Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.51.138

Скачать PDF ( ) Страницы: 133-137 Выпуск: № 9 (51) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Зиновьева Е. И. СТЕРЕОТИПНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ УМНОМ ЧЕЛОВЕКЕ В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ / Е. И. Зиновьева, Е. К. Рохлина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 9 (51) Часть 4. — С. 133—137. — URL: https://research-journal.org/languages/stereotipnoe-predstavlenie-ob-umnom-cheloveke-v-russkoj-lingvokulture/ (дата обращения: 28.05.2020. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.51.138
Зиновьева Е. И. СТЕРЕОТИПНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ УМНОМ ЧЕЛОВЕКЕ В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ / Е. И. Зиновьева, Е. К. Рохлина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 9 (51) Часть 4. — С. 133—137. doi: 10.18454/IRJ.2016.51.138

Импортировать


СТЕРЕОТИПНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ УМНОМ ЧЕЛОВЕКЕ В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ

Зиновьева Е.И.1, Рохлина Е.К.2

1ORCID: 0000-0001-6253-9739, Доктор филологических наук, 2ORCID:  0000-0002-2564-6858, Кандидат филологических наук, Санкт-Петербургский государственный университет

СТЕРЕОТИПНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ УМНОМ ЧЕЛОВЕКЕ В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ

Аннотация

В статье на широком языковом материале рассматривается общее стереотипное представление современных носителей русского языка и культуры об умном человеке – понятие, которое обозначается прилагательным умный, ассоциативный ряд, гендерные стереотипы, возрастные различия. Выявляются специфические расстановки акцентов при актуализации семантики прилагательного, особенности его функционирования в речи, коннотации, свойственные представителям именно русской лингвокультуры. Полученные результаты могут быть использованы в теории и практике межкультурной коммуникации.

Ключевые слова: лингвокультура, стереотипное представление, свойства личности.

Zinovieva E.I.1, Roklina E.K.2

1ORCID: 0000-0001-6253-9739, PhD in Philology, 2ORCID: 0000-0002-2564-6858, PhD in Philology, Saint – Petersburg State University

STEREOTYPED IMAGE OF A CLEVER PERSON IN RUSSIAN LINGUOCULTURE

Abstract

The paper deals with a large-scale set of data and examines stereotyped image of a clever person as seen by Russian native speakers. The adjective clever and its synonyms, the way it collocates with nouns depending on its morphological forms, context and co-text, gender and age peculiarities of perception are the focus of the article. The results might well contribute to theory and practice of cross-cultural communication.

Keywords: stereotyped image, linguoculture, (properties of) personality traits.

На пересечении культуры и языка как самостоятельных семиотических систем, как справедливо отмечает В.В. Красных, образуется третья система – лингвокультура. Это культура «оязыковленная», эксплицированная в языке. В отличие от языковой картины мира, предстающей как сложно устроенное семантическое пространство, т.е. как феномен собственно лингвистический, лингвокультура является феноменом лингво-когнитивным: она формируется не знаками языка, за которыми стоят некоторые смыслы, но образами сознания, облеченными в языковые знаки [2]. Национальный язык вербализует ментальные образы, присутствующие в сознании его носителей, существующие стереотипы.

С точки зрения теории межкультурной коммуникации, «стереотипы являются определенными убеждениями и “привычными знаниями” людей относительно качеств и черт характера других индивидов, а также событий, явлений, вещей» [6: 230]. С позиций лингвокультурологии, языковой стереотип – это «любое устойчивое выражение, состоящее из нескольких слов, например: лицо кавказской национальности, новый русский», при этом отмечается, что употребление стереотипов «облегчает и упрощает общение, экономя силы коммуникантов» [4: 22]. В.В. Красных выделяет две группы национальных стереотипов – стереотипы поведения и стереотипы-представления [3]. Первые хранятся в сознании в виде штампов, диктующих или предписывающих определённое коммуникативное поведение. Вторые хранятся в виде клише и функционируют в виде эталонов. Они «предсказывают не столько само поведение, сколько набор ассоциаций и предопределяют языковую форму, их выражающую» [3: 180]. Согласимся с мнением В.В. Красных, уточнив, что стереотипы-представления могут быть выражены не обязательно словосочетаниями, но и отдельными лексемами. В частности, в этом отношении очень показательны прилагательные, называющие свойства личности, характеризующие интеллект человека. В данной статье считаем целесообразным использовать термин стереотипное представление, под которым нами понимается устойчивая в национальном языковом сознании “мыслительная картинка”, соответствующая восприятию данного фрагмента картины мира представителями лингвокультурного сообщества [1].

