Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.106.4.116

Скачать PDF ( ) Страницы: 60-69 Выпуск: № 4 (106) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Попова В. Б. НУЛЕВОЙ АРТИКЛЬ КАК ДЕЙКТИК СЕМАНТИЧЕСКОГО ИНВАРИАНТА, МНОЖЕСТВЕННОСТИ ДЕНОТАТА / В. Б. Попова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 4. — С. 60—69. — URL: https://research-journal.org/languages/nulevoj-artikl-kak-dejktik-semanticheskogo-invarianta-mnozhestvennosti-denotata/ (дата обращения: 18.05.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.116
Попова В. Б. НУЛЕВОЙ АРТИКЛЬ КАК ДЕЙКТИК СЕМАНТИЧЕСКОГО ИНВАРИАНТА, МНОЖЕСТВЕННОСТИ ДЕНОТАТА / В. Б. Попова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 4. — С. 60—69. doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.116

Импортировать


НУЛЕВОЙ АРТИКЛЬ КАК ДЕЙКТИК СЕМАНТИЧЕСКОГО ИНВАРИАНТА, МНОЖЕСТВЕННОСТИ ДЕНОТАТА

НУЛЕВОЙ АРТИКЛЬ КАК ДЕЙКТИК СЕМАНТИЧЕСКОГО ИНВАРИАНТА,
МНОЖЕСТВЕННОСТИ ДЕНОТАТА

Научная статья

Попова В.Б.*

Академия маркетинга и социально-информационных технологий – ИМСИТ, Краснодар, Россия

* Корреспондирующий автор (v.kiy[at]bk.ru)

Аннотация

В статье показаны сущность и специфика нулевого артикля, рассматриваемого в составе триады «определённый / неопределенный / нулевой типы» в качестве полноправного члена оппозиции, имеющего свой функциональный статус. Научная новизна заключается в системном применении к актуализированному имени существительному, сопровождаемому нулевым знаком, в качестве инструмента анализа философских категорий «единичного, общего и особенного», «вариативности / невариативности», соотносимых с лексическим значением и вариативностью денотативного ряда, категориями «целого и целостного», соотносимых с семантическим инвариантом имени и единицами синтаксиса. Лексический инвариант и его актуализация рассмотрены с позиций математической логики, дихотомии «элемент / множество». Введена категория «множественности» в отличие от «количественности», выделены типы множественности. Установлено различие по категории «вариативность особенного» для определенного, неопределенного, нулевого типов артикля.

Предложены именования нулевого артикля: «едино-исчисляющий», «указатель множественности», «композиционный артикль».

Ключевые слова: нулевой артикль, множественность, инвариант лексического значения, семантическая целостность, элемент – множество, денотативный ряд.

THE ZERO ARTICLE AS A DEICTIC OF THE SEMANTIC INVARIANT,
THE MULTIPLICITY OF DENOTATUM

Research article

Popova V.B.*

Academy of Marketing and Social and Information Technologies “IMSIT”, Krasnodar, Russia

* Corresponding author (v.kiy[at]bk.ru)

Abstract

The article demonstrates the essence and specificity of the zero article, which is examined as a part of the triad “definite/indefinite/zero types” as a full member of the opposition with its own functional status. The scientific novelty lies in the systematic application of the philosophical categories of “singular, general and particular”, “variation / non-variation” to the actualized noun, which is accompanied by a zero sign, which are correlated with the lexical meaning and variation of the denotative array, the categories of “whole and integral”, which are correlated with the semantic name invariant and syntax units. The lexical invariant and its actualization are considered from the standpoint of mathematical logic, the “element/set” dichotomy. The category of “multiplicity”, as opposed to “quantity”, is introduced, and the types of multiplicity are distinguished. The study establishes the difference in the category “variation of the particular” for the definite, indefinite, zero types of the article and proposes the naming for the zero article: “one-enumerative”, “multiplicity index”, “composite article”.

Keywords: zero article, multiplicity, lexical meaning invariant, semantic integrity, element-set, denotative series.

Введение

Актуальность темы исследования определяется тем, что метаязыковое описание артикля нельзя считать сложившимся. Нет теории, в рамках которой любой случай употребления артикля был бы описан непротиворечиво, предстал как проявленная закономерность. Особенно трудным для понимания носителя безартиклевого языка предстает нулевой знак, нулевой сопроводитель в рамках триады определенный – неопределённый- нулевой типы артикля. Трудность восприятия объясняется также тем, что в русском языке имя существительное не имеет формального предваряющего сопроводителя. Однако нулевое сопровождение существительного в русском и нулевой знак в артиклевом языке невозможно отождествлять, так как нуль приобретает смысл именно в составе триады. Исследователи вновь и вновь обращаются к теме нулевого знака [1], [2], [3].

В практическом плане русскоговорящий знает по этой теме, что национальность, партийная принадлежность, профессия (для немецкого языка), а также имена собственные маркируются нулевым сопроводителем. Отвлекаясь от того, что всёвышеперечисленноеможетбытьупотреблено в определенных контекстах с иными типами артикля – определенным и неопределенным, – обратим внимание на то, что изучающим иностранный артиклевый язык предлагается далеко не полный перечень не самых частотных случаев использования нулевого артикля, а не сущность исследуемого феномена. Как велика на самом деле доля нулевого сопроводителя остается вне рамок представлений русскоязычного студента и преподавателя: это 40 % имен существительных, что является паритетным значением с определенным артиклем, тоже 40 % (неопределенный – около 8-10 %, прочие сопроводители – 10-12%) [4, С.31]. Не могут быть, и действительно, не являются 40 % употреблений существительных в речи именованиями профессий, национальности, именами собственными. Громоздкое объяснение, что в тех случаях, где был употреблён неопределенный артикль в единственном числе, употребляем ноль во множественном не представляется разъяснением как таковым: неудобной представляется мыслительная операция изначального обращения к единственному числу, затем перевод во множественное, кроме того, есть случаи употребления одной и той же лексемы с нулевым или неопределенным артиклем в единственном числе; тогда эта формулировка ничего не объясняет. Например, лексема «яблоко» в следующих примерах в единственном числе:

  • Определенный артикль. Der Apfel fällt nicht weit vom Stamm. – Яблоко от яблони недалеко катится; Er aß den ganzen Apfel. Он съел целое яблоко[5].
  • Неопределенный артикль. Könnte ich erröten, wäre ich jetzt rot wie ein Apfel; Ein Apfel war schuld am Trojanischen Krieg…; Iss ein̕ Apfel oder eine Birne… – Если бы я умела краснеть, то стала бы красная, как яблоко; Из-за яблока началась Троянская Война; Съешь яблоко или грушу… [5].
  • Smilla hat eine schwere Apfelallergie! Ist da Apfel drin?–У Смилы тяжёлая пищевая аллергия на яблоки! Там есть яблоки? (комментарий: в пироге, который съела героиня. В тексте на немецком языке слово яблоко в единственном числе) [6].

Кроме того, одинаковые лексика и синтаксическое построение предложения не означают выбор одного и того же артикля. Не только контекст влияет на артикль, но и артикль определяет контекст. Так, в предложении Я врач существительное может быть употреблено как с нулевым артиклем, Ich bin Arzt (von Beruf – по профессии), так и с определенным Ich bin der Arzt в разных ситуациях речи. С нулем, например, в штатной ситуации знакомства как ответ на вопрос «Кто Вы по профессии?»; с определенным артиклем в ситуации поиска конкретного специалиста среди присутствующих как ответ на вопрос «Есть ли здесь врач Шульце?» (комментарий носителя языка).

