Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.55.099

Скачать PDF ( ) Страницы: 86-88 Выпуск: № 01 (55) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Майнагашева Н. С. ОБРАЗ ПРОСТРАНСТВА В РОМАНЕ Н. Г. ДОМОЖАКОВА «В ДАЛЕКОМ ААЛЕ» / Н. С. Майнагашева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 86—88. — URL: https://research-journal.org/languages/obraz-prostranstva-v-romane-n-g-domozhakova-v-dalekom-aale/ (дата обращения: 25.03.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.55.099
Майнагашева Н. С. ОБРАЗ ПРОСТРАНСТВА В РОМАНЕ Н. Г. ДОМОЖАКОВА «В ДАЛЕКОМ ААЛЕ» / Н. С. Майнагашева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 86—88. doi: 10.23670/IRJ.2017.55.099

Импортировать


ОБРАЗ ПРОСТРАНСТВА В РОМАНЕ Н. Г. ДОМОЖАКОВА «В ДАЛЕКОМ ААЛЕ»

Майнагашева Н.С.

Кандидат филологических наук

Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №16-04-00332

ОБРАЗ ПРОСТРАНСТВА В РОМАНЕ Н. Г. ДОМОЖАКОВА «В ДАЛЕКОМ ААЛЕ»

Аннотация

В данной статье анализируется образ пространства в романе хакасского писателя, автора первого романа на хакасском языке – Николая Доможакова «В далеком аале» с целью выявления и описания специфики пространственных представлений народа в художественном мышлении. Задача – рассмотрение роли фольклорных образов в художественном мире писателя. Исследование позволяет выявить и описать основы пространственных представлений хакасов, явленных в первом панорамном произведении литературы. Актуальность обусловлена слабой изученностью данной проблемы как в творчестве писателя, так и в национальной литературе в целом.

Выявлен состав художественных понятий в романе «В далеком аале», выражающих специфику образа чазы (степь) как пространства и как одного из составляющих компонентов национального образа мира. Вполне логично заключить, что основа художественного пространственного образа степи лежит в мифологии и фольклоре народа и закономерно проявляется в литературной традиции.

Ключевые слова: Н. Г. Доможаков, роман, пространство, национальный образ мира, хакасы, хакасская литература

Maynagasheva N.S.

PhD in Philology

Khakass Research Institute of Language, Literature and History

THE IMAGE OF SPACE IN N. G. DOMOZHAKOV’S NOVEL «IN THE FAR AAL»

Abstract

The article analyzes the image of space in novel «In the far aal» of a Khakass writer, author of the first novel in the Khakass language, Nikolai Domozhakov with the purpose to identify and describe specificity of the people’s spatial visions in artistic thinking. Tasks are consideration of the role of folkloristic images in the writer’s artistic world. The research will allow identifying and description of the basis of spatial visions of the Khakass appearing in the first panoramic work of literature. The relevance is determined by insufficient knowledge of this issue both in the writer’s creative work and in national literature in general.

The composition of artistic images in novel «In the far aal» representing specificity of chazy (steppe) as space and as one of components of a national image of the world is identified. It is quiet logically to conclude that the basis of the artistic spatial image of a steppe lies in the people’s mythology and folklore and expectedly appears in a literary tradition.

Keywords: N. G. Domozhakov, novel, space, national image of the world, the Khakass, Khakass literature

Первый хакасский роман Н. Г. Доможакова «В далеком аале» вышел в свет 1960 г. Был осуществлен перевод на русский язык Г. Ф. Сысолятиным и пережил и многочисленные переиздания в центральных изданиях нашей страны, перевод на тувинский, латышский, киргизский языки. По мотивам романа снят фильм Свердловской киностудией «Последний год Беркута» (режиссер В. Лысенко). Роман Н. Г Доможакова имел важное значение для дальнейшего развития хакасской литературы ХХ в. Интерес к роману со стороны науки не угасает и сегодня. Роман Н. Г. Доможакова как первое крупное, панорамное произведение в национальной литературе хакасов является прекрасным материалом для выявления модели художественного мышления. Несомненно, Н. Доможаков в своем романе отразил свою национальную среду. Специфика образа мира проявляется в системе образов, сюжетной и пространственно-временной организации романа. В данной статье ставим цель рассмотреть специфику отражения пространственных представлений хакасского народа в первом романе. Общеизвестно, что пространство – одна из важнейших категорий в восприятии мира любого народа, и каждый народ в пространстве выделяет какие-то объекты, которым придается особый смысл. Многие отечественные ученые-филологи исследуют специфику художественного пространства в творчестве того или иного писателя. Так, С. В. Шешунова отмечает, что «при анализе художественного пространства русской литературы в первую очередь выделялись мотив дороги и связанная с ним идея пути. Наиболее часто в этом отношении исследовались произведения Н. В. Гоголя», а также к «особым пространствам» относится «локус усадьбы» [1].

