Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.156 - Доступен после 17.11.2021

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Прохватилова О. А. ВИДЫ И ФУНКЦИИ ДИАЛОГИЧНОСТИ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОГО ТЕКСТА / О. А. Прохватилова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/languages/vidy-i-funkcii-dialogichnosti-nauchno-populyarnogo-teksta/ (дата обращения: 27.11.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.156

Импортировать


ВИДЫ И ФУНКЦИИ ДИАЛОГИЧНОСТИ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОГО ТЕКСТА

ВИДЫ И ФУНКЦИИ ДИАЛОГИЧНОСТИ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОГО ТЕКСТА

Научная статья

Прохватилова О.А.*

ORCID: 0000-0003-0990-8229,

Университет МГУ-ППИ, Жэньчжэнь, Китай

* Корреспондирующий автор (12_09[at]mail.ru)

Аннотация

В статье раскрывается специфика реализации речемыслительной функционально-семантической категории диалогичности в статьях, опубликованных в журнале «Природа». Установлено, что диалогичность является важнейшим свойством научно-популярного текста и представлена двумя видами – внешней и внутренней. Показано, что ведущими средствами создания внешней диалогичности в анализируемом материале являются такие диалогические конструкции, как вопросительные предложения и вопросно-ответные единства, нацеленные на активизацию внимания адресата. Выявлено, что внутренняя диалогичность научно-популярного текста создается за счет включения в авторский контекст чужого слова, доминирующей формой передачи которого являются разные виды косвенной речи. Определены лексические, синтаксические и графические средства ввода чужого слова в научно-популярный текст и раскрыты актуальные источники цитирования. Выделены функции чужого слова и типы диалогических отношений, возникающие между словом автора и чужой речью.

Ключевые слова: научно-популярный текст, внешняя диалогичность, внутренняя диалогичность, средства диалогичности, функции диалогичности.

TYPES AND FUNCTIONS OF DIALOGUENESS IN A POPULAR SCIENCE TEXT

Research article

Prokhvatilova O.A.*

ORCID: 0000-0003-0990-8229,

Shenzhen MSU-BIT University, Shenzhen, China

* Corresponding author (12_09[at]mail.ru)

Abstract

The article determines the specifics of the implementation of the verbal and cogitative functional-semantic category of dialogueness in articles published in the journal “Nature”. It is established that dialogueness is the most important property of a popular science text and is represented by two types – external and internal. It is shown that the leading means of creating external dialogueness in the material under study are such dialogical constructions as interrogative sentences and question-answer unities aimed at activating the addressee’s attention. The study determines that the internal dialogueness of a popular science text is created by including an alien word in the author’s context, the dominant form of transmission of which are different types of indirect speech. The author of the study determines lexical, syntactic, and graphical means of entering the alien word into a popular science text while also showing the current sources of citation. The functions of the alien word and the types of dialogical relations that arise between the author’s word and external speech are also highlighted.

Keywords: popular science text, external dialogueness, internal dialogueness, means of dialogueness, functions of dialogueness.

Введение

В последние годы наблюдается усиление внимания исследователей к изучению научно-популярного подстиля. С одной стороны, это можно объяснить причинами экстралингвистического порядка: большой доступностью источников научной информации, увеличением интереса широкого круга обычных людей к научным открытиям, тенденцией к популяризации определенных научных сведений, а с другой – развитием новых подходов и направлений в стилистике, которые дают возможность по-иному взглянуть на языковой материал.

Вместе с тем анализ специальной литературы показывает, что имеющиеся описания стилистической специфики научно-популярных текстов и категории диалогичности как их сущностного признака (см., например: [3], [12], [13]) не исчерпывают всего многообразия проявлений данного лингвистического феномена. В предлагаемой статье предпринята попытка отчасти восполнить этот пробел: мы сосредоточимся на описании видов, средств и функций диалогичности научно-популярного текста.

Материалом для изучения была выбрана подборка публикаций о COVID-19, размещенных в журнале «Природа» за 2020 год. Всего было проанализировано 4 статьи общим объемом около 114 000 знаков.

Следует отметить, что «Природа» занимает особое место в ряду отечественных научно-популярных изданий. Созданный более 100 лет назад как ежемесячный популярный естественно-исторический журнал, откуда «образованная публика и учащаяся молодежь могла бы получать сведения о достижениях в различных областях науки» [2, С. 3], он и сегодня позиционирует себя как популяризатор знаний по всем современным разделам естественных наук и истории естествознания, однако при этом остается единственным научно-популярным изданием, включенным в список ВАК.

