Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.45.095

Скачать PDF ( ) Страницы: 80-82 Выпуск: № 3 (45) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Петрова С. А. ИНТЕРМЕДИАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА ОБРАЗА ДЕРЕВА В ТВОРЧЕСТВЕ В.Р. ЦОЯ / С. А. Петрова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 3 (45) Часть 4. — С. 80—82. — URL: https://research-journal.org/languages/intermedialnaya-specifika-obraza-dereva-v-tvorchestve-v-r-coya/ (дата обращения: 18.04.2021. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.45.095
Петрова С. А. ИНТЕРМЕДИАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА ОБРАЗА ДЕРЕВА В ТВОРЧЕСТВЕ В.Р. ЦОЯ / С. А. Петрова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 3 (45) Часть 4. — С. 80—82. doi: 10.18454/IRJ.2016.45.095

Импортировать


ИНТЕРМЕДИАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА ОБРАЗА ДЕРЕВА В ТВОРЧЕСТВЕ В.Р. ЦОЯ

Петрова С.А.

ORCID: 0000-0002-2634-8473, кандидат филологических наук, доцент, декан филологического факультета Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина

ИНТЕРМЕДИАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА ОБРАЗА ДЕРЕВА В ТВОРЧЕСТВЕ В.Р. ЦОЯ

Аннотация

В статье анализируется в рамках интермедиальности и мифопоэтики образ дерева, созданный рок-автором В.Р. Цоем. Исключительность данного художественного элемента в творчестве не только поэта, но и музыканта, связана с использованием средств разных видов искусств (музыки и слова). Художественный элемент формируется во взаимодействии слова и музыки. В структуре образа также развиваются классические литературные традиции романтизма: противопоставление мира природы и мира городской цивилизации, двойственность бытия и поиск идеала.

Ключевые слова: интермедиальная поэтика, В.Р. Цой, мифопоэтика, архетип, образ дерева.

Petrova S.A.

ORCID: 0000-0002-2634-8473, PhD in Philology, Associate professor, Dean of philological faculty of Pushkin Leningrad State University

INTERMEDIAL SPECIFIC OF THE IMAGE OF TREE IN V.R. TSOY’S POETRY

Abstract

In the article it is analyzed from the perspective of intermediality and mythopoetic the image of a tree created by the rock author V. R. Tsoy. The uniqueness of this artistic element in the work not only in by poet but also musician is associated with the use of media (funds) of different kinds of art (music and words). The artistic element is formed in the interaction of words and music. In the structure of the image classical literary traditions of romanticism are also developed: the contrast between the natural world and the world of urban civilization, the duality of genesis and the search for the ideal.

Keywords: intermedial poetics, V.R. Tsoy, mythopoetic, archetype, image of a tree.

Элементы мифов в русской рок-поэзии институируют особую художественность текстов, структурированных различной архетипической образностью. О мифопоэтике и архетипах в творчестве В.Р. Цоя написано уже несколько исследовательских статей [1; 5]. Обратим внимание на ещё один значимый образ, связанный со многими мифологическими сюжетами: Древо Мировое. Подробно общее содержание этого элемента представил В.Н. Топоров [2], связав его с «универсальной концепцией» мироустройства в целом.  Многозначность образа актуализируется бинарными отношениями онтологических категорий.

В творчестве рок-поэта «Древо» получает развитие в рамках ряда литературных традиций, акцентируется, в частности, представление об универсальной картине бытия. В первом альбоме В.Р. Цоя «45» есть одна из ключевых песен с названием «Дерево». Лексема «дерево» используется 6 раз, что делает это слово самым частотным из всех существительных в данном тексте, кроме того оно ещё семь раз определяется через местоимения, в то время как в произведении всего 14 строк. По воспоминаниям современников В.Р. Цоя, у композиции автобиографический источник, поэт создал её в связи с рождением сына. Сюжет песни – это творческий акт героя, который посадил дерево в городе. С одной стороны, цивилизованный город противопоставлен традиционно природе и несёт в себе губительное начало для всего естественного:

Я знаю – моё дерево не проживёт и недели.

Я знаю – моё дерево в этом городе обречено [3, с. 297]

С другой стороны, дерево становится для героя неким центром всего мира, внутреннего и внешнего:

Мне кажется, что это мой дом.

Мне кажется, что это мой друг.

(…)

Мне кажется, что это мой мир.

Мне кажется, что это мой сын… [3, с. 297]

В данном фрагменте активизируются мифопоэтические элементы образа. Сформированное пространство «дом» далее расширяется, охватывая «мир», связывает его со значением «Мирового Древа», вокруг которого создаётся особый универсум. Усиливаются также родственные связи, сначала это – родство душ – «друг», а далее – кровное родство – «сын». Эмоциональный мир героя выстраивается вокруг созданного центра:

Но, пока оно есть, я всегда рядом с ним.

