Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.160 - Доступен после 17.11.2021

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Эфендиева Н. Р. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ РЕЦЕПЦИИ СКАЗКИ ДЖ. РОДАРИ «ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЧИПОЛЛИНО» В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА / Н. Р. Эфендиева, И. А. Поплавская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/languages/osobennosti-perevodcheskoj-recepcii-skazki-dzh-rodari-priklyucheniya-chipollino-v-russkoj-literature-xx-veka/ (дата обращения: 27.11.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.160

Импортировать


ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ РЕЦЕПЦИИ СКАЗКИ ДЖ. РОДАРИ «ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЧИПОЛЛИНО» В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ РЕЦЕПЦИИ СКАЗКИ
ДЖ.
 РОДАРИ «ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЧИПОЛЛИНО» В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА

Научная статья

Эфендиева Н.Р.1, *, Поплавская И.А.2

1, 2 Томский государственный университет, Томск, Россия

* Корреспондирующий автор (nastyaefendieva[at]gmail.com)

Аннотация

Дается краткая история создания сказки Дж. Родари «Приключения Чиполлино», выделены основные черты поэтики произведения, осмыслены особенности ее переводческой рецепции в русской литературе XX века. Цель — охарактеризовать стратегии перевода сказки Дж. Родари «Приключения Чиполлино», выполненного З. М. Потаповой под редакцией С. Я. Маршака. Сказка «Приключения Чиполлино» выдержала в нашей стране полтора десятка изданий. С момента появления русского перевода началась мировая известность Дж. Родари.

Ключевые слова: детская литература, литературная сказка, Дж. Родари, Маршак, Потапова, перевод, рецепция, русско-итальянский диалог.

ON THE FEATURES OF THE TRANSLATION RECEPTION
G. RODARI’S “THE ADVENTURES OF CIPOLLINO” IN THE RUSSIAN LITERATURE OF THE 20th CENTURY

Research article

Efendieva N.R.1, *, Poplavskaya I.A.2

1, 2 Tomsk State University, Tomsk, Russia

* Corresponding author (nastyaefendieva[at]gmail.com)

Abstract

The article provides a brief history of the creation of G. Rodari’s “The Adventures of Cipollino”, highlights the main features of the poetics of the study, and discusses the features of its translation reception in the Russian literature of the 20th century. The purpose of the research is to characterize the strategies used in the translation of the work by Z. M. Potapova edited by S. Ya. Marshak. In Russia, the fairy tale “The Adventures of Cipollino” has survived a dozen and a half editions. The release of the Russian translation has brought G. Rodari worldwide recognition.

Keywords: children’s literature, literary fairy tale, G. Rodari, Marshak, Potapova, translation, reception, Russian-Italian dialogue.

Детская литература представляет собой одну из ярчайших страниц в истории итальянской литературы. Особая роль в ней отводится творчеству Джанни Родари. Джанни Родари, полное имя Джованни Франческо Родари (1920—1980) — известный итальянский журналист, писатель и сказочник. С 1948 г. Родари работал журналистом в коммунистической газете «Единство» («L`Unità»), он вел рубрику «Детский уголок», где публиковал свои первые стихи и сказки. «Детский уголок» имел большой успех. Восторженные читатели буквально засыпали газету письмами. В 1950 г. Родари предложили создать приложение к газете «Единство» — еженедельный детский журнал «Пионер» («Il pioniere»). В 1951 г. на его страницах был опубликован «Роман о Чиполлино» («Il romanzo di Cipollino»), с 1957 г. выходивший под названием «Приключения Чиполлино» («Le avventure di Cipollino») [1, С. 69]. Главный герой сказки — жизнерадостный мальчик-луковица, борющийся с всесильным государством ради спасения своего отца. В конце повести Чиполлино и его друзья свергают принца Лимона и устанавливают в стране демократическую республику. Сразу же после выхода сказки Чиполлино стал одним из любимых героев юных итальянских читателей.

