Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.109.7.079

Скачать PDF ( ) Страницы: 59-61 Выпуск: № 7 (109) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Мухина Н. Н. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СМЕРТНОЙ КАЗНИ В ЛИТЕРАТУРЕ МОДЕРНИЗМА (НА ПРИМЕРЕ НОВЕЛЛЫ ФРАНЦА КАФКИ «В ИСПРАВИТЕЛЬНОЙ КОЛОНИИ») / Н. Н. Мухина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 59—61. — URL: https://research-journal.org/languages/interpretaciya-smertnoj-kazni-v-literature-modernizma-na-primere-novelly-franca-kafki-v-ispravitelnoj-kolonii/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.079
Мухина Н. Н. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СМЕРТНОЙ КАЗНИ В ЛИТЕРАТУРЕ МОДЕРНИЗМА (НА ПРИМЕРЕ НОВЕЛЛЫ ФРАНЦА КАФКИ «В ИСПРАВИТЕЛЬНОЙ КОЛОНИИ») / Н. Н. Мухина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 59—61. doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.079

Импортировать


ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СМЕРТНОЙ КАЗНИ В ЛИТЕРАТУРЕ МОДЕРНИЗМА (НА ПРИМЕРЕ НОВЕЛЛЫ ФРАНЦА КАФКИ «В ИСПРАВИТЕЛЬНОЙ КОЛОНИИ»)

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СМЕРТНОЙ КАЗНИ В ЛИТЕРАТУРЕ МОДЕРНИЗМА
(НА ПРИМЕРЕ НОВЕЛЛЫ ФРАНЦА КАФКИ «В ИСПРАВИТЕЛЬНОЙ КОЛОНИИ»)

Научная статья

Мухина Н.Н.*

ORCID: 0000-0003-0076-0758,

Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова, Владикавказ, Россия

* Корреспондирующий автор (nest.nataly[at]mail.ru)

Аннотация

Цель исследования – рассмотреть, как реализовывался мотив смертной казни в творчестве писателей XX века. В статье показано, как менялось отношение к смертной казни в культуре и обществе XX века относительно предшествующих эпох. Научная новизна заключается в выявлении специфики рассмотрения смертной казни в литературе модернизма на примере произведений Франца Кафки «В исправительной колонии» (1914), Альбера Камю «Посторонний» (1940), Владимира Набокова «Приглашение на казнь» (1938). Отмечено, что причины назначения исключительной меры наказания в литературе XX века абсурдны: герои, не совершив реальных преступлений, приговариваются к казни за инаковость.

Ключевые слова: абсурд, инаковость, модернизм, мотив смертной казни, экзистенциализм.

INTERPRETATION OF THE DEATH PENALTY IN MODERNIST LITERATURE
BASED ON FRANZ KAFKA’S “IN THE PENAL COLONY”

Research article

Mukhina N.N.*

ORCID: 0000-0003-0076-0758,

K. L. Khetagurov North Ossetia State University, Vladikavkaz, Russia

* Corresponding author (nest.nataly[at]mail.ru)

Abstract

The purpose of the study is to examine how the motive of the death penalty was realized in the works of 20th century fiction writers. The article demonstrates how the attitude towards the death penalty changed in the culture and society of the 20th century relative to the previous epochs. The scientific novelty of the article lies in the identification of the specifics of the views on the death penalty in the modernist literature in such works as Franz Kafka’s “In The Penal Colony”(1914), Albert Camus’ “The Outsider “(1940), Vladimir Nabokov’s ” Invitation to A Beheading” (1938). It is noted that the reasons for the appointment of an exceptional measure of punishment in the literature of the 20th century are absurd: the characters, without committing real crimes, are sentenced to death for otherness.

Keywords: absurdity, otherness, modernism, the motive of the death penalty, existentialism.

Начало XX века характеризуется ожиданием кризиса. Предчувствие подтвердилось, поскольку разразилась катастрофа войны 1914-го года, следствием чего, явился крах основополагающих ценностей западной цивилизации. Затем, русская революция 1917-го года, революции в других странах окончательно развенчали эти ценности, противопоставили им новые идеалы, ключевое значение для которых приобрело разрушение старого до самого основания.

