Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.101.11.069 - Доступен после 17.11.2020

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Воднева М. Г. КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ПОНЯТИЯ «ГОРОД» В ИНДИВИДУАЛЬНО-АВТОРСКОЙ КАРТИНЕ МИРА Т.ТОЛСТОЙ (НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗОВ «ОКОШКО» И «ФАКИР») / М. Г. Воднева, И. В. Уварова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/languages/konceptualizaciya-ponyatiya-gorod-v-individualno-avtorskoj-kartine-mira-t-tolstoj-na-materiale-rasskazov-okoshko-i-fakir/ (дата обращения: 30.11.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.101.11.069

Импортировать


КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ПОНЯТИЯ «ГОРОД» В ИНДИВИДУАЛЬНО-АВТОРСКОЙ КАРТИНЕ МИРА Т.ТОЛСТОЙ (НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗОВ «ОКОШКО» И «ФАКИР»)

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ПОНЯТИЯ «ГОРОД» В ИНДИВИДУАЛЬНО-АВТОРСКОЙ
КАРТИНЕ МИРА Т.ТОЛСТОЙ
(НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗОВ «ОКОШКО» И «ФАКИР»)

Научная статья

Воднева М.Г.1, *, Уварова И.В.2

1 ORCID: 0000-0001-5566-1103;

2 ORCID: 0000-0002-9378-4494;

1, 2 Кубанский государственный медицинский университет, Краснодар, Россия

* Корреспондирующий автор (vmg_[at]mail.ru)

Аннотация

В статье представлены результаты анализа особенностей концептуализации понятия «город» в рассказах Т. Толстой «Окошко» и «Факир» как важнейшей составляющей суперконцепта «пространство» и базового концепта русской языковой картины мира. В работе выделены смысловые приращения концептуализированного понятия, являющиеся общими для исследованных произведений, и те, которые реализованы только в одном из текстов. Исследование также включает в себя выводы, основанные на сопоставлении концептуальных признаков, выявленных в данных рассказах, и особенностей репрезентации понятия «город» в других произведениях сборника Т. Толстой «Не кысь», что позволило не только определить принадлежность смысловых приращений к национальной языковой картине мира, но и подчеркнуть их индивидуально-авторский характер.

Ключевые слова: концепт, город, Т. Толстая, «Не кысь».

CONCEPTUALIZATION OF THE IDEA OF “CITY” IN THE AUTHORIAL WORLD VIEW OF T. TOLSTAYA (BASED ON THE SHORT STORIES “THE WINDOW” AND “THE FAKIR»)

Research article

Vodneva M.G.1, *, Uvarova I.V.2

1 ORCID: 0000-0001-5566-1103;

2 ORCID: 0000-0002-9378-4494;

1, 2 Kuban State Medical University, Krasnodar, Russia

* Corresponding author (vmg_[at]mail.ru)

Abstract

The article presents the results of analyzing the features of conceptualization of the notion of “city” in Tatiana Tolstaya’s short stories, “The Window” and “The Fakir”, as the most important component of the superconcept “space” and the basic concept of the Russian language world view. The paper highlights those semantic increments of the conceptualized idea that are common among the studied works, and those that are implemented only in one of the texts. The study also includes the conclusions of a conducted comparison between the conceptual features identified in these stories, and the features of the representation of the idea of “city” in other works of Tolstaya’s short story collection “Ne Kys” (Не кысь). These findings allowed not only to determine whether semantic increments belong to the national language world view, but also to emphasize their authorial character.

Keywords: concept, city, T. Tolstaya, “Ne Kys”.

Изучение особенностей концептуализации понятия «город», его целостное описание в культурологическом и языковом планах представляет собой значимую задачу, поскольку именно это концептуализированное понятие является важнейшей составляющей суперконцепта «пространство», который входит в ядро языкового сознания русского народа [8], отражает картину мира той или иной культуры [9, C. 205], относится к первичным и основным для всей концептуальной системы [10, С. 105].

Понятие «город» является центральным для сборника рассказов Т. Толстой «Не кысь» [11], который включает в себя три цикла и начинается с группы произведений, объединенных заголовком «Москва», определяющим их общую и главную тематику. Столичный город представлен в этих текстах ярко и интересно, а смысловые приращения, реализованные в произведениях, являются не только общенациональными, но и индивидуально-авторскими, обогащая языковую картину мира. Рассмотрим особенности концептуализации понятия «город» в рассказах «Окошко» и «Факир», поскольку именно они открывают цикл «Москва», а также сравним выделенные смысловые приращения с реализованными в произведениях цикла «Петербург», концептуальные признаки понятия «город» в которых выявлены и проанализированы нами в ряде научных работ [1], [2], [7].