Советский союз был первой страной, в которой перевели сказку о странствиях мальчика-луковки. В 1953 г. «Приключения Чиполлино» увидели свет в переводе З. М. Потаповой, осуществленном под редакцией С. Я. Маршака. Продолжив традицию русской литературной сказки первой половины XX века, сложившейся во многом благодаря «Золотому ключику» А. Н. Толстого и «Трем толстякам» Ю. К. Олеши, итальянская сказка стала популярной среди советского читателя [2, С. 345].

Важно отметить, что в России Родари прославился раньше, чем в Италии, и связано это с именем Маршака. Еще в начале 1950-х гг. Маршак начал переводить стихи итальянского поэта на русский язык. Сам же Родари пять раз приезжал в Советский Союз. Его первый приезд состоялся в 1952 г., затем писатель посещал нашу страну в 1963, 1967, 1973 и 1979 гг.

Сказка «Приключения Чиполлино» затрагивает проблемы «я и социальное устройство мира», «я и вещный мир», «я и другие». Она несет в себе черты социальной сатиры и представляет в доступной для детей форме идею социальной революции. В ней, как известно, бедняки-овощи ведут борьбу с богачами-фруктами и побеждают их.
В этой борьбе непосредственно участвуют мальчик-луковка и его друзья. Герои сказки разделены по социальному признаку: богачи — графини Вишни, барон Апельсин, герцог Мандарин, синьор Помидор, сыщик мистер Моркоу и др. К обездоленным относятся семья Чиполлино, кум Тыква, мастер Виноградинка, служанка Земляничка и др.
В конце сказки отважный и неунывающий Чиполлино освобождает своих друзей из тюрьмы, и вместе они водружают на башне замка знамя победы. Счастливое будущее, завоеванное в борьбе, — лейтмотив многих произведений Родари.

Родари строил сказочное повествование, опираясь на национальную и мировую литературную традицию: на приключения деревянного человечка Пиноккио, на историю Золушки с ее потерянным башмачком, на немецкое сказание о Гаммелине, который, играя на волшебной дудочке, в отместку неблагодарным горожанам увел из города всех детей, на легенды античной Греции [1, С. 63]. Источниками сказок для писателя также становились как известные сюжеты мирового фольклора, так и отечественные литературные произведения, например, сборник «Приятные ночи» Дж. Ф. Страпароллы и др. Важно отметить, что Родари обогатил итальянскую литературу новыми жанрами. Среди них, в частности, были лимерики, которые он сочинял, основываясь на опыте английского поэта
Э. Лира [3, С. 1225].

Основное внимание при изучении русской переводческой культуры XX века традиционно уделялось тому, как творчество зарубежных авторов переосмыслялось и адаптировалась к эстетическим и идеологическим запросам воспринимающей литературы. Творчество итальянских писателей не стало исключением. Предметом изучения в нашей статье становится осмысление особенностей переводческой рецепции сказки Родари «Приключения Чиполлино» в русской детской литературе 1950-х гг.

Популяризатором творчества Родари в России стал Маршак. Он познакомил наших маленьких соотечественников со многими произведениями итальянского писателя. Среди них «Чем пахнут ремесла?», «Книга городов», «Поезд стихов» и др. Первые переводы стихов Родари на русский язык, выполненные Маршаком, появились в ноябре 1952 г. в «Литературной газете» (№ 141). Они сопровождались заметкой: «Почему я перевел стихи Джанни Родари?» [4, С. 332]. В ней переводчик отмечает близость стихотворений Родари к народной поэзии, к ритму народной детской песни. Также Маршак говорит о сочетании в них «серьезных и значительных тем», к которым относятся «честный труд», «свобода», «мир», с «живым и своеобразным юмором», со словесной игрой как характерной особенностью поэтического творчества итальянского поэта. В заключении Маршак рассуждает о важнейших чертах своей переводческой стратегии применительно к творчеству Родари. Он пишет: «В некоторых из своих переводов <…> я стремился передать самую сущность свежих и непосредственных стихов итальянского поэта <…> иначе нельзя переводить свободные и причудливые стихи для детей» [4, С. 333]. Стремление уловить внутренний смысл оригинала и передать его в переводе сближает переводческие принципы Маршака с традициями Пушкина-переводчика. Об этом, в частности, говорит и А. Т. Твардовский, отмечая, что переводы Маршака выполнены в том поэтическом ключе, который мог быть угадан им только в пушкинском строе стиха, чуждом каких бы то ни было излишеств, строгом и верном законам живой речи <…> живописной, меткой и выразительной [5, С. 786].

