Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.102.12.096

Скачать PDF ( ) Страницы: 121-126 Выпуск: № 12 (102) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Винокурова Л. В. МЕЖДОМЕТИЯ В ЯКУТСКОМ И ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ КАК СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В ПРЕДЛОЖЕНИИ / Л. В. Винокурова, В. И. Иванова, А. Д. Ефимова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 3. — С. 121—126. — URL: https://research-journal.org/languages/mezhdometiya-v-yakutskom-i-francuzskom-yazykax-kak-sposoby-vyrazheniya-emocionalnosti-v-predlozhenii/ (дата обращения: 18.01.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.096
Винокурова Л. В. МЕЖДОМЕТИЯ В ЯКУТСКОМ И ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ КАК СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В ПРЕДЛОЖЕНИИ / Л. В. Винокурова, В. И. Иванова, А. Д. Ефимова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 3. — С. 121—126. doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.096

Импортировать


МЕЖДОМЕТИЯ В ЯКУТСКОМ И ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ КАК СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В ПРЕДЛОЖЕНИИ

МЕЖДОМЕТИЯ В ЯКУТСКОМ И ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ КАК СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В ПРЕДЛОЖЕНИИ

Научная статья

Винокурова Л.В.1, Иванова В.И.2, Ефимова А.Д.3, *

1 ORCID: 0000-0003-2466-5288;

2 ORCID: 0000-0001-9325-6395;

3 ORCID: 0000-0002-6088-8801;

1, 2, 3 Северо-Восточный федеральный университет имени М.К. Аммосова, Якутск, Россия

* Корреспондирующий автор (efaga[at]mail.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются междометия, как способы выражения экспрессивности языка и смысловые функции междометий, как универсальных реалий, присутствующих в двух неродственных языках: якутском и французском. Дается попытка классификации междометий обоих языков по семантико-функциональным разрядам. Анализ показал, что междометия, как универсальные реалии, присутствующие в якутском и во французском языках, их многозначность зависит от контекстуального признака текста, интонации, экспрессивно-эмоциональной окраски речи говорящего.

Междометия в современных языках – это довольно богатый и активно функционирующий класс слов, являющийся одним из ярких средств обогащения стилевого разнообразия произведения.

Ключевые слова: междометие, семантико-функциональные разряды, лексико-семантическая природа, модальные слова, смысловая функция.

INTERJECTIONS IN THE YAKUT AND FRENCH LANGUAGES AS WAYS OF EXPRESSION
OF EMOTION IN A SENTENCE

Research article

Vinokurova L.V.1, Ivanova V.I.2, Efimova A.D.3, *

1 ORCID: 0000-0003-2466-5288;

2 ORCID: 0000-0001-9325-6395;

3 ORCID: 0000-0002-6088-8801;

1, 2, 3 M. K. Ammosov North-Eastern Federal University, Yakutsk, Russia

* Corresponding author (efaga[at]mail.ru)

Abstract

The article considers interjections as ways to highlight the expressiveness of a language and semantic functions of interjections as universal units present in two unrelated languages: Yakut and French. The study attempts to classify interjections of both languages by semantic and functional categories. The conducted analysis demonstrates that the polysemantic qualities of interjections as universal linguistic units present in the Yakut and French languages depends on the contextual features of the text, intonation and the expressive and emotional characteristics of the speech.

Interjections in modern languages are a fairly rich and actively functioning category of words that is one of the most striking means of enriching the stylistic diversity of a given text.

Keywords: interjection, semantic-functional categories, lexical-semantic nature, modal words, semantic function.

В структурно – типологическом плане французский язык относится к аналитическим языкам, якутский язык – к агглютинативным. «В сопоставительно-типологической лингвистике и неродственные языки, например, французский и якутский могут быть объектом изучения» [1, С. 189].

Различные междометия, использованные авторами в художественных произведениях в любом языке «способствуют семантическому обогащению художественного текста» [5, С. 43].

«Якутский язык как устный, так и письменный отличается ярко выраженной эмоциональностью» [11, С.254].

В «Грамматике современного якутского литературного языка» междометия определяют как «неизменяемые слов, служащие для непосредственного выражения эмоционально-волевых реакций субъекта на действительность»
[3, С. 384].