Особый статус журнала «Природа» находит отражение в речевой организации публикуемых текстов и, в частности, специфике проявления категории диалогичности.

В современной лингвистике диалогичность трактуется обычно как одно из категориальных свойств текста, по-разному проявляющееся в том или ином функциональном стиле, и рассматривается применительно к монологическим текстовым структурам, в рамках которых актуальны диалогические отношения [7], [4], [8]. Вопрос о категориальном статусе диалогичности текста не нашел пока однозначного решения, однако чаще всего она рассматривается как семантико-стилистическая категория [11, С. 130-139]. Основы такого подхода были заложены в работах М.Н. Кожиной (см., например: [7]), где на материале научных текстов было дано описание языковых средств выражения данной категории и определена ее специфика в аспекте полевого структурирования.

Мы придерживаемся иной точки зрения на диалогичность и трактуем ее как речемыслительную функционально-семантическую категорию, в которой проявляются те или иные признаки диалога. Наш подход основывается на признании существования в высказывании двух симметричных модусных сфер – сферы субъекта речи («я»-сфера) и сферы адресата речи («ты»-сфера), актуализация которых обеспечивает его авторизацию (то есть речевую позицию субъекта речи) или адресацию (то есть направленность речи на адресата). Опираясь на понятия авторизации и адресации, мы различаем три вида диалогичности – внешнюю, внутреннюю и глубинную, каждая из которых характеризуется набором признаков в плане содержания и комплексом моделей в плане выражения (подробнее см.: [10]). При этом анализ в аспекте диалогичности текстов разных функциональных стилей обнаруживает, что глубинная диалогичность присуща в основном религиозным текстам, тогда как внешняя и внутренняя диалогичность находят воплощение в текстах любой стилистической принадлежности.

Основные результаты

Проведенный анализ научно-популярных текстов из журнала «Природа» показал, что в них представлены два вида диалогичности – внешняя и внутренняя. При этом преобладает внутренняя диалогичность. Остановимся на этом подробнее.

Как известно, внешняя диалогичность текста реализует направленность речи на адресата, обнаруживает статус адресата и характер взаимоотношений адресанта и адресата речи. Этот вид диалогичности обеспечивается адресацией высказывания и эксплицируется за счет введения в монологический контекст языковых форм, наиболее частотных для диалогической ситуации общения [10].

В нашем материале внешняя диалогичность представлена в основном двумя средствами – вопросительными предложениями и вопросно-ответными единствами, например: …исследователи уже догадались – об этом говорит применение комбинации лопинавира с ритонавиром против коронавирусных инфекций. А если так, то зачем вообще все эти высокопроизводительные вычисления и искусственный интеллект? Но не все так просто…; …Эти молекулярные тесты могут обладать различной чувствительностью. Что конкретно подразумевается под этим термином? И вот тут часто возникает непонимание, поскольку термин «чувствительность метода» может трактоваться двояко…

Как видно из приведенных контекстов, используемые средства внешней диалогичности являются прямым перенесением в монологический текст структур спонтанного диалога. Они создают «двухагентную ситуацию общения» [1, С. 363] и выполняют функцию активизации внимания адресата. Не случайно вопросительные предложения нередко используются при оформлении заголовков отдельных частей статьи, например: Почему одни болеют тяжело, а другие – нет?; а вопросно-ответные единства маркируют начало новой темы в научном изложении, например: …Как обнаружить антитела к вирусу в крови пациентов? Для этого плазму крови испытуемого нужно привести в контакт с белком вируса – антигеном, на который чаще всего образуются антитела…

Мы разделяем существующие представления о том, что «категория диалогичности является неотъемлемым сущностным признаком научно­популярных текстов и представлена в них системой функционально взаимообусловленных средств языка (лексических, синтаксических)» [3, С. 125]. Однако мы полагаем, что, вопреки утверждениям некоторых исследователей [3], средства внешней диалогичности не всегда являются доминирующими в научно-популярном тексте. Во всяком случае наш материал дает основания говорить о преобладании средств создания другого вида диалогичности – внутренней.