Сравнительный анализ сказки Родари «Приключения Чиполлино», с одной стороны, и перевод-редактирование Потаповой и Маршака — с другой, позволил поставить ряд ключевых вопросов, касающихся особенностей переводческой стратегии итальянской сказки. Сравнение перевода с оригиналом дает основание говорить о том, что перед нами полноценный художественный перевод.

В нашей работе мы, во-первых, для установления их близости или расхождения сопоставим перевод с оригиналом и постараемся выявить средства, которыми пользуются переводчик и редактор для передачи особенностей переводимого текста. Во-вторых, рассмотрим цели, которые они ставили перед собой. Обратимся непосредственно к сравнению оригинального текста «Приключений Чиполлино» и переводного.

В итальянском языке «Cipollino» — имя нарицательное, образованное от слова «la cipolla» (лук), в русском же языке это имя собственное, раскрывающее связь героя с «Лучком». Обратим внимание на то, что имя главного персонажа «Cipollino» в русском переводе сохраняется, как и в оригинале. В других языках оно воспринимается как нарицательное и этимологически сохраняет связь с луком, например, нем. Zwiebelchen, англ. Little Onion, чеш. Cibulka и т.д.

В «Приключениях Чиполлино» можно выявить и традиции «commedia dell’arte», и черты авантюрной сказки. Неслучайно название этой книги вызывает ассоциации с авантюрно-фантастической сказкой итальянского писателя К. Коллоди «Приключения Пиноккио». В сказке Родари встречается отсылка к этому произведению Коллоди. Ср.: «Замок уже больше не замок, а Дворец детей. Там есть и комната для рисования, и театр кукол с Буратино, и кино, и пинг-понг, и множество всяких игр» [6, С. 154].

Сюжет этой книги восходит к сюжету волшебной сказки и включает в себя основные функции действующих лиц, представленные в классификации В. Я. Проппа: герой покидает дом — герой испытывается — герой побеждает зло с помощью волшебных помощников и т.д. Новизна и оригинальность итальянской сказки во многом связаны с особенностями ее поэтики. Образы и реалии, представленные в ней, раскрываются перед читателем одновременно с двух сторон. С одной стороны, перед нами в аллегорической форме изображается итальянское княжество как модель несправедливого социального устройства. С другой стороны, Чиполлино воспринимается как противник сложившейся социальной системы, который вступает в борьбу с ней. При этом он произносит такую фразу: «Я тоже хочу быть честным гражданином, — заявил Чиполлино, — но только в тюрьму попадать не желаю» [6, С. 164].

Окружающий мир в сказке персонифицирован, персонажи же раскрываются через сравнение их с природными явлениями и неодушевленными предметами. Выражение авторской позиции по отношению к описываемому в произведении событию, приписывание персонажам свойств неодушевленных предметов и «оживление» природы, расширение семантики слов путем метафорической антропоморфизации и антропоморфных сравнений — усиливают эмоциональность, порождают обобщение как основу создания художественной образности в сказке Родари [7, С. 45].

Как и в широко известной истории Пиноккио — Буратино, в образах Чиполлино, его друзей и врагов, во взаимоотношениях фруктовых и овощных персонажей явственно проглядывают черты подлинной социальной действительности. В сказке этот мир не заслоняется фантазией, а, наоборот, подчеркивается пылкая и действенная мечта автора о борьбе со злом и победе справедливости во имя счастья детей [3, С. 27]. И не случайно фантастические приключения Чиполлино совершаются на фоне ярко выписанных картин быта современной автору Италии.

