Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.65.121

Скачать PDF ( ) Страницы: 64-66 Выпуск: № 11 (65) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Туктарова Г. М. СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЯЗЫКА (НА МАТЕРИАЛЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА) / Г. М. Туктарова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 11 (65) Часть 2. — С. 64—66. — URL: https://research-journal.org/languages/socialno-professionalnaya-differenciaciya-yazyka-na-materiale-yuridicheskoj-terminologii-tatarskogo-yazyka/ (дата обращения: 25.01.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.65.121
Туктарова Г. М. СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЯЗЫКА (НА МАТЕРИАЛЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА) / Г. М. Туктарова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 11 (65) Часть 2. — С. 64—66. doi: 10.23670/IRJ.2017.65.121

Импортировать


СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЯЗЫКА (НА МАТЕРИАЛЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА)

Туктарова Г.М.

ORCID: 0000-0002-5363-7895, кандидат филологических наук, доцент, Казанский филиал Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российский государственный университет правосудия» в г. Казани

СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЯЗЫКА (НА МАТЕРИАЛЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА) 

Аннотация

Проблема стратификации национального языка с выделением специальных языков отражает вопросы особого употребления общего языка, которое охватывает состав словаря, определенные грамматические и стилистические особенности. Исследование лексики юридической предметной области обнаруживает семантическую и терминологическую «двойственность» лексических единиц: в качестве терминов используются не специально образованные слова, а слова и выражения литературного татарского языка, но получившие профессиональное значение в юридическом дискурсе. Вклад изучения вопроса социально-профессиональной дифференциации татарского языка на материале его юридической терминологии представляется в отражении проблемы, связанной с признанием факта наличия в татарском языке подсистем.

Ключевые слова: терминология, юридическая терминология, общелитературный язык, подъязык, стилистика, языки для специальных целей, татарский язык.

Tuktarova G.M.

ORCID: 0000-0002-5363-7895, PhD in Philology, Associate professor, Kazan Branch of the Federal State Budget Educational Institution of Higher Education “The Russian State University of Justice” in Kazan

SOCIAL-PROFESSIONAL DIFFERENTIATION OF LANGUAGE (ON THE MATERIAL OF LEGAL TERMINOLOGY OF THE TATAR LANGUAGE)

Abstract

The problem of stratification of the national language with the allocation of special languages reflects the issues of special use of a common language, which encompasses the composition of the dictionary, certain grammatical and stylistic features. The study of the vocabulary of the legal subject domain reveals the semantic and terminological “duality” of lexical units: not specifically educated words are used as terms, but words and expressions of the literary Tatar language that received professional importance in legal discourse. The contribution of the study of the issue of social and professional differentiation of the Tatar language on the basis of its legal terminology seems to reflect the problem associated with recognition of the subsystems existence in the Tatar language.

Keywords: terminology, legal terminology, general literary language, sublanguage, stylistics, languages for special purposes, Tatar language.

Разработка проблемы социально-профессиональной дифференциации языка в современном татарском языкознании определяет необходимость изучения специфических черт научного языка, его специализации: структурного отделения его от общелитературного языка, а также дифференциации отдельных подъязыков науки.

Человеческий язык – явление сложное по своему устройству, сложность в понимании структуры которого обусловливает факт, что язык не един, а расслаивается на множество подъязыков или (по другой терминологии) языковых подсистем. Представляется возможным относить языковые подсистемы к промежуточному звену в двуполюсной модели с абстракцией общелитературного языка на одном полюсе и индивидуальными языками (например, условные шрифты, специальные жаргоны), не достигающими уровня полнокровного языка.

