Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.59.129

Скачать PDF ( ) Страницы: 141-143 Выпуск: № 05 (59) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Калинина Е. Э. РАМОЧНАЯ КОНСТРУКЦИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЯ КАК РЕЗУЛЬТАТ ГЕНЕЗИСА ПОРЯДКА СЛОВ ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКОВ / Е. Э. Калинина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 141—143. — URL: https://research-journal.org/languages/ramochnaya-konstrukciya-predlozheniya-kak-rezultat-genezisa-poryadka-slov-indoevropejskix-yazykov/ (дата обращения: 20.08.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.59.129
Калинина Е. Э. РАМОЧНАЯ КОНСТРУКЦИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЯ КАК РЕЗУЛЬТАТ ГЕНЕЗИСА ПОРЯДКА СЛОВ ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКОВ / Е. Э. Калинина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 141—143. doi: 10.23670/IRJ.2017.59.129

Импортировать


РАМОЧНАЯ КОНСТРУКЦИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЯ КАК РЕЗУЛЬТАТ ГЕНЕЗИСА ПОРЯДКА СЛОВ ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКОВ

Калинина Е.Э.

Кандидат филологических наук, доцент

ФГБОУ ВО «Глазовский государственный педагогический институт им. В.Г. Короленко»

РАМОЧНАЯ КОНСТРУКЦИЯ ПРЕДЛОЖЕНИЯ КАК РЕЗУЛЬТАТ ГЕНЕЗИСА ПОРЯДКА СЛОВ ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКОВ

Аннотация

В статье рассматривается характерная примета синтаксического построения современного немецкого языка – рамочная конструкция предложения. Приведены основные типы рамки: глагольно-сказуемная, рамка придаточного предложения, рамка существительного. Детально проанализирована одна из основных концепций становления и развития рамочного построения предложения в индоевропейских языках. Доказано, что все шесть основных моделей предложения в определенной степени обусловливают наличие рамки в предложении. Изменение  порядка слов от SOV к SOV закрепило функциональный потенциал глагольно-сказуемной рамочной конструкции.

Ключевые слова: рамка, рамочная конструкция, индоевропейские языки, порядок слов, синтаксис.

 

Kalinina Ye.E.

PhD in Philology, Associate Professor

FSBEI of Higher Education “Glazov State Pedagogical Institute named after V.G. Korolenko”

FRAME STRUCTURE OF AN OFFER AS THE RESULT OF WORD ORDER GENESIS IN INDO-EUROPEAN LANGUAGES

Abstract

The article deals with the characteristic sign of the syntactic structure of modern German – the frame structure of an offer. It contains basic types of frames: Verbal-subject, the frame of the subordinate clause, the frame of a noun. Detailed analysis of one of the basic concepts in the formation and development of a frame structure of an offer in Indo-European languages is provided. It is proved that all six basic models of an offer to a certain extent determine the existence of a frame in an offer. Change in word order from SOV to SOV has fixed the functional potential of the verbal-skeletal frame.

Keywords: frame, frame structure, Indo-European languages, word order, syntax.

В рамках данной статьи мы обратимся к одному из уникальных синтаксических явлений, сохранившемуся и ярко представленному в современном немецком языке и характеризовавшему синтаксис индоевропейских языков на определенных стадиях их исторического развития. Поскольку эта характерная примета связана в первую очередь с немецким языком, не трудно предположить, что его наименование отражается прежде всего немецкими терминами.

Для наименования данного явления в германистике используются понятия  “die Klammer” и “die Rahmenkonstruktion”, которые в отечественной лингвистике отражаются как  “рамка, рамочная конструкция”.  В “Лингвистическом энциклопедическом словаре” термин  “рамочная конструкция” раскрывается как  комбинированный показатель класса существительных,  оформляющих рамку  “префикс-корень-суффикс”, где корень обрамляется  с обеих сторон словообразовательными элементами [6, С. 125]. Таким образом, рамочное построение рассматривается как словообразовательная модель имени существительного. С позиции синтаксиса рамочное построение представляет собой особую структурную организацию придаточных предложений в русском языке, где “многие устойчивые элементы лексики развили союзные функции и в сочетании с собственно союзами образовали своего рода рамочную конструкцию подчинения, например, едва…как” [6, С. 471]. По отношению к языкам аналитического типа рамка рассматривается как характерная примета организации твердого порядка слов в немецком языке [6, С. 388].

