Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.55.062

Скачать PDF ( ) Страницы: 91-94 Выпуск: № 01 (55) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Опря Е. С. ПРОЦЕССЫ АКТУАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ КОНЦЕПТА ДРУГ В УЗУСАХ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ / Е. С. Опря, О. А. Донскова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 91—94. — URL: https://research-journal.org/languages/processy-aktualizacii-sovremennogo-sostoyaniya-koncepta-drug-v-uzusax-russkogo-i-anglijskogo-yazykov/ (дата обращения: 25.03.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.55.062
Опря Е. С. ПРОЦЕССЫ АКТУАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ КОНЦЕПТА ДРУГ В УЗУСАХ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ / Е. С. Опря, О. А. Донскова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 91—94. doi: 10.23670/IRJ.2017.55.062

Импортировать


ПРОЦЕССЫ АКТУАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ КОНЦЕПТА ДРУГ В УЗУСАХ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ

Опря Е.С.1, Донскова О.А.2

1Преподаватель, Краснодарский университет МВД России (филиал) в г. Новороссийске

2Доцент, кандидат филологических наук, Пятигорский государственный университет

ПРОЦЕССЫ АКТУАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ КОНЦЕПТА ДРУГ В УЗУСАХ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ

Аннотация

В статье рассматриваются основные направления актуализации концепта Друг в узусе английского и русского языков. Узус концепта Друг обусловлен социальными факторами: влиянием СМИ, Интернета, развитием сфер коммуникации, международными отношениями. Функционирование концепта Друг связано с актуализацией смешанных репрезентаций. Смешение происходит из-за заимствования номинаций из разных языков, смешения сем, таких как «родство», «возраст», «любовь», переход номинаций из периферии в ядерную часть концепта. Периферией концепта Друг являются как устаревшие, так и индивидуально новые номинации.

Ключевые слова: концепт, узус, норма, актуализация концепта, концепт Друг.

Oprya E.S.1, Donskova O.A.2

1Teacher, Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of Russia (branch) in Novorossiysk

2Associate professor, PhD in Philology, Pyatigorsk State University

PROCESSES OF ACTUALIZATION OF THE MODERN STATE OF THE CONCEPT FRIEND IN THE ACTUAL USAGE OF THE RUSSIAN AND ENGLISH LANGUAGES

Abstract

The major ways of the concept Friend actualization are considered in the article. The actual usage of the concept Friend is determined by various social factors: influence of mass media, Internet, development of the communication spheres, international relationships.  The functioning on the concept Friend is connected with the actualization of the mixed representations on the concept. The mixing occurs because of the adopted nominations from the different languages, mixing of semes such as “relation”, “age”, ”love”,  transition of the nominations from the periphery to the core part of the concept. The periphery of the concept Friend is both archaic and individually new nominations.

Keywords: concept, actual usage, norm, concept actualization, concept Friend.

Функционирование и развитие концептов обусловлено социальными,  культурными изменениями, которые заставляют язык отвечать на внешние изменяющиеся условия и создавать новые номинации, или же подвергать изменению уже существующие. 21 век является веком ослабевающего влияния литературы и возрастающего влияния Интернета. В первую очередь это обусловлено доступностью последнего, которая позволяет проникать в Интернет-узус людям с различными уровнями образования, жизненными приоритетами, взглядами. Возможность анонимного общения в социальных сетях дала серьезный толчок развитию концепта Друг и расширила его номинативную способность.

 Цель статьи – определить основные направления актуализации концепта Друг в узусе английского и русского языков. При этом не только проводится сопоставление ядерных и периферийных компонентов концепта на современном этапе его существования, но и выявляются релевантные для описания процессов развития концепта значения понятия «узус», до сих пор не имеющего однозначного толкования.

Своими корнями термин «узус» (от лат. usus – применение, обычай, правило) уходит в работы по структуре языка у глоссематиков и частично к Л.В.Щербе, у которых норма и узус связаны отношениями детерминации. У римлян понятие нормы распространялось, и она понималась весьма строго, но регламентировалась, в основном, в письменной и официальной речи. В древнегреческом языкознании вопросами, связанными с выработкой понятия языковой нормы, занимались софисты, а именно Протагор. Традиционно норма соотносилась с языком, а узус – с речью, хотя Э. Косериу говорил, что «норма есть реализованный язык» [1, С. 229]. В.В. Колесов понимал под нормой «выбор инварианта из многих вариантов, выработанных системой в ее развитии» [2, С. 143]. Представитель глоссематики Л. Ельмслев считал, что норма – это материальная форма, связанная с данной социальной реализацией, но независимая от своей манифестации, в то время как узус – «язык как совокупность навыков, принятых в данном обществе и обусловленных определенными манифестациями». [3, С. 56].  Норма при этом детерминирует узус и акт речи (индивидуальное говорение). Ельмслев считал, что именно узус следует считать истинным объектом реализации языка, потому что речевой акт является лишь реализацией узуса в индивидуальной речи, а норма – абстрактным понятием. [3, С. 65].

