Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.119.5.123

Скачать PDF ( ) Страницы: 96-99 Выпуск: № 5 (119) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Лазуткина О. А. Синтез литературного портрета и «принципа айсберга» в произведениях Э. Хемингуэя / О. А. Лазуткина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 5 (119) Часть 4. — С. 96—99. — URL: https://research-journal.org/languages/sintez-literaturnogo-portreta-i-principa-ajsberga-v-proizvedeniyax-e-xemingueya/ (дата обращения: 04.07.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2022.119.5.123
Лазуткина О. А. Синтез литературного портрета и «принципа айсберга» в произведениях Э. Хемингуэя / О. А. Лазуткина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 5 (119) Часть 4. — С. 96—99. doi: 10.23670/IRJ.2022.119.5.123

Импортировать


Синтез литературного портрета и «принципа айсберга» в произведениях Э. Хемингуэя

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.119.5.123

Синтез литературного портрета и «принципа айсберга»
в произведениях Э. Хемингуэя

Научная статья

Лазуткина О.А.*

Старооскольский филиал Белгородского государственного университета, Старый Оскол, Россия

* Корреспондирующий автор (oalazutkina[at]mail.ru)

Аннотация

Цель исследования – выявить синтетическую связь литературного портрета «потерянного поколения» и «принципа айсберга» в творчестве Э. Хемингуэя на примере рассказа «Кошка под дождем» и повести «Старик и море»; представить несколько портретных характеристик героев данных текстов, определить их специфику и особенности. Портрет в литературе – это средство характеристики персонажа, позволяющее писателю представить его внешний и внутренний облик и выразить свое идейное отношение. Психологизм придает портрету особую силу изобразительности. Интерес читателя сосредоточен, прежде всего, на внутреннем облике человека, а психологический портрет способен представить личность как социально-психологический феномен, выявить устойчивость личности, характеризующуюся последовательностью действий и предсказуемостью поведения, закономерностью поступков. Э. Хемингуэй, описывая героев, использует минимальное количество портретных характеристик, однако образы все равно получаются объемными и полнокровными за счет «подтекстового психологизма» (В.Е. Хализев). Таким образом, портрет в творчестве американского писателя соотносится с фундаментальным понятием его манеры письма – «принципом айсберга». Материалы и результаты выявленного соотношения помогут в исследовательской работе школ, гимназий, учреждений дополнительного образования, колледжей, гуманитарных и педагогических вузов.

Ключевые слова: психологизм, «потерянное поколение», «принцип айсберга», Э. Хемингуэй, портрет.

Synthesis of literary portrait and the «iceberg theory»
in the works of E.Hemingway

Research article

Lazutkina O.A.*

Stary Oskol branch of «Belgorod National Research University», Stary Oskol, Russia

* Corresponding author (oalazutkina[at]mail.ru)

Abstract

The purpose of the research is to determine the synthetic connection between the literary portrait of the «Lost Generation» and the «iceberg theory» in the work of E.Hemingway on the example of the stories «The Cat in the Rain» and «The Old Man and the Sea»; to present several portrait characteristics of the characters of these texts, to establish their specifics and traits. Portrait in literature is a way to characterize a hero, to allow the author to present their external and internal appearance and express their ideological views. Psychologism gives the portrait a special power of aesthetics. The reader’s interest is focused, first of all, on the inner appearance of the character, and their psychological portrait is able to represent them as a socio-psychological phenomenon, to reveal their endurance, characterized by sequence of actions and predictability of behavior, its pattern. E. Hemingway, describing his characters, uses the least amount of portrait characteristics, but the images still come out detailed and full-fleshed due to the «psychological subtext» (V.E. Halizev). Thus, portrait in the work of the American author correlates with the fundamental concept of his writing style – the «iceberg theory». Materials and results of the revealed correlation will help in the research work of schools, gymnasiums, institutions of supplementary education, colleges, humanitarian and pedagogical universities.