Мне с ним радостно, мне с ним больно…[3, с. 297]

В песне актуализируются и когнитивные моменты: произведение начинается именно со слов героя «я знаю». Персонаж получает некое Знание благодаря определённому совершённому им акту творческой деятельности. В данном отрывке инициируется связь с архетипом «Древо Познания», являющимся одной из модификаций «Древа Мирового».

Рассматривая песню в рамках цикла, необходимо учитывать также возникающие связи между этой композицией и остальными текстами. В «45» на третьем месте по порядку следования обозначена песня «Алюминиевые огурцы», в которой по сюжету герой занимается подобным делом «высаживает» «алюминиевые огурцы на брезентовом поле», что определяет бесполезность действий. Здесь также есть тема мудрости, знания: «три чукотских мудреца» вещают, что «металл не принесёт плода». Но действие продолжается.

Затем в цикле следуют две песни, представляющие собой микроцикл: «Бездельник 1» и «Бездельник 2». Произведение «Дерево» соответствует по позиции произведению «Бездельник 1», показывая, что в герое происходит перемена – для социума он перестал быть «бездельником», так как «посадил дерево».

А с другой стороны, «Дерево» – третья от конца цикла, в то время как «Алюминиевые огурцы» – третья от самого начала. Композиционное единство альбома можно представить следующим образом: (цифра – это порядковый номера песни по её следованию в альбоме)

1 – магистрал

2 – 3 – 4 – 5 – 6

7 – заканчивает 1-ый микроцикл

8 – 9 –10 – 11 – 12

13 – заканчивает 2-ой микроцикл и весь альбом.

Песни перекликаются в соответствии с позициями друг с другом, а также оба микроцикла имеют кульминационные (вследствие их символики, значимости в развитии общего сюжета всего цикла) центры:

в 1-ом микроцикле – 3 («Алюминиевые огурцы»)

во 2-ом микроцикле – 11(«Дерево»)

Таким образом, произведение «Дерево» представляет кульминацию духовного развития лирического героя цикла. В его сознании происходят изменения, он обретает некое Знание, в результате определённого события-действия: так как теперь он посадил уже не бесполезные «алюминиевые огурцы», а «дерево», сконцентрировавшее вокруг себя его жизнь. Совершив акт творчества, герой на некоторое время обретает гармонию с миром. Но он понимает обречённость дерева в агрессивной среде города, где даже любой школьник может сломать растение. И персонаж противостоит этому всем своим существом, он отдаёт всю свою заботу, любовь, весь свой внутренний мир на защиту слабого создания: «Но я всё своё время провожу рядом с ним. Мне все другие дела надоели».

В наиболее общем смысле Древо структурирует жизнь космоса: его рост, согласованность, распространение, продолжение в рамках бессмертия. Представление о «жизни без смерти» выступает также в онтологическом смысле замещением «абсолютной реальности», исходя из чего, дерево может восприниматься как символ абсолютного бытия, центр мира, некая вертикаль мироздания. Мифологемы Древо Жизни и Древо Познания определяют и духовный путь к «абсолютному бытию», к Истинному Знанию. Такое прочтение песни В.Р. Цоя «Дерево» поддерживается и содержанием текстов всего альбома.

В то же время в контексте также наблюдаются мотивы иллюзорности и трагичности происходящего. Обретённое Знание – это знание о том, что творению героя суждено погибнуть, но само создание только «кажется» ему чем-то, он не уверен в том, что в действительности для него значит его посаженное растение. Значение иллюзорности мифологемы дерева как мировой основы снимает и упорядоченность созданного вокруг универсума, его абсолютность и бесконечность, как говорит герой: «Я знаю – моё дерево скоро оставит меня». Подчёркивается хрупкость бытия, его смертность, а не бессмертие. Мифопоэтическое восприятие разрушается под давлением условий бытия. В этом плане значимо также и олицетворение дерева («друг», «сын»), его антропологическое значение. Жизнь человека обречена, она конечна и может быть разрушена окружающей средой.

В дальнейшем творчестве В.Р. Цой также использует приём олицетворения для формирования образа дерева:

 Но сейчас деревья стучат ветвями в стёкла,

Ты можешь лечь и уснуть, и убить эту ночь,

Деревья как звери царапают тёмные стёкла,

Пока ещё не поздно лечь и уснуть в эту ночь.

 «Игра» [3, с. 321]

А деревья заболели чумой

Заболели ещё зимой.

Вниз летят ладони листья,

Махавшие нам свысока.

