Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.55.059

Скачать PDF ( ) Страницы: 95-97 Выпуск: № 01 (55) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Смелковская М. Ю. НРАВСТВЕННО-ФИЛОСОФСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В РАССКАЗАХ И.А.БУНИНА / М. Ю. Смелковская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 95—97. — URL: https://research-journal.org/languages/nravstvenno-filosofskij-potencial-russkogo-nacionalnogo-xaraktera-v-rasskazax-i-a-bunina/ (дата обращения: 19.05.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.55.059
Смелковская М. Ю. НРАВСТВЕННО-ФИЛОСОФСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В РАССКАЗАХ И.А.БУНИНА / М. Ю. Смелковская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 95—97. doi: 10.23670/IRJ.2017.55.059

Импортировать


НРАВСТВЕННО-ФИЛОСОФСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В РАССКАЗАХ И.А.БУНИНА

Смелковская М.Ю.

Кандидат филологических наук,

Старооскольский филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» (СОФ НИУ «БелГУ»)

НРАВСТВЕННО-ФИЛОСОФСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В РАССКАЗАХ И.А.БУНИНА

Аннотация

Статья посвящена философскому осмыслению феномена русского национального характера, а именно, истокам духовности в национальном самосознании, на материале рассказов «Вести с родины», «Лирник Родион» и «Косцы». Обращение к реальным фактам и реальным прототипам в художественной практике Бунина  позволяет создать художественную картину мира, в которой философская глубина проявляется в бытовых формах жизни русского человека. В результате автор доказывает, что  поэтика, жанрово-стилевая специфика и идейно-содержательное  наполнение прозы Бунина подчинено решению важнейших вопросов национального бытия.

Ключевые слова: И.А. Бунин, национальный характер, национальное самосознание, прототип, трансформация реального факта, творческая трансформация, художественное обобщение.

Smelkovskaya M.Y.

PhD in Philology,

Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education «Belgorod State National Research University» (Stary Oskol branch of)

MORAL POTENTIAL OF THE RUSSIAN NATIONAL CHARACTER IN THE STORIES OF IVAN BUNIN

Abstract

The article is devoted to philosophical understanding of the phenomenon of Russian national character. The article is written on the basis of stories, «News from the Motherland», «the Lirnyk Rodion» and «Mowers». An appeal to real facts and real prototypes in artistic practice Bunin allows you to create artistic picture of the world in which philosophical depth are manifested in the everyday life of the Russian people. As a result, the author argues that poetics, genre and style specifics and ideological content of the Bunin prose is subordinated to the solution of vital questions of national existence.

Keywords: Ivan Bunin, national character, national identity, prototype, transformation of real facts, creative transformation, artistic generalization.

 

В центре художественного мира И.А.Бунина уже в раннем творчестве  русская деревня, русский быт и русский характер, как интереснейшее и сложнейшее явление авторской концепции действительности.  Писатель не идеализировал мужика, но в то же время и не винил его за бесхозяйственность, за нарушение нравственных и религиозных устоев. Бунин сумел всесторонне, глубоко воплотить в творчестве  истоки духовности в национальном самосознании,  соединить эпическую  по направленности мысль с жанровой формой рассказа.

С большой эмоциональной силой  мысль о трагичности  русской судьбы выражена в его рассказе «Вести с родины». По свидетельству В.Н.Муромцевой-Буниной, «в нём был выведен крестьянин, друг детства, отрочества и ранней юности автора, умерший во время всероссийского голода» [1, С. 138]. Писатель вводит в рассказ вымышленного героя – дворянина Митю Волкова и его приятеля крестьянина Мишку, имеющего прототипа. По ходу развития сюжета Бунин сталкивает судьбы двух героев в решении важных нравственных проблем. Волков доволен собой, своей агрономической деятельностью и высокими помыслами о пользе, которую собирается приносить своей работой на опытном поле. Он переполнен собственной значимостью и осознанием своей «нужности» науке, экономике страны в недалёком будущем. Иллюзии Волкова рушатся, когда он получает известие о гибели от голода друга детства Мишки Колесова. К нему прихо­дит осознание того, что Мишка и его семья – это и есть те, для кого, по его мнению, он учился и собирается работать. Волков мучится сознанием собственной вины за трагический исход жизни друга.

