Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.48.078

Скачать PDF ( ) Страницы: 50-52 Выпуск: № 6 (48) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Морозов Е. А. МОЛОДЕЖНЫЙ ЯЗЫК ГЕРМАНИИ: ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ОТ 18 ВЕКА ДО НАШЕГО ВРЕМЕНИ / Е. А. Морозов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 6 (48) Часть 4. — С. 50—52. — URL: https://research-journal.org/languages/molodezhnyj-yazyk-germanii-istoriya-razvitiya-ot-18-veka-do-nashego-vremeni/ (дата обращения: 08.12.2021. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.48.078
Морозов Е. А. МОЛОДЕЖНЫЙ ЯЗЫК ГЕРМАНИИ: ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ОТ 18 ВЕКА ДО НАШЕГО ВРЕМЕНИ / Е. А. Морозов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 6 (48) Часть 4. — С. 50—52. doi: 10.18454/IRJ.2016.48.078

Импортировать


МОЛОДЕЖНЫЙ ЯЗЫК ГЕРМАНИИ: ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ОТ 18 ВЕКА ДО НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Морозов Е.А.

Кандидат филологических наук, Доцент, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова»

МОЛОДЕЖНЫЙ ЯЗЫК ГЕРМАНИИ: ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ОТ 18 ВЕКА ДО НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Аннотация

В статье рассматриваются и анализируются предпосылки и история возникновения молодежного языка Германии Jugendsprache в XVIII веке, прослеживается история его развития с 1950-х годов до наших дней, выявляются основные тенденции его развития. На сегодняшней день с образованием многочисленных молодежных групп Jugendsprache перестает быть единой субстанцией, поэтому в статье раскрываются причины популярности и функционирования молодежного языка в системе нормативного немецкого языка и языковой культуре в целом, их взаимодействие и взаимовлияние.

Ключевые слова: молодежный язык Германии Jugendsprache, нормативный язык, языковая культура.

Morozov E.A.

PhD in Philology, Associate professor, Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education “Nosov State Technical University of Magnitogorsk”

THE YOUTH LANGUAGE OF GERMANY: ITS HISTORY FROM THE 18TH CENTURY TO OUR TIME

Abstract

The article examines the preconditions and origins of the youth language, Jugendsprache, in Germany in the eighteenth century, traces the history of its development from the 1950s to the present day, identifies the main trends of its development. Today, with the formation of numerous youth groups Jugendsprache ceases to be a single substance, thus the article reveals the reasons for the popularity and functioning of the youth language in the system of standard German and linguistic culture in general, their interaction and mutual influence.

Keywords: youth language of Germany Jugendsprache, standard language, language culture.

Молодежный язык Германии Jugendsprache представляет собой одну из самых интереснейших тем современной лингвистики. Он отличается непривычным смешением лексики и грамматики с огромным количеством вспомогательных элементов (морфемы, графемы, фонемы) и свободными правилами построения предложений (порядок слов). Сегодня молодежный язык Германии становится пристальным объектом лингвистов Германии, таких как Ева Нойланд, Петер Шлобински, Яннис Андротсополос, Герман Эман.

Единого определения «Jugendsprache» не существует. П. Шлобински поясняет это явление языка следующим образом: «при определении молодежного языка принимается во внимание различие в языковых ситуативных предпочтениях (дома или в школе), а также необходимо учитывать тот фактор, кто принимает участие в диалоге, их возраст и личное настроение» [6, 178]. При этом нельзя отождествлять понятия «Jugendsprache» (молодежный язык) и «Sprache der Jugend» (язык молодежи). Jugendsprache нужно рассматривать, как множество нестандартных языковых моделей, которые делятся внутри одной молодежной группы на социокультурные части» [1, 4].

Проанализировав работы лингвистов, больше всего на роль определения молодежного языка подходит следующее: «Jugendsprache является средством самовыражения молодежи, которое, с одной стороны, служит идентификатором в рамках одной группы, а с другой – средством ограничения молодежи от полного законов и правил мира взрослых, а также и от их языка, полного нормативных правил» [2, 263].

Исследовать молодежный язык начали в 16 веке. Но эти исследования вплоть до 18 века проводились на основе мизерного количества источников, к которым можно отнести Zachariäs Renommist, Kortums Jobsiade и жизнеописание магистра Локхарда. Первое настоящее научное исследование можно датировать 18-м веком, оно было посвящено исследованию галльского студенческого жаргона, «языка учеников и студентов прошлых веков, который является предком того языка, на котором говорит современная молодежь, фундаментом молодежной культуры».  [5,  94].

