Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.54.044

Скачать PDF ( ) Страницы: 19-21 Выпуск: № 12 (54) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Воронкина М. А. ВЕДИЙСКИЙ РИТУАЛ КАК АКТ ПЕРЕВОДА / М. А. Воронкина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 12 (54) Часть 2. — С. 19—21. — URL: https://research-journal.org/languages/vedijskij-ritual-kak-akt-perevoda/ (дата обращения: 29.05.2020. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.54.044
Воронкина М. А. ВЕДИЙСКИЙ РИТУАЛ КАК АКТ ПЕРЕВОДА / М. А. Воронкина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 12 (54) Часть 2. — С. 19—21. doi: 10.18454/IRJ.2016.54.044

Импортировать


ВЕДИЙСКИЙ РИТУАЛ КАК АКТ ПЕРЕВОДА

Воронкина М.А.

Кандидат философских наук, Донской государственный технический университет

ВЕДИЙСКИЙ РИТУАЛ КАК АКТ ПЕРЕВОДА

Аннотация

Предметом рассмотрения статьи являются вопросы восприятия и перевода ведийских текстов. Проблемы в их интерпретации определяются существенными различиями между современным и ведийским взглядом на мир. Автор предлагает новый подход, учитывающий коммуникативную природу текстов. Автор доказывает, что ведийский ритуал рассматривался как акт перевода с «языка богов». Такой подход дает возможность уточнить наше понимание и перевод Веды.

Ключевые слова: перевод, коммуникация, Веда, интерпретация, ритуал, текст, речь, сознание, культура, мифопоэтическая эпоха.

Voronkina M.A.

PhD in Philosophy, Don State Technical University

VEDIC RITUAL AS AN ACT OF COMMUNICATION

Abstract

The point of issue of the paper is some matters of our perception and translation of the Vedic texts. Problems of interpretation result from a significant divergence of our modern outlook from the Vedic one. The author offers a new approach that takes into consideration the communicative nature of the texts. The author proves that the Vedic ritual was regarded as an act of translation from “the gods’ language”. Such an approach makes it possible to us to correct our understanding and translation of the Veda.

Keywords: translation, communication, the Veda, interpretation, ritual, text, speech, consciousness, culture, mythopoetic epoch.

Изучение языка Веды представляет очевидное значение не только для лингвистики, но и для уточнения наших представлений о феномене ритуала, восходящего к мифопоэтической эпохе. Ритуал по праву считают колыбелью культуры. Его исследование проливает свет на генезис и содержание самых разнообразных культурных явлений. Внимание к языку воплощающей ритуал Веды определяется и его особой ценностью в самой традиции, по представлениям которой, в его слове заключена структура универсума.

Понимание языка памятника невозможно без учета функций текстовой деятельности. Исследования показывают характерное для ведийского сознания представление о ритуале как об основном канале коммуникации с божественным миром. Посредством этого канала осуществляется обмен дарами, могуществом, знанием. Вместе с тем, слово ритуала, в сознании адепта, обладает особой творческой, преобразующей силой. Речи отводится решающая роль не только в общении с богами, но и космогонии, в созидании и обновлении вселенной посредством оплотнения, овеществления свыше данного слова.

Коммуникативная природа ритуала позволяет исследовать его с позиций теории коммуникации. Иначе говоря, ритуал может рассматриваться как коммуникативный акт в единстве его наиболее типичных компонентов: адресанта – сообщества верующих, участников ритуала, адресата – божества, сообщений – ведийских гимнов и заклинательных формул (яджусов) и, наконец, некоего кода коммуникации и ее посредника.

Веда содержит представление о жрецах, с их полубожественным происхождением, как о медиаторах, говорящих с богами на их языке и передающими соплеменникам обретенное откровение:

…пошли они по следу Речи.