Феномен стратификации развитых национальных языков (В.Ф. Новодранова, Е.С. Кубрякова, К.Я. Авербух, В.П. Даниленко, Л.М. Алексеева, Л.В. Ивина) справедливо относить и к татарскому языку: в структуре национального языка «выделяется литературный язык … далее выделяются его функциональные разновидности, которые … могут быть разделены на язык для всеобщего общения … и языки специальной сферы общения» [8, С. 51]. На протяжении нескольких последних десятилетий российское языкознание интенсивно занимается проблемами языка для специальных целей (LSP – languages for special purposes). А.Л. Назаренко определяет явление «Язык для специальных целей» как «особая система языковых средств, объединенных тематически и соответствующих узкоспециальной сфере человеческой деятельности» [4, С. 91].

Общепризнанно, что люди, говорящие на одном и том же языке, используют его по-разному. А.С. Герд постулирует: «В обществе национальный язык функционирует в виде различных типов языковых состояний и ситуация» [1, С. 11]. Отношение же к языку «играет важную роль в определении как личной языковой принадлежности, так и языковой принадлежности группы» [3, С. 14]. В свете заявленной темы статьи значимыми представляются причины социального порядка, обусловливающие индивидуальные свойства говорящего, в числе которых, по В.Раскину – «принадлежность к той или иной социальной группе и ее характеристики: место группы в социальной структуре общества, образ жизни, степень однородности по составу, отношение к своему языку или койне, профессиональный уклон» [5, С. 17].

Свойства индивидуальной речи представителей юридической профессии (что справедливо для представителей любой профессиональной группы) отличает особенность выбора: говорящий осознает вариантность некоторых языковых единиц и сознательно выбирает одну из них.

В татарском языкознании отсутствует строгое определения содержания выражения «язык юриспруденции». Очевидно, эта ситуация отражает обстоятельство недостаточной изученности этого явления – «язык юриспруденции в татарском языкознании» или «татарский юридический язык». Вместе с тем, языковое оформление юридического материала отличается от других форм речи своими инвариантными признаками: соответствие грамматической формы; отсутствие перегрузки простых предложений однородными членами; недопустимость использования несвойственных регулятивной природе юридических предписаний противопоставительных союзов ә, бәлки, исә – союз «а», ләкин, әмма – союз «но», югыйсә, юкса – «а то»; точное воспроизведение фразеологизмов в правовых нормах и др. [10, С. 72–84].

В настоящее время нормотворчество в Республике Татарстан осуществляется на русском языке, не на татарском языке. Юридические документы на татарском языке – это переводы оригинала на русском языке на татарский язык. Переведены Конституция РТ, кодексы, законодательные акты, подзаконные акты; на официальном сайте Государственного Совета Республики Татарстан [2] тексты принятых законов представляются на русском и татарском языках, последние – переводы с русского языка.

Специфическую особенность специальных языков определяют профессиональные выражения, точные и дифференцирующие обозначения референтов в специальных сферах коммуникации. Наличие такого специального словарного состава предоставляет возможность достижения точности и ясности в языковой коммуникации в специальных аспектах.

Основу языка для специальных целей составляет его терминологическая лексика (В.М. Лейчик, К.Я. Авербух, Е.С. Кубрякова, Т.С. Коготкова, В. Раскин, В.Ф. Новодранова и др.). В юриспруденции проблема терминологии достаточно актуальна, нельзя не согласиться в этой связи с авторами коллективного труда «Юридическая терминология в образовании и науках об образовании» [9], отмечающими: «Чем совершеннее законодательство, тем более четко и глубоко оно регулирует общественные отношения, тем большее значение приобретает проблема терминологии. Без терминов … невозможно добиться максимальной точности изложения законодательной мысли» [9, с. 79]. Некоторую сложность и специфику сферы юридической лексики представляет то, что при своей принадлежности к подъязыку «юридический язык», она используется в общелитературном татарском языке. Лексика юридической предметной области нередко обнаруживает семантическую и терминологическую «двойственность» лексических единиц, когда в качестве терминов используются не специально образованные слова, а слова и выражения литературного татарского языка, но получившие профессиональное значение в юридическом дискурсе. Это значение может не совпадать с тем, которое существует в непрофессиональном употреблении. Например, лексические единицы «задержать»: кулга алу, арестовать итүтоту, тотып калу; комачаулау, но «задержать на месте преступления» – җинаять урынында тоту [6, С. 300]; «показание»: специальное – җавап бирү (суд алдында), общелитературное – күрсәтү; «показать»: сөйләп бирүкүрсәтү; «мера»: дәрәҗә, например, мера вины – гаепнең дәрәҗәсе, общелитературное – үлчәү, берәмлеге, чара (решительные меры – кискен чаралар); «признать»: икърар итү, тану, например, «подсудимые признались» – гаепләнүчеләр (үзләренең гаепләрен) икърар иттеләр [7, С. 249], общелитературное «признаться» –  тану, белдерү. Юридический терминоэлемент «опознать» – тану – совпадает с общелитературной лексической единицей в значении «узнать» – тану, обнаруживая семантическую связь значений «узнать» – «опознать», так, в татарском языке употребляется тану в значении «узнать» и в значении «опознать».

