Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.101.11.076 - Доступен после 17.11.2020

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Лебединская В. Г. МИФОЛОГИЧЕСКОЕ НАПОЛНЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ТВОРЧЕСТВА СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ПОЭТА ИВАНА БЕЛОКРЫЛОВА: АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР / В. Г. Лебединская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/languages/mifologicheskoe-napolnenie-soderzhaniya-tvorchestva-sovremennogo-russkogo-poeta-ivana-belokrylova-analiticheskij-obzor/ (дата обращения: 23.11.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.101.11.076

Импортировать


МИФОЛОГИЧЕСКОЕ НАПОЛНЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ТВОРЧЕСТВА СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ПОЭТА ИВАНА БЕЛОКРЫЛОВА: АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР

МИФОЛОГИЧЕСКОЕ НАПОЛНЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ТВОРЧЕСТВА СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ПОЭТА ИВАНА БЕЛОКРЫЛОВА: АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Научная статья

Лебединская В.Г.*

ORCID: 0000-0001-8815-0545,

Кубанский государственный университет, Краснодар, Россия

* Корреспондирующий автор (lebedinskaya2012[at]rambler.ru)

Аннотация

В наше время процессы мифотворчества в литературе не теряют своей актуальности. Всем известные мифы в произведениях писателей и поэтов подвергаются осознанной концептуализации и рефлексии. В результате такого особого типа рациональности автор получает собственную картину мира. Целью нашей работы является рассмотрение подобных процессов в творчестве современного поэта Ивана Белокрылова. Анализ строится на примере его недавно вышедшего лирического сборника «Я видел Ангела».

В современной литературе наблюдаются активные процессы семантизации мифологических образов как особых теоретико-литературных концептов в научном мышлении нашего времени. В тексте архаический миф присутствует как аллюзия, подтекст, гипертекст, источник образов и всевозможных архетипов. Классический миф – носитель абсолютного знания, миф в современной литературе – одна из точек зрения писателя или поэта на окружающую реальность. Именно поэтому последнему свойственны ирония, пародия, сарказм, абсурд и многое другое. В литературном мифе сосуществуют содержательные и структурные особенности самого мифа и литературы. Особая роль в этой системе отводится герою-автору.

Ключевые слова: миф, мифотворчество, демифологизация, критическая рефлексия, образ, ирония.

MYTHOLOGICAL CONTENT OF THE CREATIVE WORK OF THE CONTEMPORARY RUSSIAN POET
IVAN BELOKRYLOV: AN ANALYTICAL REVIEW

Research article

Lebedinskaya V.G.*

ORCID: 0000-0001-8815-0545,

Kuban State University, Krasnodar, Russia

* Corresponding author (lebedinskaya2012[at]rambler.ru)

Abstract

In our time, the myth-making processes in literature do not lose their relevance. Well-known myths in the works of writers and poets are subject to conscious conceptualization and reflection. As a result of this special type of rationality, the author gains his own picture of the world. The purpose of this article is to examine such processes in the work of the contemporary poet Ivan Belokrylov. The analysis is based on the example of his recently released poetry collection “I Saw an Angel” (Ya videl Angela).

In modern literature, there are active processes of semantization of mythological images as special theoretical and literary concepts in the scientific thinking of our time. In the text, the archaic myth is present as an allusion, subtext, hypertext, a source of images and various archetypes. The classical myth is the carrier of absolute knowledge, the myth in modern literature is one of the points of view of the writer or poet on the surrounding reality. This is the reason why the latter is characterized by irony, parody, sarcasm, absurdity, etc. In the literary myth, the content and structural features of the myth and literature coexist. A special role in this system is assigned to the hero-author.

Keywords: myth, myth-making, demythologization, critical reflection, image, irony.

Актуальность нашей работы заключается в том, что в гуманитарном знании вопросы, связанные с мифологическим мышлением и его реализацией в разных формах, остаются чрезвычайно востребованными. Классическими в области изучения мифа являются всем известные в научных кругах исследования А. Н. Афанасьева, А. Н. Веселовского, А. А. Потебни и других ученых. Особый интерес в этом плане имеют междисциплинарные исследования философов, культурологов, психологов, фольклористов. Речь идет о трудах А. Ф. Лосева, Ю. М. Лотмана, А. М. Пятигорского и многих других. Разные аспекты существования мифа в современной литературе рассматриваются Н. Г. Медведевой, О. Э. Никитиной, А. С. Меркуловой, А. С. Полушкина, Н. К. Кашиной, В. А. Маркова, В. Ю. Белоноговой, И. П. Смирнова, Я. Погребной. Среди работ последнего времени назовем исследование К. А. Львовой о постмодернистских схемах мифомышления в современной русской прозе [25].