Необходимо серьёзное теоретическое обоснование феномена нулевого артикля. Существующие описания чаще всего отвечают на вопрос «как?», но не «почему?». Так, например, в своём исследовании немецкого артикля Гримм и Кемптер дают 13 основных правил и около 50 дополняющих правил по этому виду артикля. Причем, что касается фразеологических оборотов, то имеются и такие формулировки как в N. 37:«в подобных нефразеологических конструкциях можно было бы или даже нужно было бы применить другой артикль (не нулевой – В.П.; перевод наш)» [7, C. 152] или ещё более невнятная формулировка N. 23 [7, C. 101] – «В определенных ситуациях при существительных, которые вне этих ситуаций употребляются с +А или -А, применяется *А», где А – артикль, и значки при А обозначают соответственно его определенный, неопределенный, нулевой типы. Такое объяснение нельзя признать удовлетворяющим.

Исследователи отмечают количественный рост нулевого артикля в речи: французском, греческом [2], [3]. Эта тенденция проявляется и в немецком языке. Феноменология артикля представлена теперь в иных экстралингвистических условиях, которые невозможно игнорировать. Скорость информационного потока и количество информации увеличилась: человек не только ищет нужную информацию, но и защищается от излишней, в том числе от рекламы. Информация стала товаром, который необходимо продать. Глобализация и возможности массовой коммуникации увеличили количество одинаковых обсуждаемых тем во всем мире, клиширование информации. А предъявление темы, ее именование, широкое обобщение – это одна из основных функций нулевого артикля (например, Corona, Lockdown, Mundschutz, Angst, Impfung – Корона (вирус), локдаун, масочный режим (одно сложное слово в немецком), страх, вакцинация). Кроме того, массовая коммуникация приобрела сниженные стилевые характеристики, речевые практики визуальных СМИ утратили нормативный и образцовый характер, дискурсообразование теле-, радиоречи приобрело разговорные стилистические рамки. Что касается научного стиля речи, он приобрел все черты медиалекта, о которых писал Г. А. Солганик [8], Н. И. Клушина [9] и их ученики.

В аспекте лингвориторики речевые личности представлены не столько мастерами слова, ведущими журналистами, учеными, писателями, сколько медийными личностями: светскими львицами, популярными журналистами, шоуменами, представителями эстрады. Их речь далека от нормативности и образцовости. Видеоконтенты, сопровождаемые речью, широко представлены в эфирных и цифровых медиа. И это не только общественно-политические телевизионные программы, развлекательная тележурналистика, это и личные самопрезентации, разнообразные видеосюжеты, распространяемые в социальных сетях WhatsApp, Facebook, Инстаграм и т. п. Эти сюжеты не являются профессиональными, их речевой комментарий зачастую ничего не добавляет к тому, что получает адресат через видеоряд. То, что ранее именовалось в официальных источниках (программа „Euronews”) как «No comment» или в российских СМИ как «Фотофакт», сегодня получает «излишнее» именование. Будучи излишним, оно демонстрирует собственно слово, процесс именования как таковой и сопровождается нулем. Часто это назывные односоставные предложения (речевой образец из частной переписки, видеоконтент; текст приводится с некоторыми сокращениями, в оригинальном тексте существительные с нулевым артиклем подчеркнём, в тексте перевода эквивалент снабдим значком *):

So, wir bereiten gerade schönes Essen. Jetzt guckt mal hier! Lecker Fisch. Haben wir gekauft. Muss man eben aufmachen. …Guckt euch das an! Lacks. Dazu machen wir leckeren Salat. Ist schon fast fertig. Ist er hier mit Käse und Möhren und allem drin. Dann gibt’s Porreedazu und dann schönes Dressing… Dann haben wir Topf

Так, мы как раз готовим прекрасную *еду. Взгляните! Вкусная *рыба. Мы купили. Нужно как раз развернуть (разворачивает бумажную обёртку). Вы только посмотрите на это! *Лосось. К нему мы делаем вкусный *салат. Уже почти готов. Вот он – с *сыром, *морковью, всем и вся. Потом еще *лук-порей к нему и прекрасная *заправка. Вот у нас кастрюля…

Соотношение частотности в использовании артикля – неопределенного, определенного, нулевого – меняется, нулевой превалирует. Однако функциональный потенциал типов артикля остаётся неизменным и требует удовлетворяющего метаязыкового описания даже в условиях сниженной культуры речи и стандартизации тем, предъявлении информации как товара. Сложность нулевого знака объясняется тем, что для его описания необходимо глубокое понимание метаязыковых основ парадигмы определенный – неопределенный артикли. Только в противопоставлении, сопоставлении с этими частями парадигмы может быть описан нулевой знак.

Таким образом необходимо решить следующие задачи: во-первых, определить метаязыковые параметры использования нулевого артикля, позволяющие понимать случаи его использования; во-вторых, на примерах, речевых образцах продемонстрировать сходства и отличие нулевого знака от неопределенного и определенного типов артикля; в-третьих, отличать случаи опущения артикля как тавтологии от собственно нуля; в-четвертых, предложить вариант термина, именующего нулевой артикль более приемлемо для понимания русскоговорящими. В рамках данной статьи мы остановимся в основном на первой и четвертой из указанных задач в силу обширности темы. Теоретическое описание является значимым для курса общей лингвистики в части метаязыкового описания артикля и инвентаризации терминов.

Практическая значимость настоящей статьи определяется тем, что в прикладном аспекте недостаточная разработанность проблематики нулевого артикля негативно сказывается на практике преподавания. Решение поставленных задач существенно упростит изучение данной темы. Понимание ключевой роли понятия семантического инварианта, соотносимого с лексическим значением, равно как и категории типа множественности денотата, определяемого объёмом денотативного ряда и характеристиками референта являются базовыми принципами обучения по этой теме.

Результаты и речевые образцы исследования могут быть использованы в вузах гуманитарного направления при изучении спецкурсов и спецсеминаров по сравнительному терминоведению. Полученные данные могут найти применение в процессе учебно-методической деятельности при создании учебников, учебных пособий по артиклевым языкам. Семантический инвариант, семантическое целое как единица исчисления и тип множественности в качестве ключевых характеристик выбора нулевого артикля могут быть включены в теоретическую часть описания нулевого артикля по курсу иностранный язык (артиклевый).

Материалом исследования послужили образцы диалогической и монологической речи, извлеченные из медийных источников: из современных немецких документальных и художественных фильмов, а также из новостных видеосюжетов, частной переписки в соцсетях с носителями языка. Они записаны и переведены нами на русский язык. Для наглядности иллюстрации теоретических положений по нулевому артиклю текстовые оригинальные фрагменты даны в некоторых случаях в сокращении. Также использованы речевые образцы из Reverso Context, признанного цифрового контента по практике языка в части аутентичных текстов, в нашем переводе. (Единичные хрестоматийно известные примеры даны без ссылки на источник.) Речевые иллюстрации на немецком языке, приведенные в данном исследовании, имеют определенную ценность как актуальные, аутентичные, не используемые ранее в научной и дидактической литературе. Аналогичные примеры могут быть подобраны и на других артиклевых языках.

