Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.112.10.092

Скачать PDF ( ) Страницы: 131-134 Выпуск: № 10 (112) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Калабекова Л. Т. КАТЕГОРИЯ ДЛИТЕЛЬНОСТИ КАК ОДНА ИЗ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИХ АСПЕКТУАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ГЛАГОЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО, ОСЕТИНСКОГО И ТУРЕЦКОГО ЯЗЫКОВ) / Л. Т. Калабекова, Т. А. Такоева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 10 (112) Часть 3. — С. 131—134. — URL: https://research-journal.org/languages/kategoriya-dlitelnosti-kak-odna-iz-osnovopolagayushhix-aspektualnyx-xarakteristik-glagolnogo-dejstviya-na-materiale-anglijskogo-osetinskogo-i-tureckogo-yazykov/ (дата обращения: 02.07.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.112.10.092
Калабекова Л. Т. КАТЕГОРИЯ ДЛИТЕЛЬНОСТИ КАК ОДНА ИЗ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИХ АСПЕКТУАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ГЛАГОЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО, ОСЕТИНСКОГО И ТУРЕЦКОГО ЯЗЫКОВ) / Л. Т. Калабекова, Т. А. Такоева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 10 (112) Часть 3. — С. 131—134. doi: 10.23670/IRJ.2021.112.10.092

Импортировать


КАТЕГОРИЯ ДЛИТЕЛЬНОСТИ КАК ОДНА ИЗ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИХ АСПЕКТУАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ГЛАГОЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО, ОСЕТИНСКОГО И ТУРЕЦКОГО ЯЗЫКОВ)

КАТЕГОРИЯ ДЛИТЕЛЬНОСТИ КАК ОДНА ИЗ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИХ
АСПЕКТУАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ГЛАГОЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ
(НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО, ОСЕТИНСКОГО И ТУРЕЦКОГО ЯЗЫКОВ)

Научная статья

Калабекова Л.Т.1, Такоева Т.А.2, *

ORCID: 0000-0002-4603-4711;

1, 2 Северо-Осетинский государственный университет им К.Л. Хетагурова, Владикавказ, Россия

* Корреспондирующий автор (takoevat[at]yandex.ru)

Аннотация

В рамках настоявшей статьи анализу подвергается вопрос о длительности как одной из ключевых аспектуальных характеристик глагольного действия. Материал подается в аспекте контрастивной грамматики, позволяющей исследователю рассмотреть искомую проблему с позиций языков разного типологического уклада. Безусловно, обследуемая аспектуальная характеристика многогранна и не может восприниматься как нечто однородное. С одной стороны, немаловажным является характер глагольной лексемы, которая напрямую воздействует на способ протекания действия, с другой – то смысловое окружение, в котором оказывается предикат в условиях конкретной дискурсивной актуализации. В последнем случае существенную роль приобретают грамматические маркеры, способные конкретизировать характер протекания глагольного действия.

Ключевые слова: контрастивная грамматика, разносистемные языки, аспектуальная характеристика, длительность глагольного действия.

THE CATEGORY OF DURATION AS ONE OF THE FUNDAMENTAL ASPECT CHARACTERISTICS
OF VERBAL ACTION (BASED ON ENGLISH, OSSETIAN AND TURKISH LANGUAGES)

Research article

Kalabekova L.T.1, Takoeva T.A.2, *

ORCID: 0000-0002-4603-4711;

1, 2 K.L. Khetagurov North Ossetian State University, Vladikavkaz, Russia

 * Corresponding author (takoevat[at]yandex.ru )

Abstract

The current article discusses the issue of duration as one of the key aspect characteristics of verbal action. The material is presented in the aspect of contrastive grammar, which allows researchers to examine the problem from the standpoint of languages of different typological patterns. Undoubtedly, the aspect characteristic under study is multifaceted and cannot be perceived as something homogeneous. On the one hand, the character of the verbal lexeme, which directly affects the way the action proceeds, is important; on the other hand, it is that semantic environment in which the predicate appears in the conditions of a specific discursive actualization. In the latter case, grammatical markers that can concretize the nature of the course of a verbal action acquire an essential role.

Keywords: contrastive grammar, multi-system languages, aspectual characteristic, duration of verbal action.