 Внутренняя диалогичность, как известно, реализует в монологическом контексте один из основных признаков диалога – реплицирование – и связана с модификациями «я»-сферы высказывания, возникающими при введении в монолог чужой речи как персонифицированного и авторизированного отражения определенной смысловой позиции, точки зрения [10]. При появлении чужой речи в рамках монологического контекста происходит «столкновение двух коммуникативных сфер», а именно сфер реальной и воспроизводимой говорящим коммуникаций [6, С. 66]. Вследствие этого в монологе, наряду с авторским планом, появляется план субъекта цитируемого высказывания и создается двуплановость сообщения, разрушающая монологическую монолитность речи и приводящая к возникновению ее диалогичности [10].

Проведенный анализ внутренней диалогичности научно-популярного текста обнаруживает, что для введения чужого слова авторы практически не используют традиционные для языка науки формы прямой речи, позволяющие предельно четко обозначить границы авторской и цитируемой речи и в то же время сохранить модально-синтаксический план первичного высказывания, его лексические и эмоционально-стилистические особенности. В нашем материале обнаруживаются лишь единичные случаи такого употребления. Доминирующим средством передачи чужого слова становятся формы косвенной речи – собственно косвенной и скрытой косвенной.

В собственно косвенной речи чужое слово, не утрачивая своей пространственной обособленности в авторском высказывании, локализуется в зависящем от глагола придаточном предложении, например: …Эксперты предупреждали, что рано или поздно может возникнуть новая вспышка [8]…

Что касается скрытой косвенной речи, то с ее помощью дается описание общего смысла, темы чужого высказывания. М.М. Бахтин называл этот способ ввода чужого слова предметно-аналитической модификацией косвенной речи, поскольку в этом случае «получается аналитическое расчленение предметного смысла и воплощающей его словесной оболочки» и с помощью косвенной конструкции «аналитически передается предметный состав чужого высказывания (что сказал говорящий)» [5], например: …Списки цитокинов, чей синтез активируется во время шторма, несколько отличаются от исследования к исследованию, но в них стабильно присутствуют такие активаторы воспалительного ответа, как IL-1, IL-6, IFNγ и TNF (от англ. tumor necrosis factor — фактор некроза опухоли) [4], [5], [6]…

При такой форме введения чужой речи чужое высказывание «тематизуется», за ним сохраняется не столько конструктивная, сколько смысловая самостоятельность, что открывает, по справедливому замечанию М.М. Бахтина, «широкие возможности для реплицирующих и комментирующих тенденций авторской речи, сохраняя в то же время отчетливую и строгую дистанцию между авторским и чужим словом [5].

Чужая речь может вводится в авторский контекст разными способами. Обычно разграничивают нулевой ввод и ввод чужой речи с помощью определенных средств – лексических (глаголы речи, мысли и восприятия, существительные со значениями речи и мысли) и синтаксических (вводные конструкции, деепричастные обороты, условные придаточные предложения, сочетания инфинитива с модальным словом и т.п.) [9]. Кроме того, в качестве маркеров чужого слова могут употребляться ссылки и сноски.

В нашем материале метатекстовыми сигналами ввода чужой речи выступают глаголы различных лексико-семантических групп: глаголы, обозначающие логический процесс изложения мысли; глаголы, указывающие на метод исследования автора цитаты; глаголы, обозначающие констатацию факта, например: Предполагается, что, связываясь с одним из клеточных рецепторов, вирус может попасть в ядерную клетку, что позволит ему запустить процесс саморепликации [2]…;Так, критики считали, что работа сотрудников BenevolentAI это скорее продвинутый научный поиск, доступный и человеку…

В числе синтаксических способов маркирования чужой речи в анализируемых текстах наиболее частотным является использование вводных конструкций, указывающих на источник информации, например: …По мнению французских ученых, таким образом ВИЧ «скрывается» в тромбоцитах при введении пациентам антиретровирусных препаратов…

Наряду с лексическими и синтаксическими средствами ввода чужой речи в нашем материале широко используются такой прием, как ссылки, что позволяет выделить цитирование, представленное в форме скрытой косвенной речи, например: …Похожие результаты наблюдались в эксперименте, когда макак заражали предыдущим, вызвавшим эпидемию SARS в 2002 г., коронавирусом: высокий титр эффективных нейтрализующих антител IgG к S-белку этого коронавируса коррелировал с сильным повреждением ткани легких [7]…