Иронические замечания, мастерство портретной характеристики позволяют Родари создать выразительные образы многочисленных фруктов и овощей, принадлежащих разным социальным слоям общества. Он уделяет особое внимание бытовым деталям, вносит свои психологические нюансы в описание картин природы, занимающих существенное место в итальянской сказке. Ср., например, следующий фрагмент: «Жители деревни смотрели на ливень за окном, как на сущее бедствие, а молнии словно попадали им в самое сердце» [6, С. 1].

В рамках данной работы мы рассмотрим важнейшие особенности перевода-редактирования итальянской сказки в единстве эстетического, лингвистического и культурологического подходов.

Сравним отдельные фрагменты итальянской сказки с переводом, выполненным Потаповой и отредактированным Маршаком. Выборочный сравнительный анализ эпизодов оригинала и их русских аналогов дает нам основание утверждать, что русские переводчики часто прибегают к опущению, дополнению или замене отдельных элементов текста на равноценный оригиналу эквивалент. Ср. названия отдельных глав в оригинальном и переводном текстах:

 

Таблица 1 – Сравнение названия отдельных глав в оригинальном и переводном текстах

G. Rodari «Le avventure di Cipollino» З. М. Потапова, С. Я. Маршак «Приключения Чиполлино»
2 глава. Come fu che il sor Zucchina fabbricò la sua casina?

Перевод: Как получилось так, что синьор Тыква построил свой домик?

2 глава. Как в первый раз Чиполлино заставил кавалера Помидора заплакать.
3 глава. Un Millepiedi pensa: che guaio portare i figli dal calzolaio!

Перевод: Многоножка «Тысяченожка» думает: что за хлопоты водить детей к сапожнику!

3 глава. В которой рассказывается о профессоре Груше, о Луке Порее и о Тысяченожках.
4 глава. Il terribile cane Mastino è preso per sete da Cipollino.

Перевод: Как Чиполлино провел ужасного пса Мастино, который хотел пить.

4 глава. Чиполлино одурачил пса Мастино, которому очень хотелось пить.
5 глава. Signori ladri, prima di entrare il campanello vogliate suonare.

Перевод: Господа воры, прежде чем войти «в дверь», позвоните, пожалуйста.

5 глава. Кум Черника над дверью вешает колокольчик для воров.
6 глава. II barone Melarancia, con Fagiolone porta-pancia.

Перевод: Барон Апельсин с фасолинкой, носильщиком живота.

6 глава. <…> как много хлопот графиням доставили их родственники — герцог Мандарин и барон Апельсин.

 

Сопоставление названий выделенных нами глав говорит об относительной самостоятельности отечественных переводчиков, выразившейся в корректировке, опущении или добавлении соответствующих предикативных единиц. Это используется для того, чтобы в переводе придать названиям глав как паратекстовым элементам более обобщенный смысл. В то же время переводчики прибегают к функциональным аналогам, понимая необходимость дифференциации между близкими по значению лексемами. Так, например, нейтральное в итальянской культуре обращение «синьор» заменяется в русском переводе указанием на социально-родовой статус героя («кум Черника, кум Тыква»), тогда как в оригинале указано «sor Zucchina» — сокращенное от слова «signore» (господин). Или, желая акцентировать комическое начало в номинации глав, русские авторы используют сниженную лексику как выразительное стилистическое средство (в главе 4 вместо «провел» — «одурачил»). Раскрытие в оригинале этимологии имен героев, обращение к словесной игре, остроумным каламбурам, основанным на двойной семантике: природной и социальной. Так, например, имена главных действующих сказки, встречающиеся в названиях отдельных глав, («Un Millepiedi» — «Тысяченожка», «Il Cavalier Pomodoro» — «Кавалер Помидор», «Il barone Melarancia» — «Барон Апельсин» и др.), оказываются в переводе в большей степени соотносимыми с сюжетным развитием сказки и с ситуацией рассказывания. Ср.: Глава 3. «Многоножка» — «Тысяченожка» думает: что за хлопоты водить детей к сапожнику». — «Глава 3, в которой рассказывается о профессоре Груше, о Луке Порее и о Тысяченожках». Глава 6. «Барон Апельсин с фасолинкой, носильщиком живота». — «Глава 6, в которой рассказывается о хлопотах, которые доставили графиням их родственники — герцог Мандарин и барон Апельсин».

