Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.47.280

Скачать PDF ( ) Страницы: 26-28 Выпуск: № 5 (47) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Голованева М. А. КОГНИТИВНО-ДИСКУРСИВНЫЙ МЕТОД АНАЛИЗА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ДРАМАТУРГИЧЕСКОГО ТЕКСТА / М. А. Голованева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 5 (47) Часть 2 . — С. 26—28. — URL: https://research-journal.org/languages/kognitivno-diskursivnyj-metod-analiza-xudozhestvennogo-dramaturgicheskogo-teksta/ (дата обращения: 20.11.2018. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.47.280
Голованева М. А. КОГНИТИВНО-ДИСКУРСИВНЫЙ МЕТОД АНАЛИЗА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ДРАМАТУРГИЧЕСКОГО ТЕКСТА / М. А. Голованева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 5 (47) Часть 2 . — С. 26—28. doi: 10.18454/IRJ.2016.47.280

Импортировать


КОГНИТИВНО-ДИСКУРСИВНЫЙ МЕТОД АНАЛИЗА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ДРАМАТУРГИЧЕСКОГО ТЕКСТА

Голованева М.А.

Доктор филологических наук, Астраханский государственный университет

КОГНИТИВНО-ДИСКУРСИВНЫЙ МЕТОД АНАЛИЗА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ДРАМАТУРГИЧЕСКОГО ТЕКСТА

Аннотация

В статье описывается и предлагается к использованию когнитивно-дискурсивный метод анализа художественного драматургического текста, применяемый при определении   коммуникативно-когнитивного пространства драмы.  Метод включает приёмы функционально-смыслового и коммуникативно-прагматического характера. Он предусматривает определение базового предмета изображения и ключевого концепта, а также  языковых средств, которые используются при реализации соответствующих коммуникативных стратегий и тактик. Выявление механизмов участия всех названных составляющих в генерации драматургического дискурса составляет суть предложенного метода.

Ключевые слова: концепт, языковое средство, коммуникативная стратегия, коммуникативная тактика.

Golovanova M.A.

PhD in Philology, Astrakhan State University

COGNITIVE-DISCURSIVE ANALYSIS OF THE ART OF DRAMATIC METHOD TEXT

Abstract

The article describes and proposes the use of cognitive-discursive method of analysis of the art of the dramatic text that is used in determining the communicative and cognitive space drama. The method includes methods of functional-semantic and communicative-pragmatic.It provides a basic definition of the subject image and the key concepts, and linguistic resources which are used in the implementation of appropriate communication strategies and tactics. Identification of mechanisms for participation of all these components in the generation of dramatic discourse is the essence of the proposed method.

Keywords: concept, linguisticmeans, communicativestrategy, communicativetactics.

Задача описания коммуникативно-когнитивного пространства драмы сталкивается с необходимостью обращения к специфическим средствам анализа драматургического текста. Помимо известных общефилологических (интерпретация текста, анализ, синтез) и частных лингвистических: описательный, метод концептуального анализа, отдельные приёмы количественно-симптоматического метода – требуется реализация особого подхода, что обусловлено природой диалогической коммуникации в атмосфере драматургического дискурса. Сущность драматургического дискурса предопределяет систему приёмов, образующих когнитивно-дискурсивный метод, и  алгоритм исследования драматургической дискурсивной ситуации.

Исследование коммуникативно-когнитивного пространства драмы базируется на лингвофилософских идеях, положениях и категориях: учение о языковой личности как субъекте речепорождения, текстообразования и речевосприятия, декодирования когнитивных структур; философская категория деятельности, составной частью которой является познавательная и речевая деятельность человека;базовые категории когнитивной лингвистики; теория дискурса; теория коммуникации и теория речевого воздействия; научные дискуссии о структуре и динамике разговорного диалога; теория лингвистического анализа текста; концепция полевой организации лексического значения слова. Отмеченное многообразие точек зрения, с которых рассматривается данный феномен, требует некоей обобщающей позиции, или инструмента, способного отвечать широким требованиям многогранного исследования.