Они обнаружили, что она вошла в слагателей гимнов.
Принеся ее, они разделили (ее) между многими.
(РВ X, 71, 3)

[здесь и далее перевод «Ригведы» цит. по 1]

Вместе с тем, как убедительно показывает Ю.М. Лотман, диалог, коммуникативный акт представляет элементарный механизм перевода. Важно отметить, что коммуникация в ритуале и самими участниками мыслилась как межъязыковой, двуязычный процесс, то есть, по сути своей, являла перевод.

Оппозиция «языка людей» и «языка богов», отмечается как характерная для многих индоевропейских поэтических традиций. По мнению исследователей, в древнеиндийской традиции в качестве «языка богов» рассматривается язык гимнов «Ригведы», который противопоставляется обыденному языку смертных.

Эта идея эксплицируется в поздних древнеиндийских философских трактатах, например, в буддийском тексте «Таркасанграха»: «Высказывание бывает двух родов: ведийское (vaidika) и разговорное (laudika). Ведийское полностью истинно в силу божественной природы выражения» [цит. по 2]. Оппозиция поэтического, метрического ведийского языка chandas разговорному bhās̩ā (от bhās̩ ‘говорить’) встречается у Панини и у Катьяяны: laukikavaidikes̩u ‘в разговорном и в ведийском языке’ [цит. по 2]. В джатаках упоминается различие в обоих языках имен богов: «Кого среди богов называют Суджампати, того в мире людей называют Магхаван» [цит. по 2]. В ведийской традиции упомянуты различия в названии лошади: «Как haya он возил богов, как vājin – гандхарвов, как arvan – асуров, как ašva – людей (ШБ X, 4, 6, 1) [цит. по 2].

В «Ригведе» содержится упоминание о некоей часть речи, тайной, недоступной простым смертным и понятной только брахманам:

На четыре четверти размерена речь.
Их знают брахманы, которые мудры.
Три тайно сложенные (четверти) они не пускают в ход.
На четвертой (четверти) речи говорят люди.
(РВ I, 164, 45)

Между двумя языками очевидны различия. «Язык богов», насколько можно судить об этом по гимнам, континуален, поэтичен, изобразителен. Язык людей – дискретен, отчетливо выражен с помощью знака. При этом знак имеет условный характер и осознан субъективно.

В связи с функциями посредника, транслирующего «речь богов», обращает на себя внимание фигура центрального участника ритуала – брахмáна старшего жреца и племенного заклинателя. Мы высказывали предположение об особом состоянии сознания жреца-посредника ритуального взаимодействия. Это находит параллели во многих других древних традициях. Такое состояние полагалось священным. Соответствующий данному состоянию тип мышления близок к древнему, неопределенному и гештальтному [3, С. 90-91].

Однако в силу особенностей сознания, речь ритуального пророка в священном экстазе должна быть затруднена и не ясна для участников. Следовательно, пророку был необходим переводчик-толкователь, что подтверждают аналогии в древнегреческой традиции, например, пара пифия – дельфийский оракул. Вероятно, для осуществления деятельности по переводу продукта нерасчлененного, образного мышления на дискретный язык слова жрец-переводчик должен был пребывать в нормативном состоянии бодрствования с преобладанием более молодого, «вторичного» типа мышления [там же].

В этом смысле интерес представляют работы В.Н. Топорова, предполагавшего среди жрецов ритуала некоего «грамматика», членившего речь, как жрец жертву. Исследователь обращается к этимологии слова samskrta– (санскрит) ‘соединенное вместе’, ‘прилаженное друг к другу’, ‘собранное воедино’, ‘организованное’ и заключает, что само название samskrta– передает идею «языка как чего-то со-ставленного, со-единенного, со-организованного», которая предполагает «как предшествующее ему состояние (условно говоря, хаотическое, неорганизованное) разъятость частей и, следовательно, множественность…» [4, С. 12]. Интересно и наблюдение автора над выражением в индоевропейских языках процесса формирования слова из элементов. Характерно повторяющееся в «Ригведе» выражение vacas taks ‘складывать слова’ (в поэтическую речь) от taks– ‘плотничать’, ‘тесать’, «при авест. vačastašti (Y. 58, 8), др.-гр. epéōn tektones (Pindar Pyth. III, 113) – все в отношении к ‘выделке’, изготовлению поэтического слова [там же].

