Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Страницы: 24-26 Выпуск: 6 (6) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Захарова А. М. ПРИЧИНЫ И ЯЗЫКОВЫЕ СПОСОБЫ РЕАЛИЗАЦИИ ИМПЛИЦИТНОГО НЕСОГЛАСИЯ / А. М. Захарова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — №6 (6). — С. 24—26. — URL: https://research-journal.org/languages/prichiny-i-yazykovye-sposoby-realizacii-implicitnogo-nesoglasiya/ (дата обращения: 04.07.2022. ).
Захарова А. М. ПРИЧИНЫ И ЯЗЫКОВЫЕ СПОСОБЫ РЕАЛИЗАЦИИ ИМПЛИЦИТНОГО НЕСОГЛАСИЯ / А. М. Захарова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — №6 (6). — С. 24—26.

Импортировать


ПРИЧИНЫ И ЯЗЫКОВЫЕ СПОСОБЫ РЕАЛИЗАЦИИ ИМПЛИЦИТНОГО НЕСОГЛАСИЯ

Захарова А.М.

Магистр, кафедра русского языка, Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва

ПРИЧИНЫ И ЯЗЫКОВЫЕ СПОСОБЫ РЕАЛИЗАЦИИ ИМПЛИЦИТНОГО НЕСОГЛАСИЯ

Аннотация

Статья посвящена описанию особенностей основных причин, обуславливающих выбор имплицитных способов выражения несогласия. Результаты исследования позволят предупредить и минимизировать возникновение конфликтных речевых ситуаций.

Ключевые слова: несогласие, интенция, имплицитный акт, речевая ситуация.

Key words: disagreement, intention, implicit act, speech situation.

Коммуникативно-прагматический подход к исследованию позволяет выявить эксплицитные и имплицитные способы выражения интенции в процессе общения. Представляет интерес проанализировать ситуации имплицитного несогласия как негативного речевого действия.

При эксплицитном несогласии иллокутивная цель говорящего четко сформулирована и находит конкретное выражение при помощи соответствующих языковых средств. Коммуникант не пытается скрыть своё истинное намерение, для него первостепенно важным является то, чтобы его собеседнику удалось как можно точнее распознать значение интенции:

– Мне этого не надо, – ответила Лиза, – роняя слёзы на ковёр. – Будь женат на другой женщине. Я согласна. – Господи, боже мой! Я так не согласен(Липскеров).

Реагируя на реплику адресанта, адресат, желая акцентировать внимание на своей позиции, выбирает форму прямого несогласия, которое выражается при помощи лексемы, номинирующей его ментальное действие-реакцию, в сочетании с отрицанием: Я не согласен.

Однако фактический материал позволяет говорить о том, что в речевой практике довольно значимое место, наряду с эксплицитным выражением несогласия, занимает и имплицитное его выражение.

Неявный способ передачи интенции заключается в том, что намерение говорящего реализуется косвенно, при помощи таких маркеров, которые изначально предназначены для обозначения других иллокутивных целей.

При таком способе выражения иллокуции говорящий, как правило, передаёт слушающему больше информации, чем того требовала реплика-стимул:

– Площадь должна быть разбита напротив дома моего сына! – сказала мама. – Он первый житель города. – Но ведь у вашего сына нет дома! – заметил Контата (Липскеров).

В данной иллюстрации возражение адресата выражено формально (посредством союза но), однако оно не касается собственно того действия, к совершению которого его обязывают (разбить площадь). Адресат умышленно использует коммуникативный ход смещения акцента на другой объект, тем самым меняя интенциональный вектор речевой ситуации. Подобные примеры позволяют выявить ряд причин, обусловливающих сознательное и целенаправленное игнорирование эксплицитных способов выражения интенции.

1. Адресат не согласен с мнением адресанта, но стремится смягчить, завуалировать своё несогласие.

Речевое действие несогласия по своей природе акт негативной реакции, поэтому адресат, избегая возникновения конфликтной ситуации, использует приёмы, способствующие смягчению коммуникативного намерения. Так, несогласию могут сопутствовать извинения / сожаления, либо мотивация поведения, либо сочетание обоих компонентов:

– Там его нужно встретить. – Простите, но я без машины (Довлатов).

Адресат, пытаясь избежать категоричного ответа, использует этикетную формулу извинения Простите, но… . Несогласие с тем, что это действие должен выполнить адресат вкупе с нежеланием отвечающего прикрыто обстоятельством отсутствия автомобиля, то есть ссылкой на объективные причины действительности, которыми обусловлена невозможность реализации данного действия.

– У неё могут быть неприятности, сказал Саша. – Не думаю, другой учительницы не найдут. И нет конкретного доносчика – никто её не домогается (Рыбаков).

Глагольная лексема с отрицанием не думаю является маркером уклончивого ответа, несмотря на то, что реактивная реплика адресата содержит полное обоснование своей позиции. Явного несогласия в таком ответе нет, поскольку адресат лишь высказывает свои предположения по поводу сложившейся ситуации.

