Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.55.182

Скачать PDF ( ) Страницы: 69-70 Выпуск: № 01 (55) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Багирова Л. Дж. К ВОПРОСУ О КОГНИТИВНЫХ ОСНОВАХ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ ШИРОКОЙ СЕМАНТИКИ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ (НА МАТЕРИАЛЕ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ «ЧЕЛОВЕК») / Л. Дж. Багирова, М. И. Абдуллаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 69—70. — URL: https://research-journal.org/languages/k-voprosu-o-kognitivnyx-osnovax-imyon-sushhestvitelnyx-shirokoj-semantiki-v-anglijskom-i-russkom-yazykax-na-materiale-konceptualnoj-oblasti-chelovek/ (дата обращения: 25.03.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.55.182
Багирова Л. Дж. К ВОПРОСУ О КОГНИТИВНЫХ ОСНОВАХ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ ШИРОКОЙ СЕМАНТИКИ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ (НА МАТЕРИАЛЕ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ «ЧЕЛОВЕК») / Л. Дж. Багирова, М. И. Абдуллаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 01 (55) Часть 3. — С. 69—70. doi: 10.23670/IRJ.2017.55.182

Импортировать


К ВОПРОСУ О КОГНИТИВНЫХ ОСНОВАХ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ ШИРОКОЙ СЕМАНТИКИ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ (НА МАТЕРИАЛЕ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ «ЧЕЛОВЕК»)

Багирова Л.Дж.1, Абдуллаева М.И.2

1Кандидат филологических наук, доцент, 2кандидат филологических наук, доцент, Дагестанский государственный университет

К ВОПРОСУ О КОГНИТИВНЫХ ОСНОВАХ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ ШИРОКОЙ СЕМАНТИКИ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ (НА МАТЕРИАЛЕ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ «ЧЕЛОВЕК»)

Аннотация

В статье рассматривается специфика имен существительных широкой семантики в английском и русском языках, описывающих те или иные качества человека в рамках определенных контекстов их осмысления. Данные существительные образуют в рассматриваемых языках особую лексическую подсистему и репрезентируют многоаспектное знание сложного, интегративного формата, которое не может быть описано простым набором характеристик, а представлено в виде когнитивной матрицы как системы взаимосвязанных когнитивных контекстов.

Ключевые слова: существительные широкой семантики, когнитивная матрица, концептуальная область «человек», концептуальная метафора, когнитивный контекст.

Bagirova L.J.1, Abdullaeva M.I.2

1PhD in Philology, Associate Professor, 2PhD in Philology, Associate Professor, Daghestan State University, Makhachkala

ON THE PROBLEM OF COGNITIVE STERMS OF NOUNS OF WIDE SEMANTICS IN ENGLISH AND RUSSIAN (ON THE EXAMPLE OF CONCEPTUAL FIELD “MAN”)

Abstract

The article considers specifics of nouns of wide semantics in English and Russian, describing these or those qualities of a man within certain contexts of their usage. These nouns make up in the given languages a certain lexical system and represent multi-aspect knowledge of complex format, which can’t be described by means of simple number of characteristics, but by means of cognitive matrix as a system of interdependent cognitive contexts. One should bear in mind meanwhile, that semantic field of the nouns of wide semantics is an integrative part of speaking. 

Keywords: nouns of wide semantics, cognitive matrix, conceptual field “man”, conceptual metaphor, cognitive context.

В данной статье исследуются такие концептуальные области, как:  «природа», «артефакты», «человек» и «абстрактные понятия» для более детального  осмысления имён существительных широкой семантики и демонстрации их основных функций.

Известно, что способ образования семантического поля у существительных широкой семантики в процессе речевой деятельности  является интегративным актом, который функционирует на базе  столкновения лексем, относящихся к концептуальному и языковому уровням. Это возможно при помощи совместных процессов когниции:  конкретизации, профилирования, обобщения, перспективизации, инференции, концептуальной метафоры, конфигурирования, а также –  синтаксического и контекстуального факторов.

Существительные широкой семантики, как правило, в языке играют функцию слов-заместителей. В то же время, они отличаются своей широкой  денотативной соотнесённостью, широкой  понятийной основой, а также –  высокой степенью обобщённости. Все вышеперечисленное, в свою  очередь, обусловливает типичные для подобных существительных признаки: полиденотативность, синкретизм, контекстуальную обусловленность, десемантизацию, синсемантизм и функциональную открытость. В соответствии с этим они могут выполнять такие функции, как: дейктическая,  концептообразующая, характеризующая и т.д.

Существительные широкой семантики отличаются также и семантической неопределённостью, они указывают всегда на широкой класс объектов или событий. В силу большой обобщенности их семантики, они понимаются неоднозначно.

Принимая во внимание то, что указанные лексемы отличаются широкозначностью, совершенно справедливо будет отметить, что и данные существительные отличаются и степенью своей лексической абстракции.

При образовании семантического значения «номинация пола индивида» мы можем выявить такие важные черты их семантики, как, например, в первом примере значения «живое существо вообще» и «существо разумное». Эти качества практически являются составляющими значений широкозначного существительного thing «вещь» в указанных языках в определенном текстовом дискурсе.

Это проявляется на уровне речи в том, что в сочетании с этим существительным применяется прилагательное male в функции определения к имени существительному, которое обозначает пол индивида.

Таким образом, в указанном типе художественного дискурса семантика существительного «вещь» в английском и русском языках строится и «работает» при помощи суммы значений в антропоцентрическом подходе. В качестве синтаксического фактора формирования смысла в данном случае выступает модель предложения-высказывания с именным сказуемым.