Обратимся к особенностям перевода первой главы. По мнению русских авторов, под адекватным переводом понимается текст, содержательно, эстетически и функционально равноценный с оригиналом, то есть текст должен восприниматься как оригинальное произведение на «своем» языке и одновременно быть произведением чужим [9, С. 40]. Ср.

Таблица 2 – Сравнение текста первой главы в оригинальном и переводном текстах

G. Rodari З. М. Потапова, С. Я. Маршак
Cipollino era figlio di Cipollone e aveva sette fratelli: <…> tutti nomi adatti ad una famiglia di cipolle. Gente per bene, però piuttosto sfortunata [8, C. 2].

Перевод: Чиполлино был сыном Чиполлоне и было у него семь братьев: <…> все имена подходят для семейства луковых. Люди добрые, но весьма неудачные.

Чиполлино был сыном Чиполлоне. И было у него семь братьев: <…> подходящие имена для честной луковой семьи. Люди они были хорошие, да только не везло им в жизни [6, C. 2].
Il Principe Limone era tutto vestito di giallo, compreso il berretto, e in cima al berretto aveva un campanello d’oro A un tratto si udì suonare la tromba e arrivò il Governatore in persona <…>. <…> Tutti insieme facevano un magnifico concerto e la gente correva a vedere gridando: — Arriva la banda! Ma non era la banda musicale [8, C. 3].

Перевод: Внезапно раздался звук трубы, прибыл губернатор Лимон со свитой <…>. Принц Лимон был одет во все желтое, включая шапочку, и сверху на шапочке у него был золотой колокольчик <…>. Все вместе отыграли великолепный концерт, на шум которого сбегались люди: — А вот и банда! Но это был не оркестр.

Издали донесся звук трубы. Это на окраину прибыл правитель Лимон со свитой, который был одет во все желтое с ног до головы, а на желтой шапочке у него побрякивал золотой колокольчик <…> Все эти колокольчики звенели, не переставая, так что получалась великолепная музыка. <…> Народ решил, что пришел бродячий оркестр [6, C. 3].

 

В работе над переводом Потапова и Маршак подыскивают представления и понятия, соответствующие точному смыслу оригинала и позволяющие передать его национально-специфическую окраску. Так, например, в переводе сохраняется имя главного героя сказки — Чиполлино, указывается имя его отца и имена его братьев. Благодаря этому, переводчикам удается через этимологию имени передать национальные особенности итальянского мира и языка, раскрыть представление о культуре и быте итальянской семьи, вызвать сочувствие к ней у читателя. Так же, как и в оригинале, переводчики используют игру слов в перечислении имен собственных: Чиполлино, Чиполлоне, Чиполлетто, Чиполлотто, Чиполлучча, добавляя еще одно имя, отсутствующее в оригинале: Чиполлочча. Здесь языковая игра воспринимается как важнейший прием повествования, используемый и в итальянской сказке, и в её русскоязычной версии. Также в переводе обращение к эпитету «честный» в отношении луковой семьи акцентирует внимание в большей степени по сравнению с оригиналом на социально-нравственной ее характеристике.

В передаче места действия во втором отрывке русские переводчики используют топографическое уточнение «издали», «на окраине», отсутствующее в подлиннике. Пространственная конкретизация перевода позволяет сделать вывод о том, что в этом случае он несколько удаляется от оригинала и меняет эстетическую тональность произведения. В нем высокое и смешное, трагическое и комическое сплетаются и раскрывают разные стороны действительности. Также важно отметить наличие в этом отрывке визуальной и акустической образности («одет во все желтое», «желтая шапочка», «побрякивал золотой колокольчик», «колокольчики звенели»). Все это позволяет говорить о том, что и в подлиннике, и в оригинале формируется универсальный вербально-визуально-акустический образный мир сказки, обладающий высокой степенью эстетического обобщения и эмоциональной выразительности.

