Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.118.4.117

Скачать PDF ( ) Страницы: 40-44 Выпуск: № 4 (118) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Потапчук Е. Ю. ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ В РОМАНЕ МО ЯНЯ «ПЕРЕМЕНЫ» / Е. Ю. Потапчук // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 4 (118) Часть 4. — С. 40—44. — URL: https://research-journal.org/languages/vospriyatie-vremeni-v-romane-mo-yanya-peremeny/ (дата обращения: 30.06.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2022.118.4.117
Потапчук Е. Ю. ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ В РОМАНЕ МО ЯНЯ «ПЕРЕМЕНЫ» / Е. Ю. Потапчук // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 4 (118) Часть 4. — С. 40—44. doi: 10.23670/IRJ.2022.118.4.117

Импортировать


ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ В РОМАНЕ МО ЯНЯ «ПЕРЕМЕНЫ»

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.118.4.117

ВОСПРИЯТИЕ ВРЕМЕНИ В РОМАНЕ МО ЯНЯ «ПЕРЕМЕНЫ»

Научная статья

Потапчук Е.Ю.*

ORCID: 0000-0003-3530-279X,

Тихоокеанский государственный университет, Хабаровск, Россия

* Корреспондирующий автор (epotapchuk[at]mail.ru)

Аннотация

В статье исследуются художественные особенности романа классика современной китайской литературы Мо Яня «Перемены», который был создан в 2010 г. и переведен на русский язык в 2014 г. Автор научной публикации выделяет ряд художественных приемов (использование контраста, внимание к детали, мифологизация), при помощи которых писатель в своем произведении осмысляет изменения в жизни китайского общества XX-XXI вв., формирует отношение их приятия, а также философски обобщает проблему времени в судьбе отдельного человека и народа в целом. В ходе исследования обнаруживается, что в романе «Перемены» восприятие времени проявляется в жанре, композиции и названии произведения, в особенном внимании к прошлому героев и страны, в игнорировании настоящего, а также в уникальном художественном приеме Мо Яня – рассмотрении истории жизни отдельного человека на фоне жизни его большой и малой родины.

Ключевые слова: Мо Янь, роман «Перемены», проблема времени в литературе, современная китайская литература.

PERCEPTION OF TIME IN MO YAN’S “CHANGE”

Research article

Potapchuk E.Yu.*

ORCID: 0000-0003-3530-279X,

Pacific National University, Khabarovsk, Russia

* Corresponding author (epotapchuk[at]mail.ru)

Abstract

The article examines the artistic features of the novel “Change” written by the prominent Chinese author Mo Yan, which was written in 2010 and translated into Russian in 2014. The author of the research identifies a number of artistic devices (the use of contrast, attention to detail, mythologization), with the help of which the writer in his work comprehends the changes in the life of Chinese society of the 20th-21st centuries, forms the attitude of their acceptance, and also philosophically generalizes the problem of time in the fate of an individual and people as a whole. The research determines that in the novel, the perception of time is manifested in the genre, composition, and title of the work, as well as in special attention to the past of the heroes and the country, in ignoring the present, as well as in Mo Yan’s unique artistic technique – examining the life history of an individual against the background of the life of their homeland.

Keywords:Mo Yan, novel “Change”, the problem of time in literature, modern Chinese literature.

Введение

Цель данного исследования – осуществить анализ средств художественной выразительности, способов и приемов, с помощью которых Мо Янь в романе «Перемены» (2010) передает отношение к происходящим на его родине переменам и изменениям, формирует определенный взгляд на историю своей страны, а также решает проблему времени человеческой жизни, переходя на философский уровень обобщений. Исследование основывается на тексте перевода романа, осуществленного Н. Н. Власовой [5].

