за многоступенчатую форму. Если поначалу партия считалась оппозиционной, то по мере развития политической ситуации, партия превратилась в проправительственную, в ее составе состояли родной и двоюродный брат председателя правительства А.А. Столыпин и А.Ф. Мейендорф. Будучи на практике проправительственной партией, октябристы избегали вопроса подотчетности правительства и отдельных его членов перед органом народного представительства, этот вопрос они считали прерогативой императора. В программе партии отмечалось: «Политическая программа октябристов выставляет требование конституционной монархии с законодательными учреждениями, избираемыми на основе общего избирательного права…. Октябристы ограничиваются лишь указанием на участие народного представительства в издании законов» [5]. В созыве учредительного собрания октябристы не видели никакого смысла, так как положения манифеста от 17 октября 1905 года полностью их устраивали. Для них одинаково опасным был как застой политической системы, так и безудержное погружение в пучину реформ, грозящее революцией. Выступая за развитие местного самоуправления, программа партии умалчивала, в чём это развитие будет заключаться.

Схожими программами обладали близкие к предпринимательскому сообществу малочисленные партии: «Торгово-промышленная партия Российской империи», «Прогрессивно-экономическая партия Российской империи», «Торгово-промышленный союз Российской империи», «Конституционно-монархический правовой союз», «Партия народного блага». Осознавая свою малочисленность и невозможность самостоятельного ведения политической деятельности, активные члены этих партий примкнули к «союзу 17 октября».

Не оставила особого следа в истории, основанная в 1905 году А.И. Савенко «Партия правового порядка», она выступала за единую и неделимую Россию, необходимость твёрдой государственной власти при осуществлении «правого порядка» Партия поддерживала положения манифеста 17 октября 1905 года, считая Государственную думу инструментом укрепления государственной власти. Никаких конкретных положений о государственном переустройстве, о народном представительстве, и способах его осуществления программа партии не содержала. После распада, часть её членов присоединилась к союзу 17 октября.

Общим для правоцентристских партий было принятие положений Манифеста 17 октября 1905 года, и восприятие конституционной монархии как наиболее подходящей для России формы правления. «Согласно выработанной октябристами схеме в структуру высшей государственной власти России должны были войти монарх, царствующий и управляющий одновременно, и двухпалатное народное представительство, формируемое на основе цензовых выборов, прямых – в городах и двухстепенных – в остальных местностях. Так представляли себе октябристы способ формирования нижней палаты Государственной думы. В ее функции вменялось рассмотрение и принятие вновь изданных законов, их отмена и всякие иные изменения и дополнения» [4]. Отношение к развитию местного самоуправления было положительным, однако не конкретизировалось, как и большинство острых и сложных вопросов.

«Предпринимательские» партии выступали за большую самостоятельность Государственной думы в вопросах экономики и финансов, а также за действенный контроль деятельности министерств.

Промежуточное положение между правоцентристскими и левоцентристскими партиями занимали схожие по программам «Партия демократических реформ» и «Партия мирного обновления». Лидерами партий были К.К. Арсеньев, П.А. Геден, И.И. Иванюков, М.М. Ковалевский, Н.Н. Львов, М.А. Стахович, Д.Н. Шипов [6]. У них наблюдалась общность подходов к основным принципам организации и способу осуществления народного представительства. Обе партии выступали за создание двухпалатного парламента, нижняя палата которого формируется тайным голосованием всеми совершеннолетними мужчинами старше 25 лет, при этом, в крупных городах голосование прямое, а в другой местности двухступенчатое. Партии выступали за расширение полномочий Думы, урезанных царскими указами о Государственной Думе и Государственном совете в 1905-1906 годах. Требовали обязательного одобрения Думой всех принимаемых законов, в том числе, и Основного закона, а также ответственности правительства перед представительным органом. Партии признавали конституционную монархию как лучшую форму государственного устройства, одновременно считая необходимым развивать местное самоуправление, правовую систему, гарантировать права и свободы граждан. Роль Учредительного собрания, по мнению членов партии демократических реформ, должна была взять на себя первая Государственная дума, продолжив начатые Манифестами 1905 года преобразования.