В обоих произведениях важная роль отводится пронизывающей сказку антитезе — противопоставлению людей труда и хозяев жизни, несчастных тружеников и угнетающих их правителей, как, например, в следующем фрагменте.

 

Таблица 3 – Сравнение текста в оригинальном и переводном текстах

G. Rodari З. М. Потапова, С. Я. Маршак
Ho lavorato tutta la vita: adesso ne ho migliaia e migliaia e bisogna pure che li adoperi Zucchina seguì i Limoncini sospirando secondo il suo solito. — Perché sospirate tanto? <…> [8, C. 9].

Перевод: Тыква последовал за Лимончиками, вздыхая по своей привычке. Почему так вздыхаете? <…> Я работал всю жизнь и каждый день откладывал в сторону дюжину вздохов: теперь у меня их несколько тысяч, и есть потребность их использовать.

Кум Тыква по своему обыкновению, глубоко вздыхая, шел за Лимончиками. <…> Я работал весь свой век и копил только вздохи. <…> [6, C. 13].

 

Здесь внутреннее состояние обездоленного героя передается особыми акустическими образами –— вздохами, которые в русском переводе соединяются с устойчивым выражением «весь свой век», означающим «всю жизнь», что сообщает данному отрывку большую степень обобщения по сравнению с оригиналом и вносит элемент разговорности. В целом же русские переводчики следуют оригиналу, акцентируя внимание на социальной проблематике произведения, на противопоставлении честного труженика и несовершенного социального устройства общества.

Родари, воспроизводя в своем творчестве каноны итальянской литературной сказки, много внимания уделяет сатирическому изображению персонажей, принадлежащих к правящему классу. Ср.

Таблица 4 – Сравнение текста в оригинальном и переводном текстах

G. Rodari З. М. Потапова, С. Я. Маршак
Pomodoro guardò con curiosità nello specchio. <…> Naturalmente, invece, ci vide la sua faccia, rossa di fuoco, con gli occhietti piccoli, con la bocca cattiva
[8, C. 18].

Перевод: Помидор с любопытством посмотрел в зеркало. <…> он увидел собственное лицо, красное от гнева, с маленькими глазками и злым ртом.

Кавалер Помидор не удержался от искушения и посмотрел в зеркальце одним глазом <…> увидел красную, как огонь, физиономию <…> c широким ртом, похожим на прорезь копилки [6, C. 21].
Il barone Melarancia era davvero visibile a grande distanza <…> Si dovette subito provvedere per un aiutante che lo aiutasse a portare la pancia, perché da solo non ce la faceva più [8, C. 3].

Перевод: Барон Апельсин был заметен <…> на расстоянии одного километра его можно было спутать с холмом. Пришлось помощника нанять, который нес бы его живот, так как сам он этого делать не мог.

<…> барон Апельсин был очень видной особой целой горой за версту казался. Пришлось нанять слугу для него, который возил бы его живот, — сам барон уже не в состоянии был таскать свое внушительное брюхо [6, C. 3].

Как известно, образ в художественном тексте представляет сложное единство изображения и выражения, в котором изображение определяет предметную структуру образа, т.е. конкретное, эксплицитно выраженное описание, а выражение — его эмоциональную составляющую. То же самое касается и имени героя. Благодаря своей неотделимости от действующего лица, имя воспринимается в ассоциативном комплексе с ним и не только указывает на обозначаемый объект, но и служит его характерологическим представителем [10, C. 327]. В этом смысле имена кавалера Помидора и барона Апельсина получают отрицательную коннотацию. В данном фрагменте действующие лица раскрываются посредством сравнения их с природными явлениями или с неодушевленными предметами: так, в русском переводе барон Апельсин сравнивается с горой, а рот Помидора — с прорезью копилки. Использование в этом отрывке двойной цветовой характеристики героя («красную, как огонь, физиономию») позволяет говорить о том, что цветовая гамма образов овощей и фруктов в этом произведении включает в себя и их естественный цвет, и соответствующие им цветовые эпитеты, что приводит к характерной мультипликации цветосемантики и в оригинальном, и в переводном тексте, сообщая им акцентированную визуальность. Ср.: «Его красные <…> щеки, казалось, вот-вот лопнут, как перезрелый помидор»; «Он развернул свой огромный платок с красными и синими клетками»; «Он опять почернел, посинел, позеленел, покраснел, пожелтел…»; «У всех остальных бутылок были красные ярлыки, а у этой – желтый»; «Скоро белый флаг взовьется там, внизу, между двумя красноватыми столбами ворот». Выделенные курсивом в данном отрывке виды лексических, грамматических и стилистических трансформаций («кавалер», «искушение»), использование в одном предложении нейтральной и сниженной разговорной лексики («возил бы его живот», «таскать свое внушительное брюхо») воспринимаются как выражение переводческих принципов Потаповой-Маршака, направленных на адаптацию оригинала через создание эквивалентного перевода и его некоторую русификацию.

