Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 68-69 Выпуск: № 9 (16) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Аржановская А. В. ЯЗЫКОВАЯ ЕДИНИЦА «МИНУТА» КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ КОРОТКОГО ОТРЕЗКА ВРЕМЕНИ В РУССКОЙ И АНГЛИЙСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ / А. В. Аржановская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 9 (16) Часть 2. — С. 68—69. — URL: https://research-journal.org/languages/yazykovaya-edinica-minuta-kak-sredstvo-vyrazheniya-korotkogo-otrezka-vremeni-v-russkoj-i-anglijskoj-lingvokulture/ (дата обращения: 24.10.2021. ).
Аржановская А. В. ЯЗЫКОВАЯ ЕДИНИЦА «МИНУТА» КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ КОРОТКОГО ОТРЕЗКА ВРЕМЕНИ В РУССКОЙ И АНГЛИЙСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ / А. В. Аржановская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 9 (16) Часть 2. — С. 68—69.

Импортировать


ЯЗЫКОВАЯ ЕДИНИЦА «МИНУТА» КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ КОРОТКОГО ОТРЕЗКА ВРЕМЕНИ В РУССКОЙ И АНГЛИЙСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ

Аржановская А.В.

Аспирант, Волгоградский государственный университет

ЯЗЫКОВАЯ ЕДИНИЦА «МИНУТА» КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ КОРОТКОГО ОТРЕЗКА ВРЕМЕНИ В РУССКОЙ И АНГЛИЙСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ

Аннотация

В статье рассматривается категория времени с точки зрения национально-культурных особенностей ее восприятия, представлена семантическая структура языковой единицы «минута» в русском и английском языках.

Ключевые слова: лингвокультурология, категория времени, семантическая структура.

Arzhanovskaya A.V.

Postgraduate student, Volgograd State Univetsity

LEXICAL UNIT «MINUTE» AS AN EXPRESSION  MEAN OF A SHORT TIME PERIOD IN THE RUSSIAN AND ENGLISH LINGUOCULTURE

Abstract

The article deals with the concept of time which is viewed with concern to its national and cultural peculiarities of perception. In the focus of the issue is the semantic structure of the lexical unit «minute» in the Russian and English linguoculture.

Keywords: linguoculture, the concept of time, the semantic structure.

Универсальные категории, и прежде всего категории пространства и времени, составляют основу мировосприятия. В современном гуманитарном знании без исследования категории времени невозможно понимание общества и человека, поскольку представление о времени является одним из ключевых в категориальной сетке мышления и в модели мира, выстраиваемой каждой культурой.

Восприятие времени, несмотря на универсальность данной категории, неодинаково в различных культурах, что обусловлено прежде всего определенной иерархией ценностей, которая сложилась в каждой конкретной культуре. Различия в восприятии, оценке времени и обусловливают то, что временные характеристики могут по-разному выражаться в языках.

Исходя из всего вышесказанного, интересным и перспективным является сопоставление особенностей выражения растяжимых понятий времени в русском и английском языках в аспекте национально-культурных особенностей.

Время принято понимать как «философскую категорию, посредством которой обозначаются формы бытия людей и явлений, которая отражает процесс смены их друг другом, продолжительность их существования» [5].

Существует два противоположных подхода к объяснению времени:

  1. Такая форма бытия, которая полностью автономна от тех явлений, которые в него помещены и в нем существуют (объективное время)
  2. Такие порядки, такие внутренние «меры» природно-социальных систем, которые задаются их взаимодействием и обусловлены их природой и характером (перцептуальное время) [5].

Растяжимые понятия времени могут обозначать различные временные промежутки: это может быть природное время (ночь, рассвет), астрономическое (минута, секунда), либо какой-то абстрактный отрезок (часто, редко).

Остановимся на характеристике языковой единицы “минута” в русском языке и соответствующих ей единиц в английском языке. Семантическая структура данной языковой единицы представляет собой иерархию категориально-лексической семы (‘протяженность во времени’), интегральных и дифференциальных сем.

Интегральная сема  ‘характер протяженности’ может быть представлена дифференциальным признаком ‘короткий отрезок времени’, который реализуется в семантической структуре единиц минута и minute (минута). Например: Минуту  все молчали (Сорокин ЗЗ, 51); Выведите его отсюда на минуту, объясните ему, как надо разговаривать со мной (Булгаков МиМ., 9); A minute passed. Their voices seemed to rise to a higher pitch of excitement, and their movements grew faster (Wells TM, 80); I stared for a minute at the Time Machine and put out my hand and touched the lever (Wells TM, 96).