Прототип и подлинные факты его жизни в результате творческой трансформации перерастают в художественное обобщение, обогащаются знанием многих сходных судеб людей из народа, прошедших перед глазами писателя. Чувство вины за трагический финал жизни друга детства усиливается у героя рассказа Волкова картинами детства и отрочества героев, которых связывало многое: совместное обучение грамоте у старосты Догадуна, игры в разбойников, закадычная дружба, когда трудно было расстаться даже на минуту. На расстоянии лет героя мучит совесть за то несправедливое чувство своего якобы и превосходства, которое он при случае выражал по отношению к Мишке, за холодное прощание перед отъездом на учебу в гимназию, зато, что мать Волкова перед расставанием не пустила Мишку в барский дом.

Эмоциональный подтекст рассказа углубляется описанием внешнего портрета Мишки: после прохладного прощания с другом он «заплакал и тихо пошел по меже к деревне, придерживая одной рукой штанишки и ступая босыми ножками по горячей пыли…» [2, C. 43]. Волкову стыдно за то, что во время последней встречи с взрослым Мишкой он как должное воспринял проявленную другом детства умаляющую достоинство человека веками вос­питанную у мужика обязанность унижаться перед барином: «Мишка, прежде веселый, бойкий, торопливо сдернул шапчонку и ответил испуганно и покорно: – Я-с, Дмитрий Петрович» [2, C. 44]. Чувство вины и жалости опять подчеркивается художественным портретом Мишки: «Он был в растрепанных лаптях, и углы воротника его рваного зипуна торчали по-нищенски, закрывая исхудалое, больное лицо» [2, C. 44]. Писатель подчёркивает, что Волков ничего и не предпринимает для того, чтобы хоть чем-то облегчить судьбу друга, в очередной раз холодно пренебрегая мишкиными несчастьями, которые могли неприятно нарушить размеренный ход его жизни. Со стыдом вспоминая об этом, герой, «стиснув пальцы», стал « качаться, как от зубной боли» [2, C. 45].

Использовав реального прототипа, Бунин ввёл его в типические обстоя­тельства крестьянской жизни и экстремальные ситуации индивидуального бытия, проник в глубины его души и в результате создал в рассказе замеча­тельный образ простого русского человека, чистого душой, по-детски наивного, простодушного и доброго, покорно принимающего удары судьбы, «страшного в своей обыденности быта». Произведение «Вести с родины» да­тировано 1893 годом. Это было время становления Бунина как личности и как писателя, но уже тогда, в раннем творчестве, проявилась его кровная связь с народом, знание его жизни, его достоинств и недостатков и умение на основе этого знания подняться на уровень больших художественных обобщений.

Прекрасные образы людей из глубин народа, подсказанные реальными прототипами, находим в бунинских рассказах «Лирник Родион», «Косцы», «Божье древо». По Бунину, поистине святая Русь в условиях деспотизма, ни­щеты и бесправия порождала светлые поэтические души, отличающиеся благородством и сохраняющие высокое человеческое достоинство.

Рассказ «Лирник Родион» уникален по содержанию и художестенным достоинствам. С прототипом главного героя Бунин встречался во время путе­шествия по Днепру в 1896 году и от него записал «Псальму про сироту». На основе воспоминания об этой встрече писатель создал художественное произведение, наполненное глубоким смыслом, окрашенное подлинной поэзией и лирическим звучанием.

События, описанные в рассказе, разворачиваются весной на пароходике  «Олег». По словам автора, он «в те годы был влюблён в Малороссию, в её сёла и степи, жадно искал сближения с её народом, жадно слушал песни, душу его» [2, C. 407]. Особенно привлекали его внимание бандуристы и лирники, странствующие певцы, сохранившие в своей памяти «певучие думы» о былой казацкой жизни, о материнском сердце, о женской любви. На этом пароходике и состоялось его знакомство со слепым лирником Родионом.