Keywords: psychologism, the «Lost Generation», the «iceberg theory», E. Hemingway, portrait.

Введение

Американский писатель, Эрнест Миллер Хемингуэй (1899-1961) – лауреат Пулитцеровской (1953) и Нобелевской премий (1954), один из крупнейших художников слова ХХ столетия. Его творчество выделяется яркой самобытностью, а талант прозаика несет в себе дух дерзкого эксперимента, свойственного американской литературе двадцатых годов прошлого века. Произведения писателя до сих пор вызывают (и будут вызывать, на наш взгляд, в будущем) неподдельный интерес критиков, исследователей, читателей, режиссеров, что говорит об их «вечной» проблематике (см. Л.И. Васильева, М. Гайсмар, Б. Гиленсон, Б.Т. Грибанов, Я.Н. Засурский, Д.В. Затонский,
И.А. Кашкин, Ю.А. Лидский, А.И. Старцев, В.М. Толмачев, И. Филькенштейна А.Э. Хотчнер, А.Э. Цвентарная др.). Более того, хемингуэевский подтекст предполагает множественную интерпретацию произведений художника. Романы и рассказы Э. Хемингуэя многоплановы, глубоки по смыслу, отличаются оригинальностью применяемых им способов и приемов художественной выразительности.

Американский писатель был одним из тех, кто нарисовал портрет послевоенного поколения, страдающего синдромом «жизненной лихорадки» – успеть насладиться моментами бытия. Тонко чувствуя психологию своего героя, Э. Хемингуэй точно, четко, сдержанно, даже суховато запечатлел образ «неучтенных жертв войны», который, тем не менее, предстает объемным, «выпуклым», психологически обоснованным.

Американский писатель ХХ века Э. Хемингуэй считается мастером тонкого психологического портрета в мировой литературе. В описаниях героев художника невероятно маленькое количество непосредственно портретных характеристик, но читателю достаточно того, что предлагает Э. Хемингуэй. Основную информацию о герое он узнает из психологических зарисовок, сопутствующих портрету персонажа.

Задача американского мастера слова заключалась в том, чтобы создать «честную прозу о человеке» (Э. Хемингуэй), о его внутреннем мире, причинах и мотивах поведения – вот главные объекты художественного исследования писателя.

Текст статьи

Э. Хемингуэй, чаще всего, избегает законченных портретных характеристик героев. Однако это не делает его прозу скучной и не завершенной. Обратимся к рассказу из раннего сборника «В наше время» «Кошка под дождем».
В повествовании два главных персонажа и два второстепенных.

Читателю известно, что американская пара, муж и жена, остановились в итальянской гостинице приморского городка. Сюжет строится на простой ситуации, когда американка смотрит в окно и видит кошку, которая прячется от дождя под столом. У нее возникает желание принести животное в номер: «действие сфокусировано на передаче кошки женщине» [2, С. 103]. О внешности или привычках героев почти ничего не известно. У женщины даже нет имени, а мужчину зовут – Джордж – одно из распространенных мужских имен Америки. Так писатель подчеркивает типичность своего героя. Если портрет Джоржда не представлен совсем (очевидно, это не имеет значения для развития действия), то об образе американки известны некоторые детали. Черты внешнего облика прорисовываются после того, как женщина начинает разглядывать себя в зеркало: «Она подошла к туалетному столу, села перед зеркалом и, взяв ручное зеркальце, стала себя разглядывать. Она внимательно рассматривала свой профиль сначала с одной стороны, потом с другой. Потом стала рассматривать затылок и шею.

– Как ты думаешь, не отпустить ли мне волосы? – спросила она, снова глядя на свой профиль.