В отличие от всех знаменательных частей речи междометия не обладают номинативной функцией, а представляют лишь самую общую речевую реакцию, выражающую различные ощущения и волеизъявления говорящего. В отличие от служебных слов междометия также не связаны с какими-либо грамматическими функциями. [3, С.384]

Вслед за «Грамматикой современного якутского литературного языка» по смысловой функции в предложении междометия якутского языка можно разделить на следующие семантико-функциональные разряды:

1) междометия, выражающие эмоции и чувства говорящего;

2) междометия, выражающие отношение человека к окружающему.

Междометия, выражающие эмоции и чувства

Многие из этих междометий многозначны. «Но многозначность междометий отличается от многозначности других типов слов прежде всего тем, что она является ситуативной, контекстной, а не свободной, не номинативной, что обусловливается лексико-семантической природой этих разрядов слов как выразителей непосредственно чувств и эмоций говорящего» [3, С.393].

У междометий, выражающих чувства и эмоции, в зависимости от контекста, можно выделить ряд основных значений:

1). Радость, восхищение, удовлетворение выражают: Оо! hа, hуу, hы, э, аата, алакай, иэхэй, ураа и др.

Еще Э.К. Пекарский в первом томе своего знаменитого «Словаря якутского языка» писал о междометии ай! как о междометии «удивления, сомнения, радости, гнева, пренебрежения: э! о! эй! эх! ах!.. а, буолар, буоллун! – эх, это случилось, то пусть будет так! (я не обращаю на это внимания, мне всё равно) [8, С. 211]».

Лида, мутукчаны сыыйан ылан, сирэйигэр саба тутунна; – Yчɥгэйиэн! .[4, С. 73] – Лида прижала к лицу иголки лиственницы: – Как хорошо!

Оо, туундараа! [4, С. 43] – Вот это тундра!

Мин эмиэ соhуйбут курдук туран хааллым: Оо! Yɵрɥɥ! Саха!… Саха! – диэн саныы тɥстɥм. [4, С. 15] – Я тоже остановился как вкопанный: – О, радость какая! Якут!… Якут!… – подумал я.

– «Ураа!» хаhыытыы-хаhыытыы оҕолор сɥɥрэн иhэллэр. [4, С. 31] – Крича «ура!» бегут дети.

Даа! Yчɥгэй да этэ!…, – диэн Бээчэ тыл кыбытар. [4, С. 3] – Да! Как хорошо было, – встревает Вяча.

Дьэ, бу, кɵр, ардах! Аа-а, дьэ, бу ɥчɥгэ-эй! – дии-дии киhим… сɥр чэпчэкитик ыстанан тахсар. [4, С. 101] – Вот это да! Вот это дождь! А-а, вот это хорошо-о! – восхищаясь, мой собеседник выскочил на улицу.

2). Удивление, изумление выражают: аарт-татай, айыы, бай, тыый, уоспадьы, ок-сиэ, hэ, уой и др.

Т. И. Петрова к таким междометиям также относит аата: аата кɵрɥстэхпит [6, С. 19] – Как хорошо, что встретились.

Тыый, ыйыттаххын да! [4, С. 169] – Ничего себе, ты еще спрашиваешь!

Уой да, ытыы олороҕун дуу? [4, С. 169] – О, боже, ты плачешь?

Бай, кырдьык, титирикпит ханна барбытай? [4, С. 176] – Ба, правда, где же наше деревце?

Оо, Баhылай! Хайа бу хаhан кэллиҥ? [4, С. 33] – О, Василий, ты!? Когда же приехал?

– Сатыы даа?! Сатаммат, сатаммат. [4, С. 33] – Неужели пешком?! Нет, так невозможно.

hы, кɥнɥɥлээри гынаҕын дуу? [4, С. 166] – Ах, ты еще ревнуешь?

  1. Страх, ужас, испуг выражают: арах, иэдээн, бабат, оо, hок, hуй, hук, hуу, hууй, татат, тыый, уой, ɥлɥгэри ньии и др.:

Уой, куттанным даҕаны…[4, С. 41] – Ой, как я испугался…

Сибилигин да киирэн кэллэҕинэ кɵҥɥлэ. – Уой! [4, С. 84] – Он может хоть сейчас зайти. – Ой!

Бу алдьархайы!… Бу иэдээни!… – Байбаас долгуйан, айманан ботугураата. [4, С. 132] – Вот беда!… О, какой ужас! – волнуясь, прошептал Павел.

