Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.58.156

Скачать PDF ( ) Страницы: 64-66 Выпуск: № 04 (58) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Мухтарова Д. Р. ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫХ КОНЦЕПТОВ В РАССКАЗАХ В.М. ШУКШИНА / Д. Р. Мухтарова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 64—66. — URL: https://research-journal.org/languages/osobennosti-reprezentacii-lingvokulturnyx-konceptov-v-rasskazax-v-m-shukshina/ (дата обращения: 23.01.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.58.156
Мухтарова Д. Р. ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫХ КОНЦЕПТОВ В РАССКАЗАХ В.М. ШУКШИНА / Д. Р. Мухтарова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 64—66. doi: 10.23670/IRJ.2017.58.156

Импортировать


ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫХ КОНЦЕПТОВ В РАССКАЗАХ В.М. ШУКШИНА

Мухтарова Д.Р.

Кандидат филологических наук, Тюменский государственный университет

ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫХ КОНЦЕПТОВ В  РАССКАЗАХ В.М. ШУКШИНА.

Аннотация

Лингвокультурные концепты, к каким причисляют концепт «дурак», отражают национальную языковую картину мира. Изучение концептосферы писателя нередко позволяет зафиксировать изменения и настроения в обществе. Концепт «дурак» занимает значимое место в концептосфере В.М. Шукшина. В статье проанализирован ряд рассказов: «Психопат», «Степка», «Сураз» и др. При анализе рассказов использована модель, предложенная исследователем Бусуриной Е.В.  Сделана попытка разграничить употребление концепта «дурак» и индивидуально-авторского «чудик» и объяснить появление последнего.

Ключевые слова: Лингвокультурология, субконцепт, концепт «дурак», В.М. Шукшин.

Mukhtarova D.R.

PhD in Philology, Tyumen State University

REPRESENTATION OF LINGUOCULTURAL CONCEPTS IN SHORT STORIES BY V.M. SHUKSHIN

Abstract

Linguocultural concepts, including the concept of a “fool,” always reflect linguistic world-image of a nation. The study of the writer’s conceptual scope often allows a researcher to record changes and moods in society. The concept of a “fool” occupies a significant place in V.M. Shukshin’s sphere of concepts. The article analyzes a number of his short stories namely “Psychopath,” “Stiopka,” “Suraz,” etc. During the analysis of the stories, we have used the model proposed by the researcher Busurina E.V. We made an attempt to distinguish between the use of the concept of a “fool” and the individual-author’s notion of “чудик” (a weirdo) and explain the reasons of appearance of the latter one.

Keywords: Cultural linguistics, sub-concept, the concept of a “fool,” V.M. Shukshin.

Несмотря на созданный В.М. Шукшиным и присущий одному ему индивидуально-авторский концепт «чудик», в его работах особое место занимает концепт «дурак». В.М. Шукшин написал, что «Герой нашего времени — это всегда «дурачок», в котором наиболее выразительным образом живет его время, правда этого времени. <…> Такой герой состоянием души, характером, взглядами — выражает то, чем живет с ним вместе его народ. Типичный герой» [В.М. Шукшин 1992].

Василия Макаровича причисляют к направлению 1960-1980-х годов – «деревенской прозе», которое является преемником традиций русского народа, чья судьба исторически связана с деревней. В этот период происходило преобразование крестьянского мира – массовый отток деревенских жителей в город. Именно «дурак» всегда был выразителем настроений крестьянского народа,  более того обязательным являлась «его принадлежность к крестьянскому сословию» [Н.В. Новиков 1974]. Лингвокультурный концепт «дурак» занимает значимое место в национальной картине мира. Это подтверждается существованием и широким употреблением  фразеологизмов, пословиц, поговорок, художественных произведений в русской культуре.

Значимость концепт подтверждается частотным употреблением слов и их производных. Проанализировав сборник рассказов, содержащий тридцать три рассказа, выявлено наличие значительного количества слов в лексико-семантическом поле концепта «дурак». Концептуальное поле представлено следующими репрезентантами: дурак, дура, Ваня-дурачок, дурочка, дурачок, дуреха,  дурень,  дурило,  дурачье, дурь,  придурок, дурость, дурной, дурацкий, одуревшая, придурковатый, дурашливый, недурной, сдуреть, дурить, сдуру. Наибольший процент употребления у концепта «дурак» – 40 употреблений, что составляет 48 процентов от общего числа. Широкое применение лексического поля концепт «дурак» демонстрирует его значительную роль в рассказах писателя. И все же, по мнению И.А. Стернина «Концепт может быть вербализован, а может быть и не вербализован языковыми средствами» [Стернин И.А. 2016: 49].