Наше исследование выявляет автостереотипное представление носителей русской лингвокультуры о такой характеристике личности, как «умный». Цель проводимого анализа заключалась в выявлении ментального образа «умного человека», репрезентированного на словарном уровне, в контекстах художественного, публицистического и разговорного дискурсов, а также в языковом сознании носителей современного русского языка. Материалом для исследования в связи с этим послужили данные толковых словарей русского языка, материалы сайта «Национальный корпус русского языка» [5] и результаты опроса носителей русского языка.

По данным современных толковых словарей русского языка, прилагательное умный имеет два основных значения. Так, «Словарь русского языка в четырех томах» фиксирует следующие: 1) ‘обладающий здравым умом, сообразительностью’ и 2) ‘порожденный умом, свидетельствующий о рассудительности, разумности или образованности, учености’ [7]. «Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов» под редакцией Н.Ю. Шведовой формулирует значения слова несколько иначе, но семантика остается той же [8]. В данном исследовании нас будет интересовать только значение прилагательного умный, как характеристика умственных способностей человека.

Представленные в словарях дефиниции заставляют предположить, что умный – это универсальная характеристика интеллекта, не предполагающая каких-либо нюансов в разных лингвокультурах. Рассмотрим, так ли это на самом деле. Обратимся к анализу особенностей функционирования этого прилагательного в материалах «Национального корпуса русского языка» (далее – НКРЯ). Прилагательное в форме мужского рода – умный употребляется в 6857 контекстах, в форме женского рода – умная – в 2628 контекстах.

Значение умный как ‘способный размышлять’ актуализируется, например, в следующем контексте употребления: «Он уже много знает и обо многом думает. Этот парень — умный» [5].

Большинство контекстов функционирования интересующего нас прилагательного свидетельствуют о том, что умным считают человека, обладающего так называемой «житейской мудростью», «умением жить». Например: «Среди них были умные люди, но, казалось, главная, трудовая сила их не в идее, не в разуме, а в деловых способностях и хитрости, в мещанской трезвости взглядов» [5]; «Он очень умен в жизни и в футболе» [5]. Такой «ум» и «интеллект», как характеристики человека, различаются: «Потому что, если он будет спортивный, хорош собой, умен, интеллектуален, с чувством юмора, успешен в работе, но не будет понимать, что я делаю – у нас ничего не сложится» [5].

Ум и способность заработать много денег ставятся в прямую зависимость: «[1, муж, 58] Вот/ это. Мужик/ чувствуется / умный. Раз он так сделал / раз смог так разбогатеть / значит / он умный человек» [5]. Это одно из современных достаточно распространенных представлений. Хотя в некоторых контекстах над этим иронизируют: «Знаешь старый анекдот: если ты такой умный, то почему такой бедный?» [5].

Гендерное стереотипное представление прослеживается в оценке женского ума. Умной женщине общественное (как правило, мужское мнение) обычно отказывает в возможности полноценной личной жизни, создании семьи: «[Н.К., муж] Значит / если она умна и если она равноправна / то она перестаёт быть женщиной / она может стать начальницей / кем угодно иль старушкой» [5]. Устойчиво представление о том, что умная женщина вынуждена скрывать свои интеллектуальные способности. По мнению мужчин, как свидетельствуют некоторые материалы НКРЯ, женщина не может быть одновременно красивой и умной: «Отвечаем: шефу нужна девушка с изюминкой: либо очень красивая, либо очень умная» [5].