В еще более мягкой форме выражено несогласие в следующем примере:

– Но он сравнительно молодой. – Как сказать… он окончил институт, вернувшись с фронта (Рыбаков).

В подобной речевой ситуации адресату важно подчеркнуть, что он испытывает сомнение, колеблется. Реплика не подтверждает и не опровергает истинности сказанного адресантом, эксплицируя желание адресата уйти от прямого несогласия. Ответ является неконкретным, и собеседнику необходимо самому определить истинность намерения.

2. Адресат не согласен с мнением адресанта, но стремится избежать возникновения конфликтной ситуации.

– Я ничего предусмотрительного не делаю, – заметил я. – А я разве тебя в чём-нибудь обвиняю? – возразил Воронов (Рыбаков).

Для того чтобы сгладить назревающую ситуацию недопонимания, адресат использует в своей ответной реплике риторический вопрос. Его целью является не запрос информации, а способ констатации факта или выражения мнения. Ср.: А я разве тебя в чём-нибудь обвиняю = Я тебя ни в чём не обвиняю. Риторический вопрос является одним из регулярных средств реализации имплицитного несогласия. Близки к риторическим вопросам фразеологизированные вопросительные выражения, к которым говорящий также прибегает во избежание коммуникативных конфликтов:

– Предаёшь? – поинтересовался Джером. – Зачем же так? – Бибиков осторожно поднялся с пола (Липскеров).

– Ты обманул старуху! – Почему? – невозмутимо ответил Костя (Рыбаков).

В последнем примере почему функционирует как частица, которая довольно регулярно используется в разговорной речи как возражение: Ты не хочешь этого делать? Почему, хочу. Он просто глуп. Нет, почему [Большой… 2000: 948]. Вопросительные по форме реплики-реакции позволяют адресату завуалировать своё несогласие, вопросы подменяют истинное намерение.

Нередко адресат частично соглашается с собеседником, не отвергая категорично его точку зрения. Избегая резкости в речи, ответчик использует конструкции: да…, но; конечно…, но; я с вами согласен…, но.

– Вам бы быть капитаном, – сказал Леднев. – Не женское дело. – Почему? Ведь есть. – Да, есть, а всё-таки не женское (Рыбаков).

В реактивной реплике использовано частичное согласие, при этом акцентировано внимание на его прямом выражении да, благодаря чему сохраняется благоприятная атмосфера. Однако мнение говорящего остаётся неизменным.

3. Адресат не согласен, но стремится избежать прямого выражения несогласия вследствие отношений субординации при официальном общении.

Реализация имплицитного несогласия характерно для ситуации общенияначальник подчинённый. Последний, как правило, старается не конфликтовать с сотрудником, чей ранг выше, даже в тех случаях, когда его мнение расходится с мнением собеседника. Несогласие выражается, как правило, посредством ссылки на объективные причины.

– Откуда материал брать?

Директор заметил:

– Кроили бы с умом, выкроили бы. – Норма в обрез, Владимир Георгиевич, – ответил бригадир (Рыбаков).

4. Адресат не согласен, но имплицитный способ выражения несогласия обостряет конфликт в речевой ситуации.

Несмотря на распространённое мнение о функционировании косвенных речевых актов как о средстве смягчения негативных высказываний, следует отметить, что они не всегда являются таковым. Иногда возникают такие речевые ситуации, в которых имплицитные акты несогласия выступают в качестве провокаторов конфликта между собеседниками.

– А вам, молодой человек, я советую поскорее вернуться в город! – А я чего, твоего совета просил?! – крикнул вдогонку вновь тронувшемуся автомобилю Джером (Липскеров).

Реактивная реплика содержит в себе риторический вопрос (ср. я не просил твоего совета) и используется для выражения эмоционального состояния собеседника. Данный имплицитный акт не способствуют снятию коммуникативного конфликта, а напротив, стимулирует его развитие: адресат не поддерживает этикетную форму общения «на Вы», чем усугубляет свою негативную реакцию.

Имплицитные несогласия подобного типа реализуются и при помощи переспросов:

– Молодожены, – сказала хозяйка. – Обзаведутся. – Молодожены? –иронически повторила сестра. – А почему молодой-то не прописывается? Прописан небось дома, где жена с детками (Рыбаков).

Такой вопросительный приём высказывания служит сигналом недоверия к собеседнику. Посредством реплики-переспроса адресат эмоционально обозначает своё, отличное от собеседника мнение.

Отметим, что довольно сложно создать типологию имплицитных способов выражения несогласия из-за широкого разнообразия жизненных ситуаций, отраженных в речи. Тем не менее, как было показано выше, их возникновение обусловлено рядом причин, в силу которых одному из коммуникантов предпочтительней выражать несогласие имплицитным способом.

Литература

1. Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов. СПб.: «Норинт», 2000. 1536 с.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.