В данной статье мы обратимся к схожим процессам в современной поэзии. Ярким примером такой иллюстрации, на наш взгляд, может быть лирический сборник Ивана Белокрылова «Я видел Ангела» (2018 г.).

Главным поэтическим символом является соответствие лирического героя, проходящего, «пролетающего» знаком через весь поэтический сборник, – Ангела – фамилии поэта. Действительно, Ангелы в представлении человека обычно именно белокрылые. Поэт как будто и сам один из Ангелов сборника: «Вдруг замереть, как в миг прощенья, / Единым взмахом все объять, / И в эллипсоиде вращенья / Содеянное наблюдать!» [11]. Образ Ангела центральный в сборнике. Поэт создает мифы с этим образом, а иногда берет Ангела в соавторы в процесс мифотворчества.

Ангел в сборнике Ивана Белокрылова не один. Эта ипостась у него совмещает небесное и земное, часто кажется, что это как будто обычные люди, знакомые, родные поэту. В стихотворении «Я видел Ангела» к герою приходят несколько Ангелов: первый – понимающий, принимающий и прощающий все, сочувствующий и сопереживающий, родная душа: «Я видел Ангела, он плакал обо мне. / Он крылья комкал, слезы вытирая, / И все твердил, захлопнув дверь сарая, / Что он – не тот, он вовсе не из рая, / И я его устраивал вполне…»; второй – тоже сопереживающий и понимающий, но не такой родной: «Я видел Ангела, он плакал обо мне, / Крыла сминая будто бы салфетки, / Сметая на пол чашки и таблетки, / Он утверждал, что были стерты метки / И мне – к другому, где огонь в стене…»; третий – чужой, из мира мертвых, пустой и беспощадный: «Я видел Ангела, он слез не лил по мне, / В пустых глазницах – тень чужой юдоли. / Но он молчал, и я спросил: доколе / Неведенью метаться на приколе, / А мне томиться в этом длинном дне?» [22]. По сути, эти Ангелы являются олицетворением трех известных ипостасей – рая, чистилища и ада. Концовка стихотворения показывает, что наш герой остается неуспокоенным в своих думах и ожиданиях после встреч с ними: «Я видел Ангелов, они приснились мне: / Проехали, как поезд полустанок… / Но отчего ж я вою как подранок, / А близкие не смеют спозаранок / Ни разбудить меня, ни задушить во сне?» [22].

Образ Ангела в поэзии Ивана Белокрылова чрезвычайно одухотворен: Ангел – высший Судия, посланник Бога в мир людей, посредник в свершении Божьей воли, помощник для людей в жизненном тупике, «разрешитель» безысходности в жизни человека. Но иногда даже Ангел не знает, как ему поступить. Например, в стихотворении «… Что не будет потом ни страданий, ни мук…» Ангел не знает, что ему делать с карающим мечом: «А над ними обоими Ангел стоит: / Никогда не смыкающий глаз Судия, / Вдох горячий в могучей груди затая. / Две звезды догорают над левым плечом, / Но не знает Он, что ему делать с мечом» [20].

В некоторых стихотворениях происходит процесс демифологизации образа Ангела. Это наблюдается, когда многозначный образ слишком приближен к миру людей, когда поэт настолько сближает Ангела и человека, что читателю трудно провести грань между ними: «Ангелы бывают разные: / Молодые, несуразные, / Молчуны и говорливые, / Откровенные, стыдливые. // Ангелы бывают старые, / Очень полные, поджарые, / Легкие, тяжеловесные, / С хитрецой, предельно честные. // Недовольные работою, / Укороченной субботою, / Сослуживцем-неумехою, / В небе – грозовой прорехою» [21]. Получается, действительно, образы Ангелов взяты поэтом из собственной жизни. Это родные, близкие, дорогие люди; возможно, и те, кто случайно прошел мимо поэта, но по какой-то ему одному ведомой причине оставил след в его душе. Конечно, такие встречи бывают нечасто: «Ангелы – хранимым верные, / И поэтому, наверное, / Постоянно огорчаются, / Что с людьми лишь раз встречаются» [21].