Однако когда речь идет о «житейской мудрости», то пальма первенства (теми же мужчинами) отдается именно женщине. См., например: «[Сергей Владимирович, муж] И она тогда если она действительно вот умная / она это сделает так что / её идея станет идеей мужа» [5]. Ср. также противопоставление «бабьего», житейского ума и того, что подразумевают под интеллектом: «Жена – красавица с казачьими-татарскими кровями, жадная до жизни и удовольствий, умная по-бабьи и в то же время недалекая» [5].

Еще одно современное стереотипное представление в отношении женщин заключается в том, что блондинка не может быть умной: «[Поля, жена] Она на самом деле очень умная девочка / хоть и блондинка» [5].

Со временем гендерный стереотип в отношении женщин начинает меняться: «Модная, современная, стильная, умная женщина начинает входить в тренд» [5].

Умный в значении ‘обладающий умом’ и прилагательное образованный часто соотносятся в контекстах. С одной стороны, между ними существуют отношения соположенности, например: «Т. Шухмина, женщина умная, образованная, преподавала в училище при театре им. Вахтангова― в том самом, которое потом стало называться Театральным училищем им. Б. В. Щукина» [5]. С другой стороны, одно не обязательно предполагает другое: «[Андрей, 20] Ведь количество дипломов не показатель того / умный человек или нет» [5].

Часть контекстов, представленных на сайте НКРЯ, свидетельствует о том, что умный часто предполагает наличие хитрости, например: «Умный, изворотливый человек, он много сделал для того, чтобы основательно потрясти казну государства» [5]; «[№ 8, жен, 43] Я не могу сказать / но я думаю / что Чубайс настолько крупный делец / на столько умная / хитрая лиса / вот уж кто лиса / это да» [5].

Прилагательное умный выступает в русском языке в качестве основания устойчивых сравнений: умный как дьявол, как бес, как сто китайцев. Представляется, что выбор эталонов этих устойчивых сравнений не случаен, т.к. и представители нечистой силы и этноним китаец предполагают наличие хитрости как присущего им свойства.

Как качественное прилагательное, умный имеет различные степени сравнения: человек может быть более умным или самым умным. Данное прилагательное сочетается с наречиями степени. Умным можно быть в разной степени – достаточно, весьма, очень и даже «слишком», что не одобряется, например: «– Уж слишком ты умна, – сказала племяннице Евгения Николаевна, – не девочка, а какой-то член общества бывших политкаторжан» [5]; «Он слишком умен для поп-звезды, слишком умен, чтобы не знать себе цены» [5].

Умный в материалах НКРЯ обычно встречается в ряду других положительно оцениваемых носителями русского языка свойств личности, например, порядочный, интеллигентный, добрый. Не одобряется в русской лингвокультуре стремление человека подчеркнуть своё умственное превосходство (пусть даже и не намеренно), что чутко улавливается собеседником, и на что обычно реагируют расхожей, часто ироничной, разговорной фразой «Ты что, самый умный?». Ср., например: «Мечта: чтобы одноклассники и ребята во дворе перестали приставать с вопросом: “Ты че, самый умный?”» [5]; «[Стилавин, муж] Ты где щас находишься / такая умная-то? [5].

Для верификации результатов, полученных в результате анализа материалов сайта НКРЯ, нами с помощью инструментов Google forms and tables был проведен опрос носителей русского языка. В опросе приняли участие 100 человек, среди которых более 50% преподавателей высшей школы, а также представители журналистики, управления, экономики, бизнеса, науки и аспиранты. Две трети респондентов составили женщины, одна треть – мужчины; были также представлены все возрастные группы от 18 до 80 лет. Следует однако отметить, что большинство ответов было получено от людей в возрасте от 40 до 55 лет (42,6%).

Анкета включала элементы ассоциативного эксперимента и когнитивного теста. Анализ данных опроса носителей языка показал сходства и различия с описанными ранее данными словарей и НКРЯ.