Как отмечает А. Ф. Кофман, «художественный образ «своего» пространства, каким он складывается в искусстве и литературе тех или иных народов, является важнейшей частью национальных или региональных культур» [2].

В романе Н. Г. Доможакова описанию чазы ‘степь’ как «своего пространства», как исконного места жительства хакаса-скотовода отводится значительное место. Чазы представляется как бесконечное пространство, как место, где пасутся тысячи лошадей, коров и овец. Основными обитателями этого бесконечного пространства являются люди-скотоводы и скот. В этой степи огромному количеству скота еды хватает на круглый год, а упитанный скот предполагает благосостояние самого человека и народа в целом. Такое представление хакасского народа о степи наблюдаем и в произведениях фольклора: в сказках, преданиях, героических сказаниях. Например, в героическом сказании «Албынчи»:

Хадарғанда кöп малы

Ах чазаа чайылып парған.

Ах одын оттап чöрiпчедедiр,

Кöк одын чiп чöрiпчедедiр [3, с. 13].

Скот [его] многочисленный

Разбрелся по белой степи.

Пасется на белой траве [степи],

Ходит-ест зеленую траву [степи]. (Здесь и далее перевод наш – Н.М.).

Также в сказании «Дева-богатырша Тюлгю-Хызыл» также описывается многочисленный скот в степи:

Ах чазаа толдыра маллығ полтыр.

Ах ибге толдыра истiг полтыр [3, с. 101].

Белая степь была полна скотом [ее].

Белая юрта была полна богатством [ее].

Пространство степи, по представлениям хакасов, огромно, бесконечно. Во многих лирических состязательных песнях, складывавшихся веками, – тахпах’ах – народ также зафиксировал свое представление о чазы чирi ‘степная земля’ как о великом, бескрайнем пространстве:

Хара харахнаӊ кöр турзаӊ,

Харах читпес чазылар чатча

[4, с. 83].

Илбек аххан суғлар

Илбек чазаа чайылчадыр [4, с. 83].

Смотришь черными глазами,

Степи лежат – не объять глазами.

 

Великие текущие реки

Разливаются на великие степи.

Степь в хакасском фольклоре зачастую характеризуется эпитетами чалбах, аллығ ‘широкая’, илбек ‘великая’, хыри чох ‘бескрайняя’, хумнығ ‘песчаная’, кöлбей парған раскинувшаяся’, чалбах чатхан ‘широко лежащая’, хадарған малны тосхырчатхан ‘насыщающая пасущийся скот’, илбек малны азырап öскiредiр ‘огромное [количество] скота кормит и растит‘. Как правило, в зависимости от времени года и цветения тех или иных трав в теплое время года, для характеристики степи применяются типичные эпитеты ах ’белая’, кöк ‘зеленая’.