Наиболее полное содержание понятия рамочной конструкции связано со структурной организацией немецкого языка. В немецком языке различают: 1) рамку придаточного предложения, образованную дистантным расположением вводящего слова (союза или союзного слова) и сказуемого, а именно его спрягаемой части; 2) рамку самостоятельного предложения, выраженную дистантным расположением частей сказуемого; 3) рамку словосочетания, сформированную артиклевым словом и существительным [6, С. 329].

Таким образом, можно говорить о двух типах рамки: рамочная конструкция, функционирующая на уровне предложения (так называемые глагольно-сказуемная рамка и рамка придаточного предложения), и рамка, реализуемая на уровне словосочетания (рамка существительного).

В нашей статье мы остановимся на первом типе рамочной конструкции  – рамочной конструкции предложения. За основу определения данного понятия примем дефиницию, предложенную известным германистом М.Я. Блохом: рамка – это “любые случаи разъединения тесно  связанных между собой лексико-грамматических элементов  (слов или частей слов) с синтаксическим заданием оформления более широкого речевого комплекса (целого предложения или отдельного словосочетания внутри предложения)” [3, С. 2].

Лингвисты, утверждая, что лишь синтаксис немецкого языка характеризуется рамочным построением, забывают, что рамка прослеживается в генезисе всех западногерманских, более того  всех индоевропейских языков. Кроме того, разного типа рамочная конструкция является характерной приметой индоевропейских языков.

Предпосылками для возникновения глагольно-сказуемной рамки в западногерманских языках послужили развитие глагольных аналитических форм, редукция флексий, перестройка словопорядка от SOV к SVO. Радикальное изменение порядка слов обусловило тенденцию к более контактному расположению главных членов предложения, а именно: подлежащего и простого сказуемого или спрягаемого компонента сложного сказуемого.

Известный отечественный германист В.Г. Адмони высказывается в пользу того, что историческое развитие структуры индоевропейского предложения и соответствующего ей словопорядка закрепляет определенную для каждого исторического этапа конкретного языка позицию спрягаемого глагола. Так, для  исторического развития этапа индоевропейского предложения, характеризующегося словопорядком SOV, типичной была постановка спрягаемого глагола в конце предложения.  Для предложений этого этапа (“автономно-собранных”, согласно В.Г. Адмони) порядок слов становится существенным средством его организации. Финальная позиция финитного глагола обусловливает функционирование факультативного одностороннего  рамочного построения. Аналогичная рамочная конструкция встречается в латинском языке и санскрите. Так, в классической латыни подлежащее занимает традиционно начальную позицию в предложении, а сказуемое – финальную: “Tandem novae imperii formae auctor Caesar exsistit[цит. по: 8, С. 87]; “..nonnuli se ipsi eodem pugione, quo Caesarem violaverant, interfecerunt[8, С. 88].

Особый интерес в этом отношении представляет французский язык. В его синтаксическом строе  превалирует словопорядок SVO (Pierre voit Marie), между тем в силу особенностей его структуры во французском языке встречаются все шесть возможных моделей словопорядка с составными компонентами S, V, O. В.Г. Гак отмечает, что особое функционирование сложного инвертированного порядка слов  генетически связанно с упомянутым выше расщеплением [5, С. 108]. Полагаем, что во французском языке данные структурные модели предложений являются в определенной степени реликтами, отражающими ранние периоды развития языка. Однако, для русского языка как языка со свободным порядком слов также возможны все указанные выше модели словопорядка.

Дистанцирование главных членов предложения – подлежащего и сказуемого – наблюдается в древнейших германских памятниках. При словопорядке SOV образуется “подлежащно-сказуемная  рамка”: древнеанглийский: And man oft furde ongean hi geganderode” (И часто против них армию собирали) [цит. по: 3, С. 8]; древневерхненемецкий:  Er uns ginadon sinen riat(Он нам милостей своих воздает) [цит. по: 4, С. 4].