  1. Досаду, раздражение, недовольство выражают: абаккабын, алаата, ар-дьаалы, арт-татай, кɵр эрэ (маны), тууй сиэ, чэ, чэ-чэ, эчии, ээх и др. Абакка да баар эбит [5, С. 7] – как же мне досадно.

Тууй сиэ, хам мууhуран хаалбыт дуу тугуй? [4, С. 145] – Тьфу-ты, вот так все примерзло что-ли?

– Ах, ты буот какуой! Ишь ты! [4, С. 95] (подражание русской речи) – Ах, вот ты какой! Ишь ты!

Байбаас,… аппаллан турарыттан кэлэйэн, ɵттɥгɥн охсуммута: «Эчи, бу даллайан турдахпыан! Тɥргэнник!… Тиэтэйиэххэ!..» [4, С. 138] – Павел,… огорчаясь от своей оплошности, ударил себя по бокам: «Черт возьми, что я стою как истукан! Быстро!… Надо спешить!…».

Ээй, суох! Саха буолбатах эбит.. – кини саха буолбатаҕыттан мин испэр хайдах эрэ кыhыйа санаатым. [4, С. 15] – О, нет! Оказывается, он не якут.. – мне как-то стало досадно, что он не оказался якутом.

Оо. дьэ! Сахалыы саҥаны умнубут бэйэҥ дуу?! [4, С. 7] – Вот это да! Неужели ты забыл якутский язык?!

Презрение, пренебрежение, отвращение, брезгливость выражают: па, пахай, hу, hуу, аат-татай [6, С. 19] и некоторые другие.

Пи-и! Саахыр… Амтана суох. Кумах курдук.

– Оччоҕо маны амсай эрэ…

Пахы-ый! Амсайбаппын!… Бэйэҥ сиэ!… [4, С. 355] – Фу-у! Вообще без никакого вкуса. Как песок.

– Ну, тогда попробуй это…

– Фи! Не буду!… сам съешь!…

Саат-суут, табаарыс ыстаарсай лейтенант! [4, С. 122] – Позор, товарищ старший лейтенант!

Саат! Саат! Биhиги уолаттарбыт эмиэ хоттордулар! [4, С. 168] – Какой позор! Какой позор! Наши парни опять проиграли!

6, Боль, усталость выражают: абытай, абытай-халахай, айа, айа-дьойо, айакка (айаккабыын, айака да) [6, С. 9] и др.

Кини… уhуутуу-уhуутуу, умса тɥстэ: – hуу!… hуу!… Айыкка! [ДС, С. 205] – он… громко всхлипывая, упал навзничь: – Уу, уу… как больно!

Оо, сылайдым даҕаны! [4, С. 9] – О, как я устал!

Ай-уу! Ыарыытын ньии! Эчи, тɵбɵм… ыарыытыан! Оо, айыккатыан!… [4, С. 412] – Ай, ай! Как больно! Ну, прямо голова раскалывается! О, как больно!

  1. Ощущение холода, жары выражают: абытай, абытай-халахай, ычча, ыччыы:

Абытаай! Халлааммыт итиитинэн батымаары гынна, – диэтэ Баhылай, кɵлɵhɥнɥн сотто-сотто. [4, С. 92] – У, как жарко! Житья сегодня нет от этого пекла, – сказал Василий, вытирая стекающийся пот.

Ычча-ычча! Кыhыммыт обургу дьэ тиийэн кэллэ. Ыччыы-ычча! [4, С. 73] – Бр! Наша суровая зима наступила в свои права. Как холодно-о!

Междометия, выражающие отношение к окружающему.

Такие междометия в работе «Грамматика современного якутского литературного языка» авторы разделяют на несколько подгрупп

1) междометия, выражающие волеизъявления,

2) междометия бытового обихода,

3) бранные слова [3, С. 395].

  1. Междометия, выражающие волеизъявления представляют собою промежуточные слова, которые совмещают в себе значение и междометий, и модальных слов.

а) призыв, побуждение к какому-либо действию: бэйи-бэйи, бээ, дьэ, дьэ-дьэ, дьэ эрэ, но-о, хайдах этэй, чэ (чэйиҥ) – давайте, ну [6, С. 222] и др. Сюда же относятся междометия зова, откликов на зов, обращение внимания: доҕоор, ээ, эhээ, ээй, алло и т.д.