Л.К. Латышев отождествляет понятия узус и речевая норма, понимая под ними «фильтр, следующий за фильтром, образуемым языковой нормой» [4, C. 67]. Автор считает, что «узус — это правила ситуативного использования языка. Он отражает речевые привычки и традиции данного языкового коллектива в различных ситуациях общения» [4, С. 67].

Тогоева С.И. [5] выделяет также индивидуальную норму и индивидуальный узус, которые являются основой для формирования общеязыкового узуса, имея ввиду то, что речевые акты формируют индивидуальную норму, которая соотносится или не соотносится с общепринятой (языковой) нормой.  Эту идею разделяет Е.В. Ерофеева, говоря о том, что «узус – обязательный элемент в круге языковых явлений, а норма – факультативный» [6, С. 5]. То есть код (язык в трактовке Е.В. Ерофеевой) может и не выработать норму, так как она зависит не только от лингвистических, но и от социальных факторов, таких как престижность речи, социальной стратификации общества, политической ситуации.

Интересна точка зрения Л.П. Крысина, который понятия норма и узус рассматривает в разных подсистемах языка – кодифицированных и некодифицированных. Автор считает, что в «некодифицированных она (норма) равна узусу – традиционно употребляемым языковым единицам и способам сочетания их друг с другом», а в кодифицированных подсистемах языка между двумя понятиями наблюдаются существенные различия, прежде всего в том, что «норма как результат целенаправленной кодификации может входить в противоречие с речевой практикой, в которой наблюдается как следование кодификационным предписаниям, так и нарушение их» [7, С. 10].

Таким образом, мы можем говорить о том, что  узус имеет два вектора развития: развитие по внутренним законам языковой системы, а также развитие под воздействием внешних социальных условий.

Развитие сфер коммуникации (одно из внешних условий  развития узуса концепта), как количественно, так и качественно, приводит к изменению в структуре и смысловом (содержательном) наполнении концептов, формирующих языковую картину мира. Росту количества сфер общения способствует совершенствование виртуальных средств коммуникации: социальных сетей, форумов, чатов живых журналов. Эти псевдо-устные, но остающиеся письменными, вернее, написанными, диалоги и полилоги (некоторые исследователи называют Интернет письменно-печатной формой коммуникации [8], [9]) образуют сферу изначально неформального общения, хотя, с другой стороны, публикации в Интернете всё чаще приравниваются к СМИ, то есть достаточно официальной области СМК (средств массовой коммуникации). Таким образом, налицо смешение узуально-стилистических уровней общения, что результирует свободой именования социальных отношений между людьми.

В ЯКМ языков мира есть общие, ядерные фрагменты, среди которых парный концепт Друг/Враг занимает одну из ведущих позиций.

В концепте Друг, как и в любом другом концепте ЯКМ, можно выделить ядерную и периферийную части. Ядерная часть концепта – это те лексемы, словосочетания, которые устанавливаются, в первую очередь, через словарные дефиниции, а также являются наиболее частотными по употреблению репрезентациями концепта. Периферийная часть концепта отражает номинации более редкие, устаревшие, вышедшие из употребления, либо наоборот, еще не успевшие войти в речь. Рассмотрим некоторые репрезентации концепта Друг на современном этапе и их актуализацию в узусе русского и английского языков.

Исконно ядерную часть концепта Друг в русском языке составляли такие репрезентации, как друг, дружить, подруга, товарищ, приятель, дружеский, приятельский. Об этом в своих трудах писали В.И. Карасик, И.А. Стернин [10], А. Вежбицкая [11], О.М. Лунцова [12]. Однако, увеличение количества сфер коммуникаций отражается в передвижении частей концепта от ядра к периферии и наоборот. Например, репрезентации братан, братишка, кореш, используемые в тюремной среде, в 90-е годы двадцатого 20 века постепенно переместились из периферийной части в ядерную и прочно в ней укрепились. Национальный корпус русского языка (ruscorpora.ru) насчитывает для этих лексем 310, 464 и 154 вхождения соответственно. Мы считаем, что подобный переход всегда обусловлен социальными причинами: ростом преступности в стране, идеализации образа «бандита», некомпетентности языка СМИ.

