Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 100-101 Выпуск: № 9 (28) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Меметова Л. А. ТЕМАТИЧЕСКАЯ ПАЛИТРА КРЫМСКОТАТАРСКОЙ ПОЭЗИИ ПЕРИОДА ПРОБУЖДЕНИЯ (1883-1917 гг.) / Л. А. Меметова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2014. — № 9 (28). — С. 100—101. — URL: https://research-journal.org/languages/tematicheskaya-palitra-krymskotatarskoj-poezii-perioda-probuzhdeniya-1883-1917-gg/ (дата обращения: 28.09.2021. ).
Меметова Л. А. ТЕМАТИЧЕСКАЯ ПАЛИТРА КРЫМСКОТАТАРСКОЙ ПОЭЗИИ ПЕРИОДА ПРОБУЖДЕНИЯ (1883-1917 гг.) / Л. А. Меметова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2014. — № 9 (28). — С. 100—101.

Импортировать


ТЕМАТИЧЕСКАЯ ПАЛИТРА КРЫМСКОТАТАРСКОЙ ПОЭЗИИ ПЕРИОДА ПРОБУЖДЕНИЯ (1883-1917 гг.)

Меметова Л. А.

ведущий специалист лаборатории НИЦ крымскотатарского языка, литературы, истории и культуры при РВУЗ «Крымский инженерно-педагогический университет» г. Симферополь,  Республика Крым

ТЕМАТИЧЕСКАЯ ПАЛИТРА КРЫМСКОТАТАРСКОЙ ПОЭЗИИ ПЕРИОДА ПРОБУЖДЕНИЯ 

(1883-1917 гг.)

Аннотация

В статье исследуется проблематика крымскотатарской поэзии рубежа XIX-XХ столетий. В контексте исторических реалий определяется тематическое многообразие произведений, посредством текстологического анализа характеризуются художественная идея стихотворений.

Ключевые слова: крымскотатарская поэзия, анализ, период Пробуждения.

Memetova L. A.

THE THEMATIC PALLETTE OF THE CRIMEAN TARTAR POETRY DURING THE PERIOD OF REGENERATION (1883-1917)

Leading specialist Crimean Tatar language, literature, history and culture laboratory research center, Republican institution of higher education “Crimean Engineering and Pedagogical University” Simferopol, Republic of Crimea

Abstract

The paper investigates the problems of the Crimean Tatar poetry of the XIX-XX centuries. In the context of the historical realities of a case is determined by the variety of products, through textual analysis of poems are characterized by artistic idea.

Keywords: Crimean Tatar poetry, analysis, period Awakening.

 

По мнению одного из авторитетных личностей крымскотатарской просветительской элиты начала ХХ века Исмаила Леманова «Литература какого-либо народа – это зеркало его жизни» [4, 36]. Крымскотатарская литература рубежа XIX-XX столетий также является отражением жизни, принципов, идей и стремлений крымских татар. Изучение лирических образцов 1883-1917 гг. способствует формированию объективного представления о народной судьбе, обозначению и характеристике проблем, имеющихся в социуме, выявлению причин преломления традиционных устоев, а также прослеживанию эволюции  поэтического слова.

Крымскотатарское поэтическое наследие периода Пробуждения было объектом пристального внимания многих отечественных и зарубежных писателей, ученых, как прошлого столетия, так и современности. В авангарде исследовательского пути стояли поэты Б. Чобан-заде, А. Лятиф-заде, А. Гирайбай, востоковед А. Крымский. Позднее изысканиями этого пласта национальной литературы, в большинстве случаев творчеством отдельных авторов, стали заниматься К. Решидов, З. Джавтобели, А. Алтанлы, Э. Шемьи-заде. В современном литературоведении  поэтический фон 1883-1917 годов изучается в трудах И. Керимова, Т. Киримова и некоторых молодых ученых. Однако обнаружение новых литературных полотен и исторических фактов требует более глубокого анализа, систематизации и обобщения крымскотатарского поэтического потенциала  данного периода.

Целью данной работы является изучение проблематики и крымскотатарской поэзии 1883-1917 гг.

Литературные процессы и течения XVII-XIX веков, имевшие место на Западе Европы, способствовали зарождению новых тематических направлений, форм и сюжетных линий в русской литературе, тем самым отразившись  в творческих поисках народов окраин Российской империи. Крым также не стал исключением. Тесные контакты с русскими писателями, наиболее часто посещавшими полуостров, знакомство с западноевропейской культурой, значительно повлияли на крымскотатарскую литературу, развивавшуюся под сенью восточных традиций на протяжении XIII-XVIII столетий.