При словопорядке VOS, встречающемся и в древненемецких, и в древнеанглийских текстах, проявляется “сказуемно-подлежащная рамка”:  Het tho thea ambahtman idiso sconiost(Велела тогда тем служкам женщина прекрасная) [цит. по: 4, С. 4].

Следовательно, можно предположить, что рамочная конструкция, образованная дистантным расположением подлежащего и сказуемого, является одним из наиболее древних способов организации синтаксического единства и семантической цельности предложения в большинстве индоевропейских языков. Однако подлежащно-сказуемная рамка обладает большей напряженностью, чем сказуемно-подлежащная, т.к. до произнесения/ прочтения последнего слова предложения (сказуемого) смысл предложения остается неясным, в то время как по форме сказуемого в сказуемно-подлежащной рамки можно предположить, кто/что является субъектом действия.

Дальнейшая эволюция структуры и порядка слов в индоевропейском предложении характеризуется преобразованием структуры SOV, значительной  нивелировкой флексий, утратой словом его автономности, закреплением фиксированности порядка слов, “который в значительной мере берет на себя задачу выражения синтаксической функции слова, а отдельное слово в максимальной степени закрепляется внутри предложения или словосочетания” [1, С. 30]. Потеря словом автономности становится фактором зарождения связочных и вспомогательных глаголов, и соответственно, протежирует становление описательных и аналитических глагольных форм, четкое размежевание группы существительного и группы глагола.

Полагаем, что в группе глагола германских языков, в частности в западногерманских, в течение довольно длительного исторического периода происходит  “расщепление” двухчастного сказуемого, связанное со стремлением топологически сблизить подлежащее и сказуемое, с одной стороны, и не нарушить принципов рамки, с другой.  Эти тенденции “находят компромисс” в образовании глагольно-сказуемной рамочной конструкции с закреплением спрягаемой части сказуемого на втором месте в соответствии со словопорядком SVO и вынесением неспрягаемой части сказуемого в конец предложения.

Тенденция к “расщеплению” двухчастного сказуемого сталкивается с противодействием со стороны установившегося контактного типа расположения его элементов. Контактно расположенные элементы сказуемого стремятся  к сближению с подлежащим и могут перемещаться ко второй позиции в предложении  не “расщепляясь”. М.Я. Блох  усматривает в разъединении компонентов сказуемого формирование двух моделей рамочного построения: сказуемно включающего (с включением подлежащего в рамку) и сказуемно исключающего (без включения подлежащего в рамку) [3, С. 18].

Дальнейшее историческое развитие западногерманских языков приводит к тому, что, к примеру, в английском языке, начиная со среднеанглийского периода, глагольно-сказуемная РК постепенно сходит на нет и господство в сфере ПС переходит к контактному расположению главных членов предложения. Между тем еще в произведениях Дж. Чосера наблюдается расщепление аналитических форм глагола-сказуемого:   That unto logyk hadde longe ygo[цит. по: 7, С. 60]. В противоположность английскому в других западногерманских языках глагольно-сказуемная рамочная конструкция закрепляется и кодифицируется.

Между тем следует отметить, что рамка характерна не только для индоевропейских языков, в различных языках рамка распространена по-разному. Согласно исследованиям В.Г. Адмони, рамка господствует в тюркских языках; преобладает, но ограничена воздействием разных факторов в немецком языке, факультативно представлена в латинском языке. Следует учитывать тот факт, что под воздействием особо мощных факторов рамка может нарушаться.

Таким образом, развитие индоевропейского предложения обусловило сначала выделение его главных компонентов, что послужило толчком для формирования такой синтаксической универсалии, как порядка слов. Полярное расположение подлежащего и сказуемого явилось основой для зарождения первых форм рамочной конструкции, подлежащно-сказуемной и сказуемно-подлежащной в зависимости от превалирующего типа ПС (SOV или VOS). Условия, побудившие к перестройке структуры SOV в структуру SVO, способствовали развитию аналитических глагольных форм и зарождению артикля, что определило новую веху в эволюции рамки. Следовательно,  рамочная конструкция является одним из базовых способов отражения внутри основных синтаксических единиц – предложения и словосочетания, –  кроме того, она служит цементированию предложения.