Следует заметить, что предчувствие и предзнаменование грядущего кризиса появилось раньше, – в конце века XIX, создав особую атмосферу «конца века».

«Умерли все боги» [8] – это заявление Ницше, как и предварявшее его умозаключение героев Достоевского: «Бог умер, значит, все дозволено?» [3], были наиболее знаменитыми свидетельствами того исторического сдвига, который осуществлялся XX веком. Этот сдвиг был предопределен кризисом просветительской оптимистической идеологии, идеи исторического прогресса, идеи целесообразного мира, который основывается на разуме и морали, на основополагающих христианских истинах. «Смерть Бога» – это одновременно, по Ницше, процесс «открытия себя», а такое «открытие» сопровождается «освобождением от морали» [1, С. 16].

Многие ценности и нормы в XX веке переосмысляются, поэтому совершенно иначе интерпретируется и тема смертной казни.

Писателей во все времена интересовали душевные переживания человека, философские размышления о смысле жизни. Все это наиболее ярко обнажается перед лицом смерти, к примеру, в ожидании казни. Поэтому интерпретация смертной казни в литературе столь актуальна.

Как известно, к теме смертной казни нередко обращалась художественная литература. Создавая литературные произведения, писатели исследовали тонкости человеческой души. Вопрос о том, имеет ли право человек отнимать жизнь у себе подобного всегда стоял остро. Тему смертной казни разрабатывали в своем творчестве Стендаль Ф. «Красное и черное» (1830), Достоевский Ф. М. «Идиот» (1869), Тургенев И. С. «Казнь Тропмана» (1870), Гюго В. «Последний день приговорённого к смерти» (1829), «93 год» (1874), Драйзер Т. «Американская трагедия» (1925) и многие другие.

В основном, писатели XIX – начала XX вв. выступали за отмену смертной казни. Они полагали, что наказание несоизмеримо суровее содеянного и что происходит процесс ожесточения людей вместо осознания свершения справедливости. Герои Стендаля и Драйзера борются за достойное место в обществе, для которого характерно социальное неравенство, и совершают ошибки. Кроме того, у героев есть реальные прототипы – преступники. Их приговаривают к смертной казни за реальные преступления, тогда как в литературе XX века основания для подобного приговора несколько иные.

В мировой литературе XX века эта тема «смертной казни» становится необычайно актуальной и получает неожиданную трактовку в контексте мировидения модернизма. Направление объединяет различные течения и идеи, но общим для всех его представителей остаётся вера в то, что современный человек оторван от общества, в котором он живёт, от окружающего мира, он замкнут, одинок, постоянно ощущает свою беспомощность и абсурдность своего существования. Писатели-модернисты заняты поисками гармонии в этом мире, который подавляет человека своим абсурдом. Каждый из них предлагает свой путь.

Для писателей этого периода представляет огромный интерес понятие «пограничная ситуация», тема абсурда и проблема инаковости.

Одними из самых известных произведений XX века, в центре которых смертная казнь, являются «В исправительной колонии» Франца Кафки (1883-1924), «Посторонний» Альбера Камю (1913-1960) и «Приглашение на казнь» Владимира Набокова (1899-1977). Специфика произведений проявляется в том, что каждый автор трактует данную проблему с точки зрения экзистенциализма, в случае с Кафкой – с точки зрения экзистенциальной виктимности.

Если герои Гюго, Стендаля, Тургенева и Драйзера приговаривались к смертной казни за реальные преступления, и кара считалась соразмерной, то причины назначения исключительной меры наказания в литературе XX века представляются абсурдными.

Осужденного в новелле «В исправительной колонии» Ф. Кафки героя, примечательного глухой покорностью, намереваются лишить жизни из-за того, что он якобы не проявил уважения к начальнику.

Героя Камю приговаривают к смертной казни фактически не за преступление – убийство араба, а скорей за равнодушие к ценностям общества, за то, что он иной.

Так же и героя Набокова приговаривают к смертной казни за «гносеологическую гнусность», «непрозрачность», непохожесть на окружающих.

