Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.67.126

Скачать PDF ( ) Страницы: 141-143 Выпуск: № 1 (67) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Тимошенко И. Н. ПРОБЛЕМА РОЛИ И МЕСТА ИСКУССТВА В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ ЭДИТ УОРТОН / И. Н. Тимошенко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 4. — С. 141—143. — URL: https://research-journal.org/languages/problema-roli-i-mesta-iskusstva-v-zhizni-i-tvorchestve-edit-uorton/ (дата обращения: 16.09.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.67.126
Тимошенко И. Н. ПРОБЛЕМА РОЛИ И МЕСТА ИСКУССТВА В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ ЭДИТ УОРТОН / И. Н. Тимошенко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 4. — С. 141—143. doi: 10.23670/IRJ.2018.67.126

Импортировать


ПРОБЛЕМА РОЛИ И МЕСТА ИСКУССТВА В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ ЭДИТ УОРТОН

Тимошенко И.Н.

ORCID 0000-0001-8414-8640, кандидат филологических наук

Санкт-Петербургский государственный университет

ПРОБЛЕМА РОЛИ И МЕСТА ИСКУССТВА В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ ЭДИТ УОРТОН

Аннотация

Статья посвящена проблеме взаимоотношений художника и общества в творчестве и жизни американской писательницы Эдит Уортон. Целью статьи является выявление особенностей восприятия и отношения к искусству узкой социальной группы богатых людей Америки. Анализ повести «Слишком ранний рассвет» и автобиографии Эдит Уортон «Оглядываясь назад» позволил обнаружить факторы, препятствующие развитию культуры и искусства в Америке: потребительское отношение американского общества к искусству, узкие рамки общепринятых норм и условностей, отсутствие насыщенной интеллектуальной атмосферы. 

Ключевые слова: итальянская живопись, буржуазный Нью-Йорк, европейская культура, интеллектуальная атмосфера, тема «ненужности» художника.

Timoshenko I. N.

ORCID 0000-0001-8414-8640, PhD in Philology

Saint Petersburg State University

THE PROBLEM OF RELATIONSHIP BETWEEN THE ARTIST AND SOCIETY IN EDITH WHARTON’S WORKS AND LIFE

Abstract

The article is devoted to the problem of relationship between the artist and American society in Edith Wharton’s works and life. The aim of the article is to find out the peculiarities of art perception and attitude to it by a narrow social group of wealthy people of America. The analysis of the novella “False Dawn” and autobiography “A Backward Glance” allows us to find out the factors that hampers the development of art and culture in the USA: consuming attitude of the American society to the art, strict limits of social traditions and conventions, meager intellectual atmosphere.

Keywords: Italian painting, bourgeois New York, European culture, intellectual atmosphere, theme of artist’s uselessness.

 

Проблема роли и места искусства в жизни человека и общества занимала воображение американской писательницы Эдит Уортон (1862-1937) на протяжении всего ее творческого пути. Вопрос о нелегкой судьбе художника в стране, которая вступила в эпоху «позолоченного века», как – с оттенком презрения – охарактеризовал Марк Твен наступившее после 1865 года время коррупции, вульгарности и диктата нуворишей, не мог не волновать писательницу. Во-первых, Эдит Уортон была хорошо знакома с нелестным мнением и на себе испытала неодобрительное отношение общества к представителям творческой среды. Во-вторых, отсутствие в США благоприятной духовной и интеллектуальной атмосферы, которая бы способствовала развитию искусства, еще больше подчеркивало актуальность и злободневность темы творчества и судьбы художника в Соединенных Штатах. Ведь как отмечал английский писатель Сэмюэль Батлер, «хотя подлинному таланту всегда и везде приходится несладко, Америка – наименее пригодное на земле место для процветания искусств и писательского вдохновения» [2, С. 226].

Эдит Уортон, известная, прежде всего, как автор книг о повседневной жизни фешенебельного нью-йоркского общества на рубеже XIX-XX веков, исследует и раскрывает особенности восприятия и отношения к искусству, свойственные представителям узкой социальной прослойки богатых людей Америки, к которой сама писательница принадлежала по праву рождения. Так, по воспоминаниям Уортон, просвещенность и образованность в высшем свете Нью-Йорка рассматривались как важнейшие качества, определяющие принадлежность отдельной личности к этой социальной группе. Вот только представление о просвещенности и образованности в этой среде было весьма своеобразным.

Обязательным считалось путешествие в Европу и посещение всех упомянутых в путеводителе соборов и музеев, где собраны работы признанных мастеров живописи и архитектуры. Книги общепризнанных писателей доставлялись через океан, поскольку соплеменники Уортон чрезвычайно гордились знанием литературной классики, прежде всего английской. Современные же веяния воспринимались в высшем свете Нью-Йорка с опаской. Ведь ко всему новому здесь относились с осторожностью и недоверием.

