Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.59.114

Скачать PDF ( ) Страницы: 158-160 Выпуск: № 05 (59) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Сегал Н. А. МЕТАФОРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ «ПОЛИТИКА – ЭТО СПОРТ» В ПОЛИТИЧЕСКИХ МЕДИАТЕКСТАХ (НА ПРИМЕРЕ ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКИ) / Н. А. Сегал, И. А. Регушевская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 158—160. — URL: https://research-journal.org/languages/metaforicheskaya-model-politika-eto-sport-v-politicheskix-mediatekstax-na-primere-legkoj-atletiki/ (дата обращения: 18.11.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.59.114
Сегал Н. А. МЕТАФОРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ «ПОЛИТИКА – ЭТО СПОРТ» В ПОЛИТИЧЕСКИХ МЕДИАТЕКСТАХ (НА ПРИМЕРЕ ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКИ) / Н. А. Сегал, И. А. Регушевская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 05 (59) Часть 1. — С. 158—160. doi: 10.23670/IRJ.2017.59.114

Импортировать


МЕТАФОРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ «ПОЛИТИКА – ЭТО СПОРТ» В ПОЛИТИЧЕСКИХ МЕДИАТЕКСТАХ (НА ПРИМЕРЕ ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКИ)

Сегал Н.А.1, Регушевская И.А.2

1ORCID:  0000-0002-8213-5050; кандидат филологических наук, 2ORCID: 0000-0002-1523-2889; кандидат филологических наук, Таврическая академия КФУ имени В. И. Вернадского в г. Симферополь

МЕТАФОРИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ «ПОЛИТИКА – ЭТО СПОРТ» В ПОЛИТИЧЕСКИХ МЕДИАТЕКСТАХ (НА ПРИМЕРЕ ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКИ)

Аннотация

Статья посвящена исследованию метафорической  модели «политика – это спорт» в политических медиатекстах. Детально анализируются особенности языковой реализации ключевых единиц, входящих в сферу «легкая атлетика». Рассматриваются лингвопрагматические особенности политического дискурса с учетом его специфики в масс-медийных текстах в условиях современной социополитической ситуации. С целью описания коммуникативно-прагматического содержания политического текста в данном исследовании предлагается тематическая и семантико-грамматическая классификация языковых единиц и конструкций, репрезентирующих фрагмент метафорической модели «политика – это спорт», с учетом замещенного стержневого компонента и прагматических установок адресата.

Ключевые слова: политический дискурс, политический текст, политическая метафора, метафорическая модель, масс-медийный текст.

Segal N.A.1, Regushevskaya I.A.2

1ORCID:  0000-0002-8213-5050; PhD in Philology, 2ORCID: 0000-0002-1523-2889; PhD in Philology, Taurida Academy of CFU named after V.I. Vernadsky in Simferopol

METAPHORICAL MODEL “POLITICS IS SPORT” IN POLITICAL MEDIA TEXTS (BASED ON THE EXAMPLE OF LIGHT ATHLETICS)

Abstract

The article focuses on the study of the metaphorical model “politics is sport” in political media texts. It analyses the main features of the language implementation of key units that are related to “athletics.” The linguo-pragmatic features of political discourse are considered with regard to current socio-political situation. In order to describe communicative and pragmatic content of a political text, this study suggests thematic and semantic-grammatical classification of linguistic units and structures that represent a fragment of the metaphorical model “politics is sport” with regard to the replaced core component and the pragmatic attitude of the addressee.

Keywords: political discourse, political text, political metaphor, metaphorical model, mass-media text.

В последние десятилетия, несомненно, возрос интерес к исследованию особенностей политической коммуникации, что определяется реалиями современного социально-политического устройства. Данный факт привел к повышению интереса к языку политики не только со стороны политологов, социологов, философов, но и со стороны лингвистов. Научный интерес исследователей языка определил формирование науки «политическая лингвистика» и ее терминологического аппарата. В постсоветской лингвистической литературе ключевой категорией политической лингвистики является политический дискурс, который  представлен как многоаспектное и многоплановое явление, как комплекс элементов, образующих единое целое. Политический дискурс, таким образом, определяется как «совокупность всех речевых актов, используемых в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, освященных традицией и проверенных опытом» [1, С. 6].