Эй, кэбис, барыаҕыҥ! [4, С. 41] – Эй, не надо, уходим!

Чэ, барыах, барыах! [4, С. 46] – Ладно, уходим, уходим!

Доҕоруом!… – кулгаахпар сибигинэйбит саҥаттан соhуйан «дьик» гына тɥспɥтɥм. [4, С. 17] – Друг мой!.. – вздрогнул я вдруг из-за шепота в мое ухо.

К данной подгруппе относятся междометия-обращения к домашним животным с целью понукания, призыва, отгона, отпугивания: киис-киис, кыыс-кыыс – призыв к кошке, мээх-мээх, мээ-мээ – призыв к теленку, корове, hай-hай – понукание лошади, чот-чот – отгон собаки, hээй-hээй – понукание оленя, трр-тпруу – останавливание лошади и др.

hоой! – Байбаас Кɥлбэрдиинэп ньуоҕутунан далайда. [4, С. 128] – Гой! – Павел Кульбертинов замахнулся кнутом.

б) утверждение, согласие, одобрение: ама дуо, баай-бай, сɵрɥ сɵп, эгэ, дуо, ээ и др.

О, даа, даа, – диэтэ Гюнтер, соччо аахайбатах курдук. [4, С. 95] – О, да, да, – сказал Гюнтер без особого внимания.

Сɵп, сɵп, чэ-чэ, аргыый, – Оллооноп киhитин уоскутта. [4, С. 95] – Ну, ладно, потише, – Оллонов успокоил друга.

Чэ, сɵп, – диэбит оҕонньор. [4, С. 326] – Да, ну ладно, – сказал старик.

Кырдьык, кырдьык! – Александра Ивановна ɥɵрэ-кɵтɵ эргичиҥнии тɥстэ… [3, С. 164] – Правда, правда! – стала радостно кружиться Александра Ивановна.

Чэ, чэ, ээх, ону мунньахха араатардаар. [4, С. 86] – Ну да, ладно, про это докладывай на собрании.

Буоллун, доҕор! – Дайыыла сапсыйан кэбистэ. [4, С. 92] – Ну и пусть, – отмахнулся Данила.

в) возражение, протест, запрещение, отрицание, сомнение выражают: ама, арах-арах, ким билэр, доҕор, киэр, кэбис, сатаммат, суох, эс, эчи (эчикийэ), ээйиис и др.

Сымыйа! Мин итини итэҕэйбэппин уонна хаhан да итэҕэйиэм суоҕа! [4, С. 90] – Ложь! Я в это не верю и никогда не поверю!

Кэбис, доҕор, куhаҕаны санаама. Сэриигэ киhи барыта ɵлбɵт. [4, С. 115] – Ладно, друг, не думай о плохом. На войне не все погибают.

Аргыый! – Ким эрэ сɵбɥлээбэккэ бардьыгынаата. [4, С. 398] – Тише! – кто-то повысил голоС.

Тɥксɥ! – Аппанаас Чаҕыл сырайын батары кɵрбɥтɥнэн эмискэ эргиллэ биэрдэ. [4, С. 149] – Хватит! – повернулся вдруг Афанас и вперил взгляд в Чагыла.

Ээ, кээс, доҕор, сокуонуҥ хараҕар биэс куул да, биэс да тыhыынча куул да син биир эбээт. [4, С. 194] – Э, ну уж нет, дружище, по закону хоть пять, хоть пять тысяч мешков всё одинаково.

Кэбис, аньыыны тыллаhыма…[4, С. 199] – Не надо, греха побойся…

Кэбиhиий, тукаам. Хата утуйа иликтэринэ тиийэн оҕонньортон кɵрдɵС. [4, С. 199] – Не надо, милый. Пока они не уснули, иди и попроси прощения у старика.

Аньыы даҕаны! Эн эппэтэҕиҥ, мин истибэтэҕим буоллун. [4, С. 329] – Свят, свят! Ты не говорил, я не слышал.

Ээ, суох, доҕор! – диэтэ улаханнык. [4, С. 329] – Ээ, нет, – сказал он громко.

  1. Приветствие, прощание, благодарность и другие чувства, представляющие характер общепринятого этикета: алҕас, баhаалыста, баhыыба, бырастыы гын, быраhаай, дорообо, дыраастый, кɵрсɥɵххэ диэри, махтал, бакаа (пока), бирибиэт (привет), ɥтɥɵ киэhэ, эҕэрдэ и др.