Вскоре количество исследований сократилось. Вновь данные по молодежному языку начали собирать уже только после Второй мировой войны, тогда и появилось понятие «Jugenddeutsch», так называемый язык «университетов, казарм и молодежных групп». Заинтересованность ученых породила огромное количество исследований, поэтому наиболее важным будет рассмотреть именно развитие молодежного языка в промежутке с 1950-х годов до нашего времени.

Если искать молодежные выражения старше 50 лет, то можно сделать вывод, что активное развитие «потребительского молодежного языка» началось одновременно с распространением масс-медиа, в первую очередь, телевизоров и особенно интернета. По причине того, что ранее единственным медиа средством были книги, которые были написаны стандартным языком, о развитии молодежного языка, как единого целого, не могло быть и речи. Молодежный язык того времени состоял из отдельных сценических языков, а точнее внутригрупповых языков. Распространение молодежного словарного запаса было очень ограничено. Если опросить людей старшего возраста, то станет понятно, что молодежные выражения человека, выросшего, к примеру, в Вене, будут совершенно непонятны уроженцу Тироля, не говоря уже о Германии. Общеизвестные молодежные выражения 50-х годов прошлого века очень сложно найти.

До 60-х годов молодежный язык еще находился под влиянием прошедших военных событий и последствий. «Это сложное время с 1943 по 1950 до сих пор находит отражение в выражениях тех молодых людей, которые в то время еще даже не ходили в школу или которым было от силы 10 лет, в общем, они были в возрасте, когда человек все впитывает, как губка». Молодежи, которая пережила войну, приходилось вместе с выжившими родственниками бороться за жизнь. То, чем они тогда занимались, получило название «hamstern», на русский перевести это можно глаголом «хомячить» – добывать еду, есть (от нем. der Hamster – хомяк), что для молодежи того времени значило нелегально добывать себе пропитание, топливо или другие необходимые товары. На черном рынке найденное можно было обменять на товары первой необходимости. Такой вид обмена был назван Schleichhandel (торговля из-под полы, спекуляция) или попросту Schleich. Также этим словом обозначалось место сделки.

После того, как сложное время осталось позади, в городах снова стала расцветать жизнь. Это было время, в котором существовали такие понятия, распространенные среди молодых людей, как Swing, Jazz и Bebop; людям было понятно, что означали слова Tanzböden и Petticoats, Bluejeans и Coca-Cola, Halbstarken и Rowdys.

Молодежная культура снова начала развиваться. Молодежи больше не надо было становиться маленькими взрослыми, минуя пору юности. Теперь они могли посвятить свое время поиску своей личности, самого себя. Благодаря своей музыке, одежде и своему поведению против истеблишмента, против консерватизма, они разожгли глубокий конфликт поколений. В Вене таких молодых людей называли «Schlurf» (уничижительное обозначение для неухоженных длинноволосых людей), а их длинные густые волосы были известны как «das Packl», позже укоренилось слово Halbstarker (в 50-х годах агрессивно настроенные молодые люди, в большинстве выходцы из рабочего класса) или же Rowdy, Опознавательными знаками молодых людей, относящих себя к Halbstarken были джинсы, кожаные куртки и прически как у Элвиса, и, конечно же, обязательно было наличие мопеда, который в Вене называли «Schlurf – Rakete» или «Pupperl-Hutsch’n». Halbstarken представляли до 1960х годов большую часть молодежной сцены. Идолами для подражания в то время были Элвис Пресли, Билл Хейли и Марлон Брандо. Rock’n’Roll был повсюду.

В это время также были и свои собственные выражения у женского пола, касающиеся танцев и развлечений. Если хотелось подцепить модную красотку (flotte Biene), то нужно было устроить пирушку (ein Fass aufmachen), закатить крутую вечеринку (dufte Party geben). Если крутую девочку удавалось зацепить (steilen Zahn treffen), то вспыхивал огонь (die neue Flamme). И если девушка была первоклассной (die Braut einsame Klasse sein), то с ней можно было танцевать под горячие джазовые ритмы (heißen Beat hotten) всю ночь напролет. На примере этих выражений можно достаточно четко увидеть, что в нынешнее время они уже не используются.