Обратную тенденцию (переход из ядерной части концепта Друг в периферийную) можно проследить на примере репрезентаций товарищ, кент. Кент – лексема из арго, употребляемая в 60-е годы 20 века, которая достигла своей популярности в 90-е годы, в настоящее время отошла на периферию концепта, уступив место репрезентации бро.

Изменение в употреблении наблюдается и с репрезентацией товарищ. По данным национального корпуса русского языка с 1950 до 2016 год количество употреблений лексемы  постепенно снижалось, составив в 1950 году около 600 вхождений на миллион словоформ, а к 2016 году – менее 50. Анализ примеров показывает, что актуализация репрезентации товарищ проявляется в текстах военной и политической тематик, что свидетельствует о переходе данной номинации от центра к периферии концепта Друг:

На войне я знал, что товарищ прикроет мне спину! (Марина Ахмедова. Майдан умеет ждать. «Русский репортер», 2014. Источник – http://ruscorpora.ru/).

Тут же позвонил его боевой товарищ: «Алло, ты куда вылетел?» (Наталья Радулова. Танковые сражения. «Огонек», 2013. Источник – http://ruscorpora.ru/ ).

В номинациях брат, братан, бро, мать, bro, soulmate, которые в современном узусе составляют ядерную часть концепта Друг русского и английского языков, наблюдается смешение нескольких сем: «родство» и «другой». Если сфера «другость» исторически считалась центральной в структуре концепта Друг, то сема «родство» выдвигается на передний план лишь недавно, хотя о глубокой связи концептов Родство и Дружба известно уже давно [10]. Приведем примеры:

«Однако, скоро практике, когда весь ресторан узнает, что «у меня сегодня братан откинулся», возможно, придет конец (Александра Маянцева. «Вход в наш ресторан бывшим заключенным запрещен». Комсомольская правда, 14.06.2013. Источник: http://www.kuban.kp.ru/daily/26091/2992359/). Братаном в местах лишения свободы называют соседа по камере.

Комментарий пользователя «Вконтакте» Антона Самолюка «без добра никуда бро)» (орфография сохранена). Источник – https://vk.com/propoller.

Комментарий пользователя «Вконтакте» под ником Авраам Линкольн: «Мать ты гонишь…что может быть важнее ребёнка в жизни???» (орфография сохранена). Источник: https://vk.com/id382072447.

With Norm’s demise, America’s beer-drinkers have lost both a role-model and a soulmate (источник – http://corpus.byu.edu/bnc/).

 В случае с soulmate, который, согласно электронному источнику Oxford Living Dictionaries (en.oxforddictionaries.com) определяется как  “person ideally suited to another as a close friend or romantic partner” («человек, идеально подходящий другому в качестве близкого друга или любимого человека»), мы наблюдаем иное «родство» – родство душ, которое основано на крепкой дружбе, или любовной связи. Таким образом, в репрезентацию soulmate добавляется компонент «любовь».

Приведенные примеры иллюстрируют способность лексем брат, братан, бро, мать, bro, soulmate выражать не только родственные, но и дружественные, даже любовные отношения, либо являться обращением. Мы считаем, что возросшая популярность приведенных номинаций концепта Друг в русском языке связаны с выходом в 1997 году фильма Алексея Балабанова «Брат» – первой части дилогии, с последующим продолжением в 2000 году («Брат 2»). Налицо пример внешнего (социального) фактора, приведшего к расширению номинативной способности концепта Друг и дальнейшей его актуализации через термины родства.

Помимо семы «родство» в современном узусе концепта Друг можно выделить сему «возраст». В устной речи нередко звучит обращение девочки, употребляемое в женском дружественном кругу независимо от возраста входящих в него женщин. В мужской же компании можно услышать обращение мужики. Мы считаем, что данный феномен связан в большей степени с психологическим фактором – нежеланием женщин стареть, которое связано с навязанным обществом стереотипом о том, что женщина красива лишь пока молода:

«Ты знаешь, что меня хоть как-то успокаивает это то, что ни одна из героинь при каких бы обстоятельствах или как бы к нам ни попала, в наши руки, не сказала: «Знаете, девочки, что же вы со мной такое натворили, до вас я была лучше»» (фрагмент телевизионной программы «Снимите это немедленно» из коллекции НКРЯ, 2005. Источник – http://ruscorpora.ru/).

Узус современного концепта Друг в русском языке претерпевает сильное влияние иностранных языков, в том числе английского. Из периферии концепта выходят номинации бро, систа, сис, амиго, первые три из которых сформировались под влиянием английского языка, а третья – испанского.