Представители Партии демократических реформ и Партии мирного обновления образовали в третьей Государственной думе фракцию «прогрессистов». Она послужила объединению этих партий и созданию новой организации – «Прогрессивной партии», лидерами которой стали: А.И. Коновалов, И.Н. Ефремов, В.П. и М.П. Рябушинские, С.Н. Третьяков. Программа партии базировалась на программах Партии демократических реформ и партии мирного обновления. Кроме того, они требовали отмены избирательного закона 3 июня 1907 года, существенно ухудшившего избирательное законодательство. Целью своей деятельности партия видела провозглашение конституционной монархии. Лидеры партии призывали к широкой коалиции центристских сил, с целью создания единой «деловой» партии социальной направленности.

На проходившем в июле 1905 года V съезде либеральной организации Союз земцев-конституционалистов было принято решение о создании Конституционно-демократической партии. С января 1906 года другим названием партии стало Партия народной свободы. Создание партии было связно с подготовкой к предстоящим выборам в Государственную думу и ставило своей задачей «объединение земских сил с общенародными». Основателем и лидером партии стал П.Н. Милюков. Членами партии были десятки видных общественных и политических деятелей эпохи, такие как В.Д. Набоков, В.А. Маклаков, С.А. Муромцев, И.И. Петрункевич. Партия кадетов была типичной «интеллигентской» партией, так как типичными её членами были адвокаты, педагоги, врачи, служащие.

Программа партии народной свободы разрабатывалась задолго до образования партии и являлась наиболее проработанной. На протяжении целого ряда лет известные мыслители и правоведы составляли и корректировали её тезисы. Особенно проработанным считаются положения о государственном строе и правах граждан. Многие политические партии использовали программу конституционно-демократической партии для создания своих собственных программ. «С момента своего рождения и вплоть до февральской революции 1917 г. Конституционно-демократическая партия пребывала в центре российского политического спектра, лавируя в правую и левую стороны. Справа от них располагался лагерь либерализма, ядром которого была ПСР, а слева – лагерь социализма во главе с большевиками. Рядом с кадетами, – то справа, то слева от них – занимало позиции царское правительство. Утверждение о том, что до 1917 г. кадеты представляли политический центр, противостоящий либералам и социалистам, может показаться странным. Однако именно такой вывод диктует объективный, не зависящий от каких бы то ни было мифологем анализ расстановки российских политических сил в начале ХХ века» [7].

«Главной идеей кадетской программы было ненасильственное развитие России по пути либеральных парламентских реформ. Партия исповедовала равноправие всех российских граждан без различия пола, вероисповедания и национальности» [9].

Основной задачей партия видела создание в России правового государства, о формах политического устройства мнение кадетов различалось. Одна часть кадетов выступала за построение конституционной монархии, другая часть за введение республиканской формы правления. Решение этого основополагающего вопроса кадеты видели в созыве Учредительного собрания. Партия активно поддерживала и продвигала идею широкого народного представительства. О способах осуществления этого представительства у членов партии были различные мнения, внутрипартийное обсуждение которых приветствовалось. Кадеты были за построение широкой системы народного представительства. От независимых органов местного самоуправления, к автономным органам областей и высшему уровню народного представительства – Государственной думе. Вопрос организации местного самоуправления, его функций и полномочий, также тщательно проработан в программе конституционно-демократической партии.

В программе фигурировало положение об отмене всяких ограничений по сословному или национальному признаку; провозглашалась неприкосновенность личности и жилища; право на свободу передвижения; свободы совести, слова, печати, собраний, союзов и вероисповедания. Кадеты выступали за парламентарный строй, основанный на всеобщем и равном избирательном праве с тайной и прямой подачей голосов; за широкое развитие демократического местного самоуправления; за независимый суд; за увеличение площади крестьянского землевладения государственными, удельными, кабинетскими и монастырскими землями, а также путём выкупа частновладельческих земель по справедливой (не рыночной) оценке; за свободу рабочих союзов и стачек; за развитие фабричного законодательства и 8-часовой рабочий день; за всеобщее бесплатное и обязательное начальное образование; полную автономию Финляндии и Польши.

Кадеты ратовали за радикальное политическое переустройство государства, видя в нем залог социальных и экономических перемен. Конституционное правовое государство, по мнению кадетов, позволило бы эволюционным путём трансформировать общественные отношения. «Фирменным стилем» партии кадетов было формирование расчётливой, взвешенной позиции по любому, даже самому маловажному политическому вопросу.

Как показали события, старания центристских партий в итоге, не привели их к успеху. Вполне справедливо мнение о том, что «неуклюжесть и недальновидность политики русского самодержавия предопределили такой исход событий. Значительная доля вины за неудачу конституционного опыта в России лежала на российском либерализме и его главной политической партии – партии кадетов» [12].