Основные результаты

Роман «Перемены» Мо Яня – это своеобразная автобиография писателя, в которой он описывает путь своего становления от исключенного из деревенской школы ученика до признанного литератора. Однако, изображая свой духовный и социальный рост, Мо Янь, верный своему псевдониму, переводимому с китайского буквально как «молчи» (настоящее же его имя Гуань Мое [7, С. 72]), крайне скупо и мало говорит о себе: его внимание целиком обращено на мир вокруг – Китай и его жителей. Художественный подход Мо Яня даже оценивают как «своего рода инвариант «творчества с закрытым ртом, в молчании, позволяющем до предела обострить иные способы восприятия и приятия окружающего мира» [4, С. 16].

Роман «Перемены» охватывает события китайской истории от 1969 г. до 2010 г. В центре повествования – «я» лирического героя, которого в начале рассказа писатель характеризует как большеротого, одинокого, выгнанного из школы мальчика, а в конце представляет человеком, достигшим высокого положения в обществе (ездит с чтением лекций, участвует в высоких собраниях, приглашен в жюри престижного конкурса и пр.). Судьба этого героя – нить, проходящая через все восемь частей произведения и сшивающая в целое все повествование Мо Яня.

Итак, сквозная история романа – это перемены в жизни мальчика, несправедливо исключенного из школы в пятом классе. Именно с этих событий начинает свой рассказ писатель. «Вообще-то я должен был описывать то, что происходило после 1979 года, но мои мысли постоянно прорывались через этот рубеж, перенося меня в солнечный осенний день 1969-го, когда цвели золотистые хризантемы, а дикие гуси летели на юг» [5, С. 5]. Этим абзацем писатель задал тон всему произведению, определил его содержание и установил ориентиры для повествования и чтения.

1979 г. – один из важнейших моментов в истории коммунистического Китая. События, произошедшие тогда, и процессы, запущенные в тот период, определили дальнейшее развитие страны, ее современные облик и состояние. Поэтому Мо Янь, описывая историю деревенского мальчишки, указывает на этот переломный год в истории Китая, который привел к переменам и в жизни страны, и в жизни героя его рассказа.

Однако писателя интересует не только «большая история», история страны, официальные ее страницы, его занимает судьба обычного человека, принятого в традиции русской литературы именовать «маленьким», каковым и был центральный герой «Перемен» вначале. Уникальный подход Мо Яня и удивительное его мастерство заключаются в том, что знакомя читателя с обычным человеком, одним из многомиллионного китайского народа, он всегда представляет его включенным в историю страны. Начиная повествование, автор романа откатывается от действительно ключевых событий в жизни и китайского общества, и его малозаметного героя к более ранним – 1969 г. – событиям забавным, но смехотворным с точки зрения «большой истории», однако ставшим определяющими для деревенского мальчика. Ко всем этим смыслам в стиле «молчуна» Мо Яня отсылают названные им в первом абзаце произведения яркие детали («золотистые хризантемы» и «дикие гуси») и две даты (1979 год и 1969 год). К первой из них рассказ, конечно же, вернется, а пока в своей обычной манере автор представляет историю маленького человека во всех деталях и подробностях.

Первая часть романа описывает причины, по которым его герой, довольно способный в учении, в 1969 г. лишился возможности поступить в университет, и вынужден был идти долгим кружным путем к своей цели. Мастерски, иронично Мо Янь рассказывает о неудачнике, который «ни на что не годится», «мастер испортить все хорошие начинания», которому «вечно не везет» [5, С. 6], и которого исключили из школы, потому что ему приписали авторство оскорбительного прозвища, данного уважаемому учителю, важному человеку, занимавшему пост председателя школьного революционного комитета Лю Тяньгуану, за большой рот сначала прозванного «бегемотом», а потом – «жабой».

