Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.58.078

Скачать PDF ( ) Страницы: 50-52 Выпуск: № 04 (58) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Косырева М. С. РЕАЛИЗАЦИЯ ДЕРИВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ГЛОБАЛИЗМОВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ / М. С. Косырева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 50—52. — URL: https://research-journal.org/languages/realizaciya-derivacionnogo-potenciala-globalizmov-v-sovremennom-russkom-yazyke/ (дата обращения: 22.09.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.58.078
Косырева М. С. РЕАЛИЗАЦИЯ ДЕРИВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ГЛОБАЛИЗМОВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ / М. С. Косырева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 50—52. doi: 10.23670/IRJ.2017.58.078

Импортировать


РЕАЛИЗАЦИЯ ДЕРИВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ГЛОБАЛИЗМОВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Косырева М.С.

ORCID: 0000-0002-3080-1680, Кандидат филологических наук, Московская академия Следственного комитета Российской Федерации

РЕАЛИЗАЦИЯ ДЕРИВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ГЛОБАЛИЗМОВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Аннотация

В статье анализируются деривационные возможности глобализмов в современном русском языке. Глобализмы – это слова, сходные в фонетическом и/или графическом отношении, совпадающие по значению в глобальном (английский) и субглобальных (испанский, немецкий, португальский, русский, французский) языках. Выявляются основные словообразовательные модели, востребованные в адаптации глобализмов к русской грамматике. Описана деривация глобализмов на основе  морфологических, неморфологических и комплексных типов. Делается вывод о том, что высокая скорость адаптации глобализмов обусловлена интенсивностью информационного обмена в глобальной коммуникации.

Ключевые слова: глобальная коммуникация, интернациональная лексика, лексические глобализмы,  словообразование.

Kosyreva M.S.

ORCID: 0000-0002-3080-1680, PhD in Philology, Moscow Academy of the Investigative Committee of the Russian Federation

IMPLEMENTATION OF THE DERIVATIVE POTENTIAL OF GLOBALISMS IN THE MODERN RUSSIAN LANGUAGE

Abstract

The paper considers the derivational possibilities of globalisms in the modern Russian language. Globalisms are words similar in phonetic and/or graphical  terms, and of the same meaning as those of global (English) and subglobal (Spanish, German, Portuguese, Russian, French) languages. The basic word-formation models, used for the adaptation of globalisms to Russian grammar, are revealed, the derivation of globalisms on the basis of morphological, non-morphological and complex types is described as well. The conclusion of the work is as follows: the high rate of adaptation of globalisms is due to the intensity of information exchange in global communication.

Keywords: global communication, international lexicon, lexical globalism, word formation.

Лингвистической компаративистикой установлено, что диалог культур на рубеже XX и XXI вв.развивается под знаком языковой глобализации и что основным инструментом глобальной коммуникации  является английский язык. Глобализмы как слова, сходные в фонетическом (и/или графическом) отношении, совпадающие по значению (полностью или частично) в глобальном и субглобальных языках [3] в процессе интеграции в систему русского языка образуют производные по продуктивным деривационным моделям. В данной работе предлагается анализ реализации деривационного потенциала глобализмов в современном русском языке.

Выбор в качестве источника лингвистического материала именно русского языка отнюдь не случаен. Качество глобальности языковых единиц относительно настолько, насколько относительно качество глобальности, которое барражирует между уникальностью и всеобщностью, нарастая с увеличением количества языков и пред­ставляемых ими семей, расширением стоящей за ними лингвокультурной базы и с ростом активного соприкосновения языков. В современной глобальной коммуникации активность межъязыкового взаимодействия беспрецедентна. Глобальность языковых единиц не является качеством или свойством одного  изолированно рассматриваемого языка. Эта межъязыковая синхроническая категория может быть выявлена только в нескольких сопоставляемых языках. Сходство значений и форм глобализмов не означает полной тождественности. Напротив, наряду с совпадающими признаками здесь возможны в каждом языке спе­цифические отличия, не мешающие практическому отождествле­нию таких слов. Место русского языка на лингвистической карте мира, многообра­зие его исторических связей, лингвокультурное богатство и толерантность к заимствованиям обусловили его активное включение в глобальную коммуникацию и обеспечили статус субглобального.