Определяя политический дискурс как социально-политический феномен, исследователи включают в его характеристику как институциональные, так и неинституциональные формы общения, в которых к сфере политики относится хотя бы одна из трех составляющих: субъект, адресат или содержание общения. Задачей современного политического дискурса является воздействие на адресата с целью внушить доверие любыми средствами. По замечанию А. П. Чудинова, «в содержание политического дискурса должны быть включены все присутствующие в сознании говорящего и слушающего (пишущего и читающего) компоненты, способные влиять на порождение и восприятие речи: другие тексты, содержание которых учитывается автором и адресатом данного текста, политические взгляды автора и его задачи при создании текста, политическая ситуация, в которой создается и “живет” данный текст» [5, С. 18].

Отмечая жанровое своеобразие политического дискурса, Е. И. Шейгал ставит вопрос о формах существования дискурса: реальной и виртуальной. Под реальным измерением понимается текущая речевая деятельность в определенном социальном пространстве, а также возникающие в результате данной деятельности речевые произведения (тексты), взятые во взаимодействии лингвистических, паралингвистических и экстралингвистических факторов [6].

Коммуникативно-прагматический подход позволяет исследователям рассматривать политический дискурс как «коммуникативное событие, проявляющее природу интерактивности через совокупность языковых составляющих» (Л. Н. Синельникова), «совокупность дискурсивных практик, идентифицирующих участников определенного акта политической коммуникации» (А. А. Романов). По мнению исследователей, политический дискурс представляет собой основу политической лингвистики как «особую подсистему национального языка, предназначенную в целом для политической коммуникации и, в частности, для реализации и пропаганды своих идей, информационного воздействия на членов социума (граждан), побуждения их к совершению политических действий…» [3, С. 6]. Т. Б. Рябова подчеркивает, что значимым в определении политического дискурса является не только коммуникативный процесс, но и процесс интерпретации. Политический дискурс представляет собой, таким образом, способ толкования социальной реальности в ключевых терминах политики (прежде всего, власти) [4, С. 309].

Важной составляющей политического дискурса является политическая метафора, которая отражает реалии современного социально-политического пространства. Обзор масс-медийных политических текстов позволяет сделать вывод о том, что значимое место среди политической метафорики занимает спортивная метафора, эксплицирующая современные реалии посредством спортивных игр, состязаний, соревнований. Целью данной статьи является  рассмотрение особенностей языковой реализации ключевых единиц, входящих в сферу «легкая атлетика» в масс-медийных политических текстах.

Современные политические реалии всё чаще напоминают соревнования, в которых политическим деятелям приходится преодолевать длинный путь, сходный с дистанциями на беговой площадке. Активность, опора на хороший результат, минимальная затрата времени – всё это цель бегового спорта. Именно данный вид соревнований эксплицирует современный политикум наиболее полно.

В словаре спортивной терминологии бег определяется как «самостоятельная дисциплина легкоатлетического спорта, входящая в состав различных спортивных дисциплин» [2, С. 48]. Важным фактом в рассмотрении данной словарной дефиниции является указание на то, что бег – это элемент любых видов спорта, которые направлены на физическую активность.

В текстах современных политических СМИ в свободных сочетаниях лексема бег на уровне вторичной номинации функционирует редко и  имеет значение «соревновательность». Данный контекст иллюстрирует переход спортивной семы в политическую “начало выборов”: Выборы по-украински: бег по политической вертикали стартовал (job-sbu.org,13.03.16).

Ключевая единица бег в масс-медийных текстах реализуется в структуре устойчивых конструкций, которые претерпевают различные трансформации.  Следующий контекст представляет собой модификацию с замещением одного из элементов в конструкции бег с барьером, которая в денотативном значении понимается как один из видов дистанций, на которых в определённом порядке установлены преграды в виде барьеров.   В масс-медийных текстах внимание обращается на отсутствие любых препятствий в достижении политических целей: Бег без барьеров. Экономисты Александр Кнобель и Андрей Липин о том, что интеграция ЕАЭС со странами дальнего зарубежья гарантировала бы положительный результат (www.iep.ru, 21.04.2014).