Люди, отдавшие жизнь за Родину, также становятся Ангелами и помогают живущим своим присутствием свыше. Бывший пономарь Киево-Печерской Лавры Сергей Журиков, который погиб, защищая родную землю, теперь где-то там, вместе с Пересветом и Ослябей, «горних истин стерегут рубежи» [2]. Выполняя свою миссию, они уже стали мифом. Хранителем может стать и просто близкий и родной человек, покинувший этот мир: «…И все ж следи за нами / В дороге зоревой» [23].

С родными и самыми близкими людьми, с Родиной человека связывают невидимые и самые прочные нити. Эти нити везде и во всем, даже в чашке чая, в случайно раскрытой книге и т.д. И это счастье дается свыше: «Приду домой, нагрею чаю, / Голодных кошек накормлю / И вдруг пойму, что я скучаю, / Что я вас, милые, люблю. // …А счастье сознается просто: / Мы трое, кошки, свежий чай / Да Лудовико Ариосто, / Раскрытый как бы невзначай» [15]. Невидимые нити связывают и с собакой, прожившей с хозяином много лет вместе [1].

Те же потаенные, на уровне древнего мифа нити связывают с Родиной, с историей своего народа, со своими предками. Когда наш герой спрашивает у Ангела о своей жизни, тот ему говорит: «У предков проси вдохновенья, / У прадедов – жизни и сил!» / …/ Все в крепи одной без огласки, / Тем жив человеческий род – / Вы с жизнью грядущею в связке / На три поколенья вперед…» [10]. В том случае, когда связующие нити вдруг обрываются, исчезает и сам человек: «То ли рушится святыня. / То ли не было огня. / Побежденная гордыня: / Рвутся нити, нет меня» [24].

Иван Белокрылов создает собственную мифологическую картину создания мира и жизни на Земле. Космогонические мотивы прослеживаются во многих стихах сборника. Определенные параллели находим в античной мифологии (особенно – в древнегреческой), но многое в этой мифологической палитре домыслено самим автором. К космогоническим мы отнесем стихотворение «Но мир начинался молчаньем…»: «Но мир начинался молчаньем, / Бескровною линией рта, / Ночным опаленным венчаньем, / Где имя всему – немота…». И как бы в подтверждение: «О, я Тебе радостно внемлю / В минуты, когда Ты молчишь…» [13].

Действительно, что-то поистине великое в стихах Ивана Белокрылова всегда вершится в молчании, в тишине. Поэт не слишком доверяет словам, которые способны в устах многих людей превращаться в «густую от полыни с медом ересь» [17], [12], [16]. Именно поэтому важны не слова, а понимание, – то, что после слов: «Но в жизненном круговороте, / Где к слову дела не привлечь, / Так важно, что вы пропоете, / Поймет ли кто-то вашу речь» [3]. Для поэта важны те мгновения, которые вечны, истинны, которые не требует присутствия слов. Никакая очень большая сила, даже природная стихия, не способна погубить вечное и истинное, например, вмороженные в оконное стекло нежданно нагрянувшей зимой растения, которые до весны оставались прекрасными и своим существованием подтверждали непреложность вечных истин: «Но до весны не гасли тени / И в те часы, когда темно, / От обнаженных душ растений, / Вмороженных в мое окно» [6].

Художественным воплощением мифологизма в поэзии Ивана Белокрылова можно считать созданные в его стихах образы Родины, родной земли, нашей истории, которые, безусловно, связаны с теми невидимыми и самыми прочными нитями, о которых мы писали выше. Близкие и родные люди для поэта тоже есть неотъемлемая часть Родины. Но Родина – это еще и камни, деревья, звуки и многое другое.

Родная природа в стихах одухотворена и чрезвычайно гармонична. Она на каком-то древнем, мифологическом уровне является проводником человека к Богу: «За каждой дорогою пройденной, / Где только вселенская пыль, / Прощаться с покинутой родиной / Торопятся дуб и ковыль. // … Там туя вздохнет над крапивою, / Береза заплещет листвой, / Ольха окунется во мшанники, / В брусничную горечь дыша, – / Такие вот странные странники, / Глухая как будто душа. / Но в том безъязыком томлении / Есть голос, похожий на звон. /…/ Дается лишь гласу древесному / С его неземною тоской / Добраться к Отцу Поднебесному / Быстрее молитвы людской» [8]. Звук – великая тайна, великий смысл: «Но только звука верный тон / Опробует пространство, / Наверняка пропишет он / Вас в это постоянство» [14].