Возьмем к примеру глагол «hotten». В 1964 году это слово было у всех на устах, настолько популярным, что даже Йоахим Штаве, немецкий писатель, посвятил ему целую главу своей книги «Wie die Leute reden». «Возможность развлекаться (hotten) рассматривалась молодежью, как привилегия, когда они, несмотря на каждодневный педагогический контроль и предписания могли танцевать так, как им этого хотелось», – писал он без иронии [7, 179]. Популярный немецкий рок-певец Удо Линденберг использовал это выражение в 1983 году в своей песне «Mein Onken Joe»: «Das Orchester von Cäpt’n Wahnsinn spielt im Mördertakt – und dann müsst ihr mal sehen, wie Onkel Joe seine Madonna packt – und dann hotten sie, bis meiner Tante das Mieder knackt …» [8] Его молодым слушателям значение этого слова уже могло показаться устаревшим или незнакомым вовсе. В наше время его все еще можно найти в Duden («Hotjazz spielen, danach tanzen») [3, 358]. В лексиконе молодежного языка Германа Эмана можно найти слово (ab-)hotten [4,129], которое на русский язык переводится как «устраивать вечеринку, праздновать». Но в наши дни оно скорее относится к внутригрупповому сленгу.

С распространением телевидения (с 1955), началом производства журналов для молодежи (например, «Bravo» с 1956) или началом выпуска молодежных программ («Ohne Maulkorb» с 1967) разные виды разрозненного в то время молодежного языка начали объединяться. Представители церкви и другие общественные институты искали поддержки друг друга в борьбе против понятия «Schund» (халтура, низкопробное чтиво). Под этим определением подразумевались, в первую очередь, комиксы, которые с 1954 импортировались в Германию, а также газеты и иллюстрированные журналы, такие как «Bravo». В 1959 году вышел выпуск «Bravo-Starschnitt», на обложке которого была легендарная Бриджит Бардо в сетчатых чулках. Разразился скандал не только среди родителей и учителей, на журнал были наложены санкции об ограниченном распространении, потому что его содержание могло навредить молодежи. В 1960 году мэр города Wels приказал газетчикам и продавцам журналов не выставлять «эти сомнительные журналы Браво и комиксы» на витрины и не продавать их молодежи, потому что подобная продукция могла наставить молодежь на ложный путь.

Революции студентов 1968 года, которые были направлены не только на борьбу с консервативными порядками в вузах, но по сути больше на само общество, знаменовали новую эру. Революция в 1968 году была молодой, проходила с шутками и многие политические акции заканчивались удачно (mit Happening).

В 1980 году молодежный язык продолжал выстраивать свою основу на фундаменте, заложенном в 1950-60 годы. Но теперь, вместо «die Party war einsame Spitze» все чаще можно было услышать «die Party war echt die Härte» или «voll der Hammer». Те, кто раньше «Tschik qualmte» (курить сигареты), теперь «eine Fluppe reinzog», а кто много болтал (labbern) был просто желторотым птенцом (ätzend).

То, что в 90-е было «stark» (сильно), сейчас «fett» (жирно), то, что называли «echt brutal», сейчас скорее прозвучит «voll krass». То, что сегодня можно найти в словарях молодежного жаргона, завтра может исчезнуть из употребления.

Язык всегда помогал молодежи чувствовать себя обособленно не только среди взрослых, но и среди таких же представителей молодежных течений, взращивать так называемое «чувство нас» («Wir-Gefühl»). То, что о молодежном языке до сих пор говорят, как о едином целом, можно «винить» ученых-языковедов и их академические исследования, которые, по сути, сосредоточены на исследовании языка определенной молодежи, который возводится в постулат. Исследование настоящего молодежного языка осложняется тем, что невозможно уследить за постоянно появляющимися новыми группами и тенденциями на молодежной сцене, а также по причине того, что не существует какой-либо исследовательской методики. Большинство авторов «молодежного лексикона» занимаются тем, что навостряют уши и собирают материал. Но никогда лексику не разделяют по принципу, кто именно из молодежи в какой именно ситуации употребляет то или иное выражение, а также по тому, идет ли речь об активном или пассивном употреблении.  Снова и снова в газетах можно наткнуться на статьи, где родителям объясняется, как говорят их дети.

В разговорном языке со скоростью света подвергаются изменениям различные цитаты и фрагменты из разных СМИ источников, которые впоследствии проникают в повседневную речь.  Появление новых специфичных языковых стилей опирается на два момента: обращение к специальным культурным ресурсам, которые распространяют СМИ, а также на создание новых связей. Например, переход всем известных рекламных слоганов в повседневную речь.