В рассказе «Окошко» город выступает в роли декорации, это фон для событий, происходящих в жизни главного героя. Однако город концептуализируется как пространство родное. Примечательно, что астионим не появляется в тексте ни разу, но то, что это именно столица, определяется как по названию цикла «Москва», так и по наименованиям реальных площадей и рынков. Город получает такое смысловое приращение, как пространство безликое, типичное и «совковое», для которого вполне характерны «третий двор и пятый корпус», причем пространство это с явным индустриальным характером, усматриваемым в авторском сравнении с «авторемонтными мастерскими или заводоуправлением». Да и мусор, выступающий в роли особого городского атрибута, тоже имеет тот же индустриальный характер: колеса, бочки, ломаная тара, шестеренки. Такая захламленность города выступает проспекцией к образу квартиры героя, из которой утилизировать ненужные вещи «окошком» не позволяется. Такой гипертрофированный вещизм, вполне объяснимый особенностями эпохи и тотальным дефицитом, также находит отражение в рассказе в описании двух рынков – Савеловского и Черемушкинского. Места для прогулок и свиданий – Манежная площадь и Александровский садик – обозначаются, но никак не описываются, возможно, это связано с отсутствием смыслового акцента на них или с тем, что такие известные столичные реалии должны быть прекрасно знакомы читателю без какого-либо пояснения. Итак, город концептуализируется как имеющий рынки и особые места для свиданий, типичный, индустриальный и «совковый», а его образ складывается из замусоренного района, рынков, расположенных в центре Манежной площади и Александровского «садика», а также совершенно безликого пространства, где проживает главный герой и которое вообще никак не обозначено.

В рассказе «Факир» город – тоже фон, он не выступает особым героем, однако очень важен для своих жителей. Это пространство родное и столичное, с четкой границей между окраиной и вожделенным центром.

Атрибуты не просто города, а его престижного центра – высотный дом с лифтом, в котором хочется жить, и гастроном, в котором есть даже паштет.

Москва, как и любой другой советский город, противопоставлена пространству заграничному. Так, Венеция выступает в оппозиции ко всему «жлобскому» и «штампованному», и эти «эпитеты», относящиеся к вещи, бросают тень и на город, который Венецией не является.

Особое осмысление в рассказе получает окружная дорога: она сравнивается с обручем мрака, который даже не разделяет, а отделяет город от всего мира. Примечательно, что мир этот, находящийся за такой зримой границей, морозен и холоден, он безлюден и кладбищенски страшен. Это место не столько опасное, сколько навевающее тоску и отчаяние, за краем которого только поля, деревни и лес. Таким образом, окраина является образом «бездны тьмы» и символом не только другого пространства, но и иной жизни.

Центр Москвы – место особенное, это город в городе, превосходящий по богатству и красоте все остальное пространство. Но в доме Филина, в этом центре расположенном, явно прослеживается дух советской эпохи, однако это не «совковое» однотипное здание, как в рассказе «Окошко», а дворец со «всякими зодческими эдакостями, штукенциями и финтибрясами». Примечательно, что только этот центр является столицей, поскольку именно над ним есть «настоящее московское, театрально-концертное» небо, которое заканчивается за пределами окружной дороги «последней слабой полосой жизни», и превращается в «ночное, отягощенное снежными тучами» пространство, являющееся частью бесконечной тьмы.

Однако ценность районов города определяется не только близостью к окружной дороге, но и наличием заборов и ям, именно они делают этот район «кошмарным». При этом люди, проживающие в таком районе, их быт вполне ему соответствуют. Это проявляется и в запущенности одежды жильцов, и в бедности обстановки квартир, и даже в «спитом» чае и «засахаренном» варенье. Таким образом, вырисовывается четкая оппозиция центрального района, богатого, дорого и вожделенного, и окраины, которая бедна, некрасива и населена неяркими, обычными людьми.

Город в рассказе концептуализируется как зимний, однако даже зима здесь проявляется по-разному: в центре она заставляет радоваться, даря веселье и прелестный снег, а на окраине приносит лишь холод и тоску. Только центральный город приобретает смысловые приращения радостный и веселый. Это город-праздник, богатый, золотой и радужный.

Город в рассказе противопоставлен деревне как пространству, его окружающему, почти враждебному. При этом значительно отличаются друг от друга городские и деревенские звуки. Так, деревни расположены за окружной дорогой и полями вокруг города, а Валтасаров, успешно изображавший доение коров и вой волков, побоялся получить грыжу, имитируя звуки «индустриальные».

Как и в других рассказах Т.Толстой, обязательным атрибутом города является транспорт: автобус, метро, такси, при этом в метро надо «тесниться», что подчеркивает его многолюдность, а такси – это роскошь, которую можно позволить себе, отправляясь в иной мир – центр Москвы.