Отметим еще одну важную особенность, которая сохранилась в переводе «Приключений Чиполлино». Это вкрапления итальянских слов, передающих реалии итальянской действительности: барон, кавалер, сольдо, синьор, лира и т.д. Сохранение иноязычных слов в переводе позволяет читателю не только познакомиться с новым для него миром, но и в значительной степени расширить свой кругозор. Ср.: «Только у кума Тыквы заводилось несколько сольдо; за консультацию графиням Вишням <…> по делу о вторжениидесять тысяч лир и т.д.» [6, C. 9].

Итак, сравнив отдельные фрагменты из сказки Родари с переводом Потаповой под редакцией Маршака, можно утверждать, что перевод «Приключений Чиполлино» не следует рабски за оригиналом, наоборот, русские авторы делают попытку творчески переосмыслить оригинал, не нарушая при этом исходный текст. Перевод доносит до своих маленьких читателей содержание итальянской сказки, знакомит с развитием сюжета, характерами главных героев, основной проблематикой произведения. Перевод-редактирование Потаповой-Маршака вполне соответствовал оригиналу и по точности понимания авторского замысла, и по своим художественным достоинствам.

Небывалый размах народного движения в защиту мира и демократии в Италии во многом стал идейным и эстетическим стимулом для развития ее национальной культуры и литературы. Как отмечает Потапова, демократические устремления, живой интерес к судьбам народа, желание своим творчеством помочь разрешению социальных проблем — вот что движет вперед прогрессивную итальянскую литературу, подсказывает ей правильную оценку действительности и верную перспективу будущего [11, C. 373]. «Приключения Чиполлино» — произведение, в аллегорической форме описывающее острые социальные конфликты современного мира, нашедшие отражение в жанре итальянской литературной сказки и в ее русском переводе.