На уровне истины и вечности, теряющейся где-то в период сотворения мира и жизни на Земле, и любовь к любимой женщине, жене. Именно в ее глазах он видит все это: «А я взглянул в глаза твои / И в них увидел вечность. /…/ Все отражается не раз – / Не сразу познается… / Хватало бы любимых глаз, / И вечность не прервется!» [18]; «Сквозь суету и смех, сквозь звон стаканов / Один твой взгляд внимает жадно мне. / Вселенский ужас библий и коранов / Дрожит в его зеленой глубине» [7]. Как будто во взгляде любимой женщины глубина колодца с его тайнами: и что-то святое, и что-то колдовское.

Образ любимой женщины в поэзии Ивана Белокрылова наполнен силою и чувствами на уровне мифологизма, и читателю становится понятно, что речь идет только об одной конкретной женщине, в которой и смысл жизни, и все вечные истины слились в одно целое: «Для знающих лишь географию / До Генуи десять минут. / Смотрю на твою фотографию / И чувствую я, что ты тут… // В окошке сиренево-бежево / Сквозит световая волна, / Как рано сегодня забрезжило – / Луна еще все-то видна! // В шкафу дремлет пара пиджачная, / До праздника пара минут, / И кошки поют что-то дачное, / Но ждут тебя, милая, ждут!» [5].

Безусловно, поэтический дар дается человеку свыше. В поэзии Ивана Белокрылова этот дар переживает все ступени мифологизации, иногда сказочности. Его поэтический дар заключен внутри карандаша, которым он записывает стихи: «И вздыхает осторожно / Плоть стиха в карандаше» [19]; «Ни наш поступок, ни Господня милость, / Ни строки, что умрут в карандаше…» [9]. Это о стихах, которые могут не появиться по каким-то причинам.