Предложенный нами в работе [1, 16-17] когнитивно-дискурсивный метод в качестве составляющих включает следующие приёмы функционально-смыслового и коммуникативно-прагматического характера:

  1. Извлечение (с помощью моделирования элементарных пропозиций) текстовой и внетекстовой информации о дискурсивной ситуации, которая названа нами дискурсообразующей (объективной) реальностью автора. Это сведения об исторических и идиостилевых условиях создания текста, которые составляют в драматургическом тексте базовый предмет изображения.
  2. Выявление и дискурсивная интерпретация базовых когнитивных структур (макроконцепта, концептов и субконцептов), служащих передаче  смыслового содержания текста.
  3. Семантизацияязыковых единиц, объективирующих в тексте ранее выявленные когнитивные структуры.
  4. Установления смыслового варьирования высказывания, в котором лексемы и фразеологические сочетания, вступая в лексико-фразеологические конфигурации, участвуют в самых разных семантических приращениях, отражающих мнения и ценностные установки участников драматургического диалога.
  5. Дискурсивнаяинтерперетация актуальных коммуникативных действий, реализующих речевыестратегии и тактики, организующие коммуникативно-когнитивное пространстводраматургической коммуникации и позволяющие адекватно воспринимать перформативную информацию и обстоятельства, сопровождающие то или иное событие.
  6. Приём коммуникативно-прагматического и лингвокультуроло-гическогообобщения полученных ранее (пп. 1-5) сведений для целостного осмысления анализируемого фрагмента драматургического дискурса.

Отмеченные приёмы составляют алгоритм исследования любой дискурсивной ситуации.  Следует указать, что под драматургическимдискурсом нами понимается речемыслительное пространство событийного характера, которое обычно образуется вокруг дискурсивно обусловленного макроконцепта, в результате чего создаётся смысловое содержание, включающее в себя информацию о субъектах речемышления, объектах, обстоятельствах и о пространственно-временных коор­динатах. Исходной структурой дискурса служат последовательно выстроенные элементарные пропозиции. Элементами коммуникативно-когнитивного пространства драмы являются сами события, их участники, перформативная информация и обстоятельства, сопровождающие события. Под коммуникативно-когнитивным пространством, следо­вательно, следует понимать такое пространство, в котором наряду с речевыми высказываниями органично сосуществуют следующие внеязыковые категории: знание мира, события, мнения, ценностные установки.