Большинство глобализмов, пришедших в русский язык из английского представляют собой термины и терминоиды [2]. Словообразовательные возможности терминологической лексики в известной степени ограничены и подчинены определенным закономерностям. Прежде всего это относится к не очень активному образованию агентивов – названий лиц, осуществляющих деятельность, названную производящей основой. Дело в том, что агентивы приходят в язык-реципиент (русский) уже в готовом виде из языка-донора (английского), например: спам – спамер, парсинг – парсер и т.п. От агентивов образуются отвлеченные существительные, имеющие значение состояния, свойства, процесса, например: хакер – хакерство, геймер – геймерство, рейдер – рейдерство и др.

Помимо существительных на основе глобализмов весьма активно образуются прилагательные со значением «относящийся к данному  явлению, свойственный ему». Именно поэтому чрезвычайно продуктивны в сфере деривации глобализмов относи­тельные прилагательные, которые образуются от глобализмов, как правило, суффик­сальным способом. При этом в процессе деривации неодушевленных существительных, основы которых оканчиваются на твердый согласный звук, чаще всего задействуются суффикс  -ск (например: хакерский) для одушевленных существительных, -ов (например: спамовый) для неодушевленных. Для деривации несклоняемых существительных с основой на –и используется суффикс –йн (например:  селфийный). Производные от глобализмов прилагательные дают производящие основы для дальнейшей деривации: от них образуются префиксальные прилагательные (спамовый – антиспамовый), сложные прилагательные (иннинговый – двухиннинговый), а также наречия (флудерский  – по-флудерски).

От большинства глобализмов – имен существительных в современном русском языке образуются глаголы, однако они чаще всего носят разговорный характер, например: банить, пиарить(ся), чатить, троллить, троллинговать и пр. В свою очередь глагольные глобализмы производят существительные со значением отвлеченного дей­ствия при помощи суффикса –ниj после формообразующей инфинитивной гласной, добавляющейся к заимствованной основе (например: киккикать  – кикание), а также при помощи суффикса –эниj (например: тролльтролление).

Наши исследования показывают [3], что среди дериватов, образованных от глобализмов, большинство составляют имена существительные. Это вполне закономерно, так как териминологическая лексика по преимуществу номинативна. Глобализмы в процессе адаптации к грамматическим условиям принимающего языка образуют новые слова по морфологическим, неморфологическим и комплексным деривационным моделям (словообразовательным типам).

С точки зрения морфемной структуры слова в морфологических дериватах от глобализмов преобладают образования следующих типов:

  • английская основа + русский (исконно русский или заимствованный ранее) аффикс, например: парсинг-ов-ый, онлайн-ов-ый;
  • русский аффикс + английская основа, например: квази-флуд, экс-геймер;
  • русский аффикс + английская основа + русский аффикс, например: по-геймер-ск-и, анти-спам-ов-ый, меж-сайт-ов-ый.

В неморфологических дериватах отмечаются следующие типы структур:

  • английская основа + русская основа, например: райдер-шоу,WiFi-зона;
  • русская основа + английская основа, например: мини-керлинг, микро-флуд.

Комплексные (сочетающие неморфологический и морфологический  словообразовательные типы) дериваты образуются по типу:

  • русская основа + английская основа + русский аффикс, например: двух-иннинг-ов-ый, десяти-энд-ов-ый.

По мере адаптации глобализмов и накопления одноструктурных и родственных слов в разных терминосистемах русского языка, членимость мно­гих заимствованных слов в русском языке приближается к их членимости в английском языке. В глобализмах выделяются те же англоязычные суффиксы, что и в уже давно освоенных русским языком англицизмах:

  • суффикс –мен (-смен) для обозначения лица, например: бейс-мен (ср. бейсик), лайн-смен (ср. онлайн);
  • суффикс–ер для обозначения лица, например: дайв-ер (дайв), питч-ер (питч), хак-ер (ср.хакнуть) и т.п. ;
  • суффикс–инг для обозначения процесса, названного мотивирующей основой, например: сноуборд-инг (сноуборд), дайв-инг (дайв), парс-инг(ср.парсить).