Есть основание считать, что подлинным в рассказе является внешний портрет героя, обнаруживающий его украинские национальные черты (стрижка «в кружок», свитка, ленточка у ворота рубахи и др.): «Голова у него была небольшая, тёмные волосы, ровно подрубленные в кружок, закрывали чёлкой лоб. Сухое, рябое лицо с закрытыми и глубоко запавшими маленькими веками без ресниц обычно ничего не выражало…Ростом он был невелик, плечи имел узкие, покатые и худощавые, пальцы тонкие и цепкие. Носил короткую сермяжную свитку, огромные сапоги. И чудесно, по-славянски краснела ленточка, которой завязывал он ворот своей сорочки из сурового холста» [2, C. 408]. Лирник пленил автора своей простотой, лёгкостью и открытостью в общении. Бунин восхищается счастливым сочетанием в его характере «строгости и нежности, горячей веры и отсутствия показной набожности, серьёзности и беззаботности», подробно описывает, как изменяется лицо героя, когда он начинает петь. «Редким человеком» называет автор лирника Родиона, харак­терной особенностью творчества которого является – «вкус, чуткость, мера». Его герой очень тонко чувствует, какую именно песню должен спеть для своих слушателей. После песен о киевских соборах, о высоких колокольнях, которые вызвали нежную грусть, он плавно переходит к песне, которая не может не затронуть любое материнское сердце.

Бунин подробно описывает исполнение лирником песни о сироте и мачехе, передаёт чувства слушателей, чутко воспринимающих трогательные образы, созданные удивительным пением лирника. Писатель называет Родио­на «истинным художником» своего дела, умеющим вызывать в душах людей нежность, горечь, счастье, заставляющим переживать минуты сострадания и участия к судьбе обездоленных и гонимых. Слепой певец, лишённый возможности видеть красоту окружающего мира, сам способен взращивать её в душах людей и напоминать о совести и сострадании.

В образе лирника Родиона Бунин раскрыл поэтическую душу народа. В конкретно личном писатель показал типические черты характера крестья- нина-художника, символизирующего величие духа народа и верность его на­циональным традициям. Независимо от того, идёт ли Бунин от вымысла или от живого наблюдения, вспоминает ли он некогда услышанное или точно цитирует фольклорный текст, он в первую очередь обращает внимание на драгоценные черты народного характера, проявляющегося в конкретных обстоятельствах его бытования. Весь рассказ звучит хвалой человеку, его гармоничности, красоте, гуманности. Характер предстаёт перед нами в данном случае практически без объяснений, без мотивировок, как некий чудесный феномен, в этом просматривается  мысль художника о том, что в народном характере стремления к высоким помыслам соединены с «трезвостью духа».

В рассказе «Лирник Родион» кроме образа заглавного героя писатель нарисовал колллективный портрет его слушателей, таких же простых людей, как и сам лирник. Их отличает эмоциональная чуткость и художественная отзывчивость. Это подтверждает типичность характера и самого исполнителя псальмы. Бунин показывает, что ни один человек, слушавший слепого, не остался равнодушным к пению. В каждой душе пробудилось сочувствие к сироте, радость за восстановленную справедливость и удовлетворение неотвратимым возмездием. Незнакомые прежде люди духовно объединяются пением лирника, его поистине народным искусством. И автор, вспоминая встречу с этим удивительным художником-самородком, заключает: «Если он ещё жив, Бог, верно, дал ему старость счастливую и отрадную за ту радость, что давал он людям» [2, C. 408].

Широту народной души, истинные патриотические порывы простых людей, их врожденное чувство прекрасного И.А.Бунин отразил ещё в одном поэтическом произведении – в рассказе «Косцы». Этот гимн русскому кресть­янину и плач о потерянной России сложился у писателя в период эмиграции. Рассказ был подсказан шемящей тоской Бунина по родине и родился из не­скольких строчек в его дневнике: «За Малиновым – моря ржей, очарователь­ная дорога среди них. Лужки, вроде бутырских. Мелкие цветы,: беленькие и жёлтые. Одинокий грач. Молодые грачи на косогоре, их крики. Пение мошкары, жаворонков – и тишина, тишина…Потом большая дорога — и пение косцов в лесу: «На родимую сторонушку…» [2, C. 347]. Песня косцов, которую услышал, проезжая по большой дороге, Бунин, навсегда поразила его своей свободой и лёгкостью, остались в памяти русские крестьяне, в дружной песне которых отразилась широта и поэтичность русской души. А всё то самое лучшее, что было в народе, соединилось в сознании писателя с Россией, которую ему не суждено было увидеть.