Быраhаай… Дьоллоохтук сырыт. [4, С. 5] – Прощай… Счастливой поездки.

«Дорообо!» диэтэхпинэ олуона буолсу, сахалыы кэпсэтэр сиэринэн «Туох кэпсээннээххитий?» – диэтэхпинэ… [4, С. 11] – Видимо, будет неудобно, если скажу «Здорово!», а если скажу на якутский манер «Какие новости?»…

Почти все слова из этой подгруппы являются заимствованиями из русского языка: баhаалыста (пожалуйста), баhыыба (спасибо), бырастыы гын (прости), дорообо (здорово), дыраастый (здравствуй) и т.д.

  1. Бранные слова, выражающие неприязненное отношение людей к окружающему выражаются: абааhы (черт), дьиккэр (сволочь), илиэhэй (леший), кɥтɥр (чудовище), кɥтɥр ɵстɵɵх (окаянный), сатана (сатана), сыакаар и т.д.

– Киэр буол, дьиккэр! [4, С. 176] – Вон отсюда, сволочь!

Ыт.. ыт баара! Оо, абаккам! [4, С. 196] – Собака… Вот собака! Оо, злости не хватает!

К этой подгруппе слов можно отнести некоторые междометные глаголы, выражающие просьбу, мольбу, у которых очень сильна эмоционально- экспрессивная сторона высказывания. Например:

Хаар кырыа киhи,… иhиллэр-иhиллибэттик ботугураабыта: – Быыhааҥ!… [4, С. 144] – Весь обледеневший человек еле слышно прошептал: – Спасите!…

Итак, междометия в современном якутском языке являются одним из самых ярких средств выражения эмоционально-экспрессивной окраски в предложении и в целом повествовании.

Междометия, как языковые универсалии, присутствующие во всех языках, можно рассмотреть и во французском языке.

В.Г. Гак считает, что «междометия – часть речи, объединяющая лексические единицы, которые в нерасчлененном виде выражают реакции говорящего, его волеизъявления и отображают явления внешнего мира» [2, С. 458].

По мнению Н.М. Штейнберг «междометия – это слова, которые выражают, без их номинации, чувства, эмоции или волеизъявления того, кто говорит, его неожиданную реакцию на действие кого-то» [12, С. 330].

Междометия, лишенные номинативной функции и лексического значения, являются специальными средствами для передачи эмоциональных порывов и волеизъявления и служат специфическим средством отражения человеческой деятельности. [9, С. 161]

По смысловой функции в предложении междометия французского языка тоже можно разделить на следующие семантико-функциональные разряды:

1) междометия, выражающие эмоции и чувства;

2) междометия, выражающие отношение человека к окружающему.

Междометия, выражающие эмоции и чувства

По различным дополнительным оттенкам у эмоциональных междометий французского языка можно выделить некоторые основные значения.

Междометия отделяются остальной части предложения восклицательным, вопросительным знаком или запятой. [10, С. 586]

  1. Местоимения, выражающие радость, восхищение, удовлетворение: ah! oh! (ах!, а!, ой!, о!) и др.

– Oh! Gilles, dit-elle… Gilles, tu te rends compte: déjeuner avec toi demain… quellе Bonheur… [16, С. 114] – О, Жиль, – сказала она, – Жиль, ты понимаешь, обедать с тобой завтра… это такое счастье…

Mon dieu! – dit-elle consternée, nous dinons chez Couderc! [16, С. 114] – О, Боже, – сказала она потрясенная, – мы обедаем в семье Кудерк!

Oh, Nathalie, disait-il, Nathalie, tu me connais si bien… Oh, je t’aime toi. [16, С. 125] – О, Натали, – сказал он, – Натали, ты же меня знаешь… О, как я тебя люблю.

  1. Местоимения, выражающие чувства удивления, изумления, возмущения.

К ним относятся такие, как Bah! (ишь ты! неужели?); ça (вот это да?); oh là là! (ну и ну!); tiens-ax! (вот как!); mon Dieu! (о, Боже!); comment! (как!); quoi! (что такое!); ah, non! (ну уж нет!); et bien! (вот тебе раз!) и др.