«Рассмотрев всю совокупность языковых средств выражения концепта, а также тексты, в которых раскрывается содержание концепта, мы можем получить представление о содержании концепта в сознании, носителей языка» [И.А. Стернин, З.Д. Попова 1999:11].

Согласно бытовой модели предложенной Бусуриной концепт «дурак» подразделяется на три субконцепта:

1) «слабоумный, лишенный рассудка человек» (отступление от медицинской нормы),

2) «глупый человек» (отступление от интеллектуальной нормы),

3) «неадекватно поступающий человек» (оценка неадекватного поведения в ситуациях частной и общественной жизни) [Бусурина Е.В. 2004].

Наиболее частотный субконцепт – неадекватное поведение, которое демонстрируют персонажи В.М. Шукшина.  Герои рассказов Василия Макаровича часто поступают неадекватно с точки зрения окружающих:

«– Три месяца не досидеть и сбежать!.. – опять изумился милиционер. – Прости меня, но я таких дураков еще не встречал, хотя много повидал всяких. Зачем ты это сделал?» [В.М. Шукшин 2001]. Они очень деятельны, а по природе русские – пассивны и по этой причине «… дурак – это единственный, кто способен действовать вопреки генетической пассивности русского. «Умный» живет в собственном иллюзорном мире, а попадая в мир реальный (в исторический контекст), оказывается «слишком прав» и замещает позицию дурака» [Максимова Е.С. 2009:20]. Эти качества роднят его с другим, но уже индивидуальным концептом писателя – «чудиками».

В рассказах Василия Макаровича «дурак» вызывает жалость и недоумение все по причине непонимания его поступков и стремления научить, наставить на путь истинный и понимания тщетности своих попыток.

«Только жалко вас, дураков, вот штука-то»; «И жалко дураков. И ничего сделать нельзя. Не докажешь” [В.М. Шукшин 2001].

Исследователь Максимова считает концепт «дурак» двояк: первое проявление это Иван-дурак, действующий «бездумно и безумно», но со знаком плюс и второе – дурак-юродивый, которого от первого отличает «способность прозреть» [Максимова Е.С.2009:22].

Еще одна ипостась «дурака» это глупый персонаж, вроде Чередниченко из рассказа «Чередниченко и цирк», который сделал предложение циркачке, вообразив себя же  влюбленным, а потом уверил себя, что достоин большего, а именно вдовой учительницы, тоже имеют место быть в творчестве Василия Макаровича. Самовлюбленность и какая-то мещанская гордость, хвастовство материальным достатком смешны. Здесь не обязательно присутствие концепта «дурак», достаточно того, что он прочитывается в самом рассказе.

В творчестве В.М. Шукшина мирно соседствуют «дураки» и «чудики» и они не тождественны. Несмотря на многогранность концепта «дурак», «чудик» Шукшина возник в результате потребности в персонаже, противопоставленному социуму.

«Чудик» – совершенно безобидный персонаж, обладающий «положительным зарядом». Это взрослый, не утративший детской непосредственности и умения радоваться простым вещам, фантазировать и мечтать. Чудик это и тяга к познаниям и непосредственность, умение радоваться простым вещам.

«Чудик» лишен практичности,  стяжательства и корыстных мотивов как у героя Алеши из рассказа «Алеша Бесконвойный» страсть устраивать банный день в субботу, когда можно работать и зарабатывать. Или Сергея Ивановича Кудряшова, более известного как Психопат из одноименного рассказа, походы которого за книгами в деревни для библиотек и их покупка за собственный счет кажутся иррациональными односельчанам.

Наивные как  дети, они порой доходят до крайности в своих желаниях им все кажется возможным и доступным. Изобрести вечный двигатель («Упорный»), отреставрировать церковь («Мастер») или же писать тетрадки с сочинениями по лучшему устройству государства («Штрихи к портрету») лишь несколько примеров «увлечений». Внутренний конфликт требует разрешения в деятельности, которая имеет  глубокий смысл для «чудика».  Идеи овладевают им и двигают на зачастую благородные и бескорыстные поступки. Для него жизненно важной является возможность придать смысл жизни. Настолько важной, что в случае неудачи «чудик» ищет другие способы обрести душевный покой. Вплоть до летального исхода.