Анализ показывает, что воспроизводимое в научно-популярных текстах чужое слово может принадлежать различным субъектам, но все они относятся к числу собственно-научных источников цитирования – это отдельные авторы и коллективы исследователей, эксперты, критики. Обращает на себя внимание то, что обычно при цитировании фамилии авторов не называются, что, безусловно, усиливает эффект объективности излагаемой научной информации, например: …Другая группа китайских ученых получила более надежные результаты…

Между авторской и чужой речью, включенной в монологический контекст научно-популярной статьи, возникают диалогические отношения, которые могут носить как унисонный, так и конфликтный характер. В первом случае констатируется тождественность точек зрения автора и субъекта цитируемой речи, во втором – несовпадение их взглядов, например: …Основная угроза жизни исходит от дисбаланса системы гемостаза, поэтому для оценки ее состояния необходимо своевременно проводить диагностические тесты [8]…; …Авторы полагают, что эта молекула может использоваться для профилактики и лечения коронавирусной инфекции. Идея хорошая, и – в кои-то веки – связана не с протеазой вируса, а с другой мишенью. Но это лишь модельные данные – их еще надо проверить…

Что касается функций, которые выполняет чужая речь в научно-популярном тексте, то, по нашим наблюдениям, ведущей здесь является авторитарная функция, когда чужие высказывания приводятся или в подтверждение, или для усиления суждений автора, например: …Протеазы могут различаться по структуре и механизму катализа. Например, протеаза ВИЧ – аспартильная, а протеаза вируса гепатита C – сериновая, т.е. они относятся к разным классам и имеют разный механизм действия…

Кроме того, следует отметить и конструктивную функцию, которая реализуется в тех случаях, когда в научно-популярный текст вводится чужое высказывание с целью экономии собственных речевых усилий, мысль об объекте формулируется за счет «чужого слова», например: …Предполагается, что, связываясь с одним из клеточных рецепторов, вирус может попасть в ядерную клетку, что позволит ему запустить процесс саморепликации [2]…