В рамках данного исследования мы обращаемся к функционалу нулевого артикля в немецком языке, так как в немецком он представлен наиболее широко по сравнению с английским, имеющим такие количественные формы как неопределенные местоименияsameи any, и тем более – по сравнению с романской группой языков, например, французским, имеющим куда более разветвленную систему артиклевых типов. Это и неопределенный артикль во множественном числе, и так называемый частичный артикль – немецкий нулевой артикль объединяет несколько типов указания на количество как вариант денотативного ряда. Анализ функций немецкого нулевого артикля может выступать как теоретическая база дальнейших исследований уже в рамках сопоставительного языкознания.

С целью возможности изучения материала исследователями, не владеющими немецким языком, в тексте перевода примем следующие условные обозначения перед существительным: «+» – определенный артикль, «-» – неопределенный, * – нулевой артикль. Слова с нулевым артиклем в тексте оригинала подчеркнем.

Методы и принципы исследования

В статье применяются следующие методы исследования: структурно-семантический, синтаксический, сопоставительный анализ.

Также в качестве инструмента анализа привлечены некоторые базовые понятия пограничных дисциплин, традиционно рассматриваемых лингвистами в связи с исследуемой темой – философии и формальной логики, в частности некоторые философские категории, такие как «общее и особенное», «единичное», «часть – целое, целостное» [10], а также некоторые понятия теории множеств, «элемент – множество»[11], проецируемые на понятие лексического значения слова, в части его вариативности / невариативности, денотативный ряд.

Нулевой артикль как дейктик семантического инварианта лексического значения. Типы множественности денотативного ряда. Семантическое целое / целостное

Инвариант сопряжён с понятием множественности, воплощения вариантов, объединённых неким единым неизменным значением. В лексическом значении слова выделяем ядро неизменных семантических признаков и периферию вариативных переменных признаков. Инвариант, мягко акцентируя неизменную часть значения за счёт объединения вариантов, всегда имеет одновременно в своем значении некий спектр их переменных, демонстрируя, таким образом, множественность как таковую, претендует на полноту информации [12]:

Elefanten haben, übrigens, ein sehr gutes Gedächtnis, und sie sind soziale Tiere, wie wir und wie Affen oder RaubtiereDelfine sind demnach besonders sozial.

К сведению, *слоны имеют очень хорошую -память, и они – социальные *животные, как мы, или *обезьяны, или *хищники… *Дельфины социальны еще в большей степени (варианты перевода: общительны, имеют ярко выраженные // тесные социальные связи).

Все имена существительные в данном речевом образце по грамматической форме являются формами множественного числа и маркированы нулевым типом артикля. Это артикль, исчисляющий некоторый фрагмент действительности или выделяемое единичное – как некоторое единство, целое или целостное. В данном примере – целостное. Поясним эти философские категории, так их различение является важным в рамках исследуемой темы. Целое образуется единством частей (например, части тела), потеря части ведет к потере качества целого. Целостное – единством относительно разрозненных элементов, объединяемых говорящим не столько по функции, сколько по соположению в пространстве, ментальном объединении. В этом случае потеря части не является потерей качества (человек в шляпе / без шляпы; комната с мебелью – без мебели и т.п.).

Понятие целостного, целостности в свою очередь соотносится с понятием множественности. В цитируемом выше примере множественность, соответствующая лексическому значению существительных, представляет собой весь возможный денотативный ряд соотносимых понятий. Это то, что в лингвистике принято называть предельным классом. Предельным множеством.

Обратимся к понятию множества. «Множество – набор, совокупность, собрание каких-либо объектов, обладающих общим для всех их характеристическим свойством (напр., множество зданий города Москвы, множество планет Солнечной системы и т д.)» [11, С. 353]. И далее: «Всякое множество состоит… из того или иного набора объектов, которые называются элементами множества» [11, С. 354]. «Основным понятием теории множеств является понятие принадлежности элемента множеству» [11, С. 355]. Созвучно этому положение о лексике в Лингвистическом энциклопедическом словаре: «Парадигматические отношения формализуются с помощью математической теории множеств» [13, С. 439].

В соответствии с этим всякое имя существительное задаёт множество, определяемое его лексическим значением. Если неопределенный артикль указывает на ядро лексического значения, оставляя особенные признаки непроявленными, определённый – на периферию, проявленные вариативные признаки, то нулевой артикль, будучи в составе этой триады, снимает это противопоставление. В парадигматическом отношении он указывает на лексическое значение слова как таковое, в его двукомпонентном единстве общего и особенного, реализуемое данным смыслом актуализированного имени существительного.

Форма множественного числа имени существительного – простейший способ проявить множественность, указать на некое множество, содержащее энное количество однородных элементов: {а1, а2, а3…}. Кроме предельного множества, содержащее весь класс элементов, можно выделить множество с некотором неопределенным – большим или меньшим, количеством элементов. Вариативность особенного у каждого элемента может отличаться, в том числе не приниматься значимой величиной, ограничивающей только форму единичного элемента, в зависимости от типа лексики. Имена конкретные нарицательные, имена одушевленные или неодушевленные, именования различных характеристик человека – все это даёт различную вариативность элементов, образующих множество. (Сравни в русском языке вариативность единичного и некоторого количества как исчисляемого единичного для имен нарицательных ложка – ложки, цветок – цветы, абстрактного документ – документы.) Следующие образцы демонстрируют элементы с различными вариативными характеристиками, объединяемые в некую семантическую целостность, множество как операционную единицу. Формально – множественное число существительных нарицательных, абстрактных, одушевленных, неодушевленных. Например, [14]:

Die Bundestagspolizei untersucht den Vorgang, …wertet Besucherprotokolleaus, Videoaufnahmen, die es gibt… Полиция немецкого бундестага расследует +ход событий, …изучает *протоколы посетителей (одно слово в немецком), *видеоматериалы (18), которые имеются…

Demonstranten randalieren vor dem Reichstagsgebäude und auf den Fluren.

*Демонстранты выступили с протестами (дословно: бунтовали) перед +зданием рейхстага и на прилегающих открытых +площадках.

…. Reden gehalten haben auf dieser Demonstration… выступали с* речью (дословно по-немецки: держали речи, сравни в русском держать ответ, предоставить слово) на этой демонстрации.

Wir wissen das durch Recherchen von Kollegen und Kolleginnen von mir…Мы знаем это из *исследований моих *коллег (в немецком* коллег-мужчин и *коллег-женщин)…

Обратимся к именам одушевленным: демонстранты, коллеги (мои). Обратим внимание на то, что подчеркивается именно количественно неопределенная группа людей: скопление незнакомых друг с другом людей, объединенных одной идеей протеста, или относительно незначительная в количественном отношении группа людей, объединенная функцией «место работы», мои коллеги. Налицо вариативность особенного как (поли)-инвариант и доминантная характеристика. То есть характеристика множества.

Собирательность присуща также именам абстрактным, имеющим только форму единственного числа. Они задают определенное множество с той характеристикой, которую именуют. Элементы множества могут предстать как достаточно разнородные:

…, dass man schmutzige Wäsche nicht in der Öffentlichkeit waschen soll. – …, что не следует полоскать грязное *бельёу всех на виду (вариант перевода: открыто, в открытом доступе, дословно: на виду +общественности) [14];

Sie fühlen sich nicht wohl, ja? Sie legen kein Wert auf gutes Essen. – Вы себя плохо чувствуете? Вы не придаёте значения хорошей *еде [15].