  1. Иллюстрация положений разработанного метода должна, по нашему мнению, привлечь внимание к специфике филологического исследования, в формате которого находится осмысление дискурса драмы, и способствовать развитию аспектов большинства из тех направлений научной мысли, которые составили его методологическую базу. Обратимся к дискурсивной ситуации из пьесы М. Шатрова «Брестский мир»: путём голосования на заседании ВЦИК в 1918 году большевики принимают решение о признании поражения России в войне с Германией, выходе из войны, заключении мира. Драматургический текст документален, содержит выдержку из соответствующей стенограммы, педантично передаёт протокольную формулу обращения председателя к каждому члену, ответ-позицию каждого члена ВЦИК: «Свердлов. Требую абсолютной тишины. Акулов? А к у л о в. За мир. С в е р д л о в.Карахан? К а р а х а н. За мир! … С в е р д л о в. Каховская? К а х о в с к а я. Против! С в е р д л о в. Штейнберг? Ш т е й н б е р г. Против! <…>»  Данный фрагмент текста занимает четыре страницы пьесы. Автором преследуется цель воссоздания объективной реальности изображаемого. Идиостилевой компонент М. Шатрова обусловливает приверженность к документализациидраматургического текста, исторической правде, посредством чего базовый предмет изображения – политический спор – представлен реалистично. Эксплицитное преподнесение текстовой информации об изображаемом историческом событии вкупе с открытым доступом к общеизвестной внетекстовой информацией о нём позволяют сделать вывод об открытости позиции автора,  его интенции предоставить читателю такие форматы знания читателю, которые позволят ему без затруднений произвести коммуникативно-когнитивную обработку поступившей информации.
  2. В связи с этим реализация второго шага предложенного метода, т.е. выявление и дискурсивная интерпретация базовых когнитивных структур (макроконцепта, концептов и субконцептов), служащих передаче  смыслового содержания текста, в данном случае происходит без затруднений. Макроконцепт «Политический спор» объективируется в воссозданном полилогическом построении при рассмотрении диалогических единств – вопросно-ответных единств постоянного пропонента Свердлова и сменяющихся пропонентов – членов ВЦИК. Несмотря на то что актант Свердлов  не находится в оппозиции к участникам голосования, а лишь выполняет функцию его ведущего, ему придана специфическая дискурсивная роль  скрепляющего элемента в полиэпизодических коммуникативных событиях, на которые распадается весь протокол голосования.  Объективация макроконцепта «Политический спор» осуществляется посредством эксплуатации концепторов различного плана (ввиду ограниченности места приведём минимум примеров): лексем и их сочетаний  (против, за, отказываюсь голосовать, браво, позор и др.), перформативной  формы (требую абсолютной тишины, отказываюсь голосовать, выступаю за мир, прошу тишину  и др.), предикативных   единиц (Ленин молчит; Никто не отвечает.и др.).
  3. Семантизация языковых единиц, объективирующих ранее выявленные когнитивные образования (концепты), позволяет углубить анализ. Так, лексема позор в диалогической реплике: «Хор взрывается криками: Браво! Позор! Тише!») посредством осмысления, обнаружения её значения в коммуникативном диалогическом эпизоде раскрывает потенциал номинативной оценочно-бытийной синтаксической конструкции. Данная лексема выражает позицию одной из спорящих сторон, вступая в антитетичные смысловые отношения с контактной лексемой браво, усиливает прагматическую функцию синтаксической конструкции, которая образована на основе лексемы позор.   Позор – «бесчестное, постыдное, унизительное положение» [2, 547]; «бесчестье, постыдное для кого-нибудь положение, вызывающее презрение [3,434];  синонимический ряд: бесславие, бесчестье, стыд, срам, срамота, стыдоба, сором [4, 213].Словарные дефиниции  позволяют говорить о «монолитности» лексического значения, невозможности выделить разнообразные компоненты значения. Следствием этого является большая семантическая определённость, сопутствующая выражаемой позиции одной из сторон в политическом споре.
  4. Установление смыслового варьирования высказывания, в котором лексемы и фразеологические сочетания, вступая в лексико-фразеологические конфигурации, участвуют в самых разных семантических приращениях, отражающих мнения и ценностные установки участников драматургического диалога, реализуется для воспроизведения всего спектра смыслов, составляющих дискурсивную ценностно-смысловую среду. Так, фрагмент речи персонажа Бухарина содержит метафорическое выражение «решение, которое … расстреливает нашу революцию», требующее пояснения. Оно может быть растолковано как носитель двух смыслов: 1) нивелирует достижения революции; 2) ослабляет потенциал её инициаторов. Контекст анализируемого полилога позволяет говорить о приоритете первого смысла. Контактное размещение антитетичных реплик разных коммуникантов: Позор! и Браво! – свидетельствует о полярности мнений участников политического спора. Указанное языковое средство призвано исключить возможность смешения позиций участников политического спора.
  5. Коммуникативные тактики и стратегии выявляются, благодаря предварительно произведённому установлению базового предмета изображения (политический спор), семантизации, установлению смыслового варьирования высказывания, определению языковых средств. Дискурсивная интерпретация актуальных коммуникативных действий приводит к выводу, что ведущей коммуникативной стратегией участников полилога-голосования является стратегия дискредитации политическойпозиции оппонентов. Реализация её происходит посредством проведения разных тактик, например, тактики обличения в реплике Позор! и тактики поддержания проводимой политики в реплике Браво! Первая реализуется посредством актуализации валюатива (осуждения), последняя – эмоционально-личностного экспрессива (похвалы).
  6. Целостное осмысление анализируемого фрагмента драматургического дискурса позволяет сделать выводы о том, что коммуникативно-когнитивный потенциал автора текста направлен на проведение идеи об остроте политического спора как базового предмета изображения, отражённого в художественном тексте.

Таким образом, предлагаемый метод когнитивно-дискурсивного анализа драматургического текста позволяет производить комплексное выявление коммуникативно-когнитивного пространства драмы. В его основе лежит механизм выявления всех составляющих сложной архитектуры драматургического дискурса – лингвистических средств и экстралингвистических факторов диалогического общения. Теоретическое и практическое значение предлагаемого метода заключается в определённом вкладе в теорию и практику лингвистического функционализма, позволяющего определять художественно-эстетический потенциал слова в аспекте взаимодействия языка, познания и культуры.

Литература

  1. Голованева М. А. коммуникативно-когнитивное пространство русской драмы конца ХХ века / Дисс. … докт. филол. наук. – Волгоград, ВГСПУ, 2013. – 450 с.
  2. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Рус. яз., 1989. – 924 с.
  3. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова.– Т. 3. – М.: Просвещение, 2000. – С. 434.
  4. Александрова З.Е. Словарь синонимов. – М.: Дрофа, 2010. –  576 с.

References

  1. Golovaneva M. A. Communicative and cognitive space of Russian drama of the late twentieth century / Diss. …Doctor.Philology.Sciences. – Volgograd, VGSPU, 2013. – 450 p.
  2. Ozhegov SI Russian dictionary. – M .: Eng. lang, 1989. – 924.
  3. Explanatory Dictionary of the Russian language: 4 volumes / ed.. D. N. Ushakova. – T. 3 – M .: Education, 2000. – S. 434.
  4. Alexandrova Z. E.Synonym dictionary. – M .: Bustard, 2010. – 576 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.