Самыми частотными ассоциациями к прилагательному в форме мужского рода – умный – оказались следующие (в порядке убывания): человек – 72, пес (кот) – 15, ребенок – 10, ответ – 3. Другие существительные, например, взгляд, ход, шаг, конь, Тортилла, Сократ, змея, сова были отмечены 2-3 раза представителями гуманитарных областей знания (журналисты, филологи, философы). Змея и сова символизируют мудрость в русской лингвокультуре, а прецедентные имена – черепахи Тортиллы и Сократа – свидетельствуют об общей когнитивной базе информантов. В более развернутых ответах некоторых респондентов были отмечены внешний вид, образ не столько просто умного, сколько ученого (ученого мужа): очки (очкарик), сухощавость, беспорядок на голове. Приводились также и ироничные сочетания с прилагательным: умный Вася, ботаник, гик. Ботаник (ботан) и гик (англ. geek) являются словами молодежного жаргона, т.к. оба используются для ироничной характеристики школьника/студента, а также взрослого человека, который полностью погружен в образование (самообразование), компьютеры, зачастую плохо социализирован.

Что касается формы женского рода прилагательного – умная, в ответах преобладают следующие ассоциации: женщина – 60, девушка – 16, техника (машина) – 10, кошка (собака) – 8, ученая дама – 5. Образ умной женщины охарактеризован такими словами и словосочетаниями, как Василиса премудрая, строгость, сдержанность, успешная, образованная, мудрая, обстоятельная, спокойная, развитая интеллектуально. Респонденты отметили, таким образом, интеллектуальные характеристики умной женщины – мудрая, развитая интеллектуально, образованная, а также, что очень показательно, манеру держать себя, поведение: строгость, сдержанность, обстоятельная, спокойная, а также положительные результаты ее деятельности – успешная. Василиса Премудрая – прецедентное для носителей русской лингвокультуры имя, героиня русских волшебных сказок, дающая герою, попавшему в трудную ситуацию мудрые советы. Этот образ сочетает в себе характеристику интеллекта и поведения не теряющей ни при каких обстоятельствах самообладания женщины, всегда добивающейся своей цели.

Кроме того, в ответах частотным оказалось ироничное сочетание умная Маша (12 реакций), частотное в русской разговорной речи, не зафиксированное словарями и характеризующее человека, не наделенного умственными способностями, действующим невпопад, не в соответствии с ситуацией. Ср. в НКРЯ: «Он лежал уже неделю, и я, как умная Маша, решила исполнить свой долг подруги» [5]. Интересно, что изначально «умная Маша» – персонаж советских комиксов, печатавшихся в журнале «Чиж» в 1930-е годы. Девочка Маша попадает в различные сложные ситуации и неизменно находит из них остроумные выходы.

В качестве синонимов к прилагательному умный информанты привели следующие частотные слова: мудрый – 38%, образованный – 34%, начитанный – 15%, знающий – 8%, сообразительный – 8%, разумный – 8%, интеллектуальный – 7%.

Для большинства респондентов, исходя из приведенных дефиниций, умный человек – «это человек, трезво оценивающий себя и окружающий мир», «знающий цель и средство ее достижения», «умеет найти выход из разных ситуаций», «человек, который умеет эффективно решать стоящие перед ним задачи». Информанты указали способность «вести интересные беседы», «широкий кругозор» в качестве свойств, присущих умным людям независимо от половой принадлежности. По мнению респондентов возрастных групп 18-25 и 31-40 лет, умный человек / женщина «успешный / успешная», для них характерна «быстрота реакции», умный мужчина – «деловой мужчина» (Ср. хваткий). Таким образом, для информантов молодого и среднего возраста важной характеристикой умного человека являются его деловые качества, проявление умственных способностей в той области деятельности, в которой человек занят.

На просьбу «поясните, что для Вас значит умная женщина» респонденты разных возрастных групп в первую очередь отмечали «мудрая», «мудрая в житейском смысле», «не только собственно интеллект, сколько способность выстраивать длительные и устойчивые жизненные траектории» (Ср. данные НКРЯ).