В программах большинства центристских политических партий Российской империи в начале XX века просматривается схожий подход к вопросу об оптимальной форме государственного устройства. Таковым, по мнению центристов, должна была стать конституционная монархия.

Однако с течением времени, особенно после отречения от престола Николая II в феврале 1917 года, позиция центристов меняется, начинается идеологическое смещение в сторону республиканской формы правления.

В истории России центризм не смог воплотиться вследствие того, что политические партии – носители идей центризма, оказались значительно слабее в силу различных причин, чем их оппоненты.

Идеологические и личностные противоречия среди лидеров центристских партий не позволили им сформировать широкую коалицию, способную противостоять усиливающим своё влияние представителям левых сил, таких как партия социалистов-революционеров и РСДРП. Европейские государственные системы оказались более гибкими и смогли воплотить центристскую идею о смешанном правлении, основанную на концепции общественного договора, толерантности и консенсуса. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Маньков А.В. К вопросу о генезисе партии эсеров и ее террористической тактике / А.В. Маньков // Армия и общество. – 2007. – №2. – С. 1-9.
  2. Мушкаев И.В. Идеи парламентаризма в российском обществе конца XIX начала ХХ вв. / И.В. Мушкаев // Армия и общество. – 2008. – № 4. – С. 1-11.
  3. Жиляев В.Н. Формирование многопартийности в России / В.Н. Жиляев // Научные проблемы водного транспорта. – 2002. – №2. – С. 149-155.
  4. Запевалин П.П. Эволюция политического курса «Союза 17 октября» в 1905-1907 гг / П.П. Запевалин // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. – 2013. – №4. – С. 132-139.
  5. Программы главнейших русских партий. Программа Союза 17 октября 1905 г. / Под ред. А. Стеблева и И. Сахарова. – М.: Библиотека свободного народа, 1917. – 64 с.
  6. Циунчук Р.А. Народное представительство и парламентаризм в программах политических партий России 1905-1917 гг.: политико-правовые идеи, концепции, формулы / Р.А. Циунчук // ВЭПС. – 2010. – №1. – С. 99 – 104.
  7. Горлов А.В. Идеальная модель государственного управления в трудах теоретиков Конституционно-демократической партии (партии народной свободы) / А.В. Горлов // Вестник государственного и муниципального управления. – 2012. – № 1. – С. 31-39.
  8. Павлов Д.Б. «Союз 17 октября» в 1905-1907 годах: численность и социальный состав / Д.Б. Павлов. С. 181-185. [Электронный ресурс]. – URL: http://russiabgu.narod.ru/pages/themes/txt/pavlov_soyuz.pdf (дата обращения 06.11.2020).
  9. Учреждена конституционно-демократическая партия. Президентская библиотека. // [Электронный ресурс]. – URL: https://www.prlib.ru/history/619661 (дата обращения 07.11.2020).
  10. Изергина В.П. Проблема политико-территориального устройства России в программных документах общероссийских политических партий начала ХХ века / В.П. Изергина // Гуманитарий: актуальные проблемы гуманитарной науки и образования. – 2010. – №4. – С. 76-86.
  11. Кривенький В.В. Национальные партии в России. Политические партии России: история и современность / В.В. Кривенький, Н.Д. Постников, М.И. Смирнова. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. – С. 260–298. (Глава XIII).
  12. Омельченко Н.А. Народное представительство и судьбы парламентаризма в истории России (из опыта становления и эволюции российского парламентаризма в начале XX века) / Н.А. Омельченко // Вестник ГУУ. – 2013. – №8. – С. 245-251.
  13. Плотичкина Н.В. Политический центризм в истории политических учений / Н.В. Плотичкина // Южно-российский журнал социальных наук. – 2006. – №1. – С. 24-35.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Man’kov, A.V. K voprosu o genezise partii ehserov i ee terroristicheskojj taktike [On the Issue of the Genesis of the SR Party and Its Terrorist Tactics]/ A. V. Mankov // Armija i obshhestvo [Army and Society]. – 2007. – №2. – pp. 1-9 [in Russian]