  1. Ah! Ah!.. le journal va m’offrir une croisère aux Bagamas? [16, С. 43] – О! о! газета мне подарит круиз на Багамы?

– Oh là, là, .. J’espère que tu vas liquider tout sa en vitesse! – s’écriqua bruesquemment Jeannet…[14, С. 475] – Ну и ну,.. Я надеюсь, что ты избавишься побыстрей от всего этого! – неожиданно воскликнул Жан.

  1. Досаду, раздражение, недовольство, презрение, пренебрежение, отвращение, брезгливость выражают:

Hou, hou, hoquetait Jean, sit u voyais ta tête… – Фу, фу, – икнул Жан, – если бы ты видел свою голову…

Междометия, выражающие отношения к окружающему

К этому семантико-функциональному разряду можно отнести междометия, обозначающие:

1) призыв, побуждение к какому-либо действию: Au secours! (на помощь!); Au feu! (Пожар!); Chut! Silence! (Тс! Tише!); Attention! (Внимание!); Tens! Tenez! (Смотри (те)!); écoute! écoutez! (Слушай (те)!) и др.

«- Fais attention! Dès que tu as le dos tourné, Folcoche en profite pour entrer dans ta chambre [14, С. 145].»- Будь внимателен! Как только ты отвернешься, Психомора воспользуется этим, чтобы проникнуть в твою комнату.

К этой группе можно отнести и междометия, обозначающие перекличку.

«- Hep! Mado! J’interpéllé s’arrête, regarde autour d’elle…[14, С. 142]» – Эй, ау! Мадо!- окликнутая остановилась, оглянулась вокруг.

2) утверждение, согласие, одобрение, облегчение: bon, bien-bien, ouf и др.

«- Bien, bien, aboya-t-il, je vais telephone à Marcel [14, С. 316]» – Да, да, – выкрикнул он, – я позвоню Марселю.

«- Bon, bon, fit-il sombrement [14, С. 303].» – Ладно, ладно, – помрачнел он.

«- Ouf! C’est fini! [16, С. 252].» – Уф! Наконец-то все закончилось!

«- Bon! Conclut M. Reseau [14, С. 44].» – Хорошо, – подытожил месье Резо.

3) приветствие, прощание, благодарность и другие чувства, представляющие характер общепринятого этикета: pardon! (прости!, извини!); merci! (спасибо!); salut! (привет!) и др.

«Merci! Je ferai grater ces bêtises et regraver mes initiales… [14, С. 430]» – Ну спасибо! Я должен процарапать эту глупость и запечатлеть свои инициалы…

4) приказание: Halte! Stop! (Cтой! Стоп!); marche! (марш!); en avant! (вперед!); arrière (назад!) и т.д. Сюда же можно отнести глаголы, произнесенные с интонацией приказного волеизъявления:

Allons! Dépéchez-vous paresseux! – Идем! Поторопитесь же вы, лентяи!

5) бранные слова, выражающие неприязненное отношение людей к окружающему:

– Parbleu! (черт возьми!); cochon! (свинья!); bête! (скотина!); ah! la grace! (ну и стерва!) и др.

«- Ah! La grace! jette-il encore, en torturant son nez» [14, С. 286]. – Ну и стерва! (сволочь!) – бросил он, теребя нос.

«- La folle! La cochonne! répétait-il… Et, tout à coup, contractant ces termes énergiques, il rebartisa notre mere: Folcoche! Saleté de Folcoche!» [14, С. 45].

– Сумасшедшая! Свинья! – повторял он… И вдруг, подчеркивая эти слова, он переименовал нашу мать: Психомора! Грязная сумасшедшая свинья!

Во французско-русском русском словаре словарное значение слова “cochon” cochon,-ne (fam.) свинья (malpropre, antipathique); поросёнок (d’un enfant); va te laver, cochon! (иди, помойся, грязнуля!) [13, С. 195], т.е. свинья – фам., свинья (нечистоплотный, несимпатичный; поросёнок (о ребёнке); иди помойся, грязнуля!

Словарь «Bordas» трактует это слово так: cochon, ne (fam). Se dit d’une personne malpropre qui travaille san soin ou qui fait de choses inconvenantes [15, С. 243]. Слово cochon,-ne (fam). О грязном, нечистоплотном, нечестном человеке, который работает неаккуратно или делает неуместные вещи.

Во «Французско-русском словаре» прилагательное bête (глупый, неумный, недалекий, тупой) в выражении pas si bête переводится как «нашли (ищи) дурака» [13, С. 195].