Интересно отметить, что именно среди мужских ответов встретились такие характеристики умной женщины, как «женщина, которая умнее меня», «женщина, которая добивается необходимого ей результата, привлекая на свою сторону не только сторонников, но и потенциальных оппонентов», «это человек, в которой рацио может победить эмоцио», «женщина, способная на рациональные поступки», «женщина, которая способна спокойно и доброжелательно ответить на любой вопрос, или подсказать, где найти на него ответ». Также были отмечены следующие свойства и поведенческие черты умной женщины: неторопливая, обстоятельная, рассудительная, мудра от рождения и по жизни, чувство юмора, лидерство, находчивость, креативность, логическое и критическое мышление, «сдержанная (в отличие от умной бабы, которая часто может быть стервой :)»[1].

Информанты-женщины привели следующие характеристики: «феминистка», «стерва», «женщина, обладающая широкими познаниями в определённой области; та, которая смогла манипулировать мужчиной, свои недостатки обратила в достоинства, правильно вышла замуж». Как видим, актуализируются различные семантические составляющие прилагательного умная. Феминистка, с одной стороны, использует свои способности в общественных целях, и здесь можно провести параллель с отмеченной респондентами характеристикой умного человека: «обладающий необходимым багажом знаний и умеющий применять их на благо себе и окружающим». С другой стороны, феминистки часто воспринимаются как женщины, зацикленные на одной идее, для которых личная жизнь не представляет особого интереса, или она не удалась. Стерва сочетает в себе ум и умение извлекать выгоду для себя, это тип жесткой, властной, часто злой личности, умеющей манипулировать людьми, в частности, мужчинами. Отмеченные информантами умения манипулировать мужчинами, обращать свои недостатки в достоинства и удачно выйти замуж – это тоже проявления отмеченной уже выше «житейской мудрости», свойственной женщинам в большей степени, чем мужчинам. Две участницы опроса дали развернутые ответы, включающие категоризацию: 1) «Первая категория умных женщин: мудрая, добрая, понимающая. Вторая категория умных женщин: стерва, умеющая манипулировать чужими эмоциями и поведением». 2) «Здесь можно иметь в виду две категории умных женщин. Одна: мудрая от природы. Это добрая, понимающая, умеет слушать и не лезет с советами, если ее не просят. Вторая: умная стерва, умеет строить далеко идущие планы, безжалостная, умеет проигрывать, ибо уверена, что отыграется».

Отвечая на вопрос, «какой смысл Вы вкладываете в словосочетание умный мужчина», участники опроса привели такие дефиниции: способный логически (критически) мыслить, адекватно оценивающий ситуацию, обладающий знаниями и опытом, интересный собеседник.

В целом, в том, что касается черт характера и особенностей поведения умного человека, прослеживаются следующие тенденции: 1) некоторые респонденты считают, что независимо от пола умные люди сдержанные, спокойные, логично мыслят, адекватно реагируют на окружающую действительность, умеют сохранять спокойствие, не болтливы, улыбаются; 2) другая группа информантов полагает, что умная женщина мудрая, терпеливая и мягкая, рассудительная, в то время как умный мужчина обладает такими качествами как скорость реакции, лидерство; 3) третья группа, составляющая 10% от общего числа информантов, считает, что умные люди могут иметь совершенно разные характеры и манеры поведения, являя собой полные противоположности: «может быть справедливым, рассудительным; а может быть гадом и подлецом», «я не считаю, что умные люди обладают сходным набором черт личности, поведения и характера. Среди моих знакомых есть достаточно много умных людей с совершенно разным характером и поведением».

Результаты выбора респондентами прилагательных и словосочетаний, близких по значению к прилагательному умный, из предложенного списка, составленного на основании данных толковых словарей и словарей синонимов русского языка, подтверждают актуализацию семантических компонентов способный размышлять, образованный, интеллектуальный. Интересно, что умный предполагает наличие хитрости только для 8,5% участников опроса, в то время как интеллектуальный отметили 83%, образованный – 78%, житейски мудрый – 70%, начитанный и мозговитый – 59%, обладающий умением жить и башковитый – 42%, понятливый – 38%.