Лишь осенью 1973 г. главный герой смог устроиться на хлопковый завод, а стремясь вырваться из «людей низшего сорта» [5, С. 39], он в феврале 1976 г. «после бесконечных перипетий» и «благодаря протекции многих уважаемых людей» [5, С. 41] попал в армию. Попытка поступить в Инженерно-технический институт Народно-освободительной армии Китая в 1977 г. не состоялась, но у молодого способного бойца окрепло желание заниматься литературой. В 1979 г., важном и для героя, и для всей страны, его перевели в учебную часть, где он, будучи самоучкой, учил курсантов философии и политэкономии. После ряда неудач в 1981 г. в местном журнале опубликовали его первую повесть. Вопреки правилам в 1982 г. герою присвоили офицерское звание, а в 1984 г. он поступил на факультет литературы Академии искусств НОАК и вскоре написал и опубликовал прославившие его произведения – «Прозрачная красная редька» (в тексте перевода «Перемен» это произведение называется «Прозрачная морковь») и «Красный гаолян». В 1987 г. режиссер Чжан Имоу снял знаменитый фильм по мотивам этого романа, а в 1988 г. году молодой успешный писатель поступил в аспирантуру Пекинского педагогического университета и Литературного института имени Лу Синя. Все мечты героя сбылись: семья, успех, признание, слава, деньги. К 2008 г. он – известный писатель и крупный общественный деятель. Следует добавить неупомянутые в романе факты: в 1997 г. он уволился из армии, начал работать в газете и писать сценарии для кино и телевидения [1], а в 2006 г. вышел удивительный роман Мо Яня «Устал рождаться и умирать». Позже – через два года после написания «Перемен» – он получит Нобелевскую премию в области литературы.

Описание этой эволюции личности в романе «Перемены» настолько своеобразно, что ряд его художественных особенностей выводят читателя за пределы судьбы одного человека и даже за пределы судьбы одного народа. Рассказывая историю своего успеха, лирический герой романа замечает множество перемен в жизни не только отдельных людей, но и своей родной местности, всей страны и всего человечества. По всему произведению разбросаны автором построенные на контрасте сравнения прошлого и настоящего его страны. Так, например, усадьба рода Дин, в которой в 1976 г. Мо Янь, поступив на военную службу, проходил курс молодого бойца, к 1999 г. превратилась из казармы в музей. В 2003 г. писатель посетил овощную ярмарку в Шоугуан – «современный город с лесом высоток и широкими проспектами», с рядами пластиковых теплиц, где местные жители, нарушив сезонность и изменив навсегда меню китайцев, выращивают «невиданные и неслыханные овощи и фрукты, при виде которых иностранные торговцы и китайская публика ахали от удивления» [5, С. 57-58]. Однако в воспоминаниях Мо Янь в этом городке в 1978 г. была всего одна дорога. Он останавливался в нем со своими сослуживцами перекусить в столовой вчерашними холодными пампушками по карточкам, когда перевозил яблоки и лук начальству в Пекин, вызвавшие, кстати, бурю восторга у получателей. На молодого человека произвела большое впечатление огромная столица Китая, но в те времена Пекин «по площади не достигал и десятой части» [5, С. 63] современного своего размера. И, конечно, в новом тысячелетии забавно вспоминать Мо Яню, как он в 70-х гг. прошлого века с гордостью приобрел в Пекине себе и своим сослуживцам черные портфели из искусственной кожи. Настоящим событием в те годы казалась поездка в битком набитом вагоне поезда, воняющем мочой. Стокилометровая поездка длилась почти четыре часа. А в 2008 году восьмисоткилометровый путь от Пекина до Гаоми высокоскоростной поезд пролетает за пять часов. Когда-то съестное можно было приобрести только в государственных столовых, где работали невежливые официантки, а спустя время подобно бамбуку стали расти всевозможные частные предприятия и ресторанчики.