А в словаре «Bordas» это слово трактуется так «bête-(fam). Qui ne comprend pas cela n’est qu’une bête! = personne peu intellégente» [15, С. 98], т.е. животное, зверь-(фам)., кто не понимает это (этого) – только скотина! = человек не умный.

Таким образом, рассматривая междометия, как универсальные реалии, присутствующие во всех языках, можно отметить, что многозначность междометий и в якутском и во французском языках зависит от контекстуального признака текста, интонации, экспрессивно-эмоциональной окраски речи говорящего.

Междометия в современных языках – это довольно богатый и активно функционирующий класс слов, являющийся одним из ярких средств обогащения стилевого разнообразия произведения.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Винокурова Л.В. Некоторые схождения категорий времени в современном французском и якутском языках (прошедшее время изъявительного наклонения) / Л.В. Винокурова, А.Д. Ефимова, В.И. Иванова // Современное педагогическое образование. № 11. -М.: изд-во КноРус, 2019, С.189-194
  2. Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка / В.Г. Гак. – М.: Добросвет, 2004. – 862 с.
  3. Грамматика современного якутского литературного языка. Фонетика и морфология. – М.: Изд-во «Наука», 1982. – 496 с.
  4. Данилов С. Кɥн сырдыга: Кэпсээннэр / С. Данилов, – Якутскай: Кинигэ издательствота, 1982. – 448 с.
  5. Кадимов Р.Г. Урбанистический образ жизни как стилеобразующий принцип художественного творчества / Р.Г. Кадимов // Научные исследования в сфере общественных наук: Вызовы нового времени. Материалы V международной научно-практической конференции. – ICSS, N 2014. – Екатеринбург, 2014. – С. 43.
  6. Краткий якутско-русский, русско-якутский словарь: учебный словарь. / [сост. Т.И. Петрова ]. – Якутск: Бичик, 2015. – 576 с.
  7. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. / С.И. Ожегов. Под ред. проф. Л.И. Скворцова. – 28-е изд., перераб. – М.: ООО «Издательство «Мир и образование», – 2014. – 1376 с.
  8. Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. Т.1 / Э.К. Пекарский. – М.: Академия наук СССР, 1959. – 1280 с.
  9. Пицкова Л.П. Морфология французского языка: Учебное пособие / Л.П. Пицкова. – М.: Высш. шк., 2009. – 167 с.
  10. Тарасова А.Н. Грамматика французского языка. Справочник. Упражнения: Учебн. Пособие / А.Н. Тарасова. – М.: Иностранный язык, 2000. – 712 с.
  11. Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка. 1 часть. Простое предложение / Е.И. Убрятова. – М: Изд-во АН СССР, 1950. – 304 с.
  12. Штейнберг Н.М. Грамматика французского языка. Часть 1. Морфология и синтаксис частей речи. Учебник для студентов ин-тов и фак. иностр. Яз / Н.М. Штейнберг / Под ред. Е.А. Реферовской. Изд. 4-е. – Л.: изд. «Просвещение», 1972. – 344 с.
  13. Французско-русский словарь: 37000 слов / В.Г. Гак, Ж. Триомф, Г.Г. Соколова и др.: Под ред. В.Г. Гака и Ж. Триомфа. – М.: Русский язык, 1991. – 1056 с.
  14. Bazin H Hervé. Vipère au poing. La mort du petit cheval. Cri de la chouette / Bazin H Hervé.. – Moscou: Editions du progress, 1979. – 525 p.
  15. Dictionnaire du français vivant. Bordas. – Paris, Bruxelles. Montréal, 1972. – 1338 p.
  16. Sagan Françoise. Un peu de soleil dans l’eau froide / Sagan Françoise.. – Paris: Pocket, 1996. – 214 p.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Vinokurova L. V. Nekotorye shozhdenija kategorij vremeni v sovremennom francuzskom i jakutskom jazykah (proshedshee vremja iz”javitel’nogo naklonenija) [Some Convergence of Time Categories in Modern French And Yakut Languages (Past Tense of the Indicative Mood)] / L. V. Vinokurova, A. D. Efimova, V. I. Ivanova // Sovremennoe pedagogicheskoe obrazovanie [Modern Pedagogical Education]. No. 11. – M.: publishing house KnoRus, 2019, pp. 189-194 [in Russian]