К. А. Львова справедливо считает, что для нашего времени актуально не воспроизведение готовых мифов, а индивидуальное мифотворчество [25, С.9]. Исследователь пишет об этом применительно к изучению прозы ХХ-ХХI вв., но нам представляется, что схожие процессы можно отметить и в современной поэзии. И поэтический сборник Ивана Белокрылова – явное тому подтверждение. Его поэтическое мифотворчество строится по нескольким моделям. Во-первых, за основу берется всем известный миф, и на уровне какого-то особого типа рациональности этот миф подвергается вполне осознанной концептуализации, рефлексии. В результате миф получает новое продолжение, а следовательно, и новый смысл. Старый смысл соединяется с новым. В слиянии двух смыслов рождается новый миф. Во-вторых, мифотворчество основывается на известных именах, архетипах. Причем последние взяты поэтом из классической мифологии, художественной литературы, устного народного творчества, истории, культур разных народов. Это одна из точек зрения автора на действительность и создание собственной картины мира.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Белокрылов И.А. Амур / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.83.
  2. Белокрылов И.А. Баллада о пономаре / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.33.
  3. Белокрылов И.А. Вода становится туманом… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.50.
  4. Белокрылов И.А. Высокие стили. Мне тесно…/ И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.54.
  5. Белокрылов И.А. Для знающих лишь географию… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. С.119.
  6. Белокрылов И.А. Зима нагрянула нежданно… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.51.
  7. Белокрылов И.А. Когда захочешь говорить о смерти… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.91.
  8. Белокрылов И.А. Когда ничего не случается…/ И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.81.
  9. Белокрылов И.А. Кукла / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.71.
  10. Белокрылов И.А. Мне вдруг показалось, все в прошлом… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.87.
  11. Белокрылов И.А. Навряд геральдика наскучит / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.6.
  12. Белокрылов И.А. Не торопитесь ставить точку…/ И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.41.
  13. Белокрылов И.А. Но мир начинался молчаньем… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.37.
  14. Белокрылов И.А. «Поэты – те же соловьи…» / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.84.
  15. Белокрылов И.А. Приду домой, нагрею чаю…/ И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.97.
  16. Белокрылов И.А. Спят сторожа в трамвайном парке… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.75.
  17. Белокрылов И.А. Таруса, Старица, Острога, Кострома…/ И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.42.
  18. Белокрылов И.А. Ты вдруг спросила о любви… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.100.
  19. Белокрылов И.А. Целиной. По бездорожью / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.46.
  20. Белокрылов И.А. …Что не будет потом ни страданий, ни мук… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.13.
  21. Белокрылов И.А. Я видел Ангела/ И.А. Белокрылов. – М.: РадиоСофт, 2018. – 148 с.
  22. Белокрылов И.А. Я видел Ангела / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.11.
  23. Белокрылов И.А. Я ничего не значу / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.126.
  24. Белокрылов И.А. Я решаюсь. Так иль этак… / И.А. Белокрылов // Я видел Ангела. – М.: РадиоСофт, 2018. – С.39.
  25. Львова К.А. Постмодернистские схемы мифомышления в современной русской прозе: автореферат дис. …канд. фил. наук: 10.01.08: защищена / К. А. Львова. – Краснодар, 2019. – 24 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Belokrylov I. A. Amur [Amur] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 83 [in Russian]
  2. Belokrylov I. A. Ballada o ponomare [The Ballad of the Sexton] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 33 [in Russian]
  3. Belokrylov I. A. Voda stanovitsya tumanom… [The Water Becomes Mist…] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 50 [in Russian]
  4. Belokrylov I. A. Vysokie stili [High Styles]. Mne tesno… [I’m cramped…] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 54 [in Russian]
  5. Belokrylov I. A. Dlya znayushhix lish’ geografiyu… [For Those Who Know Only Geography …] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 119 [in Russian]
  6. Belokrylov I. A. Zima nagryanula nezhdanno… [Winter Came Unexpectedly …] / Ia Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 51 [in Russian]
  7. Belokrylov I. A. Kogda zaxochesh’ govorit’ o smerti… [When You Want to Talk About Death …] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 91 [in Russian]
  8. Belokrylov I. A. Kogda nichego ne sluchaetsya… [When Nothing Happens …] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 81 [in Russian]
  9. Belokrylov I. A. Kukla [Doll] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 71 [in Russian]
  10. Belokrylov I. A. Mne vdrug pokazalos’, vse v proshlom… [It Suddenly Seemed to Me That Everything Was in the Past …] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 87 [in Russian]
  11. Belokrylov I. A. Navryad geral’dika naskuchit… [Heraldry Will Hardly Bore] … / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 6 [in Russian]
  12. Belokrylov I. A. Ne toropites’ stavit’ tochku… [Don’t Rush to Make a Stop…]/ I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 41 [in Russian]
  13. Belokrylov I. A. No mir nachinalsya molchan’em… [But the World Began with Silence …] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 37 [in Russian]
  14. Belokrylov I. A. Poe’ty – te zhe solov’i… [Poets are the Same Nightingales…] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 84 [in Russian]
  15. Belokrylov I. A. Pridu domoj, nagreyu chayu… [I’ll Come Home and Heat Up Some Tea…] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 97 [in Russian]
  16. Belokrylov I. A. Spyat storozha v tramvajnom parke… [Watchmen Sleep in the Tram Park …] / Ia Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 75 [in Russian]
  17. Belokrylov I. A. Tarusa, Starica, Ostroga, Kostroma… [Tarusa, Bayou, Gaff, Kostroma…]/ I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 42 [in Russian]
  18. Belokrylov I. A. Ty vdrug sprosila o lyubvi… [You Suddenly Asked About Love …] / Ia Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 100 [in Russian]
  19. Belokrylov I. A. Celinoj. Po bezdorozh’yu [Virgin Land. On Rough Road] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 46 [in Russian]
  20. Belokrylov I. A. …Chto ne budet potom ni stradanij, ni muk… [That There Will Be No Suffering or Torment Later …] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 13 [in Russian]
  21. Belokrylov I. A. Ya videl Angela [I Saw an Angel]/ I. A. Belokrylov. – M.: RadioSoft, 2018. – 148 p.
  22. Belokrylov I. A. Ya videl Angela [I Saw an Angel]/ I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 11 [in Russian]
  23. Belokrylov I. A. Ya nichego ne znachu [I Don’t Matter] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 126 [in Russian]
  24. Belokrylov I. A. Ya reshayus’. Tak il’ e’tak… [I Decide. This or That] / I. A. Belokrylov // Ya videl Angela [I Saw an Angel]. – M.: RadioSoft, 2018. – p. 39 [in Russian]
  25. Lvova K. A. Postmodernistskie sxemy mifomyshleniya v sovremennoj russkoj proze [Postmodern Schemes of Myth-Thinking in modern Russian prose] Extended abstract of Candidate’s thesis : 10.01.08 / K. A. – Krasnodar, 2019. – 24 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.