Обратим внимание, что элементы множества или потенциальные референты собирательного понятия хорошая еда могут быть достаточно разнородными. Это не есть множественное число как повторение сходных объектов (что характеризовало предшествующую группу речевых образцов).

Как семантическое единство эти примеры представляют собой подмножество множества, а именно грязное белье → бельё, хорошая еда → еда. Словосочетание «прилагательное + существительное» соотносится с понятием подмножества. В цитируемых выше примерах представлены собирательные понятия, грамматически в единственном числе. Ниже – существительное во множественном числе, также в словосочетании «прилагательное + существительное». Они также представляют подмножество множества.

Ich sehe da die alten Freunde denn kaum noch. – Я так редко теперь вижу +старых друзей.

– A propos. Alte Freunde. Weiß du wen ich nach zehn Jahren getroffen habe? *Jan*Königsohn! – Между прочим. О *старых друзьях. Знаешь, кого я встретила спустя десять лет? *Яна *Кёнигзона! [16].

Собеседник, ожидающий гостевой визит, говорит о совершенно конкретных старых добрых друзьях, это некий избранный ограниченный круг людей, с которыми он теперь вынужденно редко видится – определенный артикль. Его гостья (по сюжету это его дочь) останавливается на теме «Старые друзья» вообще, приподнимаясь над конкретным воплощением – нулевой сопроводитель, общий план. Она задаёт множество, удовлетворяющее характеристике «старые друзья» и являющееся подмножеством множества «друзья». И приводит затем в качестве примера таковых имя конкретного человека, антропоним.

Для антропонимов чаще всего используется нулевой сопроводитель, так как такое имя собственное – это очень многокомпонентный образ, понятие, при известной доминанте. В аспекте множественности его элементами являются различные образы одного и того же человека. В известном смысле его можно было бы обозначить как специфическое «собирательное» понятие. Именуемый человек на данном определенном небольшом отрезке времени (не говоря о том, что в зависимости от возраста облик неузнаваемо меняется) предстаёт как сложный и вариативный образ, в зависимости от состояния здоровья, настроения, одежды и т. п., при известной доминанте, котораяи характеризует нарратив как смысловой континуум, определяемый одной и той же личностью, связанными характеристиками одной и той же личности. В аспекте исчисляемости – это единичный объект, который может быть представлен как единичное множество, а значит содержащее некоторую доминантную и вариативные характеристики как комплекс, характеризующий единичный референт.

Такой же вариативностью сложного многокомпонентного образа характеризуются и топонимы: Moskau, Berlin. Подчёркивается неповторимость мест на земле, невариативная составляющая как комплекс индивидуализирующих признаков и вариативная часть: собирательный образ, то есть виды, облик в различные времена года, суток, ракурс.

Чёткое демонстрацию отношения «элемент – множество» в смысле принадлежности элемента множеству демонстрируют наименования национальности, партийной принадлежности, отчасти профессии. Ich bin Russe. – Я русский. Характеристика немыслима вне группы. Национальность есть обязательность принадлежности к огромной группе людей с общими типизирующими чертами. Массовость.

Профессия, партийная принадлежность: вхождение в состав меньшей группы (по сравнению с национальностью), однако достаточно обширной, объединенной общими задачами, стилем жизни и ценностями.

Безусловно, неопределенный, определенный и нулевой типы артикля именуют выделенное единичное. И в этом основа их взаимозаменяемости в речи. В следующем отрывке, который мы приводим без сокращений, словосочетание «Врачи за правду» (вариант перевода: «Врачи за просвещение»)– «Ärzte für Aufklärung» трижды появляется с нулем и один раз с определенным артиклем. В случае нуля демонстрируется количественность группы, это приложение к местоимению «мы» / „wir“. В случае определённого артикля – её отличие от других врачей, подмножество множества, видовое отличие, если можно рассмотреть эту группу как выделяемую единицу во множестве «врачи». Кроме того, в цитируемом примере есть и имена собственные, и фатические обращения «Привет!», «Здравствуйте!» [17]:

Hallo, Hamburg! Moi, Moi! Mein Name ist Heiko Schöning. Ich bin Arzt hier aus Hamburg. Und ich spreche auch heute für die Ärzte für Aufklärung. Wir, Ärzte für Aufklärung, kritisieren die Maßnahmen im Zuge von Covid-19 als überzogen. Wir, Ärzte für Aufklärung, fordern von den Regierungsstellen überzeugende Daten, wenn sie solche repressiven Maßnahmendurchführen und zwar vorher, nicht hinterher.

Wir, Ärzte für Aufklärung, sind über 750 namentlich genannte Unterstützer. Аuf der Website www.ärztefüraufklärung.de haben wir nicht nur unseren Aufruf, sondern auch Informationen im Zuge von Covid-19 publiziert.

*Привет, *Гамбург! *Здравствуйте! Меня зовут *Хейко*Шёнинг. Я *врач из *Гамбурга. И я говорю от имени + «Врачей за правду» (вариант перевода: от имени движения + «Врачи за правду»). Мы, *врачи за правду, критикуем меры по борьбе с *Ковид-19 как неоправданно жесткие. Мы, *врачи за правду, требуем от правительственных организаций убедительных *оснований, если такие репрессивные меры осуществляются, а именно до, а не после их осуществления. Мы, *врачи за правду, это более 750 названных поименно участников движения. На интернет-странице wwwrztefüraufklärung.de мы опубликовали не только наше воззвание, но и *информацию по компании *Ковид -19.

Множественность при доминанте основного качества – это сущностная характеристика нулевого артикля. Фатические обращения суть именования одного типизирующего качества, задающего множество с разнообразием его вариативных воплощений. Так, «Доброе утро!», именуется отрезок времени суток, наполняемый самыми разными настроениями и состояниями, однако говорящий апеллирует к задаваемому им качеству и надеется, что для всех участников коммуникации утро будет именно таким, какими бы реальными событиями оно не наполнилось на самом деле.

Если первые два типа артикля, неопределенный и определенный, обращены к ситуации речи, к качествам референта в большей степени, то нулевой в этой триаде не теряет своей непосредственной демонстрационной силы к системе языка как таковой, лексическому значению слова.

Так, например, все варианты вывесок – указатели на дорогах (имена собственные), бейджи, надписи на зданиях, поясняющие функционал последних (кафе, отель, банк) – обращены не только к содержательной стороне наименования, но и демонстрируют графический образ слова, то есть форму языкового знака, надпись собственно, процесс именования происходит для адресата здесь и сейчас. Множественность проявляется как визуализированная связь инварианта и проявленного варианта: Ausgang, Restaurant, Küche, Manager – *Выход, *Ресторан, *Кухня, *Менеджер. Это визуализированное указание отношения «элемент множества» в демонстрационном варианте, усиленном графически. Надпись означает общее, а референт – особенное актуализированного лексического значения. Дуальная природа множества и его элемента проявлена.

В качестве общего, дополняемого пустыми графами для предъявления особенного, особенных вариативных характеристик предстаёт рубрикация любого типа: анкеты, таблицы, заголовки газетных полос. Например, пол, гражданство и т. д. Заголовки такого рода сопровождаются нулём. Множество задано, элементы множества должны быть названы, дополнены как возможные варианты.

В качестве сложного семантического целого предстает и сложное слово. Это обращает на себя внимание, так как словосложение – ведущий морфологический принцип образования слов в немецком языке: аm MaxPlanckInstitut für Bildungsforschung [18] – в институте *человеческого развития им. Макса Планка.