В этом отношении и семья Эдит Уортон не была исключением. Так, по свидетельству американского исследователя Р. Льюиса, автора биографии писательницы, она с детства отличалась любовью к чтению. Библиотека в доме семьи Уортон была богатой, но ее мать, опасаясь тлетворного влияния новых веяний на развитие дочери, запретила ей читать любую литературу, написанную новыми, еще не получившими широкого признания, авторами. И вместе с тем, родители писательницы чрезвычайно гордились знакомством с Вашингтоном Ирвингом, который, будучи другом отца Эдит Уортон, часто бывал у них в доме.

Сама Эдит Уортон в автобиографии «Оглядываясь назад» с иронией описывала отношение родителей к американской литературе. «Хотя представители той социальной группы, к которой принадлежала моя семья, несомненно, ценили литературу, они все же с опаской относились к тем, кто ее создавал. Вашингтон Ирвинг, Фитц Грин Халлек и Уильям Дана были единственными писателями, которым, по-видимому, удалось избежать тлетворного влияния их опасного и рискованного ремесла. Родители также признавали, что Лонгфелло, хотя и был популярным поэтом, все же оставался джентльменом. Что же касается Германа Мелвилла, который приходился нам дальним родственником и по праву рождения принадлежал к высшему обществу, то он был, без сомнения, исключен из круга избранных за его пагубную склонность к богемному образу жизни. Я никогда не слышала даже упоминания его имени и не видела ни одной из его книг. Возможно, по той же причине под запрет попал и Эдгар По, обвиняемый в аморальном поведении и пристрастии к алкоголю, а также блестящий прожигатель жизни Фитц Джеймс О`Брайен, репутация которого была испорчена сотрудничеством с газетами» [6, С. 835-836].

Вспоминая почти через полвека столь характерное для нью-йоркского общества неприятие всего нового, всего, что не получило широкого признания и одобрения, всего, что не вписывалось в рамки общепринятых норм и условностей, Эдит Уортон напишет повесть «Слишком ранний рассвет» (False Dawn, 1904).

Действие происходит в 40-е годы девятнадцатого столетия. Мистер Рейси, типичный американский буржуа, отправляет сына Льюиса в Италию скупать работы прославленных мастеров с целью создания фамильной коллекции.

Здесь необходимо отметить, что сама Эдит Уортон много путешествовала по Италии, бегло говорила на итальянском языке, была знатоком истории, культуры и искусства этой страны. Перу писательницы принадлежат такие работы как «Итальянские виллы и сады» (Italian Villas and Their Gardens, 1904) и «Италия крупным планом» (Italian Background, 1905). В одной из этих книг Уортон писала о том, что у Италии, впрочем, как и у картин итальянских живописцев, существует «передний план» (foreground), который привлекает туристов, нацеленных на обязательный осмотр перечисленных в путеводителе достопримечательностей, и «задний план» (background), изучение и понимание которого доступно лишь «неспешным мечтателям и созерцателям», глубоко увлеченным исследованием этой страны [8, C. 177].

Возвращаясь к повести «Слишком ранний рассвет», мы можем предположить, что мистер Рейси, побывавший в Италии в юности, смог увидеть лишь изображение на переднем плане, его же сыну Льюису удалось разглядеть то, что скрывается на заднем фоне.

Путешествуя по Европе, Льюис встречается с англичанином Джоном Рескиным, который знакомит молодого американца с работами флорентийских художников эпохи раннего Возрождения: Перуджино, Фра Анжелико, Джованни Беллини. Стоит заметить, что Джон Рескин – это не вымышленный персонаж, а реально существовавший писатель и теоретик искусства (1819-1900), который одним из первых заговорил о значимости и ценности картин, созданных художниками до начала великой эры Рафаэля и Микеланджело. Увлеченный идеями Джона Рескина, Льюис оставляет без внимания указания отца о покупке картин общепризнанных живописцев и приобретает мало кем еще в ту пору признанные работы мастеров дорафаэлевской живописи.

Вернувшись домой, Льюис Рейси наталкивается на глухую стену непонимания, разочарования и резкого неприятия. Отец Льюиса глубоко потрясен тем, что его сын отдал предпочтение художникам, о которых еще не упоминали присылаемые из Лондона каталоги. Разочаровавшись в Льюисе, мистер Рейси лишает его наследства, но словно желая наказать и проучить ослушавшегося сына, завещает ему привезенную из Европы коллекцию.