Каждого героя судят по всем правилам абсурда. Абсурдность и в пассивном протесте героев, которые практически не пытаются отстоять свое право на существование, так как считают и существование абсурдно, и в стремлении подружиться палача с осужденным в романе Набокова. Мерсо – образ, отрицающий принятые обществом установления, вскрывающий их нечеловеческую, нелепую формальность не желает лгать и притворяться. Он своим примером дает отрицательный ответ на философский вопрос, интересующий Камю: Стоит ли жизнь труда быть прожитой? Перед лицом смерти в нем не просыпается даже инстинкт самосохранения.

Произведения Ф. Кафки, безусловно, отразили тот глобальный сдвиг, который произошел в художественном сознании в XX веке и был порожден социальными потрясениями времен войн, революций и изменением кардинальных представлений человека о мироздании [2, С. 182].

Одной из центральных тем в творчестве Кафки является тема вины и наказания, литературоведы полагают, что тема эта произросла из сложных взаимоотношений Ф. Кафки с его суровым отцом. Можно предположить, что к творчеству Кафки вполне применимо понятие «виктимность». Виктимность (психология потерпевшего) – объяснение социальных феноменов, ответственность за само наличие которых возлагается на тех, кто в наибольшей степени от них страдает [6, С. 42].

Все герои Кафки характеризуются глобальным ощущением несвободы, полной зависимости от мира, им непонятного и враждебного.

Категория вины является одной из основополагающих категорий экзистенциалистской этики. В ней вина приравнивается к понятию ответственности, т.е. признанию своего неоспоримого авторства именно этого, а никакого другого положения дел. В экзистенциалистском понимании «человек несет вину не только за преступления против других людей, моральных или социальных правил; но также за преступления против самого себя» [10].

Тема вины и наказания разрабатывается в новелле Кафки «В исправительной колонии» (1919). Это отклик и ответ писателя на первую мировую войну. Произведение и сегодня поражает воображение – глухой покорностью жертв и непоколебимой, доведенной до садизма уверенностью в своей правоте тех, кто творит суд и исполняет приговоры. Уверенность эта столь велика, что когда хитроумная машина казни дает сбой, обслуживающий ее офицер добровольно занимает место жертвы, так как убежден: «Вина всегда несомненна. Она пишется острыми зубьями на окровавленном теле жертве» [10, С. 110].

В рассказе осужденного, который отличается от иных героев незнанием языка, хотят казнить за то, что он не проявил уважения к капитану, за «непослушание и оскорбление начальника», то есть практически без реальной причины (правонарушения) для столь сурового наказания. В новелле обращает на себя внимание равнодушное отношение к происходящему главного героя, путешественника, исследователя смертной казни, который наблюдает и относительно без эмоций анализирует происходящее, поражающее своей абсурдностью. Осужденный не знает, что его хотят наказать, на вопрос путешественника: знает ли осужденный приговор, вынесенный ему, офицер отвечает: «было бы бесполезно объявлять ему приговор. Ведь он же узнает его собственным телом» [5, С. 373].

Можно сделать вывод, что в мировой литературе XX века тема «смертной казни» становится особо актуальной не в связи с проблемой мести, а в связи с дилеммой: имеет ли право человек отнимать жизнь у себе подобного и каковы основания для выбора столь сурового наказания?

В эпоху духовного кризиса, связанного с крахом религиозных и общественных ценностей, современный человек ощущает себя оторванным от общества, чувствует беспомощность и абсурдность существования. Он ищет гармонию в мире, подавляющем своей несообразностью. В эпоху противостояния «Я» человека целому миру смертная казнь приобретает метафорический характер: общество казнит любого, кто ему не понятен.

В основном, писатели разных эпох выступали против смертной казни, но в именно в XX веке этот вопрос стоит наиболее остро, ведь в литературе достаточным основанием казнить является уже инаковость персонажа. В мире, полном случайностей, недопустимо иметь в наличии необратимую меру наказания.