Указание должности и имени собственного в немецком языке также понимается как семантическое единство, сложное композиционное целое, объединение множеств, включение единичного множества имени собственного в качестве элемента во множество более высокого уровня абстракции: Doktor Gerd Gigerenzer – доктор Герд Гигеренцер [18].

Семантическое целое может именоваться не только именем существительным с прилагательным, но и словосочетанием, синтагмой, предложением. В этом случае понятие множества задаётся более комплексной характеристикой. Основное слово синтагмы, подлежащее, маркируется нулем.

То есть нулевой сопроводитель появляется всякий раз в случае обобщений, в которых маркируются не только понятия, связанные с одним референтом, но и типичные ситуации, имеющие неоднократное воплощение, оформленные более сложно синтаксически в аспекте использованных языковых средств. Пример пересылаемой смс-шутки (личная переписка, немецкий контактёр по WhatsApp):

Puls bei Norddeutschen                                         *Пульс у северных* немцев

Möwenschiss auf derJacke (70)                            *Чайка испачкала (одно слово в немецком) +пиджак (70)

Fischbrötchen fällt aus der Hand (70)                               *Пирожок с рыбой выпал из +рук (70)    

Regen am Tag der Hochzeit (70)                          *Дождь в +день +свадьбы (70)

Trecker kaputt (71)                                                 *Буксир (автопогрузчик) сломался (71)

Touri grüßt mitGuten Moi“ (180)                     *Турист приветствует «Доброе *здравствуйте!» (180).

Задано множество «Пульс у северных немцев» и представлены вариативные элементы этого множества, типичные ситуации внеязыковой действительности. Сами эти ситуации, их описание тоже задают множество. В целом эти множества являются элементами множества более высокой степени абстракции.

Пример семантического целого, представленного предложением: Mann über Bord! – *Человек (мужчина изначально в немецком) за *бортом! Это сигнал к спасению. Человек здесь – и женщина, и мужчина, и старик, и ребенок. Борт – и лайнера, и лодки, и катера, и плота. Не объекты сами по себе в центре внимания говорящего, а их композиционная связь, выражение опасности, необходимость оказания помощи на воде. Это и есть заданное множество, именующее ситуацию «Опасность на воде». Особенность состоит в том, что оно образовано наложением, объединением разных элементов-множеств, не имеющих общего признака (по умолчанию присутствует еще вода и глубина). Артикль можно было бы в этом случае назвать композиционным. Именуемая композиционная целостность имеет свои вариативные регулярные проявления во внеязыковой действительности как повторяющаяся ситуация речи.

Разновидностью такой композиционной целостности можно назвать объединение двух соположенных понятий по линии парадигматических отношений: синонимов, в том числе контекстуальных, антонимов, трактуемых как композиционная целостность. Так как у этих слов есть общая сема и дифференцирующие, это даёт возможность объединения вариантов во множество, состоящее, как правило, из двух элементов. Это идиомы. Например, словосочетания типа auf Schritt und Tritt (от шагнуть, ступить) – на каждом *шагу, mit Leib und Seele (дословно *телом и *душой) – *душой и *телом, со всей страстью, Tag und Nacht– *день и *ночь, когда одна семема усиливает значение другой, будучи близкой по смыслу или объединяемой по иному варианту соположенного значения. Это даёт синергетический эффект. Смысл усиливается, приобретает дополнительный объем и глубину. Это может быть сопоставимо с русским «синий-синий» в смысле усиления базовой семы или «сине-голубой» как демонстрации композиционной целостности из двух именуемых качеств. Все эти выражения служат выражению экспрессии, не являются подлежащими, это обстоятельства действия, некоторый общий фон разворачивания хода событий.

Обратим внимание на то, что композиционно именуемое словосочетанием понятие не является неделимым целым, единицей, это целостное, то есть выделенное единичное, состоящее из двух частей, представляющиходнако единое семантическое целое. Сложный композиционно образ – прерогатива нулевого артикля. Эти словосочетания в предложении не являются подлежащим или прямым дополнением; это обстоятельства, отвечающие на вопросы «как?» «каким образом?», «где?», то есть это характеристика действия, его признак. Ускользает форма, единичность, предметность, характерная для существительного, признак характеризуется невариативностью. Все элементы, описывающие множество включены в него, этих элементов два. Множество конечно и определённо, как признак оно соотносится с неисчисляемым количеством ситуативных вариантов.

Приведем еще примеры отглагольных словосочетаний с нулевым артиклем. Это тоже устойчивые выражения. Типовые, исключительно важные ситуации-описания отобраны культурой того или иного народа: zu Hause sein быть *дома. Неважно, какой дом именно: дворец, лачуга, картонная коробка для бомжа – доминирующим остается значение защищенности и собственной территории; zu Fuß gehen – идти *пешком (в немецком слово *стопа) Не важен размер и форма стопы, важен факт ее задействования, стопа любая – в действии.

Обратим внимание на то, что в этих двух словосочетаниях главным словом является глагол, устойчивое словосочетание – зависимая часть. Характеризуется состояние, движение. То есть именуется признак действия, выраженный существительным с предлогом. Не объект как таковой в центре внимания говорящего: дом, стопа – а характеристика действия, состояния. Если такое выражение становится объектом внимания, выступает как субстантивированный элемент, то, приобретая характеристику имени, может сопровождаться иным типом артикля, в цитируемом далее примере – неопределенным: ein improvisiertes Zuhauseимпровизированное *жильё [19]. Это уже вариативная характеристика, элемент множества „Zuhause.

Вариантом композиционного нулевого артикля можно рассматривать и обращения. Адреса и адресант образуют единство. Это множество из двух элементов, объединяемых идеей контакта, вовлеченности в речевой акт (личная переписка, видеоконтент):

Und so haben wir hier einen wunderbaren Liegeplatz zugelegt. Herrlich! Guckt euch das an! Aus dem Fenster! Dieses Panorama! Wie schön das ist! Ihr könnt euch das vorstellen, wie herrlich das ist! DasistLeben, Leute!

А вот мы оборудовали чудесное -место для отдыха, где можно полежать (одно слово в немецком). Прекрасно! Вы только посмотрите! Вид за +окном! (в немецком только слово окно) Эта панорама! Как это красиво! Вы можете представить, как это прекрасно! Это *жизнь, *люди!

В цитируемом примере обращает на себя внимание также абстрактное слово «жизнь», сопровождаемое нулем. Только что в цитируемом фрагменте были описаны элементы, составляющие прекрасную жизнь как собирательное понятие из названных здесь элементов: удобный лежак, чудесная панорама за окном. Имена абстрактные – суть множества, ментальная проекция, концептуализация окружающего мира. Они не только задают множество, состоящее из разнообразных элементов, объединяемых общностью оценки человеком, эмоциями как результатом познания. Они сами могут входить как элементы во множества более высокой степени абстракции [14]:

Dabei hatte die AFD beim Coronaausbruch noch im Frühjahr ganz auf Vorsicht, Masken und Lockdown gesetzt. – При этом +АФД (прим. Партия в Германии, В.П.) еще весной во время разразившейся +пандемии коронавируса (одно слово в немецком) делала ставку на *осторожность, *маски и *локдаун.