«Систа ты сдесь такая хорошинькая (орфография сохранена. Комментарий пользователя «Вконтакте» Марины Смирновой. Источник – https://vk.com/id110590618).

«Только если что ― я за тебя не отвечаю, бро» (Остров сокровищ, или последний «Последний герой» (2004). Источник – http://ruscorpora.ru/).

«Почему?!― Ты навсегда испорчен перестройкой, амиго. Куда же делся твой революционный аскетизм?» (Алена Браво. Комендантский час для ласточек. «Сибирские огни», 2012. Источник – http://ruscorpora.ru/ ).

Стоит отметить, что в английском языке лексемы bro, sista, amigo входят в ядерную часть концепта Друг. Они употребляются для обозначения людей, с которыми вы проводите много времени, ходите на вечеринки, развлекаетесь. Толковый словарь Oxford Living Dictionaries (en.oxforddictionaries.com) дает следующее определение лексеме bro: “young man, especially one who socializes primarily with his male peers and enjoys lively, unintellectual pursuits” («молодой человек, который общается с приятелями и любит развлекательные мероприятия»). Об обесценивании исконного образа друга в англоязычной культуре писала А. Вежбицкая: «относительно “friend” в старом смысле слова ожидается, что они (друзья) будут любимы, тогда как относительно “friend” в новом смысле слова ожидается, что они будут доставлять удовольствие, а в испытании может нуждаться любовь, а не удовольствие» [11, С. 72]. Можно сказать, что заимствование номинаций концепта Друг и их дальнейшая актуализация упрощает коммуникацию, делает общение в социальных сетях международным, создает своеобразный язык анонимного общения в Интернете. Но не стоит забывать и о рисках, которые возможны в этой связи: жаргонизация речи, ее дальнейшее упрощение и неуместное использование англицизмов.

Таким образом, узус концепта Друг в русском и английском языках – это его реальное функционирование в речи.  Он обусловлен социальными факторами: развитием сфер коммуникаций, возрастающим влиянием Интернета, развитием международных отношений. Узус концепта Друг является сферой активного смешения репрезентаций, которое проявляется в заимствовании англоязычных номинаций в русских язык, смешении сем, а также в переходе номинаций из ядреной части концепта на периферийную и наоборот.  Периферия концепта Друг включает в себя и устаревшие, и индивидуально новые номинации, включающие в себя межкультурный компонент и актуализирующиеся в следующих семах: возраст, сфера коммуникации, гендер.