Так, например, в английском языке существительное широкой семантики thing отличается самой высокой степенью лексической абстракции, равно как и существительное вещь в русском языке. Данные лексемы вполне могут заменить практически любое существительное в языке. Указанные лексемы передают самые разнообразные значения,   отражая разные области человеческой деятельности. Их семантика носит специфический характер. Это дает им возможность номинировать  разнотипные и разнопорядковые предметы мысли, без какой-либо соответствующей связи между ними.

Следует также отметить тот факт, что необходимо различать широкозначность и полисемию (многозначность), о которых до сих пор ведется научная полемика. Самое главное различие между этими явлениями,  на наш взгляд, состоит в том, что многозначные существительные функционируют в разных регистрах речи, тогда как существительные широкой семантики «работают» в одной или смежных областях языка.

Существительные широкой семантики обладают способностью репрезентировать разнообразные предметы и явления действительности, в силу своего размытого концептуального пространства. Они отличаются автономной семантической независимостью и, в зависимости от контекста,  меняют свою семантику. Наконец, широкозначные существительные указывают сразу на несколько предметов и, в то же время, содержат  одновременно свойства, специфичные для каждого из них.

Вспомним мысль о том, что метафора как когнитивный механизм – это, по сути, передача одного явления или предмета в терминах другого [Лакофф, Джонсон 2008], а в связи с  существительными широкой семантики эта идея отлично работает! Как указывает Е.С. Кубрякова, при этом возможна так называемая инференция, т.е. ментальные акты адресата для отражения смыслов, базирующиеся на когнитивных данных, отложенных в сознании говорящего [Кубрякова 2004].

Еще один процесс, так или иначе связанный с отражением широкой семантики, – конфигурирование, т.е. процесс изменения концептуального  содержания для указания того или иного смысла репрезентируемого объекта [Беседина 2006]. Кроме того, подобные когнитивные процессы в сознании, возможно, будут происходить одновременно, в силу своей взаимообусловленности, что обеспечивает создание большого количества разнообразных смыслов.

Таким образом, для концептуальной области «человек» можно выделить следующие существительные широкой семантики: thing «вещь», event «событие», stuff «материал», «сырье», point «дело», way «способ», «путь» в английском языке и вещь, дело, идея, способ в русском.

В концептуальной области «человек» нами в рамках семантической группы «человек как индивидуальность»  различаются такие семантические значения, обусловленные существительными широкой семантики, как:

  1. Значение «пол человека»: 1. I tell you, if I am really a male thing at all, I never run across the female of my species (Lawrence); 2. Мужчину надо уважать! Мужчина – вещь священная (homo res sacra). То, что Двуносый стал использовать крылатые слова, да ещё и на латыни, меня нисколько не удивило (Набоков).

В первом примере налицо реализация семантических значений «живое существо» и «существо разумное», в которых широкая семантика объективирована при помощи существительных, указывающих на гендерный признак.

К примеру, возьмем приобретение лексемой thing с общим значением «вещь», «предмет», являющимся существительным широкой семантики, новых значений в каждом конкретном контексте. Визуально в речи можно проследить появление препозитивного определения (male), которое обладает семантикой «пол индивида».

В следующем примере смысл предложения зависит уже от его структуры, т.к. значение лексемы thing, здесь базируется на когнитивном уровне – обобщения смысла высказывания, в то время как на синтаксическом уровне можно идентифицировать данную структуру как предложение с предикативом.

  1. Оценочная функция человека. Используя когнитивный подход при аксиологическом описании личности, его антропоцентрическая оценка является выражением объективной действительности, т.к. эвалюативность объекта полностью показывает аксиологическую картину мира конкретной личности, ср.:

She is a delicate thing – dresses always in white; and the sweetest, simplest manners! (O’Henry).

  1. Проявление аксиологического подхода к индивиду: Connie turned to the child, a ruddy, blackhaired thing of nine or ten (Lawrence); С другой стороны, шестилетний ребёнок – вещь крайне любознательная, ему уже недоело в детском саду вырезать из бумаги кружочки и спать в тихий час (Набоков).

Список литературы / References

  1. Беседина Н.А. Метод концептуально-репрезентативного анализа в когнитивных исследованиях языка / Н.А. Беседина. – Белгород, 2006. – 133 с. doi: 10.18454/IRJ.2015.0001
  2. Кубрякова Е.С. Язык и знание. На пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира / Е.С. Кубрякова. – М., 2004.  – 283 с. doi: 10.18454/IRJ.2015.0001
  3. Лакофф Дж., М. Джонсон. Метафоры, которыми мы живем / Дж. Лакофф, М. Джонсон. – М., 2008. – 211 с. doi: 10.18454/IRJ.2015.0001

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Besedina N.A. Metod kontseptual’no-reprezentativnogo analiza v kognitivnykh issledovaniyakh yazyka [The method of conceptually-representative analyses in cognitive research of the language] / N.A. Besedina. – Belgorod, 2006. – 133 p. [in Russian] doi: 10.18454/IRJ.2015.0001
  2. Кubr’akova E.S. Yazyk i znanie. Na puti poluchenia znaniy o yazyke: chasti rechi s kognitivnoy tochki zrenia. Rol’ yazyka v poznanii mira [Linguistics. On the way of getting knowledge of the language: parts of speech from cognitive point of view. The role of the language in cognition of the world] / E.S. Kubryakova. – М., 2004. – 283 p. [in Russian] doi: 10.18454/IRJ.2015.0001
  3. Lakoff J., Johnson M. Меtafory, kotorymi my zhivem [Metaphors we live by] / J. Lakoff, M. Johnson. – М., 2008. – 211 p. [in Russian] doi: 10.18454/IRJ.2015.0001

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.