Подводя итоги проведенного анализа, можно сделать следующие выводы. Умный, с одной стороны, является универсальной общечеловеческой характеристикой личности. Но, с другой стороны, в русской лингвокультуре особо акцентируются такие семантические составляющие этого прилагательного, как, обладающий «житейской мудростью», умеющий жить, имеющий жизненный опыт, интеллектуальный, сообразительный, образованный, реализующий свои умственные способности на практике. Прилагательное имеет амбивалентную оценку. В русской лингвокультуре осуждается выпячивание человеком своих умственных способностей, желание подчеркнуть свое интеллектуальное превосходство над другими. Существуют устойчивые гендерные стереотипы. Представления об умном человеке различаются также в зависимости от возраста личности, дающей определение.

[1] Поскольку опрос проводился в письменной форме, графические знаки сохранены.

Литература

  1. Зиновьева Е.И., Абыякая О.В. Стереотипные представления о мерзнущем человеке в русской языковой картине мира (на фоне китайского языка) // LII Международная филологическая конференция, Санкт-Петербург, 11-16 марта 2013 г.: Избранные труды / Отв. ред. С.И. Богданов, Ю.В. Меньшикова. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2014. – С. 135–143.
  2. Красных В.В. Язык и культура сквозь призму многомерности бытия человека говорящего // Динамика языковых и культурных процессов в современной России. Материалы III конгресса РОПРЯЛ. – Т. I. – СПб.: Изд. дом «МИРС», 2012. – С. 345-349.
  3. Красных, В.В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология. – М.: Гнозис, 2002. – 284 с.
  4. Маслова В.А. Лингвокультурология. – М.: Академия, 2001. – 208 с.
  5. Национальный корпус русского языка / Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН. – М., 2016. URL: http: // www.ruscorpora.ru (дата обращения 20.07.2016).
  6. Садохин А.П. Введение в теорию межкультурной коммуникации. – М.: Высшая школа, 2005. – 310 с.
  7. Словарь русского языка: В 4-х т. Т. 1. А–Й / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А.П. Евгеньевой. – 4-е изд., стер. – М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999. – 702 с.
  8. Толковый словарь русского языка с включением сведений о происхождении слов / РАН. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. Отв. ред. Н.Ю. Шведова. – М., 2007: Издательский центр «Азбуковник». – 1175 с.

References

  1. Zinov’eva E.I., Abyjakaja O.V. Stereotipnye predstavlenija o merznushhem cheloveke v russkoj jazykovoj kartine mira (на фоне китайского языка) // LII Mezhdunarodnaja filologicheskaja konferencija, Sankt-Peterburg, 11-16 marta 2013 g.: Izbrannye trudy / Otv. red. S.I. Bogdanov, Ju.V. Men’shikova. – SPb.: Filologicheskij fakul’tet SPbGU, 2014. – S. 135–143.
  2. Krasnyh V.V. Jazyk i kul’tura skvoz’ prizmu mnogomernosti bytija cheloveka govorjashhego // Dinamika jazykovyh i kul’turnyh processov v sovremennoj Rossii. Materialy III kongressa ROPRJaL. – T. I. – SPb.: Izd. dom «MIRS», 2012. – S. 345-349.
  3. Krasnyh, V.V. Jetnopsiholingvistika i lingvokul’turologija. – M.: Gnozis, 2002. – 284 s.
  4. Maslova V.A. Lingvokul’turologija. – M.: Akademija, 2001. – 208 s.
  5. Nacional’nyj korpus russkogo jazyka / Institut russkogo jazyka im. V.V. Vinogradova RAN. – M., 2016. URL: http: // www.ruscorpora.ru (data obrashhenija 20.07.2016).
  6. Sadohin A.P. Vvedenie v teoriju mezhkul’turnoj kommunikacii. – M.: Vysshaja shkola, 2005. – 310 s.
  7. Slovar’ russkogo jazyka: V 4-h t. T. 1. A–J / RAN, In-t lingvistich. issledovanij; Pod red. A.P. Evgen’evoj. – 4-e izd., ster. – M.: Rus. jaz.; Poligrafresursy, 1999. – 702 s.
  8. Tolkovyj slovar’ russkogo jazyka s vkljucheniem svedenij o proishozhdenii slov / RAN. Institut russkogo jazyka im. V.V. Vinogradova. Otv. red. N.Ju. Shvedova. – M., 2007: Izdatel’skij centr «Azbukovnik». – 1175 s.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.