Это, скорее всего, не набор простых эпитетов, а «типовые, народно-отстоявшиеся зрительные представления» [5] хакасского народа о степи, своеобразные общезначимые для народа понятия и характеристики степи. Такие понятия, как чалбах, аллығ ‘широкая’, илбек ‘великая’, хыри чох ‘бескрайняя’, хумнығ ‘песчаная’, кöлбей парған раскинувшаяеся’, чалбах чатхан ‘широко лежащая’, идут из мифологических представлений народа о хаотическом пространстве, где нет порядка и где все для человека представляет угрозу, трудности преодоления. Так, хакасский шаман, двигаясь в страну Юзют чирi (земля умерших душ), преодолевал несколько видов степей. Сначала он встречал Хуу чазы – степь с пожелтевшей скудной растительностью. Как пишет исследователь В. Бурнаков, «трудности в преодолении этого пространства заключались в том, что вся эта степь была лишена воды» [6]. Затем шаману, кроме разных скалистых мест, необходимо было преодолеть пространство бескрайних песчаных степей – Хум чазы, а также – степи с колючками и жесткими травами – Сiген оттығ чазылар. Все эти степи не имели привычных для человека признаков жизни. Это своеобразное «зеркальное» отражение потустороннего мира в мифологическом сознании. Шаманы, рисуя картину потустороннего мира, оказывали влияние и на художественное, фольклорное, сознание народа, что и сыграло роль в формировании образа степи, например, в песнях, сказаниях и сказках.

Реальное пространство – чазы – не пустое, а наполнено жизнью, и прежде всего скотом. И именно количеством скота, а не золотом мерили богатство и состояние человека в этом пространстве. В романе Н. Г. Доможакова этот пасущийся скот принадлежит богачам Пычону и Хапыну, но пасут и ухаживают за ним в степи батраки: Каной со своей супругой пасут молодняк, Домна с дочерью смотрят за овцами, а ее муж с сыном, Сагдай и Сабис – за табуном лошадей. Каждый из них свое дело знает и с любовью относится к своим питомцам. И неважно, чей это скот – хозяйский (чужой) или свой, все они смотрят за ним, как за своим. Тем самым автор показывает исконное отношение народа к скотоводству. Каной со своей супругой не представляют свою жизнь без степи и скота. «Хомай нимес чуртас Каной ирепчiнiң. Хаӌан даа тизек, арых чызы хада. Öң-пазы тÿктiг iнек малларны кöрерге сiлiг. Каной ирепчi хайди поларӌыхтар, сынап Хапың оларны малдаӊ сығарыбысса? Арығ öлiм. Мал чох олар чуртап полбасчыхтар аалда – эрiстiг» [7, с. 62]. (Неплохая жизнь у Каноя с супругой (курсив мой – Н.М.). Всегда родные запахи здесь. Красиво наблюдать за коровами разных мастей. И что бы с ними было, если Хапын освободил их от этой работы? Смерть, да и только. Они бы не смогли прожить без скота – скучно.)

Степь в романе Н. Г. Доможакова выступает не только как один из центральных фрагментов природы Хакасии, но для многих героев Н. Г. Доможакова степь – это родной дом. Образ степи в романе, как и в фольклоре, обладает глубокой значимостью. Степь и кормит, и одевает, и греет. Растительность степи, на первый взгляд, скудна, но в ней есть пища для скота на круглый год.

В романе четко прослеживается, что в традиционной культуре хакасов глубоко укоренено представление о насущной потребности в единении человека с природой. Через образы Сагдая, Домны, Каноя автору удается передать традиционное представление народа о степи. Для них степь – дом родной, они являются органической частью этого простора, только здесь они чувствуют свою нужность, здесь они видят смысл жизни. Сагдаю, пасущему лошадей, ничего не стоит заночевать в степи, ему с детства знакомы все звуки ночной степи: «Сағдайға чазыда аалдаң даа истiг хонарға. Сағдай хырых сигiс чазының чарымызын чазыда хонған полар» [7, с. 128] (Сагдаю ночевать в степи даже лучше, чем в селе. Из своих сорока восьми лет он большую часть, пожалуй, ночевал в степи).

Сагдай порой ведет диалог с совами, волками и другими обитателями этих мест: «Сынап таа ырах чалғыс пÿÿр улуп сыххан. Сағдай тыңнан кöрген. «Чалғызан, парасхан, сыхтапча», – чоохтан салған таң адына ба, таң позына ба» [7, c. 131]. (Вдалеке завыл одинокий волк. Сагдай прислушался. «Один, бедный, плачет», – сказал Сагдай то ли лошади своей, то ли себе).