Соотношение специальной лексики и общелитературной определяется «специальным» назначением терминов с их сравнительно узкой сферой применения и, с другой стороны, универсальностью использования слов общелитературных.

Таким образом, отраслевая терминология, самое выделение отраслевых терминологических систем может служить дифференциальным признаком, на основании которого возможно различать подсистему от самого общелитературного языка. В своей возможности выбирать между двумя и более равноценными или почти равноценными вариантами, касающихся всех уровней языковой структуры (лексический уровень, грамматика, стилистика) представитель юридической профессии в своей индивидуальной речи (письменной и / или устной) профессионала пользуется подъязыком «юридический язык». Возможность подобного выбора заложена в основе самого понятия стиля говорящего. Стиль профессионального языка, при условии ненарушения его рамок, оказывается, таким образом, языком внутри языка, т.е. подсистемой, подъязыком. Поэтому нам представляется возможным утверждать, что традиционная стилистика татарского языка, хоть и косвенно, но использует понятие языковой подсистемы, однако в настоящем его периоде развития татарское языкознание не углубляет и не разрабатывает данную проблему. Изучение вопроса социально-профессиональной дифференциации татарского языка на материале его юридической терминологии, позволит внести вклад в отражение проблемы, связанной с признанием факта наличия в татарском языке подсистем, а также дальнейшие разработки по формированию отраслевых терминосистем татарской юридической терминологии.