Заключение

Проведенный анализ подтверждает имеющиеся в специальной литературе представления о том, что диалогичность является сущностным признаком научно-популярного текста. Вместе с тем, полученные данные позволяют уточнить описание средств создания диалогичности и их соотношения в научно-популярном тексте. Имеющийся в нашем распоряжении материал показывает, что в научно-популярных текстах представлены два вида диалогичности – внешняя и внутренняя. Доминирующим видом является внутренняя диалогичность, вследствие чего формируется многослойная смысловая структура научного текста, отражающая различные точки зрения в их сопоставлении и взаимодействии.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Арутюнова Н. Д. Фактор адресата / Н. Д. Арутюнова // Изв. АН СССР ОЛЯ. – 1981. – № 4. – С. 356–367.
  2. Астахова О. О. О природе «Природы» / О. О. Астахова, О. И. Шутова // Природа. – 2012. – № – С. 3–10.
  3. Баранова И. И. Категория диалогичности и способы ее выражения в научно-популярном тексте / И. И. Баранова // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Гуманитарные и общественные науки. – 2012. – № 3. – С. 119–125.
  4. Болотнова Н. С. Коммуникативная стилистика текста: словарь-тезаурус / Н. С. Болотнова. – М.: Флинта: Наука, 2009. – 384 с.
  5. Волошинов В. Н. Марксизм и философия языка / В. Н. Волошинов. – Л.: Прибой, 1930. – [Электронный ресурс]. URL: http://www.crecleco.seriot.ch › textes › III-3 (дата обращения: 26.09.2021).
  6. Китайгородская М. В. Чужая речь в коммуникативном аспекте / М. В. Китайгородская // Русский язык в его функционировании: Коммуникативно-прагматический аспект. – М.: Наука, 1993. – С. 65–89.
  7. Кожина М. Н. О диалогичности письменной научной речи / М. Н. Кожина. – Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1986. – 137 с.
  8. Котюрова М. П. Индивидуальный стиль изложения: совокупность логичности, диалогичности и тональности речи ученого / М. П. Котюрова // Stil. – Beograd. – 2010. – № 9. – С. 13–26.
  9. Котюрова М. П. Стилистика научной речи / М. П. Котюрова, Е. А. Баженова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Флинта : Наука, 2008. – 240 с.
  10. Прохватилова О. А. Православная проповедь и молитва как феномен современной звучащей речи / О. А. Прохватилова. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 1999. – 364 с.
  11. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / под. ред. М. Н. Кожиной. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 696 с.
  12. Хомутова Т. Н. Научно-популярный текст: интегральная модель / Т. Н. Хомутова, С. Г. Петров // Дискурс и интернет-коммуникация. – 2013. – Т.10. – №2. – С. 37–41.
  13. Чернявская В. Е. Интерпретация научного текста / В. Е. Чернявская. – М.: Издательство ЛКИ, 2007. – 128 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Arutyunova N. D. Faktor adresata [Addressee factor] / N. D. Arutyunova // Izv. AN SSSR OLYA. – 1981. – № 4. – Р. 356–367. [in Russian]
  2. Astahova O. O. O prirode «Prirody» / O. O. Astahova, O. I. Shutova // Priroda. – 2012. – № 1. – Р. 3–10. [in Russian]
  3. Baranova I. I. Kategoriya dialogichnosti i sposoby ee vyrazheniya v nauchno-populyarnom tekste [The category of dialogicity and ways of its expression in a popular science text] / I. I. Baranova // Nauchno-tekhnicheskie vedomosti SPbGPU. Gumanitarnye i obshchestvennye nauki [Scientific and technical bulletin of SPbGPU. Humanities and social sciences]. – 2012. – № 3. – P. 119–125. [in Russian]
  4. Bolotnova N. S. Kommunikativnaya stilistika teksta: slovar’-tezaurus [Communicative stylistics of the text: thesaurus dictionary] / N. S. Bolotnova. – M.: Flinta: Nauka, 2009. – 384 p. [in Russian]
  5. Voloshinov V. N. Marksizm i filosofiya yazyka [Marxism and Philosophy of Language] / V. N. Voloshinov. – L.: Priboj, 1930. – [Electronic resource]. URL: http://www. crecleco.seriot.ch›textes›III-3 (accessed: 26.09.2021). [in Russian]
  6. Kitajgorodskaya M. V. Chuzhaya rech’ v kommunikativnom aspekte [Foreign speech in the communicative aspect] / V. Kitajgorodskaya // Russkij yazyk v ego funkcionirovanii: Kommunikativno-pragmaticheskij aspect [Russian language in its functioning: Communicative and pragmatic aspect]. – M.: Nauka, 1993. – P. 65–89. [in Russian]
  7. Kozhina M. N. O dialogichnosti pis’mennoj nauchnoj rechi [On the dialogicity of written scientific speech] / N. Kozhina. – Perm’: Publishing house Perm. un-ta, 1986. – 137 p. [in Russian]
  8. Kotyurova M. P. Individual’nyj stil’ izlozheniya: sovokupnost’ logichnosti, dialogichnosti i tonal’nosti rechi uchenogo [Individual style of presentation: a combination of logic, dialogicality and tonality of the scientist’s speech] / M. P. Kotyurova // Stil. – Beograd. – 2010. – № 9. – P. 13–26. [in Russian]
  9. Kotyurova M. P. Stilistika nauchnoj rechi [The style of scientific speech] / M. P. Kotyurova, E. A. Bazhenova. – 2nd edition. – M.: Flinta : Nauka, 2008. – 240 p. [in Russian]
  10. Prohvatilova O. A. Pravoslavnaya propoved’ i molitva kak fenomen sovremennoj zvuchashchej rechi [Orthodox Preaching and Prayer as a phenomenon of Modern Sounding Speech] / O. A. Prohvatilova. – Volgograd : Publishing house VolGU, 1999. – 364 p. [in Russian]
  11. Stilisticheskij enciklopedicheskij slovar’ russkogo yazyka [Stylistic encyclopedic dictionary of the Russian language] / edited by N. Kozhinoj. – M.: Flinta: Nauka, 2003. – 696 p. [in Russian]
  12. Homutova T. N. Nauchno-populyarnyj tekst: integral’naya model’ [Popular science text: integral model] / N. Homutova, S. G. Petrov // Diskurs i internet-kommunikaciya [Discourse and Internet communication]. – 2013. – Vol.10. – №2. – P. 37–41. [in Russian]
  13. Chernyavskaya V. E. Interpretaciya nauchnogo teksta [Interpretation of a scientific text] / V. E. Chernyavskaya. – M.: Publishing house LKI, 2007. – 128 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.