Введение

Памятуя о том, что метод сопоставительно-контрастивного описания языковых систем (или же их отдельных звеньев) является одним из наиболее рациональных и продуктивных, подвергнем рассмотрению категорию длительности глагольного действия, явленную в английском, осетинском и турецком языках, относящихся к разным типологическим группам. Такой подход позволит увидеть одну лингвокультуру в «зеркале» другой и найти причины тех языковых коллизий, которые имеют место при ближайшем рассмотрении исследуемого вопроса [4, C. 319-320]. Хотя уже à priori эти последние нам видятся как преимущественно имманентные, так как кроются, а) в различной степени интенсивности функционально нагруженных значений предельности/непредельности глагольного действия в трех показанных лингвокультурах и б) столь же различной склонности глагольных лексем к привлечению средств разноуровневой отнесенности для материального воплощения упомянутого противопоставления.

В сферу изучения аспектологических явлений любого естественного языка, помимо морфологической категории вида, входят и сопредельные грамматические категории, без учета которых невозможно описать всю полноту аспектуальных значений, характерных для конкретно взятой языковой культуры. Одной из таких субкатегорий аспектуальности является длительность глагольного действия. Длительностью, иначе говоря, той или иной продолжительностью протекания процесса на временнòй оси, обладают все без исключения глагольные лексемы, так как всякий глагол, в любом случае создает в сознании человека представление о времени, облигаторного для материализации этого последнего. Само понятие времени, представленное в сознании человека в виде длительного действия/процесса, является неотъемлемой характеристикой глагольной лексемы, особенностью непременно ему свойственной и представляющей его внутреннее состояние [7, C. 91]. Из сказанного следует, что любая грамматическая категория/субкатегория, ближайшим импликатором которой является одна из форм глагольного спряжения, уже априори должна учитывать присутствие в ней значения времени [5, C. 243].

Длительность глагольного действия, о которой идет речь в рамках настоящей статьи, может выражаться как на парадигматическом, так и на синтагматическом уровне. В последнем случае частные значения продолжительности действия конкретизируются на временнòй оси неглагольными языковыми элементами аспектуального порядка
[3, С.198]. А в связи с тем очевидным фактом, что в каждой из исследуемых лингвосистем они далеко не всегда равнозначны, так как речь идет о языках разной типологической отнесенности (в нашем случае английском, осетинском и турецком), на поверхность «всплывает» целый ряд специфических особенностей, находящих отражение во всевозможных межъязыковых коллизиях (сходствах и расхождениях) [2, С.115-116].

Эксплицируя понятие длительности глагольного действия, Ю.С. Маслов отмечал, что по степени своей интенсивности любое действие (или состояние) может быть:

а) неограниченно длительным,

б) ограниченно длительным и, наконец,

в) кратковременным (вплоть до мгновенности) [6, С. 322].

По мнению А. В. Бондарко, длительность является не только составной частью функционально-семантического поля (ФСП) аспектуальности, но выступает и в качестве самостоятельного ФСП, пересекающегося с ФСП аспектуальности, временнòй локализованности, таксиса и темпоральности. Характеризуя длительность глагольного действия, исследователь подробно описал семантические типы данной грамматической субкатегории. Согласно концепции ученого следует дифференцировать внутреннюю/внешнюю, эксплицитную/имплицитную длительность. Хотя в некоторых случаях глагольное действие может быть представлено и безотносительно к его длительности
[1, С. 98–123].

Внутренняя длительность обусловлена собственными аспектуальными характеристиками процесса, отраженными в грамматической, лексической и словообразовательной природе глагола. К глагольным лексемам, длительность которых инкорпорирована в их семантику, относим, прежде всего,

1) «длительные/специально-длительные глаголы» такие как длиться, продолжаться;

2) глаголы, содержащие в своем значении сему временнòй протяженности, например: играть, ждать, и т. д.; а также

3) глаголы ограничительного (посидеть, поиграть) и длительно-ограничительного (просидеть, проболеть) способов действия (СД).