Наибольшую словообразовательную продуктивность в современном русском языке демонстрируют суффиксы –ер и –инг. При этом следует отметить, что  суффикс –ер оказывается более активным и вытесняет суффикс –мен, имеющий то же значение, на периферию деривации. При этом наиболее высокая словообразовательная активность  наблюдается  у  всех  глобализмов на -инг. Их деривация идет тремя путями:

  • образование формы существительных, например: керлинг – керлингист;
  • образование прилагательных, например: троллинг – троллинговый;
  • образование глаголов, например: пампинг – пампинговать.

Как отмечает В.Р. Богословская, в начале  ХХI века англицизмы на    -инг окончательно утрачивают следы глагольности, становясь полноценными и самостоятельными в словообразовательном плане существительными,  а суффикс –инг, наоборот, приобретает в русском языке значение действия [1]. Кроме того, активное использование словообразовательного типа с –инг в деривации глобальной лексики  позволяет найти более точные наименования для вновь возникающих явлений глобальной лингвокультуры [1]. Наше исследование в целом подтверждает отмеченную  тенденцию.

Таким образом, реализация деривационного потенциала глобализмов в современном русском языке осуществляется на основе немногих продуктивных моделей, обеспечивающих возможность их использования в отраслевых терминосистемах и перспективу стать общеупотребительными. При этом скорость деривационной интеграции глобализмов в русский язык беспрецедентно высока, что, на наш взгляд, обусловлено высокой скоростью информационного обмена в глобальной интернет- и телекоммуникации.

В заключение следует отметить, что особое значение глобализмов в развитии современных языков обусловлено тем, что они, будучи разновидностью интернационализмов, являются общепризнанными естественными формами лексико-семантического выражения важ­нейших понятий современной культуры. Именно поэтому столь значима  их роль в  преодолении коммуникативных,  языковых и культурных барьеров.

Список литературы / References

  1. Богословская, В.Р. Языковая глобализация и новые явления в русской спортивной терминологии / В.Р. Богословская // III Jornadas Andaluzas de Eslavística. — Granada: Jizo Ediciones, 2004. — P. 31-32.
  2. Долгенко, А.Н., Косырева, М.С. Интернационализмы и глобализмы / А.Н. Долгенко, М.С. Косырева // Этносоциум и межнациональная культура. – 2016. – №6 (96). – С. 123-129.
  3. Косырева, М.С. Глобализмы в русском языке: монография / М.С. Косырева. – М.: Юнити-Дана, 2016. – 171 с.
  4. Сешан Ш. Англицизмы в русской речи (на материале прессы 90-х гг.): Автореф. дисс.… канд.филол.наук / Ш. Сешан. ИРЯ им. А.С. Пушкина. – М., 1996. – 23 с.
  5. Ronen S., Gonçalves B., Kevin Z.H., Vespignani A., Pinker S., César A. Hidalgo Links that speak: The global language network and its association with global fame // Processing of the National Academy of Sciences of the United States of America. – 2014. – Vol. 111.– № 52. – E5616-E5622.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bogoslovskaya, V.R. Yazykovaja globalizacija i novyje javlenija v russkoj sportivnoj terminologii [Globalization of language and new phenomenon in modern Russian sport terminology] // III Jornadas Andaluzas de Eslavística. — Granada: Jizo Ediciones, 2004. — P. 31-32. [in Russian]
  2. Dolgenko, A. N., Kosyreva, M. S. Internatsiolismy I globalismy [International and global words] // Ethnosocium and cross-national culture. – 2016. – №6 (96). – S. 123-129.  [in Russian]
  3. Kosyreva M. S. Global words in the Russian language: monograph [Globalismy v russkom yazyke]. – M.: Yuniti-Dana, 2016. [in Russian]
  4. Seshan S. Anglicismy v russcom yazyke (na materiale pressy 90-kh godov)  [Anglicism’s in the Russian language (on the material of the press of the 90s)] / Pushkin Institute. – M., 1996.  [in Russian]
  5. Ronen S., Gonçalves B., Kevin Z.H., Vespignani A., Pinker S., César A. Hidalgo Links that speak: The global language network and its association with global fame // Processing of the National Academy of Sciences of the United States of America. – 2014. – Vol. 111. – № 52.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.