Символом этих разительных перемен в жизни страны в описаниях и рассуждениях Мо Яня стали пельмени – традиционное для китайцев блюдо. В первую свою поездку в Пекин он простоял с товарищами два часа, чтобы попасть в пельменную, где подавались пельмени машинной лепки. Невкусные и некрасивые пельмени были изготовлены казавшимся им величайшим изобретением аппаратом. Автор замечает, что сейчас «пельмени машинной лепки давно уже никто не ест, на всех вывесках в пельменных специально оговаривается, что пельмени ручной лепки. Раньше считалось, чем жирнее мясо, тем вкуснее, а сейчас в моде овощные начинки» [5, С. 70]. «Мир изменился, даже по одному этому понятно», – заключает автор [5, С. 70].

Кардинальные изменения произошли и в жизни людей. Одноклассник Мо Яня Хэ Чжиу – старший из трех детей беднейшей семьи, жившей в полуразвалившемся доме, в котором на кане не было даже соломенной циновки, – в 2008 году пригласил писателя в роскошный ресторан и заказал изысканные деликатесы, которые сам есть уже не мог, поскольку достиг «трех высот» – повышенных давления, сахара и холестерина. Его отец был батраком, а его мать – рябая огромная большеногая женщина, что издревле в Китае считалось серьезным физическим изъяном, – состояла в компартии. Хэ Чжиу в 1973 году в рваных туфлях, одолжив десять юаней, уехал на северо-восток страны, где благодаря своей предприимчивости и разбогател. Да и сам лирический герой повествования двадцать лет спустя уже не влюбленный в школу мальчишка, работающий за пятнадцать юаней на хлопковом заводе, а отправляющийся на метро в редакцию газеты журналист, а в новом тысячелетии – известный писатель и уважаемый эксперт в области китайской культуры.

Эти и подобные им перемены в жизни Китая должны были бы натолкнуть читающую публику на неудобные вопросы о смысле страданий, которые перенес китайский народ в середине ХХ в., об ответственности общества и его лидеров за многочисленные жертвы земельной реформы, политики большого скачка, культурной революции и др. Но мудрый Мо Янь понимает всю незначительность любых перемен в мире людей в сопоставлении с вечностью, перед неизбежным уходом человека, который случится рано или поздно. Из наблюдений Мо Яня напрашивается вывод, что жизнь сложнее, мудрее и интереснее всех политических событий, решений и предприятий. Молодой боец, в первое посещение столицы побывавший в мавзолее Мао Цзэдуна, был уверен, что председатель Мао бессмертен, а после его кончины наступит конец и Китаю. Но спустя два года – в 1978 г. – жизнь продолжается и даже улучшается: в университеты набирают студентов, крестьяне стали лучше питаться, с них сняли политические ярлыки, поголовье скота увеличивается и пр. Переживший со своим народом не только тяготы лишений, но и трудности перемен, достигший, в конце концов, процветания лирический герой романа равнодушен к современности. Апатично взирая на новшества XXI в., он весь устремлен в прошлое своего народа, своей малой и большой родины, отыскивая именно в них для себя животворящее начало. Примкнув к так называемому направлению «литературы корней» 1970-х – начала 1980-х гг., Мо Янь стремился восстановить связь «с потерянной традиционной культурой» и отыскать в ней «жизненный базис нации» [2, С. 171].

Писательские обращенность назад и внимание к деталям прошлого способствуют мифологизации описываемых в романе событий, что позволяет обрести в текучем и изменчивом мире некую стабильность, поскольку мифологизированное время «застывает в вечности, сакрализуется» [3, С. 80]. При описании прошедших событий своей жизни и жизни своих героев Мо Янь выделяет детали, обнаруживает их символические смыслы, приписывает им новые значения, то есть мифологизирует их, что позволяет преодолеть временные рамки человеческого существования. «Соединение мифа и реальности используется для того, чтобы увидеть Китай в синтезе временных пластов, одновременно древний и современный, через призму нового художественного восприятия, импульсом для которого является, прежде всего, модернистский поиск автором собственного «я» в искусстве» [9, С. 146]. По мысли критика, современные китайские писатели, в том числе Мо Янь, переплетают миф и реальность в своем творчестве, например, перенося действия своих произведений в отдаленную сельскую местность. Подчеркивается, что именно своим умелым расширением границ реализма и историзма Мо Янь внес наибольший «вклад в переоценку китайского общества в прошлом и настоящем» [8, С. 128].