  2. Mushkaev I. V. Idei parlamentarizma v rossijjskom obshhestve konca XIX nachala KhKh vv. [Ideas of Parliamentarism in the Russian Society of the Late Nineteenth and Early Twentieth Centuries]/ I. V. Mushkaev. – 2008. – No. 4. – pp. 1-11 [in Russian]
  3. Zhilyaev V. N. Formirovanie mnogopartijjnosti v Rossii [Formation of a Multiparty System in Russia]/ V. N. Zhilyaev // Scientific problems of water transport. – 2002. – No. 2. – pp. 149-155 [in Russian]
  4. Zapevalin P. P. Ehvoljucija politicheskogo kursa «Sojuza 17 oktjabrja» v 1905-1907 gg [ The Evolution of the political course of the “Union of October 17” in 1905-1907]/ P. P. Zapevalin – 2013. – No. 4. – pp. 132-139 [in Russian]
  5. Programmy glavnejjshikh russkikh partijj. Programma Sojuza 17 oktjabrja 1905 g. [Programs of the Main Russian Parties. Program of the Union on October 17, 1905] / Edited by A. Stebleva and I. sakharova. – M.: Biblioteka svobodnogo naroda, 1917. – 64 p. [in Russian]
  6. Tsiunchuk R. A. Narodnoe predstavitel’stvo i parlamentarizm v programmakh politicheskikh partijj Rossii 1905-1917 gg.: politiko-pravovye idei, koncepcii, formuly [People’s Representation and Parliamentarism in the Programs of Political Parties in Russia 1905-1917: Political and Legal Ideas, Concepts, Formulas]/ R. A. Tsiunchuk – 2010. – No. 1. – pp. 99-104 [in Russian]
  7. Gorlov A.V. Ideal’naja model’ gosudarstvennogo upravlenija v trudakh teoretikov Konstitucionno-demokraticheskojj partii (partii narodnojj svobody) [The Ideal Model of Public Administration in the Works of Theorists of the Constitutional Democratic Party (Party of People’s Freedom)]/ A. V. Gorlov // Vestnik gosudarstvennogo i municipal’nogo upravlenija [Journal of Public and Municipal Administration]. – 2012. – No. 1. – pp. 31-39 [in Russian]
  8. Pavlov D. B. «Sojuz 17 oktjabrja» v 1905-1907 godakh: chislennost’ i social’nyjj sostav. [“The Union of October 17” in 1905-1907: The Size and Social Composition]. [Electronic resource]. – URL: http://russiabgu.narod.ru/pages/themes/txt/pavlov_soyuz.pdf (accessed: 06.11.2020), pp. 181-185. [in Russian]
  9. 9.Uchrezhdena konstitucionno-demokraticheskaja partija. [Constitutional Democratic Party Was Founded In Moscow]. Prezidentskaja biblioteka [The Presidential Library] // [Electronic resource] – URL: https://www.prlib.ru/history/619661 (accessed: 07.11.2020) [in Russian]
  10. Izergina V. P. Problema politiko-territorial’nogo ustrojjstva Rossii v programmnykh dokumentakh obshherossijjskikh politicheskikh partijj nachala KhKh veka [The problem of the political and territorial structure of Russia in the program documents of all-Russian political parties of the early twentieth century]/ V. P. Izegrina// Gumanitarijj: aktual’nye problemy gumanitarnojj nauki i obrazovanija [Humanitarian: actual problems of the humanities and education]. – 2010. – No. 4. – pp. 76-86 [in Russian]
  11. Krivenky V. V. Nacional’nye partii v Rossii. Politicheskie partii Rossii: istorija i sovremennost’. – M.: «Rossijjskaja politicheskaja ehnciklopedija» (ROSSPEN) [National Parties in Russia. Political Parties of Russia: History and Modernity] / Krivenky V. V., Postnikov N. D., Smirnova M. I. – M.: ROSSPEN or Political Encyclopedia Publishers], 2000,(Chapter XIII) pp. 260-298 [in Russian]
  12. Omelchenko N. A. Narodnoe predstavitel’stvo i sud’by parlamentarizma v istorii Rossii (iz opyta stanovlenija i ehvoljucii rossijjskogo parlamentarizma v nachale XX veka) [Representation of the People and the Fate of Parliamentarism in the History of Russia (From the Experience of Formation and Evolution of Russian Parliamentarism at the Beginning of the XX Century)]/ N. A. Omelchenko // Vestnik GUU [Vestnik Universiteta]. – 2013. – no. 8. – pp. 245-251 [in Russian]
  13. Plotkina N. V. Political Politicheskijj centrizm v istorii politicheskikh uchenijj [Centrism in the History of Political Teachings]/ N. V. Plotkina // Juzhno-rossijjskijj zhurnal social’nykh nauk [South-Russian Journal of Social Sciences]. – 2006. – No. 1. – pp. 24-35 [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.