В текстах политических СМИ весьма частотной представляется конструкция бег по кругу. В контекстах конструкция реализуется в значении “повторение безрезультатных действий” и имеет отрицательную коннотацию. Для политиков важна интенсивность, продуктивность действий с опорой на результат, а бег по кругу исключает возможность достигнуть желаемой цели. В политике в последние пять лет произошли события, которые изменили ход дальнейшей истории. Важно отметить наличие вопросительных конструкций, которые смягчают отрицательную окрашенность метафоры и позволяют адресатам сделать свой вывод: Бег по кругу: вернутся ли в украинскую власть подельники Януковича? (КП,13.03.2016); Россия-2012: политический перелом или бег по кругу? (ria.ru/politics,09.10.2012); Политика 2013: бег по кругу (altairk.ru, 25.01.2014); Бег по кругу: Мажейкяйский НПЗ на грани банкротства (www.rubaltic.ru, 11.07.2015).

Со сходным значением в текстах политических СМИ реализуется конструкция бег на месте. Отличие данной конструкции от предыдущей заключается в следующем: бег по кругу предполагает кольцевое движение чередованием различных действий, не имеющих результата, а бег на месте –повторение одного и того же действия без движения, т.е. без результата: Бег на месте в сторону ЕС. От политической ассоциации Украина получит только новые органы власти (obozrevatel.com, 21.03.2016).

В масс-медийных политических текстах реализуется тематическая группа «виды бега». Так, в контекстах функционируют такие единицы, как марафон, кросс и стометровка.

В лексикографических источниках марафон определяется как «бег на длинную дистанцию, равную 42 км 195 м» [2, с. 383]. Это одна из самых длинных и сложных дистанций, которая требует затраты большого количества энергии и выносливости, а также длительной подготовки. Именно на базе сем “длительность” и  “подготовленность” появляется вторичная номинация данного вида бега: «Единая Россия» открывает предвыборный марафон (НГ, 06.02.2016); Украинский политический марафон. Выборы в Верховную Раду могут стать подготовкой к президентской кампании (www.politua.su/,26.10.2014); Политический марафон стартовал. 11 июня стартовал предвыборный марафон: депутатов в Парламент КБР пятого созыва будем избирать 14 сентября (kbpravda.ru,21.06.2016). Важно отметить, что марафоном называют именно процедуру предвыборной политики, а не самих выборов. Это связано с тем, что исход выборов зависит от хода агитационного процесса, в период которого избиратели и определяются со своими предпочтениями.

Лексема кросс определяется как вид бега, который заключается в беге по пересечённой местности и преодолении препятствий. Именно сема “преодоление препятствий” для достижения цели проявляется в политических констекстах: Кросс Виталия Кличко. В украинской политике были олигархи, космонавты, телеведущие, певцы и, говорят, даже массажисты. Свое восхождение на Олимп не упустил и боксер Виталий Кличко (politica-ua, 29.07.2013).

Стометровка относится к бегу на короткие дистанции. Тем самым объясняется уместность употребления данной лексемы в контексте. Семантический компонент “короткое расстояние” в масс-медийных текстах переходит трансформируется в “короткий временной отрезок”, связанный с завершением выборной кампании: Политическая стометровка. Решающая фаза выборной кампании в Украине коротка, и это уже становится традицией, поскольку Украина начинает привыкать к досрочным выборам (rusplt.ru,01.10.2014).

Важнейшей целью бега является достижение конечной цели – финиша. В словарной интерпретации старт понимается как место начала любых соревнований, а финиш – заключительная часть дистанции [14, с. 366]. В контексте подчеркивается факт того, что достижение финиша является затруднительным и может быть сопряжено с рядом негативных обстоятельств: Как и ожидалось, к финишу избирательной кампании основные политические игроки пришли без особого удовольствия (h.ua,13.03.2016).

Конструкция финишная прямая в масс-медийных  текстах является весьма частотной и реализуется в контекстах разного типа:

  1. Внешнеполитические и внутриполитические события России или Украины: По мнению премьера Николая Азарова, Украина находится на финишной прямой в вопросе подписания Соглашения об ассоциации с ЕС (censor.net.ua,11.10.2013); Украина вышла на финишную прямую в реформе судебной системы (comments.ua, 23.09.2013); Украина и Россия вышли на финишную прямую в подготовке проекта двустороннего газотранспортного консорциума (ukrenergy.dp.ua, 28.05.2013); Подготовка к проведению переписи малого и среднего бизнеса в России вышла на финишную прямую (grozny-inform.ru, 11.12.2015); Минсельхоз: Россия вышла на финишную прямую по вопросу о поставках зерна в Китай (www.rosbalt.ru, 13.11.2014).
  2. Деятельность неонационалистических группировок, которые в последние годы активно ведут свою пропаганду борьбы со всем русским, разрушая память о советском прошлом и диктуя новые правила: Лениниада украинских националистов вышла на финишную прямую (antifashist.com, 12.04.2016).
  3. Судебные процессы: Судебный процесс по делу Надежды Савченко вышел на финишную прямую. Украинская карательница Надежда Савченковыступила с последним словом, а суд объявил сроки вынесения приговора (www.vesti.ru, 18.03.2016); Дело “Тимошенко против Украины” вышло на финишную прямую (mir.ufanet.ru, 29.08.2012).
  4. Предвыборные кампании: Кампания по выборам в парламент Польши вышла на финишную прямую (ria.ru., 23.10.2015).
  5. Вопросы, связанные с переходом Крыма в состав РФ: Спецоперация Путина по отходу из Крыма вышла на финишную прямую (real-vin.com,27.03.2016); Подготовка к референдуму в Крыму выходит на финишную прямую. Ситуация в республике под контролем (1tv.ru, 27.03.2016); Процедура присоединения Крыма вышла нафинишную прямую. Сегодня своё слово скажут сенаторы. Онирассмотрят законопроекты на внеочередном заседании, которое начнётся ровно в полдень (5-tv.ru, 27.03.2016).

Таким образом, можно сделать вывод, что легкая атлетика, а прежде всего, бег и его атрибутика являются актуальным источником для возникновения вторичной номинации в текстах современных политических СМИ. Именно при экспликации данного вида спорта ярко и многоаспектно выражается коннотативное значение ассоциируемых фактов и происходит перенос спортивных реалий на реалии политические.

Список литературы / References

  1. Баранов А. Н. Парламентские дебаты: традиции и новации / А. Н. Баранов, Е. Г. Казакевич. – М., 1991. – 64 с.
  2. Ожегов С. И. Словарь русского языка : Ок. 60000 слов и фразеологических выражений / Сергей Иванович Ожегов. – М., 2006. – 976 с.
  3. Романов А. А. Политическая лингвистика. Функциональный подход / Алексей Аркадьевич Романов. – М., 2002. – 191 с.
  4. Рябова Т. Б. Политический дискурс как ресурс “создания гендера” в современной России / Т. Б. Рябова // Личность. Культура. Общество. – Вып. 4 (32). – С. 307–320.
  5. Чудинов А. П. Политическая лингвистика: [учебное пособие] / А. П. Чудинов. – М., 2007. – 256 с.
  6. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса / Е. И. Шейгал. – М., 2004. – 326 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Baranov A. N. Parlamentskie debaty: tradicii i novacii [Parliamentary Debate: Traditions and Innovations] / A. N. Baranov, E. G. Kazakevich. – M., 1991. – 64 P. [in Russian]
  2. Ozhegov S. I. Slovar’ russkogo jazyka : Ok. 60 000 slov i frazeologicheskih vyrazhenij [Dictionary of the Russian language: About 60 000 words and phraseological expressions] / Sergej Ivanovich Ozhegov. – M., 2006. – 976 P. [in Russian]
  3. Romanov A. A. Politicheskaja lingvistika. Funkcional’nyj podhod [Political linguistics. Functional approach] / Aleksej Arkad’evich Romanov. – M., 2002. – 191 P. [in Russian]
  4. Rjabova T. B. Politicheskij diskurs kak resurs “sozdanija gendera” v sovremennoj Rossii [Political discourse as a resource of “creating gender” in modern Russia] / T. B. Rjabova // Lichnost’. Kul’tura. Obshhestvo [Personality. Culture. Society.]. – V. 4 (32). – P. 307–320. [in Russian]
  5. Chudinov A. P. Politicheskaja lingvistika: [uchebnoe posobie] [Political linguistics: [textbook] / A. P. Chudinov. – M., 2007. – 256 P. [in Russian]
  6. Shejgal E. I. Semiotika politicheskogo diskursa [The Semiotics of Political Discourse] / E. I. Shejgal. – M., 2004. – 326 P. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.