Молодежный язык часто используется в рекламе в качестве стилевого элемента. Благодаря его использованию можно расширить возрастной диапазон клиентов и повысить эффективность рекламных слоганов. Мнение «рекламщиков» о том, что благодаря использованию молодежного сленга можно повысить спрос на товар, сложилось по причине того, что молодежь на западе очень ценит те продукты, реклама которых сделана на «их» молодежном языке, таким образом, молодые люди начинают невольно доверять рекламодателю, говорящему с ними на «одном языке». В качестве примера использования Jugendsprache в рекламных целях можно привести следующие слоганы.

 «Geiz ist geil» («жадность – это прикольно!») является самым цитируемым, критикуемым и анализируемым рекламным слоганом на протяжении нескольких лет не только на территории Германии, но и по всей Европе. Если принять во внимание одну из функций слоганов, а именно «привлечение внимания потенциального покупателя, узнаваемость товара и реакция на него», то идею создания данного слогана можно назвать более чем успешной. Среди факторов, которые привели к успеху, языковая форма выражения играет, чуть ли, не самую важную роль: слоган закрепился в памяти людей, потому что в нем содержится аллитерация. В данном случае авторы использовали сочетание несочетаемого, то есть неожиданное сочетание в принципе разных по значению качеств, свойств, наделив их положительным значением: прилагательное geil – чужеродный объект для письменного разговорного языка. Оно относится скорее к словарю молодежного языка и представляет собой описательное прилагательное. Данный слоган быстро влился в повседневность и, более того, стал олицетворением одной из сторон немецкого менталитета, а именно любви немцев к экономии, а на волне экономического кризиса «Geiz-ist-geil-Mentalität» даже стало нарицательным понятием, понимаемый как «менталитет, основанный на жадности/экономии, – это круто».

Пример мы можем увидеть в рекламе супов быстрого приготовления «Maggi», а именно «Maggi – voll fett!» Здесь к вышеозначенному слову «voll» добавляется слово «fett», также имеющее двойное значение. Слово «fett» может быть использовано в прямом смысле «fett – жир», что позволит нам перевести слоган, как «Магги – полный жиров». Но нельзя забывать о переносном молодежном значении обоих слов. Слово «fett» уже давно не используется в качестве прилагательного для описания какого-либо предмета или человека, напротив, оно стало выражением удивления или восхищения. «Das ist echt fett!» можно перевести как «Просто здорово!». Принимая во внимание молодежный аспект, мы можем также перевести рекламу как «Магги – очень круто!».

Рассмотрев лишь некоторые аспекты молодежного языка, мы можем констатировать следующие моменты. Использования своего языка для молодежи является отходом от обыденности, игрой, иронией или маской. Молодежный сленг изменяется также быстро, как изменяется сама молодежь. Но, в то же время, он является неким подобием социального зеркала. Появляясь в рекламе, он способен «поставлять материал» для «нужд общества», тем самым «изменяя» нормативное использование языка. С образованием новых молодежных групп Jugendsprache перестал быть единой субстанцией, по стилю речи молодых людей можно сделать вывод, к какой именно социальной группе принадлежал тот или иной тинейджер.

Литература

  1. Androutsopoulos, Jannis, K. Deutsche Jugendsprache. Untersuchungen zu ihren Strukturen und Funktionen. Frankfurt am Main: Peter Lang Verlag, 1998684 S.
  2. Brockhaus Enzyklopädie. 20. Band. – Mannheim: Brockhaus GmbH, 1993 – 736 S.
  3. Duden – Die deutsche Rechtschreibung, 1996 – 358 S.
  4. Ehmann, Hermann. Endgeil. Das voll korrekte Lexikon der Jugendsprache.München: Beck, 2005. – 178 S.
  5. Müller-Thurau, Claus Peter. Lass uns mal ´ne Schnecke angraben. Sprache und Sprüche der Jugendszene . Düsseldorf: Econ Verlag, 1984 – 176 S.
  6. Schlobinski, Peter, Kohl, Gaby, Ludewigt, Irmgard. Jugendsprache. Fiktion und Wirklichkeit. – Opladen: Westdeutscher Verlag, 1993 – 241 S.
  7. Schwitalla, Johannes. Gesprochene Sprache. Eine Einführung. – Erich Schmidt Verlag GmbH & Co. Verlag, 2003 – 240 S.
  8. Songbook [Jelektronnyj resurs] URL: http://www.udo-lindenberg.de/mein_onkel_joe.57436.htm (data obrashhenija 28.05.2016)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.