 Обратим внимание на то, что однородные члены предложения также представляют собой очевидное перечисление элементов множества. Этот вариант нулевого артикля также можно было бы именовать композиционным [14]: …Wut und Unzufriedenheit zu instrumentalisieren… – …использовать (как инструмент) *гнев и *недовольство…

Композиционным нулем является также очевидно пересечение множеств типа Peters Freundin – *подруга *Петра, которое образуется пересечением единичного множества имени собственного и множества нарицательного имени, выражая отношение принадлежности.

Вариантом композиционного артикля, демонстрирующим дуальность, можно рассматривать заголовок и текст к нему. Где заголовок – это именование множества, а текст – вариант воплощения потенциально вариативного элемента. Их характеризует композиционная и смысловая целостность.

Заголовок имеет ключевую нагрузку, последующий текст раскрывает его содержание, являясь вариациями ее толкования. Наиболее частым случаем поэтому здесь выступает нулевой артикль. Это характерно для любого артиклевого языка. Например, смотри [3], греческий язык.

Это же относится и к телевизионной публицистике, видеосюжетам [20]: Heftiger Wintereinbruch in den Südalpen. Vor allem in den italienischen Alpen haben die starken Schneefälle seit Freitag zu größeren Problemen geführt.–Мощное *наступление зимы в ЮжныхАльпах. *Проблемы все сложнее – прежде всего в итальянских +Альпах (=в Альпах на юге Италии), начиная с *пятницы, сильные +снегопады.

Мощное *наступление зимы (в Южных Альпах, на юге Альп) – это своего рода наименование всего видеоматериала, тема как заголовок последующего текста. Это первое предложение. Иллюстрация представлена видеорядом здесь же, во всей полноте проявленного особенного: идущий снег, высокие сугробы, заносы. Заметим в скобках, что именования дней недели представляются то как имя собственное и употребляются без артикля, то как один и сопоставляемых элементов – согипонимов гиперонима неделя, определяемых последовательностью в рамках недели. В случае имени собственного имеется в виду единичное множество, многовариантность наполнения событиями такого дня. Нулевой артикль в данном примере, начальной фразе, является триггером последующего раскрытия вариативного сложного семантического целого, которое в языковом плане выражено синтагмой, а именно прилагательным и сложным словом в составе словосочетания: три характеристики поданы как единое целое – мощное наступление зимы.

Имена вещественные задают множества особого типа. Только референт, а не денотат обладает вариативными характеристиками. В случае его отсутствия – это множество с типизирующей характеристикой, которая соответствует собирательному сигнификату и единому денотату. Вариативность определяется выделенным объёмом. Множественность для имен вещественных – кофе, нефть, чай, кровь – заключается в отсутствии единичности как таковой, в отсутствии фиксированной формы, которая могла бы быть повторена и соответственно, это повторение дало бы множественное число. Хотя по грамматической форме это существительные в единственном числе, по значению, это скорее обозначение некой множественности, так как границы жидкостных сред «расплываются», растекаются, занимая все больший объем на плоскости. Говоря метафорически, это перевернутая пирамида, «пипетка», из которой можно «капнуть», выделить тот или иной объём жидкости.

Множественность при доминанте основного качества – это сущностная характеристика нулевого артикля. Не случайно предлагается термин: типы «множественности», в отличие, от скажем «количественности», (см. Н. Л. Огуречникова: «к вопросу о количественности в языковом мышлении» [21]). Количество может быть равным единице. А в обыденном сознании, которое «является неотъемлемой частью научного знания» (Ю. И. Александров [22]), в этом случае исчезает понятие множества, которое – да, может быть и единичным, в соответствии с теорией множеств.

По смыслу имена вещественные сближаются с именованиями чувств, «границы» которых тоже неуловимы, не фиксированы. Доминанта общего позволяет говорить о том, что нулевой артикль в большей степени обращен к понятию, к миру идей, виртуальному представлению о предмете / явлении.

Таким образом, прерогативой нулевого артикля в лексике являются абстрактные слова, природа которых – суть обобщать, особенно именования чувств, веществ, состояний, событий. Это слова не имеют своим референтом реальный предмет с устоявшейся формой. Денотат здесь – это денотативный ряд ссылок на типичные ситуации речи, вызывающие у человека одно и то же, разное по силе чувство. То есть форма проявления содержания вариативна, равно как в известной степени вариативно и содержание, сила чувства, например, при известной семантической доминанте. Так, в следующем диалоге нулем сопровождаются слова, именующие качества, чувства – терпение, любовь. Референтом выступает весь потенциально возможный денотативный ряд во всей своей совокупности. Если прибегать к языку математической логики, то это предельное множество [16]:

– Was ist das Geheimnis eines guten Sousses, Smilla?

Geduld!

– Richtig! Und was noch?

Liebe.

– Du bist das klügste Mädchen auf der ganzen Welt! 

– В чем заключается тайна -хорошего соуса, что его определяет, *Смила?

– *Терпение!

– Правильно. А еще что?

– *Любовь.

Указанные качества приведены во всей полноте возможного объема. Это обращение к виртуальной действительности, сфере чувств человека.

Приведем ряд примеров на абстрактную лексику, описывающую чувства, состояния, нормы отношений и поведения, общественно-политические сферы деятельности – суть широкие обoбщения [14]:

  1. DieMenschenhabenAngstvordemVirus.– Люди боятся вируса (дословно: имеют * страхперед +вирусом).
  2. Wer profitiert von Verunsicherung in der Kriese? – Кто получает прибыль на *чувстве неуверенности (дословно: на * неуверенности) в +кризисе?
  3. Diese Sorgen könnten umschlagen in Vertrauensverlust und sogar Wut. – Эта обеспокоенность (дословно: заботы) может перерасти в *потерю доверия (одно слово в немецком) или даже в *ярость.
  4. Dabei hatte die AFD beim Coronaausbruch noch im Frühjahr ganz auf Vorsicht, Masken, und Lockdown gesetzt. – При этом +АФД (прим. – Партия в Германии, В.П.) еще весной во время разразившейся +пандемии коронавируса (одно слово в немецком) делала ставку (глагол в немецком) на *осторожность, *маски и *локдаун.
  5. Wut und Unzufriedenheit zu instrumentalisieren – …использовать (как инструмент) *гнев и *недовольство.
  6. Viele tragen Mundschutz. Многие носят защитные *маски (дословно: носят * защиту ротовой полости, одно слово в немецком).
  7. Corona hat das Land im Griff. – *Корона (вирус) контролирует страну. (вариант перевода: *Корона (вирус) охватила страну).
  8. Соrona ist vorbei und Corona wird auch nicht wiederkommen.*Корона (вирус) прошла и больше не вернётся (в тексте перевода опущено слово *корона после союза «и»).
  9. Die Menschen halten Abstand von einender. Люди соблюдают *дистанцию (друг от друга; социальную дистанцию).
  10. Politik ist vor аllen Dingen auch Stimmung im Land. –*Политикаэто прежде всего *настроение в стране.
  11. zu Kenntnis nehmen – принять к *сведению
  12. Wo wir Resonanz bekommen… – Где мы получим *резонанс…

Мы не делаем вывод о том, что всегда имена абстрактные употребляются с нулевым артиклем. Это не так. Но всегда, когда акцентируется множественность как некая общность вариативных признаков при семантической доминанте, используется нулевой артикль. 