М. Элиаде указывал, что при воспроизведении мифа из-за его сакральной повторяемости прошлого события не только исчерпывается временная напряженность, но и за счет повторного проживания действа устраняется его ущербность, потому что «тот, кто возвращается назад во времени, должен неизбежно достичь исходного пункта, который, в конечном счете, совпадает с созданием мира. Прожить прошлые жизни значит понять их и в какой-то степени «сжечь» свои «грехи»… Но важнее то, что мы приходим к началу Времени, к отсутствию времени, вечному настоящему, предшествующему всякому опыту времени, основанному первоначальным греховным человеческим существованием. Иначе говоря, отправляясь от какого-либо момента временной напряженности, можно… выйти в отсутствие Времени, в вечность» [11, С. 91]. Таким образом, мифологизация позволяет преодолеть календарное и историческое время, и тем самым не только сакрализовать и улучшить его, но и обрести определенную стабильность бытия [3, С. 80]. Этими мотивами и могут быть объяснены обращение Мо Яня назад, а также значительное внимание к деталям прошлого в его романе «Перемены». Разнообразие и богатство чувственно-описательных деталей достигается Мо Янем «с помощью использования метафор, метонимий, фразеологизмов, идиом, сравнений, передающих перцептивные особенности восприятия действительности» [12, С. 96], а также за счет использования прецедентных имен (литературные произведения и их персонажи; общественные, политические деятели и исторические лица; названия организаций; реальные топонимы; слова-реалии и пр.) [12, С. 96]. Так, например, герой «Перемен» – будущий Нобелевский лауреат – после окончания аспирантуры поселился на складе, полном различного хлама. «По складу бегали крысы. Одна крыса устроили себе гнездо в моем чемодане и родила там крысят. Даже несколько лет спустя моя одежда и постельные принадлежности словно бы воняют крысиной мочой» [5, С. 105]. Этими деталями Мо Янь, с одной стороны, приближает прошлое, делает его ярким, зримым и выпуклым, осуществляя тем самым мифологизацию своей собственной истории, но с другой профанирует прошлое, снижает значение целого ряда личных (окончание аспирантуры) и общественных (начало войны в Персидском заливе) событий, потому что их было и будет множество в бесконечной цепи истории. Не менее яркой деталью Мо Янь демонстрирует перемены в отношении китайского общества к Мао Цзэдуну, к которому главный герой в 1978 г. еще испытывал трепетное отношение. В 1990 г. он расположил гипсовые статуи председателя Мао, хранившиеся на складе с хламом, возле своей постели как дозорных. Когда его навещали друзья из литературных кругов, они говорили в один голос, «что я первый, кто заставил несколько председателей Мао охранять себя и свой сон» [5, С. 105]. И эта острая ирония тоже часть мо яниевской концепции времени: перемены неизбежны, они смывают значимость событий, которые с высоты прожитого или с высоты земной истории измельчаются, значимыми могут стать только мифологизированные личные повествования, такие как эпизоды с крысой или гипсовыми статуями Мао.

В контексте мифологизации событий и времени интересно описывается, например, судьба автомобилей, ставших своеобразными героями произведения. Конечно же, в 50-60 гг. прошлого века деревенские дети воспринимали водителей грузовиков как небожителей, мечтали не только прокатиться на автомобиле, но и стать шоферами. Поэтому Мо Янь подробно описывает и грузовик «ГАЗ-51» советского производства и его водителя, которые запечатлелись в его детской памяти. Эта машина стала для героев своеобразным мерилом успеха, не случайно разбогатевший в 1980-1990 гг. Хэ Чжиу не только выкупил за несоразмерную цену деревенский грузовичок, но и страстно хотел жениться на дочке его водителя. В новую эпоху старенькая машина оказалась никому не нужной, но сослужила важную службу Мо Яню: именно этот грузовичок использовался в съемках фильма «Красный гаолян» по прославившему его произведению. Это не единственное удивительное совпадение в романе. Девчушка сумела попасть в большой рот учителю Лю теннисным мячиком, а спустя годы вышла за него замуж, вырастила дочку и приехала просить за нее теперь уже авторитетного члена жюри – Мо Яня. Этими воспоминаниями, посиделками в ресторане и заканчивается роман, замыкая круг и повествования, и жизненных историй его персонажей.