Джордж поднял глаза и увидел ее затылок с коротко остриженными, как у мальчика, волосами» [7]. Портретная характеристика, которую дает Э. Хемингуэй женщине, говорит лишь о стрижке. Приметы привычного портрета: определения особенностей профиля, шеи, затылка, в тексте отсутствуют. Все это предоставляется воображению читателя. Акцентируя внимание лишь на волосах, писатель делает четкое ударение: именно изменение прически станет приметой перемен в жизни героини. Итак, традиционные портретные характеристики заменяются более важным для замысла рассказа – изображением отношения Джорджа к словам и желаниям супруги. На отчаянные фразы жены: «Мне надоело» Джордж роняет: «Ты сегодня очень хорошенькая», «Мне нравится так, как сейчас» [7]. На самом деле разговор идет о прическе, но в этих фразах звучит и нечто большее, чем ответ на вопрос о длине волос. Диалог о внешности – это лишь поверхностное проявление неудовлетворенности настоящей жизнью. После демонстрации равнодушия мужчины, о котором опять же прямо не говорится, у американки вырывается поток желаний: «– Хочу крепко стянуть волосы, и чтобы они были гладкие, и чтобы был большой узел на затылке, и чтобы можно было его потрогать, – сказала она. – Хочу кошку, чтобы она сидела у меня на коленях и мурлыкала, когда я ее глажу» [7]. В словах о перемене внешности лежит более глубокий смысл – речь идет о перемене жизни, о домашнем уюте, которого не хватает в гостиничном быте. Символом домашнего очага является кошка, которую в конце рассказа служанка все-таки приносит американке. В словах о длинных волосах, об осязаемости узла из них – крик души женщины о счастливой жизни в собственном уютном доме с вечерами у камина со свернувшейся в клубок кошкой на руках в противовес постоянным гостиничным переездам и равнодушию мужа.

Второстепенными персонажами в рассказе являются служанка и хозяин отеля. О внешности первой ничего не известно возможно потому, что ее функция не играет особо важной роли. А вот хозяин отеля изображен глазами американки. Здесь важна группировка героев. Героиня показана рядом с двумя мужчинами – Джорджем и padrone. И если об отношении американки к мужу прямо не говорится ничего, то целый абзац состоит из фраз о том, как ей нравится старик – хозяин отеля. «Он нравился американке. Ей нравилась необычайная серьезность, с которой он выслушивал все жалобы. Ей нравился его почтенный вид. Ей нравилось, как он старался услужить ей. Ей нравилось, как он относился к своему положению хозяина отеля. Ей нравилось его старое массивное лицо и большие руки» [7]. Портретные характеристики хозяина отеля, казалось бы, второстепенного персонажа, как видно, прорисованы подробнее. Однако они даны через восприятие другой героини – постоялицы его гостиницы. Женщина увидела в нем надежную партнерскую опору, ставильность, уверенность в завтрашнем дне, «серьезность». Повторение фразы «ей нравился» не только констатирует тот факт, что он ей симпатичен, но женщина как бы убеждает в этом себя. Когда американка обратила внимание на хозяина отеля, проходя мимо его стойки, она вдруг почувствовала себя очень маленькой, но невероятно значительной. Происходит своеобразное самоутверждение героини за счет надежности padrone. Именно после этого, рассматривая свой профиль в зеркале и рассуждая о новой прическе, она смогла произнести «Мне надоело». Минута, когда женщина ощутила себя значительной, помогла ей четко выразить то, что томило ее и мучило, очевидно, давно.

Итак, проанализировав рассказ Э. Хемингуэя «Кошка под дождем», можно говорить о глубоком психологизме, с которым писатель создает портреты своих героев, будь то главные персонажи или второстепенные. Особенность таких описаний в том, что при минимальных количествах деталей, организуется глубокий подтекст. В. Е. Хализев, говоря о произведениях А. П. Чехова, И. А. Бунина, М. Пруста и других писателей, указывает на «неявный, «подтекстовый» психологизм, когда импульсы и чувства героев лишь угадываются…» [6, С. 204]. Поэтика подтекста, в том числе и при создании портрета, составляет существенную черту мастерства Э. Хемингуэя. Все становится понятным без особых портретных деталей внешности. Неуместны у писателя и детальный анализ психологических переживаний героев. Особенность творческой манеры Э. Хемингуэя исследователь его творчества И. Кашкин определяет так: «лаконичное закрепление внешнего мира и внешних проявлений сложных психологических состояний через подтекст или намеком ключевой фразы» [4].