Заключение

Если неопределенный артикль демонстрирует поиск невариативного содержания, определенный – одновариантность формы как проявленную внешнюю вариативность, то нулевой обращен к инварианту лексического значения. Апеллируя к денотативному ряду, нулевой артикль демонстрирует множественность как таковую в аспекте количества и семантическое единство, композиционную целостность общего доминирующего признака и всего комплекса вариативных одновременно в аспекте качества. Соотносясь с понятием инварианта нулевой артикль характеризуется таким образом невариативностью полного комплекса возможных характеристик лексического значения, при некоей семантической доминанте.

Вариативность особенного, проявленного в выделенном единичном, определяет тип артикля. А именно (используем математические символы, через «А» обозначим единичное):

А ≤ 1, для неопределенного артикля, то есть А есть единичное минус индивидуальное, потенциальная поли-вариативность;

А = 1, для определенного артикля, индивидуальное проявлено в единичном в таком именно варианте, одновариантость;

А ≥ 1, для нулевого артикля, индивидуальное и сущностное взято во всей возможной полноте, композиционно сложное целое или целостное, инвариант.

Дальнейшее исследование темы предполагает рассмотрение этих типов артикля в их сопоставлении.

Если неопределенный артикль указывает на ядро лексического значения, оставляя особенные признаки непроявленными, определённый – на периферию, проявленные вариативные признаки, то нулевой артикль, будучи в составе этой триады, снимает это противопоставление. В парадигматическом отношении он указывает на лексическое значение слова как таковое, в его двукомпонентном единстве общего и особенного, реализуемое данным смыслом актуализированного имени существительного.

Если первые два типа артикля, неопределенный и определенный, обращены к ситуации речи, к качествам референта в большей степени, то нулевой в этой триаде не теряет своей непосредственной демонстрационной силы к системе языка как таковой, лексическому значению слова.

Множественность при доминанте основного качества – это сущностная характеристика нулевого артикля.

Типы множеств: предельное – предельный класс, множество, множество из двух элементов, подмножество множества, единичное множество, элемент (множества), «элемент – множество» как дихотомия, объединение множеств (наложение), пересечение множеств, включение одного множества в другое.

Доминанта общего, вытекающая из понятия множественности, позволяет говорить о том, что нулевой артикль в большей степени обращен к понятию, к миру идей, виртуальному представлению о предмете / явлении.

Таким образом, прерогативой нулевого артикля в лексике являются абстрактные имена существительные, природа которых – суть обобщать, особенно именования чувств, веществ, состояний, событий. Эти слова не имеют своим референтом реальный предмет с устоявшейся формой. Денотат здесь – это денотативный ряд ссылок на типичные ситуации речи.

Однако нулевой артикль выступает в качестве сопроводителя для всех разрядов имени существительного: абстрактных и нарицательных, собирательных, одушевленных и неодушевленных, собственных – в грамматических формах единственного и множественного числа. Морфологически также представлено сложное слово.

В аспекте синтаксиса нулевой артикль сопровождает подлежащее, дополнение, обстоятельства. По форме – это существительное, словосочетание «существительное + прилагательное», «существительное + определение в родительном падеже», отглагольные словосочетания.

Семантическое целостное, маркируемое нулем, может являться приложением, обращением, фатическим обращением, синтагмой, предложением, идиомой, заголовком к тексту.

Нулевой артикль – это артикль, исчисляющий некоторый фрагмент действительности или выделяемое единичное как некоторое единство, целое или целостное. Этот тип артикля можно было бы назвать «едино-исчисляющий» (хотя это несколько громоздкое именование) или «указатель единства, множества». В качестве его варианта можно выделить «композиционный артикль», особенно в случае выделения разнородных или вариативных элементов как целостности. Разнородностью элементов характеризуются парадигматические отношения объединения синонимов, антонимов, именования элементов в составе идиом, фатические обращения, приложения, отношения заголовка и текста как дихотомия основной темы и варианта её воплощения. Своё именование «нулевой» артикль он вполне оправдывает, если соотносить это понятие с математическим, а именно как переход на десятичную систему исчисления, десятикратно усиливающую количество, а значит, и качество.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Шедловская А. Нулевой артикль в английском языке / А. Шедловская // Агентство переводов Lingvotech [Электронный ресурс] URL: https://lingvotech.com/shedlovskaya-03 (дата обращения 21.12.20).
  2. Карбаинова М. Ю. Особенности нулевого артикля во французском языке с позиций теории дискурса / М. Ю. Карбаинова // Вестник Бурятского государственного университета. – 2010. № 11. – С. 57 – 62.
  3. Фоменко Л. Н. Функциональная значимость заголовков в газетах на греческом языке при употреблении или опущении артиклей / Л. Н. Фоменко, Л.Н. Мирошниченко // Вестник АГУ. – 2020. Выпуск 3 (262). – С. 95 –100.
  4. Попова В. Б. Метаязыковые основы функционального статуса артикля / В. Б. Попова: автореф. дисс. …к. филол. н. Краснодар, 2001. 33 с.
  5. Reverso Context | Переводчик контекст с русский на немецкий [Электронный ресурс] URL: https://context.reverso.net/перевод/русский-немецкий/ (дата обращения 21.12.20).
  6. Schneewittchen am See [Electronic resource] URL: https://www.zdf.de/filme/herzkino/schneewittchen-am-see-100.html (accessed 21.12.20).
  7. Kempter, Fritz – Kleine deutsche Artikellehre für Ausländer: Regeln u. Übungen – Search RSL [Electronic resource] URL: https://search.rsl.ru/ru/record/01000484173 (accessed12.20).
  8. Солганик Г. Я. Введение / Г. Я. Солганик // Язык СМИ и политика. – М. Издательство Московского университета; Факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова. 2012. – 952 с.
  9. Клушина Н. И. Стилистика публицистического текста / Н. И. Клушина. – М., 2008, – 244 с.
  10. Спиркин А. Г. Основы философии: Учебное пособие для вузов / А. Г. Спиркин. М.: Политиздат, 1988. 592 с.
  11. Кондаков Н. И. Логический словарь-справочник / Н. И. Кондаков. М.: Наука, 1975. – 720 с.
  12. Projekt Zukunft – Das Wissenschaftsmagazin | Projekt Zukunft – Das Wissenschaftsmagazin | DW | 22.02.2021 [Electronic resource] URL: https://www.dw.com/de/projekt-zukunft-das-wissenschaftsmagazin/av-53694527 (accessed 02.21).
  13. Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Советская энциклопедия, 1990. 685 c.
  14. Rechts, links, quer – wer profitiert von Angst und Spaltung? | maybrit illner vom 03.12.2020 -YouTube [Electronic resource] URL: https://www.youtube.com/watch?v=X6KP8HPB8i8&feature=youtu.be (accessed 02.21).
  15. Die Bielefeld-Verschwörung [Electronic resource] URL: https://www.zdf.de/serien/wilsberg/die-bielefeld-verschwoerung-100.html (accessed 20.12.20).
  16. Schneewittchen am See [Electronic resource] URL: https://www.zdf.de/filme/herzkino/schneewittchen-am-see-100.html (accessed 21.12.20).
  17. Heiko Schöning: 100.000 Tote durch Maßnahmen der Regierung – Ärzte für Aufklärung – 23. Mai Hamburg – YouTube [Electronic resource] URL: https://www.youtube.com/watch?v=eElBqjKZE74&feature=youtu.be (accessed 21.12.20).
  18. Corona: Deutsche, Franzosen und Schweden in der Krise | Doku | ARTE [Electronic resource] URL: https://www.youtube.com/watch?v=ebPB5egg4X4&feature=youtu.be (accessed 12.20).
  19. Der TAG vom 17.02.2021 | Der Tag – Nachrichten und Hintergrund | DW | 17.02.2021 [Electronic resource] URL: https://www.dw.com/de/der-tag-vom-17022021/av-56604577 (accessed 12.20).
  20. Schneemassen in Norditalien (05.12.2020) – YouTube [Electronic resource] URL: https://youtu.be/Dr6WSzhwI3A (accessed 02.20).
  21. Огуречникова Н. Л. Английский артикль: к вопросу о количественности в языковом мышлении / Н. Л. Огуречникова. М.: Наука. 2006. 558 с.
  22. Александров Ю. И. Non-disjunctive approach to consciousness and emotion: a culture-specific view / Далай-лама и российские ученые. Диалоги о природе сознания. Сессия 1. 30 Oct 2017 / Ю. И. Александров. [Электронный ресурс] – URL: https://www.youtube.com/watch?v=WaQF264gN5c (дата обращения: 21.01.21.)