Подводя некоторые итоги своей жизни, лирический герой произведения замечает, что человек «после пятидесяти плохо помнит то, что с ним происходит сегодня, а вот прошлое чем дальше, тем лучше» [5, С. 137-138]. И дело вовсе не в памяти, а в трепетном отношении ко времени детства и юности – своему и своей страны. Красочно, ярко, большими мазками рисует Мо Янь любимую эпоху. Именно в прошлом грузовички «ГАЗ-51» представляются ему живыми существами, более того – любовниками. Два раритетных автомобиля, встретившись «словно два щенка, нос к носу вдыхают запахи друг друга… издают звонкие крики, словно два осленка, встретившиеся после долгой разлука… гоняются друг за другом.., словно осел за ослицей. И тут я внезапно понял, что никакие они не сестренки-близняшки, они любовники» [5, С. 71-72]. По этой причине, оказавшись недалеко от своего близнеца, один из грузовиков по непонятным причинам забарахлил, а водитель ласково уговаривал его ехать дальше. И в целом жизнь мыслится Мо Яню не только яркой, но и полной удивительных непредсказуемых событий, перемен и совпадений. «Как могло случиться, что Лу Вэньли сошлась с учителем Лю? Я воскликнул: – Невероятно! Хэ Чжиу со смехом спросил: – А шариком попасть сопернику в рот – вероятно? Да уж, тоже невероятное событие, таким образом, понятно, что все в мире бесконечно меняется, судьба странным образом связывает людей, часто обстоятельства складываются неудачно, а порой причудливо, так сразу и не скажешь» [5, С. 109]. Именно в совокупности таких неожиданных необычных событий и деталей видит прошлое людей Мо Янь. «В повествовании Мо Янь мастерски играет с временным следствием, он рассказывает истории, развертывая их в потоке сознания» [10, С. 222]. Подобные обобщения, например, обнаруживаются и в его романе «Устал рождаться и умирать» (2006), где переживания индивидуальной души так похожи на переживания всего Китая, а при вдумчивом чтении и на то, что чувствует каждый человек: радость, любопытство, страсть к жизни в детстве и юности, усталость и приятие мира со всеми его несправедливостями – в финальной фазе существования. Философские обобщения примиряют рассказчика с масштабными изменениями, происходящими и с обществом, и с миром, сглаживает их остроту, превращая гнев, тоску и боль трагических событий прошлого в легкую светлую печаль по ушедшему.

Заключение

Роман «Перемены» был написан Мо Янем в 2010 г. [6], в том же году переведен на английский язык, в 2014 г. – на русский. В нем писатель использует ряд художественных приемов для создания ощущения подвижности и изменчивости истории и мироздания в целом, что позволяет ему выработать свое собственное отношение к переменам, пережитым китайским народом в последние десятилетия и достичь философского понимания проблемы времени в жизни человека. Следует обратить внимание на эти приемы классика современной китайской литературы: внимание к детали, отказ от прямых оценок, мифологизация, контраст, рассмотрение судьбы отдельного человека в контексте судьбы всего народа.

Во-первых, при описании прошлого своей страны и своих героев Мо Янь крайне внимателен к деталям, в отношении же к современности писателей крайне скуп: настоящее – и личное, и общества – мало его занимает.