Город в повествовании концептуализируется как связанный с кооперативными квартирами.

Еще один город, появляющийся в рассказе, – Петербург. Автор не случайно употребляет именно этот астионим. Здесь, как и в других рассказах Т.Толстой, Петербург приобретает смысловое приращение связанный с XIX веком, и использование данного астионима в тексте указывает не только и не столько на место действия, сколько на время, так как события, развернувшиеся в Петербурге и описанные рассказчиком, произошли до революции. Своеобразным временным маркером являются и значимые, известные в городе места, например, знаменитый «Яр», столь популярный до революции ресторан, закрытый после октября 1917 года.

Впервые в произведении появляется концептуализация город-картина: в богатой, наполненной антиквариатом квартире Филина город превращается в одну из картин, «проступая» за окнами, рамы которых становятся его багетным обрамлением. При этом в квартирах за окружной дорогой стены украшают дешевые обложки женских журналов, а картин, на которых был бы изображен прекрасный городской пейзаж, здесь нет как по причине отсутствия за окнами последнего, так и из-за бедности местных жителей.

В рассказе также особые смысловые приращения приобретают Одесса и Константинополь – города, через который и в который «бежит публика». Одесса концептуализируется как город на юге по пути следования, Константинополь – место назначения.

Таким образом, город получает особое осмысление в рассказе «Факир».

Это пространство родное, столичное, разделенное на центральное и периферийное. Так, проживание в его центре (городе в городе, городе-празднике) дарит радость, счастье и является неисполнимой мечтой, тогда как окраина, расположенная за окружной дорогой, является частью бесконечной тьмы, унылой, бедной, безысходной.

Итак, выявленные в рассказах «Окошко» и «Факир» смысловые приращения понятия «город» реализованы в обоих текстах или только в одном из них. При этом данные концептуальные признаки, безусловно, принадлежат к национальной языковой картине мира, но также присутствуют в других рассказах цикла «Петербург» сборника Т.Толстой «Не кысь», особенности концептуализации понятия «город» в которых рассмотрены нами в исследовательских работах ранее [3], [4], [5], что подтверждает индивидуально-авторский характер выявленных смысловых приращений.

Общими для рассказов «Окошко» и «Факир» являются следующие смысловые приращения: городфон; родное пространство; столица; пространство безликое, типичное и «совковое». Следует отметить, что все эти смысловые приращения нашли отражение и в произведениях автора, вошедших в цикл «Петербург».

В рассказе «Окошко» выявлены концептуальные признаки, отсутствующие в «Факире»: имеющий рынки и особые места для прогулок и свиданий; индустриальный; с особым мусором как городским атрибутом. Последние два признака также не реализованы в исследованных нами ранее рассказах цикла «Петербург» сборника «Не кысь».