На протяжении всей жизни Льюис Рейси пытается добиться признания своей коллекции, тщетно ожидая прихода хотя бы одного истинного ценителя искусства. Нью-Йорк остается глух и слеп к той красоте, которая не имеет ни престижной, ни рыночной стоимости.

Финальная сцена разыгрывается уже после смерти главного героя, в то время, когда итальянская дорафаэлевская живопись получает общемировое признание. Наследники Льюиса случайно находят коллекцию на чердаке и, узнав о ее рыночной стоимости, тут же распродают ее, приобретая на вырученные деньги роллс-ройсы, жемчужные колье и новый особняк на Пятой Авеню.

С болью и горечью Уортон противопоставляет неразвитость американской духовной жизни богатству и разнообразию вековой европейской культуры, а устами мистера Рейси выражает непоколебимое убеждение взрастившей ее среды: культура – достояние Европы, а у Америки не было времени воспитать своих художников.

Тема «ненужности» художника в поглощенной извлечением выгоды и пользы стране отчетливо звучит и в романе «Век невинности». Так, один из персонажей этого произведения, «прирожденный литератор, который не вовремя родился в мире, не нуждавшемся в литературе», с горечью признается: «Я – неудачник, и тут уж ничего не поделаешь. Я могу производить только один товар, но здесь для него нет рынка сбыта» [10, C. 131].

Для Эдит Уортон, которая, по воспоминаниям современников, относилась к числу наиболее образованных и начитанных людей своего времени, отличалась широтой взглядов, всегда была открыта новому знанию и опыту, жизнь в добропорядочном и скучном буржуазном Нью-Йорке, где ревнители благопристойности неутомимо следили за неукоснительным соблюдением традиций и условностей, явно была нелегкой. Ведь само решение Уортон посвятить себя литературному труду вызывало очевидное неодобрение ее окружения, поскольку нарушало одно из общепринятых правил: представители высшего света Нью-Йорка были рождены для того, чтобы потреблять, а не создавать искусство. В автобиографии «Оглядываясь назад» писательница с горечью и обидой вспоминает стойкое нежелание близких людей замечать ее творчество. «Мои успехи на литературном поприще не впечатлили, а скорее смутили и озадачили моих старых друзей. Никто из родственников никогда не заговаривал о моих книгах; их не хвалили и не ругали, их попросту игнорировали. Среди огромного числа моих нью-йоркских кузин и кузенов, включая тех, с кем меня связывали теплые дружеские отношения, не нашлось ни одного человека, кто не избегал бы этой темы. К моему писательству отнеслись как к поступку, запятнавшему репутацию семьи. С ним смирились, но забыть не смогли» [6, С. 891].

Жизнь в узких рамках общепринятых норм и условностей, чувство одиночества и непонимания, ощущение «ненужности» художника в обществе, отсутствие в США насыщенной интеллектуальной атмосферы – все эти факторы, несомненно, сыграли роль в принятии Эдит Уортон решения покинуть Соединенные Штаты и поселиться во Франции. Испытав на себе давление общества, для которого были характерны меркантильно-потребительское отношение к искусству, неприятие всего, что не получило широкого общественного признания и одобрения, игнорирование «неприятных», иначе говоря, социальных тем, писательница сделала выбор в пользу экспатриации. Но и вдали от родины Эдит Уортон продолжала создавать картины американской жизни, в которых затрагивала проблемы и поднимала вопросы, не потерявшие актуальности и в наши дни.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Ammons E. Edith Wharton’s Argument with America. – Athens, – 257 p.
  2. Batler S. The notebooks of Samuel Batler. – Floating Press, 2014. – 456 p.
  3. Dwight El. Edith Wharton: An Extraordinary Life. – N. Y., 1994. – 296 p.
  4. Goodwyn J. B. Edith Wharton: Traveller in the Land of Letters. –Basingstoke (Hants); London, 1990. – 171 p.
  5. Lewis R. W. B. Edith Wharton: A Biography. – N. Y., 1975. – 592 p.
  6. Wharton E. N. A Backward Glance // Wharton E. N. Novellas and Other Writings. – N.Y: The Library of America, 1984. – 1137 p.
  7. Wharton E. N. False Dawn // Wharton E. N. Novellas and Other Writings. – N.Y: The Library of America, 1984. – 1137 p.
  8. Wharton E. N. Italian Background. – N. Y.: Scribner’s Son, 1905. – 214 p.
  9. Wharton E. N. Itallian Villas and Their Gardens. – N. Y., 1976. – 270 p.
  10. Wharton E. N. The Age of Innocence. – N. Y., 1970. – 361 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.