Список литературы / References

  1. Косериу Э. Синхрония, диахрония и история. / Э. Косериу // – Сборник «Новое в лингвистике». – Вып.3 . – М., 1963.  – 586 с.
  2. Колесов В. В.Культура речи – культура поведения / В. В. Колесов. – Л.: Лениздат, 1988. – 271 с.
  3. Звегинцев В.А. История языкознания 19-20 веков в очерках и извлечениях / В. А. Звегинцев. – Ч. II. – М., 1960. – С. 56-70.
  4. Латышев Л. К. Технология перевода: Учеб. пособие для студ. лингв., вузов и фак. / Л. К. Латышев. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 320 с.
  5. Тогоева С.И. Психолингвистические проблемы неологии: дис. …док. филол. наук : 10.02.19 : утв. 23.03.01 / Тогоева Светлана Ивановна. – Тверь: Тверской государственный университет, 2001. – 251 с.
  6. Ерофеева Е.В. К вопросу о соотношении понятий норма и узус / Е. В. Ерофеева // Проблемы социо- и психолингвистики: Сб. ст. / Отв. ред. Т.И. Ерофеева. – Перм. ун-т. – Пермь, 2003. – Вып.2. – С. 3–8.
  7. Крысин Л. П. Русская литературная норма и современная речевая практика / Л. П. Крысин // Русский язык в научном освещении. – № 2 (14). –М., 2007. – С. 5-17.
  8. Мечковская Н.Б. История языка и история коммуникации : от клинописи до Интернета : курс лекций по общему языкознанию / Н. Б. Мечковская. – М. : Флинта : Наука, 2009. – 584 с.
  9. Донскова О. А. Английские афоризмы в электронном дискурсе / О.А. Донскова // Актуальные направления научных исследований XXI века: теория и практика. – Т. 3. –  № 1(12). В., 2015. – С. 301-304.
  10. Карасик В.И., Стернин И.А. Антология концептов. / Под ред. В.И. Карасика, И.А. Стернина. – Том 1. –  Волгоград: Парадигма, 2005. – 352 с.
  11. Вежбицкая Анна. Понимание культур через посредство ключевых слов / Пер. с англ. А. Д. Шмелева. – М.: Языки славянской культуры, 2001. – 288 с. – (Язык. Семиотика. Культура. Малая серия).
  12. Лунцова О.М. Градиент-концепт «дружба-мир-вражда» в русской и английской лингвокультурах (на материале лексики и фразеологии) : монография / О.М. Лунцова. – 2-е изд., стер. – М. : ФЛИНТА, 2014. –257 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Coseriu E. Sinhronija, diahronija i istorija. [Synchrony, diachrony and history] / E. Coseriu // – Sbornik «Novoe v lingvistike» [Collected articles “Innovation in linguistics”]. – Issue 3. – M.: 1963. – 586 p. [In Russian]
  2. Kolesov V.V. Kul’tura rechi – kul’tura povedenija [Speech culture as the culture of behavior] / V.V. Kolesov. – L.: Lenizdat, 1988. – 271 p. [in Russian]
  3. Zvegincev V.A. Istorija jazykoznanija 19-20 vekov v ocherkah i izvlechenijah [The history of the language study of 19-20 centuries in the essays and extracts] / V.A. Zvegincev. – P. II. – M., 1960. – P. 56-70 [in Russian]
  4. Latyshev L. K. Tehnologija perevoda: Ucheb. posobie dlja stud. lingv., vuzov i fak. [The technology of translation: Workbook for students of linguistic high schools and faculties] / L. K. Latyshev. – 2nd ed., rev. and suppl. – M. : Izdatelkiy centr “Academia”, 2005. – 320 p. [in Russian]
  5. Togoeva S.I. Psiholingvisticheskie problemy neologii [Psycholinguistic problems of neology] : dis. …of PhD in Philology : 10.02.19 : approved 23.03.01 / Togoeva Svetlana Ivanovna. – Tver : Tver state University, 2001. – 251 p. [in Russian]
  6. Erofeeva E.V. K voprosu o sootnoshenii ponjatij norma i uzus [The question of the relationship between the concepts of norm and language usage] / E.V. Erofeeva // Problemy socio- i psiholingvistiki: Sb. St [Problems of social and psycholinguistics: collected articles] / Edited by T.I. Erofeeva. – Perm university. – Perm, 2003. – V. 2. – P. -8 [in Russian]
  7. Krysin L. P. Russkaja literaturnaja norma i sovremennaja rechevaja praktika [Russian literary norm and modern speech practice] / L. P. Krysin // Russkij jazyk v nauchnom osveshhenii [The Russian language in scientific highlights]. – № 2(14). – M., 2007. – P. 5-17 [in Russian]
  8. Mechkovskaja N.B. Istorija jazyka i istorija kommunikacii : ot klinopisi do Interneta : kurs lekcij po obshhemu jazykoznaniju [The history of language and communication : from cuneiform writing to the Internet :  lecture course on general limguistics] / N. B. Mechkovskaja. – M. : FLINTA : Nauka, 2009. – 584 p. [in Russian]
  9. Donskova O. A. Anglijskie aforizmy v jelektronnom diskurse [English aphorisms in electronic discourse] / O.A. Donskova // Aktual’nye napravlenija nauchnyh issledovanij XXI veka: teorija i praktika [Actual areas of research of the XXI century: theory and practice]. – V. 3. – № 1(12). – V., 2015. – P. 301-304 [in Russian]
  10. Karasik V.I., Sternin I.A. Antologija konceptov [Concept anthology]. / Edited by V.I. Karasik, I.A. Sternin. – V. 1. – Volgograd: Paradigma, 2005. – 352 p. [in Russian]
  11. Vezhbickaja Anna. Ponimanie kul’tur cherez posredstvo kljuchevyh slov [Undertanding of cultures through the keywords ] / Translated by. A. D. Shmeleva. – M.: Jazyki slavjanskoj kul’tury, 2001. – 288 p. – (Jazyk. Semiotika. Kul’tura. Malaja serija [Language. Semiotics. Culture. Small series]) [in Russian]
  12. Luncova O.M. Gradient-koncept «druzhba-mir-vrazhda» v russkoj i anglijskoj lingvokul’turah (na materiale leksiki i frazeologii) [Jelektronnyj resurs] : monografija [Concept gradient “friendship-peace-enmity” in the Russian and English linguistic culture (on the material of vocabulary and phraseology)] : monograph / O.M. Luncova. – 2nd edition, ster. – M. : FLINTA, 2014. – 257 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.