Важной формой психологизма, включенного у Э. Хемингуэя в психологический портрет, является, таким образом, подтекст, когда, как говорил сам писатель, читатель чувствует все опущенное так же ясно и сильно, как если бы художник слова сам сказал об этом. Эта особенность художественной манеры Э. Хемингуэя получила название «принципа айсберга». Обо всем говорится лаконично и просто, но в глубинах скрывается гораздо больше. Известно, что айсберг – это природное явление, которое можно встретить в океане или море – крупный свободно плавающий кусок льда. Семь восьмых его скрыты под водой, и только восьмая часть – на виду. «Принцип айсберга» у Э. Хемингуэя – это система намеков и умолчаний в тексте произведений. Задача читателя – внимательно наблюдать за деталями. Так у Э. Хемингуэя – на поверхности лишь маленький кусочек внешнего проявления ситуаций, а в глубине – их коренная основа и психологическая подоплека. «Рассказы Э.Хемингуэя замечательны тем, что достижение их символической объемности возможно даже и при полном отсутствии риторических фигур и тропов» [2, С. 120]. Получается, что, «принцип айсберга» у американского писателя способствует преображению экспозиционного портрета в портрет психологический. Такой синтез играет важную роль для художественной манеры Э. Хемингуэя.

Стоит утверждать, что текст Э. Хемингуэя «телесен» и «веществен». Внешние данные персонажа составляют верхушку айсберга, а «подводная» часть складывается посредствам изучения вещественных деталей, что соотносится с внутренним миром героя. То есть одна из составляющих «принципа айсберга», как стало понятно из анализа предыдущего рассказа, – передача переживания через язык тела. Жесты, позы и телодвижения персонажей, скрупулезно фиксируемые Э. Хемингуэем, играют центральную роль в интерпретации произведения.

Проведем анализ того же слияния «принципа айсберга» и художественного портрета в известнейшем произведении Э. Хемингуэя – повести «Старик и море», по глубине и силе напоминающей, скорее, небольшой роман. Здесь речь идет о старом рыбаке, который отдал свою жизнь любимому ремеслу. Уже восемьдесят четвертый день нет улова, но он не отчаивается и раз за разом с надеждой выходит в море.

Э. Хемингуэй создает живой яркий неповторимый портрет старого рыбака, старика Сантьяго. Портрет героя выглядит следующим образом: «Старик был худ и изможден, затылок его прорезали глубокие морщины, а щеки были покрыты коричневыми пятнами неопасного кожного рака, который вызывают солнечные лучи, отраженные гладью тропического моря. Пятна спускались по щекам до самой шеи, на руках виднелись глубокие шрамы, прорезанные бечевой, когда он вытаскивал крупную рыбу. Однако свежих шрамов не было. Они были стары, как трещины в давно уже мертвой безводной пустыне. Все у него было старое, кроме глаз, а глаза были цветом похожи на море, веселые глаза человека, который не сдается» [8]. Столь подробная детализация разворачивает перед читателем объемную характеристику персонажа: жизнь не баловала старика Сантьяго, изнуряющий труд был спутником героя на протяжении долгого пути. Жизнь-борьба – так можно назвать этот путь. В состязании с природой он провел свои годы, которая оставила на его теле следы глубоких ран. Старость подчеркивается морщинами, а описание кожи («коричневые пятна неопасного кожного рака») указывает на то, что Сантьяго часто находился в открытом море, соприкасаясь с ветром и солнцем. Но глаза старика навсегда остаются молодыми, несмотря на то, что судьба не всегда была к нему благосклонна, в них отражается настойчивость и желание достичь цели («…а глаза были цветом похожи на море, веселые глаза человека, который не сдается»).