Во-вторых, в своих произведениях писатель не дает прямых и явных оценок событий и явлений, но своим вниманием или умалчиванием он демонстрирует свое к ним отношение. Подробное описание, своеобразное любование деталями связаны с положительным отношением, высокой оценкой Мо Яня предметов его повествования, погружают читателя в мир того и тех, кого и что он искренне любит.

В-третьих, для творчества Мо Яня характерно сопоставление жизни одного человека с жизнью целого поколения и народа, а также с человечеством в целом. Например, первый слой повествования в «Переменах» – судьба героя – подарил первый пласт смыслов названия романа Мо Яня: перемены в судьбе писателя, второй пласт – перемены в жизни страны, и третий – самый малозаметный и несчитываемый – философский – о смысле перемен вообще, в связи с чем название произведения отсылает к знаменитой китайской «Книге Перемен». Верный китайской традиции Мо Янь влюблен в старину, в древность (пусть даже относительную), поэтому он любуется прошлым китайского народа, описывая его с вниманием к каждой детали, и так пренебрежителен к современности, о которой говорит мало и скупо, поскольку она не вызывает у него особого интереса. Мо Янь мифологизирует события прошлого, придавая тем самым им не только яркости и значительности, но и черты вневременности.

В-четвертых, подчеркивая подвижность и изменчивость истории, писатель использует прием контраста при описании прошлого и настоящего китайского общества.