Таким образом, когда мы говорим о внутренней длительности глагольного действия, мы имеем в виду то обстоятельство, что значение длительности входит в грамматическую, словообразовательную или лексическую семантику конкретной глагольной лексемы. Анализ языкового материала показывает, что такого рода глагольные образования представлены в каждом из анализируемых языков:

But Batradz laughing continued to torment and pester him, just as though he had been nothing but a helpless chick in his hands [4, С. 117]. Но Батрадз, посмеиваясь, продолжал тормошить его, точно в руках его был цыпленок [5, С. 328].

Nartlar yemeğe devam ediyorlardı [6, С. 45] Увидел он, что продолжается пиршество и никто не заметил его отсутствия [5, С.80].

Aфтœмœй Сатана œмœ Уырызмœг лœг œмœ усœй цœргœйœ баззадысты [4, С. 62]. Помирился с женой Урызмаг, вместе вернулись они в свой дом и продолжали там жить в любви и согласии [5, С.77].

Хæдзары хъазыд иу чысыл лæппу: куы иуырдæм азгъоры, куы иннæрдæм – йæ фезмæлдыл цæст нæ хæцы, афтæ рог [4, С. 72]. Увидел Урызмаг: бегает (досл. играет) по дому маленький мальчик, и так легко и резво бегает, что глаза не успевают следить за ним [5, С.79].

Soslan nehir boyunca aşağılara doğru inmeye devam etti ve balık tutmakta olan bir başka balıkçının yanına geldi
[6, С. 72]. Пошел Сослан вниз по течению. Вдруг видит, идет ему навстречу рыбак [5, С. 123].

Из всего сказанного следует, что лексемы со значением длительности могут нести двойственную нагрузку: помимо обозначения того или иного глагольного действия они способны показывать его протяженность на временнòй оси.

Что касается внешней длительности действия, то она à priori оперирует внешними маркерами лексического порядка, такими как всевозможные сирконстантны, придаточные предложения времени и т. д. Внешняя длительность детерминируется непредикатными операторами, находящимися за пределами сказуемого. Если внутренняя длительность имеет явно-выраженную аспектуальную природу, поскольку речь идет о внутреннем времени действия, то основными признаками внешней длительности служат средства наружной детерминации, имеющие конкретную лексическую природу. Они содержат «обобщенные семантические признаки», относящиеся к диапазону аспектуальности» [7, С. 99].

Безусловно, говоря о длительности протекания процесса, мы отдаем себе отчет в том, что упомянутая аспектуальная характеристика не может восприниматься как нечто однородное. Так, в частности, длительное действие может быть дифференцировано в отвлеченной речевой реализации как конкретно/неконкретно определяемое, ограниченное/неограниченное во времени, протяженное/замкнутое, темпорально характеризованное/ нехарактеризованное, прерывное/непрерывное, локализованное/ нелокализованное на временнòй оси.

Разберем некоторые из типов исследуемой грамматической субкатегории и попытаемся обусловить их специфические признаки. Так, например, под определенной длительностью понимается длительность, содержащая ярко выраженные признаки специализации, такие как мера, степень, объем, где ключевыми характеристиками глагольного действия становятся указание на его непрерывный характер, интенсивность и установление временных границ. Иначе говоря, речь идет о признаках, относящихся непосредственно к качественной специфике временнòй протяженности действия [1, С. 99]. Различие между определенной/неопределенной длительностью может быть соотнесено с эксплицитной/имплицитной манифестацией этой последней, где эксплицитная длительность характеризуется определенностью, а имплицитная – неопределенностью глагольного процесса. В первой из приведенных ситуаций длительность действия подкрепляется ярко обозначенными формальными языковыми маркерами. Во второй – длительность сама по себе явно и специально не выражена, но подразумевается.

Ограниченная длительность протекания процесса эксплицируется как длительность, детерминированная пределом, сроком, количеством затраченного времени, отведенного данному действию, и может трактоваться как одна из разновидностей определенной длительности. Обратимся к материалу:

Insanların bu konuyla ilgileri iki gün sürer, ayrıca utancımız sandığın kadar büyük değil. [10, С.40]. Людская хула только на два дня, –ответила ему Шатана. [9, С. 67].

For seven days and seven nights Wœrxœgʼs guests feasted, and when the feast was over Kwyrdalœgon leapt onto the crest of a fiery stormcloud, and like widewinged Pakʼundzœ, flew off them to the heavens [8, С. 17]. – Семь дней и семь ночей пировали гости Уархага, а когда кончился пир, вскочил Курдалагон на гребень огненной бури и, словно крылатый Пакундза, умчался в небеса [9, С. 46].