«Странная сказка» [3, с.332]

Ещё одно значение дерева представлено в песне «Музыка волн» из альбома «46»:

Я вижу, как волны смывают следы на песке,

Я слышу, как ветер поет свою странную песню,

Я слышу, как струны деревьев играют ее,

Музыку волн, музыку ветра. [3, с.303]

Поэт создаёт картину соединения природных явлений в некоем общем творческом акте. Подчёркивается интермедиальная основа образа – его функционирование в рамках взаимодействия двух искусств: музыки и слова. Это связано и с индивидуальным мировосприятием автора – музыканта. Деревья представлены в значении музыкального инструмента, здесь также обнаруживается близость образу Эоловой арфы, который в романтической традиции был значимым семантическим элементом, демонстрирующим гармоничное взаимодействие человека и природы. В контексте песни также обнаруживается эта тема в контрасте с дисгармонией цивилизации:

Кто из вас вспомнит, чувствуя холод приклада

Музыку волн, музыку ветра. [3, с.303]

Элемент оружия – приклад – представляет знак агрессии, исходящей от мира цивилизации, где есть войны, которые приводят к неестественной смерти людей.

Здесь трудно сказать, что такое асфальт.

Здесь трудно сказать, что такое машина. [3, с.303 ]

Природное, естественное начало, обозначенное в образах деревьев, противостоит нивелирующей агрессии пространства города, цивилизации.

В песнях В.Р. Цоя также используются и два названия древесных пород: дуб и сосна. В контексте композиции «Камчатка» активизируется негативное содержание образа:

Мои руки из дуба, голова из свинца,

Я не знаю, смогу ли допеть до конца

«Камчатка» [3, с. 300]

Метафорически показывая сложное состояние лирического героя, автор сомневается в его возможности что-то доделать в силу трудных обстоятельств. Для поэта-музыканта очень важно допеть, это значит – сохранить свою жизнь. Таким образом, в тексте также используются интермедиальные связи.

В другом произведении образ сосен на морском берегу актуализирует, наоборот, положение выхода из трудностей:

Я устал от чужих городов, я устал колоть этот лёд,

Я хотел бы уснуть, но нет времени спать.

(…)

И я знаю, что мне

Недолго осталось ждать,

Чтобы снова увидеть сосны на морском берегу. [4]

В символику моря романтическая традиция включает тему свободы, в данном контексте также воспринимается морской берег и сосны, стремящиеся в небо, в рамках освобождения от мирской суеты.

Образ дерева играет значимую роль в творчестве рок-поэта В.Р. Цоя. С одной стороны, автор развивает уже сложившиеся литературные традиции романтизма, в частности, в изображении контраста природы и цивилизации, в поисках некоего идеала, в котором будет состоять смысл жизни для героя и т.д. А с другой стороны, происходит трансформация и разрушение мифологический основы архетипа из-за изменений в рамках новой реальности, которая определяет героя в новые обстоятельства, требующие новых решений. Интермедиальная специфика рок-поэзии открывает также новые возможности в создании художественного образа, наделяя его качествами других видов искусств.

Литература

  1. Петрова С.А. Мифопоэтика в альбоме В. Цоя «Звезда по имени Солнце» // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Вып. 9 – Тверь, 2007. – С. 155-159.
  2. Топоров В.Н. Древо Мировое Мифы народов мира: Энциклопедия в 2 тт. – М.: Советская Энциклопедия. – 1980. – с. 398 – 406.
  3. Цой В. Стихи, документы, воспоминания / Авт-сост. М. Цой, А.Житинский. – СПб: Новый Геликон, 1991. – 382 с.
  4. Цой В. Сосны на морском берегу // Электронный ресурс режим доступа: URL: http://lib.ru/KSP/kino.txt02.2016
  5. Яркова А.В. Мифопоэтика В. Цоя // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Вып. 2 – Тверь, 1999. – С. 51–58.

 References

  1. Petrova S.A. Mifopoetika v al’bome V. Tsoya «Zvezda po imeni Solntse» // Russkaya rok-poezia: tekst i kontekst. Vyp. 9 – Tver’, 2007. – S. 155-159.
  2. Toporov V.N. Drevo Mirovoe Mify narodov mira: Entsiklopediya v 2 tt. – M.: Sovetskaya Entsiklopediya. – 1980. – S. 398-406.
  3. Tsoy V. Stihi, dokumenty, vospominania / Avt-sost. M. Tsoy, A.Zhitinskiy. – SPb: Noviy Gelikon, 1991. – 382 s.
  4. Tsoy V. Sosny na morskom beregu// Elektronniy resurs, rezhim dostupa: URL: http://lib.ru/KSP/kino.txt 15.02.2016
  5. Yarkova A.V. Mifopoetika V. Tsoya // Russkaya rok-poezia: tekst i kontekst. Vyp. 2 – Tver’, 1999. – S. 51–58.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.