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Shedlovskaya A. Nulevoy artikl’ v angliyskom yazyke [Zero article in English] – Agentstvo perevodov Lingvotech [translation agency Lingvotech] / A. Shedlovskaya. [Electronic resource] URL: https://lingvotech.com/shedlovskaya-03 (accessed: 21.12.20). [in Russian]
  2. Karbainova M. Yu. Osobennosti nulevogo artiklya vo frantsuzskom yazyke s pozitsiy teorii diskursa [The peculiarities of zero article in French from the stand-point of the discourse theory] / M. Yu. Karbainova. Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta 2010/11. Ulan-ude, 2010 P. 57 – 62 [in Russian]
  3. Fomenko L. N. Funktsional’naya znachimost’ zagolovkov v gazetakh na grecheskom yazyke pri upotreblenii ili opushchenii artikley [Functional significance of headlines in newspapers in Greek when articles are used or omitted] / L. N. Fomenko, L.N. Miroshnichenko. ASU Bulletin. Issue 3 (262) 2020 p. 95-100 [in Russian]
  4. Popova V. B. Metayazykovyye osnovy funktsional’nogo statusa artiklya: avtoref. diss. …k. filol. n. [Metalanguage foundations of the functional status of the article: author. thesis …of PhD in Philology] / V. B. Popova. Krasnodar, 2001. 33 p. [in Russian]
  5. Reverso Context |from Russian into German [Electronic resource] URL: https://context.reverso.net/перевод/русский-немецкий/ (accessed: 21.12.20).
  6. Schneewittchen am See [Snow white at the lake] [Electronic resource] URL: https://www.zdf.de/filme/herzkino/schneewittchen-am-see-100.html (accessed: 21.12.20). [in German]
  7. Kempter, Fritz – Kleine deutsche Artikellehre für Ausländer: Regeln u. Übungen – Search RSL [Small German article apprenticeship for foreigners] [Electronic resource] URL: https://search.rsl.ru/ru/record/01000484173 (accessed: 21.12.20). [in German]
  8. Solganik G. YA. Vvedeniye [Introduction] / G. YA. Solganik Yazyk SMI i politika [Media language and politics] – М., Publishing house Moskovskogo universiteta; Faculty of Journalism, Lomonosov Moscow State University. 2012 – 952 p. [in Russian]
  9. Klushina, N.I. Stilistika publitsisticheskogo teksta [Stylistics of a journalistic text] / N.I. Klushina, М., 2008, – 244 p. [in Russian]
  10. Spirkin A. G. Osnovy filosofii: Uchebnoye posobiye dlya vuzov [Fundamentals of Philosophy: Textbook for universities] / A. G. Spirkin. M.: Politizdat, 1988. – 592 p.
  11. Kondakov N. I. Logicheskiy slovar’- spravochnik [Logical dictionary-reference] / N. I. Kondakov. M.: Nauka, 1975. – 720 p. [in Russian].
  12. Projekt Zukunft – Das Wissenschaftsmagazin | Projekt Zukunft – Das Wissenschaftsmagazin | DW | 22.02.2021 [The Science Magazine | Project Future-The Science Magazine] [Electronic resource] URL: https://www.dw.com/de/projekt-zukunft-das-wissenschaftsmagazin/av-53694527 (accessed: 18.02.21). [in German]
  13. Lingvisticheskiy entsiklopedicheskiy slovar [Linguistic encyclopedic dictionary] / edited by V. N. Yartseva. – M.: Sovetskaya entsiklopediya, 1990. 685 p. [in Russian]
  14. Rechts, links, quer – wer profitiert von Angst und Spaltung? [Right, left, across – who benefits from fear and division] | maybrit illner vom 03.12.2020 -YouTube [Electronic resource] URL: https://www.youtube.com/watch?v=X6KP8HPB8i8&feature=youtu.be (accessed: 18.02.21). [in German]
  15. Die Bielefeld-Verschwörung [The Bielefeld conspiracy] [Electronic resource] URL: https://www.zdf.de/serien/wilsberg/die-bielefeld-verschwoerung-100.html (accessed: 20.12.20). [in German]
  16. Schneewittchen am See [Snow white at the lake] [Electronic resource] URL: https://www.zdf.de/filme/herzkino/schneewittchen-am-see-100.html (accessed: 21.12.20). [in German]
  17. Heiko Schöning: 100.000 Tote durch Maßnahmen der Regierung – Ärzte für Aufklärung – 23. Mai Hamburg – YouTube [Heiko Schöning: 100,000 dead due to government measures – Doctors for education – 23. Mai Hamburg] [Electronic resource] URL: https://www.youtube.com/watch?v=eElBqjKZE74&feature=youtu.be (accessed: 21.12.20). [in German]
  18. Corona: Deutsche, Franzosen und Schweden in der Krise | Doku | ARTE [Corona: German, French, and Swedes in the crisis] [Electronic resource] URL: https://www.youtube.com/watch?v=ebPB5egg4X4&feature=youtu.be (accessed: 18.12.20). [in German]
  19. Der TAG vom 17.02.2021 | Der Tag – Nachrichten und Hintergrund | DW | 17.02.2021 [The DAY of the 17.02.2021 The day – news and Background] [Electronic resource] URL: https://www.dw.com/de/der-tag-vom-17022021/av-56604577 (accessed: 18.12.20) [in German]
  20. Schneemassen in Norditalien [Snow masses in Northern Italy] (05.12.2020) – YouTube [Electronic resource] URL: https://youtu.be/Dr6WSzhwI3A (accessed: 18.02.20). [in German]
  21. Ogurechnikova N. L. Angliyskiy artikl’: k voprosu o kolichestvennosti v yazykovom myshlenii [English article: on the question of quantitativeness in linguistic thinking] M.: Nauka. 2006. – 558 p. [in Russian]
  22. Aleksandrov YU. I. Non-disjunctive approach to consciousness and emotion: a culture-specific view / Dalay-lama i rossiyskiye uchenyye. Dialogi o prirode soznaniya. Sessiya 1 [ The Dalai Lama and Russian Scientists. Dialogues about the nature of consciousness. Session 1] / YU. I. Aleksandrov [Electronic resource] – URL: https://www.youtube.com/watch?v=WaQF264gN5c (accessed: 21.01.21.) [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.