И наконец, в-пятых, опираясь при анализе общественных событий и отдельных человеческих судеб на широкий исторический контекст, включающий в себя все десятилетия существования социалистического Китая, Мо Янь снимает в своих повествованиях всю остроту исторических изменений, перенесенных как обществом, так и отдельной личностью, тем самым примиряясь и примиряя читателя с неизбежностью перемен и необратимостью времени, что переводит его размышления на философский уровень обобщений.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Биография Мо Яня // Мо Янь (MoYan). Сайт о современном китайском писателе, лауреате Нобелевской премии 2021 года. – [Электронный ресурс]. URL: https://web.archive.org/web/20121021064312/http://moyan.ru/ (дата обращения 03.02.2022).
  2. Груздева Е. А. Постколониальная ситуация в Китае ХХ века (на материале романа Мо Яня «Красный гаолян») / Е. А. Груздева // Вестник ТГГПУ. – 2020. – № 1 (59). – С. 170-176.
  3. Иванов А. Г. Мифологизация времени: теоретические основания и современная специфика / А. Г. Иванов // Вестник Томского государственного университета. – 2020. – № 457. – С. 80-87.
  4. Колычихина К. И. Репрезентация чувственного восприятия мира в повести Мо Яня «Прозрачная красная редька» / К. И. Колычихина, Н. К. Хузиятова // Известия Восточного института. – 2017. – № 2 (34). – С. 15-20.
  5. Мо Янь. Перемены / Мо Янь. – Пер. с кит. Н. Власовой. – М.: Эксмо, 2014. – 144 с.
  6. Перемены: информация о книге // Сайт Librebook. – [Электронный ресурс]. URL: https://librebook.me/change (дата обращения 02.02.2022).
  7. Родина М. В. Образ матери в романе Мо Яня «Большая грудь, широкие бедра» / М. В. Родина // Филологическая регионалистика. – 2013. – № 1 (19). – С. 72-74.
  8. Турушева Н. В. Современная китайская литература как отражение социальных процессов в КНР / Н
    . В. Турушева // Вестник Томского университета. – 2014. – № 383. – С. 126-132.
  9. Хузиятова Н. К. Становление и развитие модернизма в современной китайской литературе / Н. К. Хузиятова // Вестник Челябинского государственного университета. –2008. – № 36. – С. 143-147.
  10. Цыренова Д. С. Магический реализм в творчестве Мо Яня / Д. С. Цыренова // Вестник Бурятского университета. – 2018. – № 8. – С. 134-137.
  11. Элиаде М. Аспекты мифа / М. Элиаде. – М.: Издательский центр «Academia», 1995. – 240 c.
  12. Ягуфаров Р. А. Лексико-стилистические особенности произведений жанра магического реализма на материале произведений Мо Яня / Р. А. Ягуфаров // Интеграция науки в современном мире. Евразийское научное объединение. – 2018. – № 6 (40). – С. 94-97.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Biografija Mo Janja [Biography of Mo Yan] / Mo Jan (Mo Yan). Sajt o sovremennom kitajskom pisatele, laureate Nobelevskoj premii 2021 goda. – [Electronic resource].URL: https://web.archive.org/web/20121021064312/http://moyan.ru/ (accessed: 03.02.2022). [in Russian]
  2. Gruzdeva E. A. Postkolonial’naja situacija v Kitae HH veka (na materiale romana Mo Janja «Krasnyj gaoljan») [Post-colonial situation in China of the 20th century (based on the novel by Mo Yan Red Sorghum)] / E. A. Gruzdeva // Vestnik TGGPU. – 2020. – № 1 (59). – P. 170-176. [in Russian]
  3. Ivanov A. G. Mifologizacija vremeni: teoreticheskie osnovanija i sovremennaja specifika [Mythologization of time: theoretical foundations and modern specifics] / A. G. Ivanov // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2020. – № 457. – P. 80-87. [in Russian]
  4. Kolychihina K. I. Reprezentacija chuvstvennogo vosprijatija mira v povesti Mo Janja «Prozrachnaja krasnaja red’ka» [Representation of the sensory perception of the world in the story of Mo Yan Transparent Red Radish] / K. I. Kolychihina, N. K. Huzijatova // Izvestija Vostochnogo instituta. – 2017. – № 2 (34). – P. 15-20. [in Russian]
  5. Mo Jan. Peremeny [Change] / Mo Jan. – Per. s kit. N. Vlasovoj. – M.: Jeksmo, 2014. – 144 p. [in Russian]
  6. Peremeny: informacija o knige [Change: book information] [Electronic resource] // Sajt Librebook. – URL: https://librebook.me/change (accessed: 02.02.2022). [in Russian]
  7. Rodina M. V. Obraz materi v romane Mo Janja «Bol’shaja grud’, shirokie bedra» [The image of the mother in Mo Yan’s novel Big Breasts, Wide Hips] / M. V. Rodina // Filologicheskaja regionalistika. – 2013. – № 1 (19). – P. 72-74. [in Russian]
  8. Turusheva N. V. Sovremennaja kitajskaja literatura kak otrazhenie social’nyh processov v KNR [Modern Chinese Literature as a Reflection of Social Processes in China] / N. V. Turusheva // Vestnik Tomskogo universiteta. – 2014. – № 383. – P. 126-132. [in Russian]
  9. Huzijatova N. K. Stanovlenie i razvitie modernizma v sovremennoj kitajskoj literature [The Formation and Development of Modernism in Contemporary Chinese Literature] / N. K. Huzijatova // Vestnik Cheljabinskogo gosudarstvennogo universiteta. –2008. – № 36. – P. 143-147. [in Russian]
  10. Cyrenova D. S. Magicheskij realizm v tvorchestve Mo Janja [Magic realism in the work of Mo Yan] / D. S. Tsyrenova // Vestnik Burjatskogo universiteta. – 2018. – № 8. – P. 134-137. [in Russian]
  11. Eliade M. Aspekty mifa [Aspects of Myth] / M. Eliade. – M.: Publishing house «Academia», 1995. – 240 p.
    [in Russian]
  12. Jagufarov R. A. Leksiko-stilisticheskie osobennosti proizvedenij zhanra magicheskogo realizma na materiale proizvedenij Mo Janja [Lexico-stylistic features of works of the genre of magical realism based on the works of Mo Yan] / R. A. Jagufarov // Integracija nauki v sovremennom mire. Evrazijskoenauchnoeob’edinenie. – 2018. – № 6 (40). – P. 94-97. [inRussian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.