  2. Gak V. G. Teoreticheskaja grammatika francuzskogo jazyka [Theoretical Grammar of The French Language] / V. G. Gak. – M.: Dobrosvet, 2004. – 862 p. [in Russian]
  3. Grammatika sovremennogo jakutskogo literaturnogo jazyka. Fonetika i morfologija [Grammar of The Modern Yakut Literary Language. Phonetics and Morphology], M.: Nauka, 1982, 496 p. [in Russian]
  4. Danilov S. Kün syrdyga: Kapseenner [Stories About Sunlight]/ S. Danilov, – Yakutskai: Kinige publishing house, 1982 – 448 p. [in Yakut]
  5. Kadimov R. G. Urbanisticheskij obraz zhizni kak stileobrazujushhij princip hudozhestvennogo tvorchestva [Urban Lifestyle as a Style-Forming Principle of Artistic Creativity]/ R. G. Kadimov // Nauchnye issledovanija v sfere obshhestvennyh nauk: Vyzovy novogo vremeni. Materialy V mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii [Scientific Research in The Field of Social Sciences: Challenges of The New Time. Proceedings of the V International Scientific and Practical Conference].- ICSS, N5. 2014. – Ekaterinburg, 2014. – p. 43. [in Russian]
  6. Kratkij jakutsko-russkij, russko-jakutskij slovar’: uchebnyj slovar’ [Brief Yakut-Russian, Russian-Yakut Dictionary]. Compiled by T. I. Petrov. – Yakutsk: Bichik, 2015. – 576 p. [in Russian]
  7. Ozhegov S. I. Tolkovyj slovar’ russkogo jazyka [Explanatory Dictionary of the Russian Language]. / S. I. Ozhegov. Edited by prof. L. I. Skvortsov. – 28th ed., Revised-M.: Publ. house Mir I obrazovanie LLC, – 2014. – 1376 p. [in Russian]
  8. Pekarsky E. K. Slovar’ jakutskogo jazyka [Dictionary of The Yakut Language]/ E. K. Pekarsky, Vol. 1, M.: Academy of Sciences of the USSR, 1959, 1280 p. [in Russian]
  9. Pitskova L. P. Morfologija francuzskogo jazyka: Uchebnoe posobie [Morphology of The French Language: A Textbook] / L. P. Pitskova. – M.: Vysshaya shkola, 2009. – 167 p. [in Russian]
  10. Tarasova A. N. Grammatika francuzskogo jazyka. Spravochnik. Uprazhnenija: Uchebn. posobie [Grammar of The French Language. Guide. Exercises: A Textbook] / A. N. Tarasova. – M.: Inostranny jazik, 2000. – 712 p. [in Russian]
  11. Ubriatova E. I. Issledovanija po sintaksisu jakutskogo jazyka. 1 chast’. Prostoe predlozhenie [Studies on Syntax of The Yakut Language. Part 1. Simple Sentence]. – M: Publishing House of the USSR Academy of Sciences, 1950. – 304 p. [in Russian]
  12. Steinberg N. M. Grammatika francuzskogo jazyka. Chast’ 1. Morfologija i sintaksis chastej rechi. Uchebnik dlja studentov in-tov i fak. inostr. jaz [Grammar of The French Language. Part 1. Morphology and Syntax of Parts of Speech. Textbook for Students of Foreign Language Departments] / N. M. Steinberg / Edited by E. A. Neverovsky. 4th ed. – L.: Publ. house “Prosveshhenie”., 1972. – 344 p. [in Russian]
  13. Francuzsko-russkij slovar’: 37000 slov [French-Russian dictionary: 37000 words] / V. G. Gak, J. Triomf, G. G. Sokolova et al.: Ed. Triomfa. – Moscow: Russian language, 1991 – – 1056 p.
  14. Bazin H Hervé. Vipère au poing. La mort du petit cheval. Cri de la chouette [Fist Viper. The death of the little horse. Cry of the owl] / Bazin H Hervé.. – Moscow: Editions du progress, 1979. – 525 p. [in French]
  15. Dictionnaire du français vivant. Bordas [Dictionary of living French. Bordas]. – Paris, Brussels. Montreal, 1972. – 1338 p. [in French]
  16. Sagan Françoise. Un peu de soleil dans l’eau froide [A little sun in cold water] / Sagan Françoise.. – Paris: Pocket, 1996. – 214 p. [in French]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.