Список литературы / References

  1. Адмони В.Г. Развитие структуры простого предложения в индоевропейских языках / В.Г. Адмони // Вопросы языкознания. –  М.: Изд. Академии наук СССР, 1960. – № 1. – С. 22 – 31.
  2. Адмони В.Г. Грамматический строй как система построения и общая теория грамматики / В.Г. Адмони. – Л.: Наука, 1988. – 239 с.
  3. Блох М.Я. К вопросу о рамочной конструкции предложения (на материале английского и немецкого языков): Автореф. дис. канд. фил. наук / М.Я. Блох. – М., 1962. – 26 с.
  4. Боголюбов М.Д. Наблюдение над формами рамочной структуры предложения в региональных памятниках немецкого языка в период с XIV по XVII вв.: Автореф. дис. канд. фил. наук / М.Д. Боголюбов. – Л.: ЛГПИ им. Герцена, 1964. – 24 с.
  5. Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. Синтаксис. – М.: Высшая школа, 1981. – 208 с.
  6. Лингвистический энциклопедический словарь / В.Н. Ярцева. – М.: Сов. энциклопедия, 1990, 685 с.
  7. Орехова Н.Н. История английского языка / Н.Н. Орехова. – Глазов: Глазов. гос. пед. ин-т, 2001. – 88с.
  8. Подосинов, А.В. Введение в латинский язык и античную литературу / А.В. Подосинов.- М.: Прогресс,   – Ч. IV, кн. 1. – 300 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Admoni V.G. Razvitiye struktury prostogo predlozheniya v indoyevropeyskikh yazykakh [Development of the structure of a simple sentence in Indo-European languages] / V.G. Admoni // Voprosy yazykoznaniya[Questions of Linguistics]. – M.: Izdatelstvo Akademii Nauk SSSR, 1960. – No. 1. – P. 22 – 31. [in Russian]
  2. Admoni V.G. Grammaticheskiy stroy kak sistema postroyeniya i obshchaya teoriya grammatiki [The grammatical system as a system of construction and the general theory of grammar] / V.G. Admoni. – L.: Nauka, 1988. – 239 p. [in Russian]
  3. Blokh M.Ya. K voprosu o ramochnoy konstruktsii predlozheniya (na materiale angliyskogo i nemetskogo yazykov) [To the question of the frame construction of the sentence (on the material of English and German languages)]: extended abstract of PhD dissertation in Phylology / M.Ya. Blokh. – M., 1962. – 26 p. [in Russian]
  4. Bogolyubov M.D. Nablyudeniye nad formami ramochnoy struktury predlozheniya v regional’nykh pamyatnikakh nemetskogo yazyka v period s XIV po XVII vv. [Observation of the forms of the proposal framework in regional monuments of the German language in the period from the 14th to the 17th centuries]: extended abstract of PhD dissertation in Phylology / M.D. Bogoliubov. – L.: LGPI imeni Herzena, 1964. – 24 p. [in Russian]
  5. Gak V.G. Teoreticheskaya grammatika frantsuzskogo yazyka. Sintaksis [Theoretical grammar of the French language. Syntax]. – M.: Vysshaya shkola, 1981. – 208 p. [in Russian]
  6. Lingvisticheskiy entsiklopedicheskiy slovar’ [Linguistic encyclopaedic dictionary] / V.N. Yartseva. – M.: Sov. Encyclopedia, 1990, 685 p. [in Russian]
  7. Orekhova N.N. Istoriya angliyskogo yazyka [History of English] / N.N. Orekhova. – Glazov: Glazov. gos. ped. in-t, 2001. – 88p. [in Russian]
  8. Podisinov A.V. Vvedeniye v latinskiy yazyk i antichnuyu literaturu [Introduction to the Latin language and ancient literature] / A.V. Podosinov.- M.: Progress, 1995. – Part IV, book. 1. 300 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.