Смысловые приращения понятия «город», выявленные в «Факире» и не представленные в рассказе «Окошко», можно разделить на реализованные в рассказах цикла «Петербург» сборника «Не кысь» Т.Толстой и в них не встречающиеся. К первой группе можно отнести такие признаки, как зимний; радостны и веселый; город-праздник; противопоставленный деревне; многолюдный; связанный с транспортом, кооперативными квартирами, определенной эпохой; ко второй – противопоставленный Венеции; связанный с окружной дорогой; навевающий тоску и отчаяние; отделенный от всего мира; город в городе; с оппозицией центрального района и окраины; город-картина. Примечательно, что смысловое приращение город-картина ранее в национальной языковой картине мира выявлено не было.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Борисенко И.А. Концептуализация понятия «город» виндивидуально-авторскойкартине мира (на материале произведений Л.Петрушевской и Т.Толстой) / И.А.Борисенко, М.Г. Воднева // Казанская наука. – 2016. – №4. – С. 62-65.
  2. Воднева М.Г. Концептуализация понятия «город» в рассказе Т.Толстой «Самая любимая» / М.Г. Воднева // Язык, культура, литература. – 2020. – С. 78-79.
  3. Воднева М.Г. Концептуализация понятия «город» виндивидуально-авторской картине мира (на материале рассказа Т.Толстой «Милая Шура» ) / М.Г. Воднева // Современная научная мысль. – 2016. – С. 145-148.
  4. Воднева М.Г. Об особенностях концептуализации понятия «город» в рассказе Т.Толстой «Вышел месяц из тумана» / М.Г.Воднева // Universum: Филология и искусствоведение. – 2020. – № 1-2 (70). – С. 12-13.
  5. Воднева М.Г. Об особенностях концептуализации понятия «город» в сборнике «Не кысь» Т. Толстой / М.Г.Воднева // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. – 2020. – № 6 (149). – С.147-150.
  6. Воднева М.Г. Особенности концептуализации понятия «город» врассказе Т. Толстой «Чужие сны» / М.Г.Воднева // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук. –2017. – С. 9-11.
  7. Воднева М.Г. Особенности концептуализации понятия «город» врассказах Т.Толстой (на материале сборника «Не кысь»)/ М.Г. Воднева, Т.С. Кондратьева // Казанская наука. – 2019. – №12. – С. 71-74.
  8. Караулов Ю.Н. Показатели национального менталитета вассоциативно-вербальной сети / Ю.Н. Караулов // Языковое сознание и образ мира. – М.: ИЯЗ, 2000. – С. 191-206.
  9. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история / Ю.М. Лотман. – М., 1996.
  10. Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры/ Ю.С.Степанов. – М., 1997.
  11. ТолстаяТ.Н. Река Оккервиль / Т.Н. Толстая. – М.: 2002.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Borisenko I.A. Konceptualizacija ponjatija «gorod» v individual’no-avtorskoj kartine mira (na materiale proizvedenij L.Petrushevskoj i T.Tolstoj) [Conceptualization of the notion “city” in the author’s individual picture of the world (based on works by L. Petrushevskaya and T.Tolstaya)] / I.A.Borisenko, M.G.Vodneva // Kazanskaja nauka [Kazan science]. – 2016. – №4. – P. 62-65. [in Russian]
  2. Vodneva M.G. Konceptualizacija ponjatija «gorod» v rasskaze T. Tolstoj «Samaja ljubimaja» [Conceptualization of the notion “city” in the story by T.Tolstaya “Favorite”] / M.G.Vodneva // Jazyk, kul’tura, literatura [Language, culture, literature]. – 2020. – P. 78-79. [in Russian]
  3. Vodneva M.G. Konceptualizacija ponjatija «gorod» v individual’no-avtorskoj kartine mira (na materiale rasskaza T.Tolstoj «Milaja Shura» ) [Conceptualization of the notion “city” in the author’s individual picture of the world (based on the story by T.Tolstaya “Dear Shura”)] / M.G.Vodneva // Sovremennaja nauchnaja mysl’ [Modern scientific thought]. – 2016. – P. 145-148. [in Russian]
  4. Vodneva M.G. Ob osobennostjah konceptualizacii ponjatija «gorod» v rasskaze T. Tolstoj «Vyshel mesjac iz tumana» [About features of conceptualization of the notion “city” in the story by T.Tolstaya “There was a month of fog”] / M.G.Vodneva // Universum: Filologija i iskusstvovedenie [Universum: Philology and arts]. – 2020. – № 1-2 (70). – P. 12-13. [in Russian]
  5. Vodneva M.G. Ob osobennostjah konceptualizacii ponjatija «gorod» v sbornike «Ne kys’» T. Tolstoj [Features of conceptualization of the notion “city” in the book “Ne kys” by T.Tolstaya] / M.G.Vodneva // Izvestija Volgogradskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta [Izvestia of the Volgograd State Pedagogical University]. – 2020. – № 6 (149). – P. 147-150. [in Russian]
  6. Vodneva M.G. Osobennosti konceptualizacii ponjatija «gorod» v rasskaze T. Tolstoj «Chuzhie sny» [Features of conceptualization of the notion “city” in the story by T.Tolstaya “Other people’s dreams”] / M.G.Vodneva // Aktual’nye problemy social’no-gumanitarnyh nauk [Actual problems of socio-humane sciences]. –2017. – P. 9-11. [in Russian]
  7. Vodneva M.G. Osobennosti konceptualizacii ponjatija «gorod» v rasskazah T.Tolstoj (na materiale sbornika «Ne kys’») [Features of conceptualization of the notion “city” in the stories by T.Tolstaya (based on the book “Ne kys”)] / M.G.Vodneva, T.S. Kondratieva // Kazanskaja nauka [Kazan science]. – 2019. – №12. – P. 71-74. [in Russian]
  8. Karaulov Yu.N. Pokazateli nacional’nogo mentaliteta v associativno-verbal’noj seti [Indicators of national mentality in the associative-verbal network] / Yu.N. Karaulov // Jazykovoe soznanie i obraz mira [Linguistic consciousness and image of the world]. – M.: IL, 2000. – P. 191-206. [in Russian]
  9. Lotman Yu.M. Vnutri mysljashhih mirov. Chelovek – tekst – semiosfera – istorija [Inside thinking words. Human – text – semiosphere – history] / Yu.M. Lotman. – М., 1996. [in Russian]
  10. Stepanov Yu.C. Konstanty: Slovar’ russkoj kul’tury [Constants: Dictionary of Russian culture] / Yu.C. Stepanov. – М., 1997. [in Russian]
  11. Tolstaya T.N. Reka Okkervil’ [Okkerville river] / T.N.Tolstaya. – М.: 2002. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.