Цвет моря в глазах старика особая деталь у Э. Хемингуэя. Для Сантьяго эта стихия подобна женщине, он влюблен в нее, вода вызывает в нем различные чувства от нежности до страха. Море – его жизнь. «Мысленно он всегда звал море La mar, как зовут его по-испански люди, которые его любят. <…> Старик же постоянно думал о море как о женщине, которая дарит великие милости или отказывает в них, а если и позволяет себе необдуманные или недобрые поступки – что поделаешь, такова ее природа» [8]. Голубой цвет – символ мечты. Старик никогда не сможет отказаться от своей фантазии взять у моря максимум – огромную рыбу.

Сам Сантьяго говорит о себе как о «необыкновенном старике», он может себе это позволить, обладая определенным опытом и мудростью.Принцип контраста – один из приемов портретной характеристики в произведениях Э. Хемингуэя. Писатель упоминает о том, что старик обладал недюжинными плечами: «Это были удивительные плечи – могучие, несмотря на старость, да и шея была сильная…» [8], хотя до этой фразы перед нами был «изможденный старик». Сочетание столь противоположных характеристик еще более привлекает внимание читателя к столь незаурядному образу, все новые портретные штрихи лишь дополняют друг друга, создавая целостный характер.

Психологический портрет старика вырисовывается из ситуации борьбы с рыбой, акулами. Рыбак в полной мере проявляет все свои замечательные качества человека-труженика, выносливого труженика;он может перенести все, несмотря на то, что боль в спине от натянутой лесы превращается постепенно в глухую ломоту. У Сантьяго сложный характер, душевный мир богат, он раскрывается в беседах с окружающими его предметами и существами, с самим собой, в его размышлениях. Старик, вопреки жестоким законам морской стихии, сохраняет в себе человечность, мужественную выдержку, поразительную стойкость в борьбе с природой. Сантьяго любит все живое, он очень любознателен и восхищается разнообразием природных явлений.

Поймав огромного марлина, одного их главных действующих лиц повести, старик вступает в спор с природой, итогом которого станет выявление победителя. Главному герою чуждо чувство одиночества и заброшенности в бескрайних водах океана, потому что его духовная сила дает ему больше, нежели окружающие. Природа восполняет пустоту, образовавшуюся между людьми и Сантьяго, особенно, когда он видит вокруг себя чудесную картину моря. «Старик уже больше не видел зеленой береговой полосы; вдали вырисовывались лишь верхушки голубых холмов, которые отсюда казались белыми, словно были одеты снегом. Облака над ними тоже были похожи на высокие снежные горы. Море стало очень темным, и солнечные лучи преломлялись в воде. Бесчисленные искры планктона теперь были погашены солнцем, стоящим в зените …» [8].В данном случае детали пейзажа одновременно становятся психологическими характеристиками персонажа, указывая на отношение героя к природным явлениям.

Повесть о старом рыбаке Э. Хемингуэя прекрасно демонстрирует портретный «айсберг», используемый писателем. Художник рисует человека-труженика, наделяя его чертами философа и мудреца; его мысли, поступки, жизненный опыт, борьба, душевные и физические страдания дополняют портрет психологическими оттенками, позволяющими заявить о важнейших проблемах жизни: человек и природа, человек и общество, человек и Вселенная.