Примером этого служит рассказ Алеша Бесконвойный, в котором герой шесть дней в неделю был примерным гражданином, а в субботу как Шукшин называет «выпрягался». Соблюдая почти религиозный обряд, священнодействовал, топил баню. Этот процесс занимал у Алеши весь день.  Недовольная жена пыталась положить этому конец, но была предупреждена, что возможен эмоциональный срыв, вплоть до самоубийства. Как сделал его брат, не выдержав упреков жены.

«Чудик» свободен от «груза исторического прошлого» и скорее является современной для того времени версией чудака и «дурака».  «Чудик» глуп, но все его глупости заряжены добротой как в одноименном рассказе, где главный герой разрисовал детскую коляску, чтобы порадовать сноху.

Литература это некий выразитель настроений в обществе  в тот или иной исторический период. В Советском государстве господствовала коллективистская культура, в сознание людей внедрялись унификация и любое отрицание индивидуальности.

Не от того ли это желание «дураков надо учить» [В.М. Шукшин 2001]. Является ли это причиной установки государства или искреннее желание помочь стать «нормальным»  –  «Чтоб дураков было меньше, Вот чего я добивался» [В.М. Шукшин 2001]?

Список литературы / References

  1. Бусурина Е.В. Лингвокультурема «дурак» в русской языковой картине мира. Автореферат диссертации. Санкт-Петербург, 2004. [Электронный ресурс] /Е.В. Бусурина//Человек и наука – URL: http://cheloveknauka.com/lingvokulturema-durak-v-russkoy-yazykovoy-kartine-mira (дата обращения 22.02.2017)
  2. Максимова Е.С. Языковые особенности манифестации гипертекстовой модели мира (на материале романа Д. Галковского «Бесконечный тупик». Автореферат диссертации. Ростов-на-Дону. 2009-26 с.
  3. Новиков Н.В. Образы восточнославянской народной сказки. Л., 1974.
  4. Стернин И.А., Попова З.Д. Концепт. Воронеж, 1999. – СП.
  5. Стернин И.А. Концепты и лакуны. Вестник КРСУ. 2016. Том 16. № 8. с. 49-52.
  6. Василий Шукшин. Сборник рассказов. [Электронный ресурс] / Шукшин Василий //Электронная библиотека Алексея Снежинского. 2001. – URL: http://lib.ru/SHUKSHIN/rasskazy2txt. (дата обращения 22.02.2017)
  7. Шукшин В.М. Нравственность есть Правда. Собрание сочинений в пяти томах – 1992. Том пятый//Василий Шукшин в интернете/ Электронный ресурс – Режим доступа: shukshin.ru/work/ss92/vol5/nrav.htm/ (дата обращения 22.02.2017)

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Busurina E. V. A linguo cultureme “fool” in the Russian language picture of the world. Otryvok iz avtorefereta. [Linguocultureme ‘fool’ in the Russian linguistic world image. Abstract of the thesis.] St. Petersburg, 2004. [Electronic resource] / E. V. Busurina//the Person and science – URL: http://cheloveknauka.com/lingvokulturema-durak-v-russkoy-yazykovoy-kartine-mira (accessed 22.02.2017) [in Russian]
  2. Maximova E. S. Yazykovye osobenostyi manifestacii hypertextovoi modeli mira na material romana Galkovskogo ‘Beskonechny tupik. Otryvok iz avtorefereta. [Language features of a demonstration of world hypertext model (on material of the novel of D. Galkovsky ” Endless Deadlock”. Abstract of the thesis]. Rostov-on-Don. 2009-26 pages. [in Russian]
  3. Novikov N. V. Obrazy vostochnoslavyanskoy narodnoy skazki. [Images of the East Slavic national fairy tale]. L., 1974. [in Russian]
  4. Sternin I. A., Popova Z. D. Kontsept [Concept]. Voronezh, 1999. –Saint Petersburg. [in Russian]
  5. Sternin I. A. Concepts and lacunas. [Concepts and holes] KRSU bulletin. 2016. Volume 16. No. 8. page 49-52. [in Russian]
  6. Vasily Shukshin. Sbornik rasskazov [Collection of stories]. [Electronic resource] / Shukshin Vasily//Electronic library of Alexey Snezhinsky. 2001. – URL: http://lib.ru/SHUKSHIN/rasskazy2txt. [in Russian]
  7. Shukshin V. M. Nravstvennost’ est’ Pravda. [Morality is the Truth]. Collected works in five volumes – 1992. Volume fifth//Vasily Shukshin on the Internet / the Electronic resource – the access Mode: shukshin.ru/work/ss92/vol5/nrav.htm/[in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.