Таким образом, мы видим, что мотив смертной казни становится одним из принципиально знаковых мотивов литературы XX, и приобретает особую окраску, выраженную в том, что герои, не совершив реальных преступлений, приговариваются к казни за инаковость. И не случайно настолько разные в своих взглядах писатели обратились к проблеме смертной казни, более того, у них схожее восприятие данной темы.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Андреев Л. Г. Введение / Л. Г. Андреев // Зарубежная литература ХХ века / Под ред. Андреева Л. Г. М., 2004. – 559 с.
  2. Дудова Л. В. Модернизм в зарубежной литературе / Дудова Л. В., Михальская Н. П., Трыков В. П. – М., 2001 – 240 с.
  3. Достоевский Ф. М. Братья Карамазовы / Ф. М. Достоевский. [Электронный ресурс]. URL: http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/textshtml (дата обращения: 12.05.2021)
  4. Камю А. Посторонний. Чума. Падение. Миф о Сизифе. Пьесы. Из «Записных книжек» / А. Камю. М., 2008. – 768 с.
  5. Кафка Ф. «В исправительной колонии» в переводе С. Апта цитируется по следующему изданию: Кафка Ф. Избранное. М., 1989. – 576 с.
  6. Лоусон Т. Социология: Словарь-справочник / Т. Лоусон, Д. Гэррод; Пер. с англ. Ткаченко К. С. М., 2000. – 608 с.
  7. Набоков В.В. Приглашение на казнь // Набоков В.В. Приглашение на казнь: Романы, рассказы, критические эссе, воспоминания. Кишинев, 1989. – С. 149-274.
  8. Ницше Ф. Весёлая наука. / Пер. Свасьяна К.А. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nietzsche.ru/works/main-works/svasian/ (дата обращения: 12.05.2021)
  9. Толмачев В.М. Франц Кафка / В.М. Толмачев // Зарубежная литература XX в. / Под ред. Толмачевой В.М. М., 2003. – 640 с.
  10. Ялом. И. Экзистенциальная психотерапия / И. Ялом ; Пер. с англ. Драбкиной Т.С. [Электронный ресурс]. URL: http://www.psylib.ukrweb.net/books/yalom01/index.htm (дата обращения: 12.05.2021)

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Andreev L. G. Vvedenie [Introduction] / L. G. Andreev // Zarubezhnaja literatura KhKh veka [Foreign literature of the twentieth century] / Edited by L. G. Andreeva M., 2004. – 559 p. [in Russian]
  2. Dudova L. V. Modernizm v zarubezhnojj literature [Modernism in foreign literature] / L. V. Dudova, N. P. Mikhalskaya, V. P. Trykov. M., 2001-240 p. [in Russian]
  3. Dostoevsky F. M. Brat’ja Karamazovy [The Brothers Karamazov] [Electronic resource] / F. M. Dostoyevsky. URL: http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0130.shtml (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  4. Camus A. Postoronnijj. Chuma. Padenie. Mif o Sizife. P’esy. Iz «Zapisnykh knizhek» [The Outsider. The Plague. The Fall. The myth of Sisyphus. Plays. From “Notebooks”] / A. Camus M., 2008 – 768 p. [in Russian]
  5. Kafka F. V ispravitel’nojj kolonii [In the Penal colony] / F. Kafka // translated by S. Apt is quoted from the following edition: Kafka F. Izbrannoe [Favorites]. Moscow, 1989 – 576 p. [in Russian]
  6. Lawson T., Garrod D. Sociologija: Slovar’ -.spravochnik [Sociology: Dictionary-reference book] / Translated from English. Tkachenko K. S. M., 2000 – 608 p. [in Russian]
  7. Nabokov V. V. Priglashenie na kazn’ [Invitation to a Beheading] / V. V. Nabokov // Priglashenie na kazn’: Romany, rasskazy, kriticheskie ehsse, vospominanija [Invitation to a Beheading: Novels, short stories, critical essays, memoirs]. Chisinau,1989. – pp. 149-274 [in Russian]
  8. Nietzsche F. Vesjolaja nauka [The Gay Science] [Electronic resource] / Translated by K. A. Svasyana. URL: http://www.nietzsche.ru/works/main-works/svasian/ (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  9. Tolmachev V. M. Franz Kafka // Zarubezhnaja literatura XX v. [Foreign literature of the 20th century] / Edited by V. M. Tolmacheva M., 2003 – 640 p. [in Russian]
  10. I. Ehkzistencial’naja psikhoterapija [Existential psychotherapy] [Electronic resource] / Trans. from English. T. S. Drabkina. URL: http://www.psylib.ukrweb.net/books/yalom01/index.htm (accessed: 12.05.2021) [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.