Последняя четверть XIX века ознаменовалась возрождением письменной художественной литературы крымских татар, которая в течение долгих лет после присоединения к Российской империи в 1783 г. была представлена лишь переселенческим песнями и творчеством поэтов-песенников. Поэтическое искусство, как наиболее развитый вид словесного творчества средневековой крымскотатарской литературы, обозначилось структурными изменениями. Стихотворный размер «аруз», некоторое время, сосуществуя совместно, постепенно вытеснялся истинно тюркским «бармакъ». Такого рода изменения происходили в силу творческих поисков, а также меньшей употребительности арабских и персидских заимствований [3, 37]. Лирические формы дворцовой, суффийской и народной поэзии также утрачивая свою актуальность, перерождались в гражданскую поэзию, отображающую общественно-политические настроения и позиции.

Крымскотатарскую поэзию периода Пробуждения (1883-1917 гг.) представляют произведения О. Акчокраклы, С. А. Озенбашлы, У. Ш. Тохтаргазы, А. Чергеева, Х. Одабаша, М. Нузета, Я. Шакир-Али, Дж. Керменчикли, Н. Челебиджихана, М. Ниязий, Ш. Бекторе, У. Сами. В их лирике ярко выражены антифеодальные и обличающие пороки духовенства мотивы, затронуты вопросы национального просвещения и эмансипации, изображена безграничная любовь к Родине.

Ветанымдыр северим наж рисид дагъларыны,   горы,

Северим севени ветаным багъларыны…          

Построчный перевод:

Родина, люблю покрытые соснами

Люблю того, кто любит сады моей Родины…

 [ 1, 42]

Так выражает свое трепетное отношение к родному краю искусный каллиграф и этнограф начала XX века Осман Акчокраклы.

Плеяда крымскотатарских деятелей рубежа XIX-XX столетий, объединенная под сенью концептуальных взглядов Исмаила Гаспринского разворачивают активную общественно-просветительскую деятельность на территории полуострова. Реформаторские процессы, в сфере национального образования, получившие место благодаря их усилиям способствуют качественному преобразованию учебных заведений и всей учебно-воспитательной системы в том числе. Однако, не смотря на столь положительную характеристику общественное мнение крымских мусульман о просветительской деятельности интеллектуалов расходится. В социальном просторе Крыма отмечаются две диаметральные позиции «за» и «против». Приверженцами положительных отзывов являются крымскотатарская интеллигенция, поэты и писатели, а также часть крестьянского населения.  Сторонниками противоборствующей силы выступают отдельные представители дворянства и духовенства, пытающиеся посредством своего влияния сохранить консервативный устой крымскотатарского общества, более привычный и выгодный для их субъективных целей. Это явление также получает довольно критическую оценку в национальном словесном творчестве.

Так в поэтическом сборнике «Дуйгъуларым» («Мои чувства», 1917 г.) Я. Шакир-Али несколькими произведениями ярко представлен дискурс, как сторонников новаторских тенденций, так и адептов традиционных взглядов.

Чогъалды еънилер, фелек терсине дёндю,

Ислямнынъ якъдыгъы чырагъы бус-бутюнлей сёндю. 

Построчный перевод:

Стало больше сторонников нового, судьба отвернулась от  нас,

Огонь ислама полностью погас.

С прискорбием выражается мулла консерватор. В ответ ему высказывается сослуживец-новатор:

                                                                          Построчный перевод:

Кара юзьлю эдъян текфир,                        Посрамленный негодник,

Динимизе урма леке.                                    Не порочь нашу веру,

О заваллы джедидджилер                         Бедные новаторы

Эскилерден нелер чеке![9, 18]                  Чего только не натерпелись от консерваторов!

С аналогичной полемикой престают и учащийся новометодной школы и ученик медресе. Выступая по очередности от лица этих двух слоев, автор акцентирует свое негативное отношение к такому разделению национальной общественности и в последующем формулирует свою мысль об их примирении.

Умы поэтов периода Пробуждения будоражит и женский вопрос. Считалось, что познание наук и грамотность среди женского пола совершенно излишне, их сфера деятельности ограничивалась лишь домашним бытом, рождением и воспитанием наследников. Свою судьбу, по устройству брака, в силу существующего фанатизма и традиционных предрассудков XIX века, они также не имели права решать, в этом вопросе доминировало мнение старших членов семьи. Поэтому зачастую браки заключались в соответствие с родовыми, имущественными приоритетами. Девушка же, выйдя замуж за нелюбимого человека, какой бы покорной ее не воспитывали, не всегда могла привыкнуть к обществу совершенно не милого ей человека, в результате ее жизнь превращалась  в мучения, о которых с трагической нотой в голосе говорит поэт Асан Чергеев.

Бойле омюр олур комюр, [7, 68]

Построчный перевод:

Такая жизнь прогорит как уголь.

По его мнению, выход из этой ситуации заключается в приобщении к прогрессивным идеям Просветительства, которые сумеют снять оковы былых принципов, способствуют признанию  равноправия мужчин и женщин, откроют путь развитию гармоничного общества.