 

 

Заключение

Таким образом, литературный портрет в творчестве Э. Хемингуэя подчинен «принципу айсберга» так же, как и остальные литературоведческие категории. При минимальном наличии портретных характеристик читатель получает максимальную информацию о персонаже. Портрет героя расширяется за счет психологических деталей – выразительных подробностей, несущих повышенную эмоциональную и содержательную нагрузку. В связи с манерой письма Э. Хемингуэя можно говорить о психологической детализации портрета, которая позволяет описать эмоции, душевное состояние, мысли, чувства героя.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. ВасильеваЛ. И. Война в раннихрассказах Хемингуэя / Л.И. Васильева // Герценовские чтения. Научные доклады. Серия «Литературоведение». – Л., 1975. – С. 135-160.
  2. Галинская И.Л. Лодж Д. О «Кошке под дождем» Хемингуэя / И.Л. Галинская // Вестник Московского университетата. Сер. 9, Филология. – 2001. – № 5. – С. 102-121.
  3. Гиленсон Б. Хемингуэй / Б. Гиленсон // Писатели США. – М. : Радуга, 1990. – С. 549-555.
  4. Кашкин И. Эрнест Хемингуэй / И. Кашкин. – М. : Худож. лит., 1966. – 320 с.
  5. Лидский, Ю. А. Творчество Э. Хемингуэя / Ю.А. Лидский. – Киев : Наукова думка, 1978. – 407 с.
  6. Хализев В. Е. Теория литературы : учебник для вузов / В.Е.Хализев. – М. : Высш. шк., 2000. – 398 с.
  7. Хемингуэй Э. В наше время / Э. Хемингуэй // Собр. соч. В 4 т. – М. : Худ. лит., 1968. – Т. 1. – С. 107-299.
  8. Хемингуэй Э. Старик и море / Э. Хемингуэй. – М. : АСТ, 2011.- 256 с.
  9. Хотчнер А. Э. Папа Хемингуэй / А. Э. Хотчнер. – М. : Текст, 2002. – 347 с.
  10. Цвентарная А.Э. Образная система произведения Э. Хемингуэя «Старик и море» / А.Э. Цвентарная // Colloquium-journal. – 2020. – №2(54). – С. 173-175.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Vasil’eva L. I. Vojna v rannih rasskazah Hemingueya [War in early Hemingway stories] / L.I. Vasil’eva // Gercenovskie chteniya. Nauchnye doklady. Seriya «Literaturovedenie» [Herzen readings. Scientific reports «Literary science]. – L., 1975. – P. 135-160. [in Russian]
  2. Galinskaya I.L. O «Koshke pod dozhdem» Hemingueya [On Hemingway «Cat in the Rain»] / I.L. Galinskaya, D. Lodzh // Bulletin of Moscow university. Ser. 9, Philology. – 2001. – № 5. – P. 102-121. [in Russian]
  3. Gilenson B. Hemingway / B. Gilenson // Pisateli SSHA [USA writers]. – M.: Raduga publishing house, 1990. –
    P. 549-555 [in Russian]
  4. Kashkin I. Ernest Hemingway / I. Kashkin. – М.: Fiction literature publishing house., 1966. – 320 p. [in Russian]
  5. Lidskij, Yu. A. Tvorchestvo E. Hemingueya [E. Hemingway work] / Yu.A. Lidskij. – Kyiv : Naukova dumka publishing house, 1978. – 407 p. [in Russian]
  6. Chalizev V. E. Teoriya literatury : uchebnik dlya vuzov [Theory of literature: teaching book] / V.E. Chalizev. – М. : Higher school publishing house., 2000. – 398 p. [in Russian]
  7. Hemingway E. V nashe vremya [In Our Time] / E. Hemingway // Collection works In 4 vol. – М. : Fiction literature publishing house., 1968. – V. 1. – P. 107-299. [in Russian]
  8. Hemingway E. Starik i more [The Old Man and the Sea] / E. Hemingway. – М. : АSТ publishing house, 2011.- 256 p. [in Russian]
  9. Hotchner A. E. Papa Hemingway / A. E. Hotchner. – М. : Теxt, 2002. – 347 p. [in Russian]
  10. Cventarnaya A.E. Obraznaya sistema proizvedeniya E. Hemingueya «Starik i more» [System of images in Hemingway’s «The Old Man and the Sea»] / A.E Cvretarnaya // Colloquium-journal. – 2020. – №2(54). – P. 173-175. [inRussian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.