Идея возникновения речи в акте «разъятия» эксплицитно представлена в гимне «Ригведы» Jñāna «Познание»:

Когда мудрые мыслью создали Речь,
Очищая (ее), как муку через сито,
Тогда друзья познают содружества:
Их приносящий счастье знак нанесен на Речь.
(РВ X, 71,1-2).

В гимне выражается идея о некой творящей речь ментальной деятельности, уподобляемой просеиванию муки через сито. Можно предположить, что фрагмент в метафорической форме описывает членение и упорядочивание чувственно-образных, недифференцированных знаний [см. 5, С. 21]. Характерно, что упомянутые операции предваряют перевод предметно-образной картины восприятия на язык вербального дискурса. Упоминается и желаемый результат означивания выделенных частей: знак нанесен на Речь.

Итак, проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что человек ведийской эпохи рассматривает ритуал как важнейший для себя канал двуязычной коммуникации с миром бессмертных. Данные представления позволяют уточнить понимание ведийской культуры и языка. Трактовка ритуала как акта перевода позволяет уточнить сам характер воплощенной в Веде речевой деятельности, выявить ее интенции и средства, понять, чем обусловлен выбор ее стратегий, в конечном итоге, скорректировать наше прочтение текста и, уподобившись ведийскому грамматику, осуществить его точный перевод на современный язык.

Список литературы / References

  1. Ригведа. [В 3 т.]. Мандалы IX-X / перевод Т. Я. Елизаренковой. – М. : Наука – 1999. – 560 c.
  2. Елизаренкова Т. Я. Язык и стиль ведийских риши / Т. Я. Елизаренкова. – М. : Наука – 1993. – 315 с.
  3. Воронкина М. А. Речевые и коммуникативные аспекты ритуальной практики (на материале ведийских текстов) / М. А. Воронкина. – Ростов-на-Дону : Издательский центр ДГТУ, 2013. – 145с.
  4. Топоров В. Н. Санскрит и его уроки / В. Н. Топоров // Древняя Индия: Язык. Культура. Текст. – М. : Наука – 1985. – С. 5-25.
  5. Воронкина М. А. Проблема генезиса речевой коммуникации / М. А. Воронкина // Homo Loquens: Смыслы, сферы, средства. – Ростов-на-Дону : Издательский центр ДГТУ, 2015. – С. 6-30.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Rigveda. [V 3 t.]. Mandaly IX-X [In 3 v.]. Mandalas IX-X] / translation by Т. Ya. Elizarenkova. – M. : Nauka – 1999. – 560 p. [in Russian]
  2. Elizarenkova Т. Ya. Yazyk i stil vediyskih rishi [The Vedic Rishis’ Language and Style] / Т. Ya. Elizarenkova – M. : Nauka – 1993. – 315 p. [in Russian]
  3. Voronkina M. A. Rechevyye i kommunikativnyye aspekty ritualnoy praktiki (na materiale vediyskih tekstov) [Speech and Communicative Aspects of Ritual Practice (on the Material of the Vedic Texts)] / A. Voronkina – Rostov-on-Don : Izdatelskiy Tsentr DSTU, 2013. – 145 p. [in Russian]
  4. Toporov V. N. Sanskrit i ego uroki [Sanskrit and its Lessons] / N. Toporov // Drevnyaya Indiya: Yazyk. Kultura. Tekst. [Ancient India: Language. Culture. Text] – M. : Nauka – 1985. – P. 5-25. [in Russian]
  5. Voronkina M. A. Problema genezisa rechevoy kommunicatsii [Problem of Speech Communication Genesis] / A. Voronkina // Homo Loquens: Smysly, sfery, sredstva [Homo Loquens: Meanings, Spheres, Means]. – Rostov-on-Don : Izdatelskiy Tsentr DSTU, 2015. – P. 6-30. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.