Длительность может быть ограничена конечным пределом или же конечным пределом в сочетании с отмеченным маркером начала глагольного действия:

Сæ астæу сбадти æмæ æмбисæхсæвмæ фæкуыдта Ахсары мардыл, æмбисæхсæвæй бонмæ та -Æхсæртæджы мардыл [8, С. 34]. – Села она между ними и до полуночи проплакала над телом Ахсара и от полуночи до утра– над телом Ахсартага [9, С.55].

Предел действия может быть связан с наступлением факта в аспектуально-таксисных ситуациях:

I cannot leave this place until I have sat and rested here awhile [8, С. 29] – Пока не посижу в этом шатре, не уйду отсюда [9, С. 54].

В приведенных примерах маркер длительности, в качестве которого выступает обстоятельство времени усилен аспектуальной семантикой смыслового глагола.

Несмотря на многогранность исследуемой грамматической субкатегории, все сказанное выше возможно представить в виде таблицы, отражающей полученные данные.

 

Таблица 1 – Обработка полученных данных

английский язык Длительность глагольного действия транслируется преимущественно на уровне синтаксических связей, когда контекстное окружение приобретает первостепенную значимость для выражения искомого аспектуального смысла: Then Wyryzmæg noticed a little boy who was running around, so light and swift he run, that Wyryzmæg could not follow him.
осетинский язык Основным продуктивным средством грамматических отношений видится перфективация, так как глагольная лексема способна воплощать в своей семантике видовое значение длительности: Хæдзары хъазыд иу чысыл лæппу: куы иуырдæм азгъоры, куы иннæрдæм – йæ фезмæлдыл цæст нæ хæцы, афтæ рог.
турецкий язык Доминирующим типом экспликации указанного аспектуального значения представляется интеграция грамматических формантов в предикат без каких-либо трансформаций со стороны звукового строя либо орфографии: Evde bir çocuk oynayıp duruyordu.

 

Заключение

В результате анализа эмпирического материала, проведенного на базе трех разносистемных языков, приходим к выводу о том, что длительность глагольного действия представляет собой некую лингвистическую универсалию, имеющую место в каждой из исследуемых языковых систем. При этом безусловным и вполне очевидным становится то обстоятельство, что материализация данного аспектуального смысла имеет свою специфику в каждой из изучаемых лингвокультур. Допустимо предположить, что именно этот факт и эксплицирует присутствие тех межъязыковых коллизий, которые имеют место при сопоставительно-контрастивном изучении языков разных типов и систем (в нашем случае английского, осетинского и турецкого).