Книгу «Приключения Чиполлино» можно считать важным вкладом в развитие детской литературы в Италии и в России, послужившей во многом основой для культурного сближения двух стран. Перевод-редактирование Потаповой-Маршака знаменовал собою новую ступень в развитии русского переводческого искусства. Он в полной мере соответствовал требованиям, которые предъявлялись к детским переводным произведениям. Полноценная передача содержания «Приключений Чиполлино», языковое мастерство и переводческое искусство двух авторов позволили сказке Родари стать значимым фактом в истории отечественной детской литературы 1950—1980-х гг.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Бегак Б. Игра и жизнь / Б. Бегак // За горами, за морями. — М.: Детская литература, 1982. — 126 с.
  2. Минералова И. Г. Зарубежные детские писатели в России: Библиографический словарь / И. Г. Минералова. — М.: Флинта, 2005. —345с.
  3. Шалаева Г.П. Кто есть кто в мире / Г. П. Шалаева, Е. В. Ситникова и др. — М.: Эксмо, 2006 г. —1678 с.
  4. Маршак С.Я. Собрание сочинений / С. Я. Маршак: в 8 т. — М.: Худож. лит., 1971. Т. 6. — 543 с.
  5. Твардовский А. Т. О переводах С. Я. Маршака / А. Т. Твардовский // Маршак С. Я. Сочинения: в 4 т. — М.: Гос. изд-во худож. лит., 1959—1960. Т. 3. 950с.
  6. Родари Дж. Приключения Чиполлино / Дж. Родари. Пер. З.М. Потапова. — М.: Эксмо детство, 2015. — 264 с.
  7. Аутлева Ф.А. Фольклорные и литературные традиции в художественном творчестве и переводческой деятельности С. Я. Маршака / Ф. А. Аутлева. дис. канд. филол. наук — Майкоп, 2005. — 190 с.
  8. Rodari G. Le avventure di Cipollino / G. Rodari. — Eiunaudi ragazzi, 1960. — 74 pp.
  9. Прокопович С.С. Адекватный перевод или интерпретация текста? / С. С. Прокопович // Тетради переводчика: Вып. 17. — М.: Международные от-я, 1980. — 120 с.
  10. Кухаренко В. А. Интерпретация текста / В. А. Кухаренко. — Л.: Просвещение, 1979. — 327 с.
  11. Потапова З.М. Прогрессивная литература Италии / З. М. Потапова // Прогрессивная литература стран капитализма в борьбе за мир. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1952. — 373 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Begak B. Igra i zhizn’ [Game and Life] / B. Begak // Za gorami, za moryami [Beyond the Mountains, Beyond the Seas] — M.: Children’s literature, 1982. — 126 pp. [in Russian]
  2. Mineralova I.G. Zarubezhnyye detskiye pisateli v Rossii: Bibliograficheskiy slovar. [Foreign children’s writers in Russia: Bibliographic dictionary] / I.G. Mineralova. — M.: Flinta, 2005. — 345 pp. [in Russian]
  3. Shalaeva G. P. Kto yest’ kto v mire. [Who is who in the world] / G. P. Shalaeva.— M.: Eksmo, 2006 — 1678 pp. [in Russian]
  4. Marshak S. Ya. Sobraniye sochineniy. [Collected works] / S. Ya. Marshak. — in 8 volumes — M.: Khudozh. Lit., 1971. Vol. 6. — 543 pp. [in Russian]
  5. Tvardovsky A. T. O perevodakh S. YA. Marshaka [On the translations of S. Ya. Marshak] / A. T. Tvardovsky // Marshak S. YA. Sochineniya. [Marshak S. Ya. Works: in 4 volumes] — M.: State. publishing house art. lit., 1959—1960. Vol. 3. — 950 pp. [in Russian]
  6. Rodari G. Priklyucheniya Chipollino [Adventures of Cipollino] / G. Rodari ; Transl. Z. M. Potapova — M.: Eksmo childhood, 2015. — 264 pp. [in Russian]
  7. Autleva F. A. Fol’klornyye i literaturnyye traditsii v khudozhestvennom tvorchestve i perevodcheskoy deyatel’nosti S. YA. Marshaka [Folklore and literary traditions in artistic creativity and translation activity of S. Ya. Marshak] / F. A. Autleva. dis. Cand. philol. Sciences — Maykop, 2005. — 190 pp. [in Russian]
  8. Rodari G. Le avventure di Cipollino [Adventures of Cipollino]/ G. Rodari. — Eiunaudi ragazzi, 1960. — 74 pp. [in Italian]
  9. Prokopovich S. S. Adekvatnyy perevod ili interpretatsiya teksta? [Adequate translation or interpretation of the text?] / S. S. Prokopovich // Tetradi perevodchika [Notebooks of the translator]: Vol. 17. — M.: International from-ya, 1980. — 120 pp. [in Russian]
  10. Kukharenko V. A. Interpretatsiya teksta. [Text interpretation] / V. A. Kukharenko. — L.: Education, 1979. — 327 pp. [in Russian]
  11. Potapova Z. M. Progressivnaya literatura Italii [Progressive Literature of Italy] / Z. M. Potapova // Progressivnaya literatura stran kapitalizma v bor’be za mir. [Progressive Literature of Capitalist Countries in the Struggle for Peace] — M.: publishing house of the USSR Academy of Sciences, 1952. — 373 pp. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.