Однако в русском языке выделение семы  ‘короткий отрезок времени’ достаточно условно, поскольку языковая единица минута часто употребляется в выражениях типа: Одну минуту! (вежливая форма кого-то подождать). В данных значениях скорее реализуется сема  ‘очень короткий отрезок времени’. Причем, актуализирует данный дифференциальный признак уменьшительные суффиксы –очк-, –к-:  Последняя мне минуточка осталась, – не пустят меня домой ночевать (НКРЯ); Вы посидите минуточку здесь с товарищем Бездомным (Булгаков МиМ, 22); Обе на минутку задумались (Куприн ГБ, 3); Одну минутку, – ответил служащий и мгновенно закрыл сеткой дыру в стекле (Булгаков МиМ, 104).

На наш взгляд, данные примеры ярко отражают национально-культурные особенности восприятия и обозначения времени. Употребление носителями языка таких единиц, как минуточку, минутку, подтверждает мысль о том, что носители русского языка достаточно «вольно» обращаются со временем. В этом можно увидеть сознательное стремление к искажению реального временного отрезка: чаще всего к его мысленному сокращению. Для сравнения: в английском языке есть выражения One moment please! (момент!), One minute! (минуту!), однако их нельзя считать полными эквивалентами русских растяжимых понятий времени с уменьшительными суффиксами, поскольку  для носителей английского языка в первую очередь необходимо точно, без искажений передать протяженность времени с помощью языковых средств, и данные выражения обозначают прежде всего отрезок в минуту.

В семантической структуре анализируемых нами языковых единиц мы выделили интегральную сему ‘степень значимости для субъекта’, которая реализуется в дифференциальных семах ‘высокая степень значимости для субъекта’ и ‘низкая степень значимости для субъекта’.

Анализ примеров показывает, что чаще всего в семантической структуре языковой единицы минута без контекстуальных уточнителей реализуется дифференциальный признак  низкая степень значимости для субъекта’ (о чем свидетельствует макроконтекст), например: Он дал им минуту отдохнуть, после чего они (лошади) пошли сами собою (Гоголь МД, 275).

Переосмысление данного признака происходит при наличии контекстуальных уточнителей. Ср.: Он впервые за все эти трудные минуты вытирает тылом ладони лицо (Шолохов ПЦ, 88); И эта проклятая минута наступила (НКРЯ); Пахло дымом, была минута ужаса (НКРЯ).

Приведенные примеры показывают, что единица минута употребляется здесь не просто для фиксации определенного временного отрезка, а отмечает значимость этого короткого временного промежутка для субъекта (на это указывают и сопутствующие данному слову определения трудные, проклятая), реализуя при этом дифференциальную сему ‘высокая степень значимости для субъекта’.

В семантической структуре языковой единицы английского языка minute (минута) реализуется дифференциальная сема ‘низкая степень значимости для субъекта, которая так же переосмысливается в зависимости от контекстуальных уточнителей. Например: Mr. Beebe and his mother had already gone, but she had refused to start until she obtained her hostess’s full sanction, for it would mean keeping the horse waiting a good ten minutes more (Forster RW, 184).

Таким образом, в данной статье мы попытались реконструировать семантическую структуру языковых единиц минута и minute (минута), обозначающих астрономическое время в русском языке в сопоставлении с английским. Общей категориальной семой для них является сема ‘протяженность во времени’, реализующаяся в интегральных семах: ‘характер  протяженностистепень значимости для субъекта’, которые в свою очередь представлены дифференциальными признаками.

Сопоставительный анализ позволяет выявить ряд национально-культурных особенностей восприятия и осмысления растяжимых понятий времени. Так, как было отмечено выше, носители русского языка склонны к “вольному” обращению со временем, стремятся мысленно его сократить. Этого нельзя сказать о носителях английского языка, для которых важно все упорядочивать и четко систематизировать.

Литература

  1. Булгаков МиМ –  Булгаков М.А. Мастер и Маргарита. М.,
  2. Гоголь МД – Гоголь Н.В. Мертвые души // Гоголь Н.В. Избранные произведения. М., 1959.
  3. Куприн ГБ – Куприн А.И. Гранатовый браслет. М., 1985.
  4. НКРЯ – Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ruscorpora.ru/ (дата обращения 09.10.2012).
  5. Новейший философский словарь / Сост. А.А. Грицанов. Мн., 1999.
  6. Сорокин ЗЗСорокин В. Заседание завкома. М., 1998.
  7. Шолохов ПЦ  –  Шолохов М.А. Поднятая целина // Шолохов М.А. Собрание сочинений в 8т. Т. 5-6. М., 1986.
  8. Forester RM  Forester E.M. A Room with a View [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www2.hn.psu.edu/faculty/jmanis/em-forster/room-view.pdfhttp://www.planetpdf.com/planetpdf/pdfs/free_ebooks/The_Time_Machine_NT.pdf  (дата обращения 24.10.2012).
  9. Wells TMWells H.G. The Time Machine [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.planetpdf.com/planetpdf/pdfs/free_ebooks/The_Time_Machine_NT.pdf (дата обращения 17.11.2012).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.