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Бондарко А. В. Длительность / А.В. Бондарко // Теория функциональной грамматики. Введение. Аспектуальность. Временная локализованность. Таксис. – Л.: Наука, 1987. с. 5–45, 98–124
  2. Бондарко А. В. Основы функциональной грамматики: Языковая интерпретация идеи времени. / А.В. Бондарко // – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2001. – 260с.
  3. Закамулина М.Н. Очерки по аспектологии. Проблема реализации частных значений (сопоставительное исследование на материале французского и татарского языков): Монография. / М.Н. Закамулина, Г.Ф. Лутфуллина, Г.Р. Муллахметова. // Казань: Казан. гос. энерг. ун-т, 2016. – 244с.
  4. Калабекова Л.Т. Теоретическая и прагматическая значимость контрастивного метода в изучении разноструктурных языков / Л.Т. Калабекова // Вестник СОГУ им. К.Л. Хетагурова. – Владикавказ, 2012. – №2. – С. 315-321.
  5. Калабекова Л.Т. Ведущая роль категории времени в функциональной значимости парадигмальных форм глагольного спряжения (во французском, русском и осетинском языках) / Л.Т. Калабекова // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». Вып.1 (96). – Майкоп: Изд-во АГУ, 2012. – С. 239-244.
  6. Маслов Ю.С. Избранные труды: Аспектология. Общее языкознание. / Ю.С. Маслов. М.: 2004.
  7. Реферовская Е. А. Аспектуальные значения французского глагола / Е.А. Реферовская // Теория грамматического значения и аспектологические исследования. – Л.: Наука, 1984. с. 91-109.
  8. Равзаргӕ Нарты Кадджытӕ. Selected Nartӕ Tales. – Цхинвал: Хуссар Алани, 2007. – 216с.
  9. Сказания о нартах. Осетинский эпос. Изд. переработанное и дополненное. Пер. с осет. Ю. Либединского– М.: «Советская Россия», 1978. – 512 с.
  10. Nartlar Oset Halk Destanlari / Translated from French translation by George Dumezil into Turkish by Hayri Ata. Ankara 2014. – 254 s.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bondarko A. V. Dlitelnost [Duration] / A.V. Bondarko // Teorija funkcional’nojj grammatiki. Vvedenie. Aspektual’nost’. Vremennaja lokalizovannost’. Taksis [Theory of functional grammar. Introduction. Aspectuality. Temporary localization. Taxis]. – L.: Nauka, 1987. pp. 5-45, 98-124 [in Russian]
  2. Bondarko A. V. Osnovy funkcional’nojj grammatiki: Jazykovaja interpretacija idei vremeni [Fundamentals of Functional Grammar: Linguistic interpretation of the idea of time] / A.V. Bondarko // – St. Petersburg: Publishing House of St. Petersburg State University, 2001– 260 p. [in Russian]
  3. Zakamulina M.N. Ocherki po aspektologii. Problema realizacii chastnykh znachenijj (sopostavitel’noe issledovanie na materiale francuzskogo i tatarskogo jazykov): Monografija [Essays on aspectology. The problem of realization of particular meanings (comparative study on the material of French and Tatar languages): A Monograph] / M.N. Zakamulina, F. Lutfullina, G.R. Mullakhmetova. // Kazan: Kazan State Energy University, 2016– – 244 p. [in Russian]
  4. Kalabekova L.T. Teoreticheskaja i pragmaticheskaja znachimost’ kontrastivnogo metoda v izuchenii raznostrukturnykh jazykov [Theoretical and pragmatic significance of the contrastive method in the study of different-structured languages] / T. Kalabekova // Vestnik SOGU im. K.L. Khetagurova [Bulletin of the Khetagurov North Ossetian State University]. – Vladikavkaz, 2012. – No. 2. – pp.315-321 [in Russian]
  5. Kalabekova L.T. Vedushhaja rol’ kategorii vremeni v funkcional’nojj znachimosti paradigmal’nykh form glagol’nogo sprjazhenija (vo francuzskom, russkom i osetinskom jazykakh) [The leading role of the category of time in the functional significance of paradigmatic forms of verbal conjugation (in French, Russian and Ossetian languages)] / L.T. Kalabekova // Vestnik Adygejjskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija «Filologija i iskusstvovedenie» [Bulletin of the Adygea State University. The series “Philology and Art History”]. Issue 1 (96). – Maykop: Publishing House of ASU, 2012. – pp. 239-244 [in Russian]
  6. Maslov Yu.S. Izbrannye trudy: Aspektologija. Obshhee jazykoznanie [Selected works: Aspectology. General linguistics] / Y.S. Maslov / M.: 2004 [in Russian]
  7. Referovskaya E. A. Aspektual’nye znachenija francuzskogo glagola [The aspectual meanings of the French verb] / A. Referovskaya // Teorija grammaticheskogo znachenija i aspektologicheskie issledovanija [Theory of grammatical meaning and aspectological research]. – L.: Nauka, 1984. pp. 91-109 [in Russian]
  8. Ravzargӕ Narty Kaddzhytӕ. Selected Nartӕ Tales. [Selected Nartӕ Tales.]–Chinval: Hussar Alani, 2007. – 216 p. [in Ossetian]
  9. Skazanija o nartah. Osetinskij jepos. [Tales of sleds. Ossetian epic]. Revised and Expanded, translation from Ossetian by Yu. Libedinsky- M.: “Sovetskaya Rossiya”, 1978– 512 p. [in Russian]
  10. Nartlar Oset Halk Destanlari. [Legends of the Narts. Ossetian epic] Translated from French -translation by George Dumezil into Turkish by Hayri Ata. Ankara 2014. – 254 p. [in Turkish]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.