Бу джаиллик белясыдыр,………бизге терен ярыкъ керек.[7, 68].

Построчный перевод:

Эта беда из-за невежества,………нам нужен свет. 

В середине поэмы автором вводится образ Судьбы, которая вступая в диалог с главной героиней – Эсмой, просит не упрекать ее в происходящем, т.к.:

Мен зенаатымы быракътым чокътан, тутмай сёзюм шимди алем.[7, 69].

Построчный перевод:

Я давно оставила свою деятельность, мир не прислушивается ко мне.

Указывая на переоценку приоритетов, Судьба говорит о преобладающей роли богатства, денег в жизни людей:

Шимди пара иш битирген.[7, 69].

Построчный перевод:

Сейчас все решают деньги.

Однако Эсма выступает против таких товарных воззрений в человеческих взаимоотношениях и предпочитает смерть, нежели покорность изжившим себя предубеждениям. Она выпивает яд и на следующий день:

Той ерине кельген алем къылдылар гъамлы дженазе,[7, 70]

Построчный перевод:

Пришедшие на свадьбу гости устраивают похороны.

В творчестве поэтов исследуемого периода не менее остро звучит и проблема крестьянской доли, преобразований в землепользовании. Преломление традиционных принципов по владению и разделыванию земельных угодий порождает негодование и страх народных масс.

                                                                                          Построчный перевод:

      Не агълайсынъ, эй, койлю,                                Что ты плачешь, крестьянин,

     Дурма, чёльде ашлыкъ сач!                               Не стой, сей зерно на поле!

     Агъламакъле иш битмез,                                   Слезами делу не поможешь,

     Баланъ-чагъанъ къалыр ач! [6, 9].                    Твои дети останутся голодными!

Поэт Шамиль Тохтаргазы, не понаслышке познавший всю горечь и боль униженной крестьянской доли, старается направить свой народ на верный путь. Он, словом и делом активно борется за улучшение национальной жизни. По мнению профессора Б. Чобан-заде первостепенной задачей поэтов «новометодного периода» было служение народу [8, 20] и именно Тохтаргазы был в авангарде этих служителей, поэтов-народников.

Объединяющим звеном тематических направлений крымскотатарской поэзии 1883-1917 гг.  выступала идея национального просвещения.  Каждое поэтическое творение прямо или косвенно озвучивало мысль о просветительстве, каждый поэт, глубоко осознавая свое предназначение, старался пробудить свой народ и указать ему прогрессивный путь в будущее.

Таким образом, крымскотатарская поэзия периода Пробуждения по форме и содержанию в значительной  степени отличалась от поэтических предпочтений предшествующих эпох. В ней не ощущалась преемственность присущая иным литературным эпохам. Тематический фон произведений всецело отражал социальную картину национальной жизни. Поэты, рисуя реалистичный мир века, обличали негативные стороны народной жизни, побуждали к высоким идеям просветительства  и гуманизма.

Литература

  1. Акъчокъракълы О.: Эсерлер топламы/ Тертип эткен И.А. Керим. – Акъмесджит: «Таврия» нешр. – 2006. – 320 с.
  2. Гирайбай А. Къырым эдебиятына бир бакъыш/ А. Гирайбай // Йылдыз. – – № 3. – С. 8-24.
  3. Керимов И. А. XIX  асырнынъ сонъу XX асырнынъ башында къырымтатар бедий сезюнинъ эврими / И. Керимов //Монография.  – Симферополь, 1998. – 184 с.
  4. Леманов И. Къырымтатар енъи эдебияты / И. Леманов // Илери. – 1926. – №1. – С. 35-37.
  5. Лятиф-заде А. Къырымтатар эдебиятынынъ сонъ девири акъкъында / А. Лятиф-заде// Илери. – 1927.- № 4-5. – С.29-44.
  6. Тохтаргъазы У. Ш. Дюньяда не вар? Беклериз. Эй, койлю! Тевъиди Шамиль. Миллетчилере. О недир? Байрам киме? Не керек? Келинъиз достлар! Маденият. Окъумакъ истер! Раат кечинмек. Кунеш. Чоджукъ, гит мектебе! Пара. Ашламалыйыз. Къаранлыкъ. Бир факъирнинъдуасы. Язмам артыкъ / У. Ш. Тохтаргъазы // Саадет ичюн. Шиирлер. – Ташкент, 1976.  – С. 7-31
  7. Чергеев А. Такъдир /Поэма. Саадет ичюн //Тертип эткенлер А. Алтанлы, Ш. Алядин, Ю. Болат. – Ташкент, 1976. – С. 67 – 70;
  8. Чобан-заде Б. Къырымтатар эдебиятынынъ сонъ деври: маруза. – Симферополь: ДОЛЯ, 2003. – 132 с.
  9. Шакир–Али Я. Дуйгъуларым. – Бахчисарай, 1917. – 27 с.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.