Художественное воплощение образа степи в романе Н. Доможакова таково, что это, хотя и бескрайнее, открытое пространство, в то же время оно имеет строгую организованность, здесь человек-скотовод живет не одно тысячелетие, и все ее обитатели живут здесь полной, достаточной жизнью. Это и безопасное место для человека – его родной дом, может, поэтому деревянные юрты, жилище скотоводов, находящееся посреди степи, в романе Н. Г. Доможакова сливаются с общим пейзажем, не выделяются особо на общем фоне. У хакасов юрты деревянные – капитальные, свидетельствующие об оседлости, привязанности к определенной земле, определенному участку земли – степи.

Таким образом, сформированное мифологическим и фольклорным сознанием пространственное представление хакасов о степи как об «особом пространстве» – чазы – сохраняется в литературе, и можно говорить о существовании в хакасской литературе достаточно цельного, модельного и специфического образа «своего» пространства.

Список литературы / References

  1. Шешунова С. В. Национальный образ мира в русской литературе: П.И. Мельников-Печерский, И.С. Шмелев, А.И. Солженицын: дисс… д. филол.н.: 10.01.01: защищена …: утв. 27.03.2007 / Светлана Всеволодовна Шешунова. – Дубна, 2006. – С. 121.
  2. Кофман А.Ф. Латиноамериканский художественный образ мира. – М.: Наследие, 1997. – С. 25.
  3. Алыптыг нымахтар / сост. В. Доможакова и Д. Чанкова. – Абакан: Хак.обл. издат., 1951. – 319 с.
  4. Хакасские народные тахпахи / сост., предисл., перевод М. А. Унгвицкой. – Абакан: Хакасское отделение Красноярского книжного издательства, 1980. – 130 с.
  5. Гачев Г. Национальные образы мира. Общие вопросы. Русский. Болгарский. Киргизский. Грузинский. Армянский. – М.: Советский писатель, 1988. – С. 70.
  6. Бурнаков В. Путешествие в «Мир мертвых»: мистерия хакасского шамана Макара Томозакова // Проблемы истории, филологии, культуры. 2008, № 22. – С. 614.
  7. Доможаков Н.Г. Ыраххы аалда. Роман. – Абакан: Хакасское книжное издательство, 1960. – 400 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Sheshunova S. V. Natsionalnyi obraz mira v russkoi literature: P. I. Melnikov-Pechersky, I. S. Shmelyov, A. I. Solzhenitsyn: diss… d. filol.n.: 10.01.01: zashchishchena …: utv. 27.03.2007 [National image of the world in Russian literature: P. I. Melnikov-Pechersky, I. S. Shmelyov, A. I. Solzhenitsyn: diss…Doctor of Philology: 10.01.01: defended …: approved on 27.03.2007] / SvetlanaVsevolodovna Sheshunova. – Dubna, 2006. – P. 323. [in Russian]
  2. Kofman A. F. Latinoamerikanskij hudozhestvennyj obraz mira [Latin-American artistic image of the world]. – M.: Nasledie, 1997. – P. 25. [in Russian]
  3. Alyptyg nymahtar [Heroic tale] / sost. V. Domozhakova and D. Chankova. – Abakan: Hak. obl. izdat., 1951. – 319 p. [in Khakass]
  4. Hakasskie narodnye tahpahi [Khakass peoples takhpakhs] / sost., predisl., perevod M. A. Ungvickaja. – Abakan: Hakasskoe otdelenie Krasnojarskogo knizhnogo izdatelstva, 1980. – 130 p. [in Russian]
  5. Gachev G. Nacionalnye obrazy mira. Obshchie voprosy. Russkij. Bolgarskij. Kirgizskij. Gruzinskij. Armjanskij [National images of the world. General issues. Russian. Bulgarian. Kirghiz. Georgian. Armenian]. – M.: Soviet writer, 1988. – P. 70. [in Russian]
  6. Burnakov V. Puteshestvie v «Mir mertvyh»: misterija hakasskogo shaman Makara Tomozakova // Problemy istorii, filologii, kultury [Journey to «The world of dead»: mystery of Khakass shaman Makar Tomozakov // Issues of history, philology, culture]. 2008, № – P. 614. [in Russian]
  7. Domozhakov N. G. Yrahhy aalda. Roman [Yrakhkhy aalda. Novel]. – Abakan: Hakasskoe knizhnoe izdatelstvo, 1960. – 400 p. [in Khakass]

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.