В отличие от рассказа «Лирник Родион», где всё внимание писателя со­средоточено на внешности и интонациях речи и песен героя, в «Косцах» очень много места отведено описанию природы. Бунин подчёркивает неразрывную связь человека с землей, на которой он родился и продолжает жить. Родина, по Бунину, накладывает заметный отпечаток на характер и судьбы людей, влияет на состояние их духа. Косцы поют за работой, а вокруг «поля, глушь серединной, исконной России. Было предвечернее время июньского дня. Старая большая дорога, за­росшая кудрявой муравой, изрезанная заглохшими колеями, следами давней жизни наших отцов и дедов, уходила в бесконечную русскую даль» [2, C. 221]. Никому другому из писателей не удавалось с такой силой, как Бунину, почувствовать и передать нераздельность русского пейзажа с русской жизнью, он претворяет в пейзаже национальный дух, наполняет его «памятью» прошлого, отблесками национальной русской истории. От самой русской природы с её бесконечными, манящими вдаль просторами, как и от трудной исторической судьбы народа ведёт своё происхождение коренное свойство национального характера – извечное стремление уйти «на край света», бесконечные духовные искания, непримиримость с «теснотой жизни».

Бунин ярко и красочно описывает внешность косцов, пришлых из дру­гих краев России на заработки в бунинские места: «Они были как-то стариннее и добротнее, чем наши, – в обычае, в повадке, в языке, – опрятней и красивей одеждой, своими мягкими кожаными бахилками, белыми, ладно увязанными онучами, чистыми портками и рубахами с красными, кумачовыми воротами и такими же ластовицами» [2, C. 222]. Писатель любуется этими красивыми, сильными, здоровыми людьми, подчёркивает их неразрывную связь с природой, с землёй, видя в этом источник их свободы и лёгкости. Бунин обращает внимание на кровное единство людей, которые могут так петь и понимать песню, подчеркивает их связь с Россией, потому «что только её душа могла петь так, как пели косцы в этом откликающемся на каждый их вздох берёзовом лесу» [2, C. 223].

Только русский человек, по мнению Бунина, может петь с такой непо­средственностью, лёгкостью и естественностью, когда его песне созвучными оказываются шум листвы и ветра, и пение птиц. Писатель сумел показать, что косцы представляют единое неразрывное целое с окружающим березовым лесом и всей русской природой. Они пели о расставании с любимой, с родной стороной. Переливами в их песне звучала и грусть, и нежность, и тоска, и великодушие, не было только в ней, как подчёркивает автор, безнадёжности, потому что их разлука с родными краями была временной и еще потому, что их окружала «беспредельная родная Русь, гибельная для него, балованного, разве только своей свободой, простором и сказочным богатством» [2, C. 224].

Рассказ автобиографичен, написан от первого лица и построен на воспоминаниях. Картины, воссозданные в воспоминаниях, отражают впечатления разных лет. Эта природа средней полосы России, а точнее тех мест, где прошли детство, юность и молодость писателя. Особенность художественного времени в рассказе состоит в том, что в нём спрессованы впечатления разных лет, даю­щих понятию времени растяжимый смысл постоянного и вечного, как вечна сама Русь. Это взгляд художника, переплавившего воспоминания в целостный рассказ.

Глубоким уважением к русскому народу пронизаны мысли писателя о его истовой вере в сказочные и волшебные силы, которые всегда заступятся и выручат из любой беды. С неизбывной тоской пишет Бунин о том, что этой наивной чистоте нет возврата, что потеряна вера в чудодейственную живую воду, которая якобы воскресит истинные ценности. Тем не менее в рассказе звучит надежда на способность русского народа возрождаться на любом пепелище и уверенность в том, что русский национальный характер по-прежнему остается неизменным. Благодаря глубокому знанию русского человека и творческому воображению писателя, его косцы стали символом всего самого светлого и святого, что есть в русском характере. В рассказе «Косцы» на фоне чисто русской природы и народной песни, на основе личных знаний и переживаний Бунину удалось создать коллективный образ русских людей, несущих лучшие черты русского национального характера.

Список литературы / References

  1. Муромцева-Бунина В.Н. Воспоминания об И.А. Бунине / В.Н. Муромцева-Бунина. – М.: Советский писатель, 1989.
  2. Бунин И. А. Собрание сочинений в 6-ти томах. Т. 2 / И. А. Бунин. — М.: Художественная литература, 1988.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Muromceva-Bunina V.N. Vospominanija ob I.A. Bunine [Memories of I. A. Bunin] / V.N. Muromceva-Bunina. – M.: Sovetskij pisatel’, 1989. [in Russian]
  2. Bunin I.A. Sobranie sochinenij v 6-ti tomah [Collected works in six volumes] V. 2 / I.A. Bunin. – M.: Hudozhestvennaja literature, 1988.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.