Список литературы / References

  1. Герд А.С. Введение в изучение языков для специальных целей: Учеб. пособие / А.С. Герд. – 2-е изд., доп. и перераб. – СПб.: СПбГУ. РИО. Филологический факультет, 2011. – 60 с.
  2. Государственный Совет Республики Татарстан [Электронный ресурс] – gossov.tatarstan.ru (дата обращения 03.10 2017).
  3. Келльнер-Хайнкеле, Барбара, Ландау, Якоб М. Языковая политика в современной Центральной Азии : национальная и этническая идентичность и советской наследие / Барбара Кельнер-Хайнкеле, Якоб М. Ландау [перевод с английского О. Богдановой]. – М.: Центр книги Рудомино, 2015. – 320 с.
  4. Назаренко А.Л. Проблемы оптимизации понимания и преподавания языка для специальных целей / А.Л. Назаренко. – М.: Изд-во МГУ, 2000. – 128 с.
  5. Раскин В.В. К теории языковых подсистем / В.В. Раскин. – 2-е изд., доп. – М. : Издательство ЛКИ, 2008. – 424 с.
  6. Русско-татарский словарь : В 4-х т. Т. 1 (А – З). – Казань : Таткнигоиздат, 1955. – 358 с.
  7. Русско-татарский словарь : В 4-х т. Т. 3 (П – Р). – Казань : Татарское книжное изд-во, 1958. – 483 с.
  8. Туктарова Г.М. Социальная обусловленность юридического языка (на проблеме языков для специальных целей (LSP) в татарском языкознании) / Г.М. Туктарова // Международный научно-исследовательский журнал. – 2015. – №9. – Ч. 5. С. 51–54.
  9. Усанов В.Е. Юридическая терминология в образовании и науках об образовании : монография / В.Е Усанов, Т.Б. Земляная, О.Н. Павлычева и др. – М. : Институт научной информации и мониторинга РАО, 2010. – 704 с.
  10. Юридическая техника : учебное пособие по подготовке законопроектов и иных нормативных правовых актов органами исполнительной власти / Под ред. Т.Я Хабриевой, Н.А. Власенко. – М. : Эксмо, 2010. – 272 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gerd A.S. Vvedenie d izuchenie yazykov dlya spetsialnyh tselej [Introduction to study of Languages for special purposes] / A.S. Gerd. – 2nd edition. – SPb.: SPbGU. RIO. Filologicheskij facultet [Philological faculty], 2011. – 60 p. [in Russian]
  2. Gosudarstvennyj Sovet Respubliki Tatarstan [The State Council of the Republic of Tatarstan] [Electronic resource] – gossov.tatarstan.ru (accessed: 03.10 2017). [in Russian]
  3. Kellner-Hainkele, Barbara, Landau, Yakob M. Yazylovaya politika v sovremennoj Tsentralnoj Azii [Language Politics in Contemporary Central Asia: National and Ethnic Identity and the Soviet Legacy] / B. Kellner-Heinkele, Barbara, Landau, Jacob M. [perevod s anglijskogo] [translated from English]. – M.: Tsentr knigi Rudomino, 2015. – 320 p. [in Russian]
  4. Nazarenko A.K. Problemy optimizatsii ponimaniya i prepodavaniya yazyka dlya spetsialnyh tselej [Problems of optimizing the understanding and teaching of the language for special purposes] / A.K. Nazarenko. – M.: Izd-vo MGU [MSU], 2000. – 128 p. [in Russian]
  5. Raskin V.V. K teorii yazykovyh podsistem [Towards a Theory of Linguistic Subsystems] / V.V. Raskin. – 2nd edition. – M. : Izdatelstvo LKI, 2008 – 484 p. [in Russian]
  6. Russko-tatarskiy slovar: V 4-h т. Т. 1 (А – Z) [Russian-Tatar dictionary]. – Kazan: Tatknigoizdat, 1955. – 358 p. [in Russian]
  7. Russko-tatarskiy slovar: V 4-h т. Т. 3 (P – R) [Russian-Tatar dictionary]. – Kazan: Tatknigoizdat, 1955. – 358 p. [in Russian]
  8. Tuktarova G.M. Sotsialnaya obuslovlennost yuridicheskogo yazyka (na probleme yazykov dlya spetsialnyh tselej (LSP) v tatarskom yazykoznanii [Social specification of the Tatar legal language (languages for special purposes within the Tatar linguistics)] / G.M. Tuktarova  // Mezhdunarodny nauchno-issledovatelskij zhurnal [International Research Journal]. – 2015. – №9. – V. 5. Pp. 51–54. [in Russian]
  9. Usanov V.E Yuridicheskaya terminologiya v obrazovanii i naukah ob obrazovanii [Legal terminology in education and sciences on education] / V.E. Usanov, T.B. Zemlyanaya, O.N. Pavlycheva and others. – M. : Institut nauchnoj informatsii i monitoringa RAO [Institute for scientific information and monitoring], 2010. – 704 p. [in Russian]
  10. Yuridicheskaya tehnica : uchebnoe posobie po podgotovke  zakonoproektov i inyh normativnyh pravovyh aktov organamy ispolnitelnoy vlasti [Legal techniques : tutorial on work on drafting bills and other normative legal acts by bodies of executive power] / Edited by T.Y. Habrieva and N.A. Vlasenko. – M. : Eksmo, 2010. – 272 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.