Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.93.3.044 - Доступен после 17.03.2020

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Тимошенко И. Н. ИНДИВИДУАЛЬНАЯ НРАВСТВЕННОСТЬ И ОБЩЕСТВЕННАЯ МОРАЛЬ В ПЬЕСЕ А.Н. ОСТРОВСКОГО «БЕСПРИДАННИЦА» И РОМАНЕ Э. УОРТОН «ОБИТЕЛЬ РАДОСТИ» / И. Н. Тимошенко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/languages/individualnaya-nravstvennost-i-obshhestvennaya-moral-v-pese-a-n-ostrovskogo-bespridannica-i-romane-e-uorton-obitel-radosti/ (дата обращения: 30.03.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.93.3.044

Импортировать


ИНДИВИДУАЛЬНАЯ НРАВСТВЕННОСТЬ И ОБЩЕСТВЕННАЯ МОРАЛЬ В ПЬЕСЕ А.Н. ОСТРОВСКОГО «БЕСПРИДАННИЦА» И РОМАНЕ Э. УОРТОН «ОБИТЕЛЬ РАДОСТИ»

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ НРАВСТВЕННОСТЬ И ОБЩЕСТВЕННАЯ МОРАЛЬ В ПЬЕСЕ А.Н. ОСТРОВСКОГО «БЕСПРИДАННИЦА» И РОМАНЕ Э. УОРТОН «ОБИТЕЛЬ РАДОСТИ»

Научная статья

Тимошенко И.Н. *

ORCID 0000-0001-8414-8640,

Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, Россия

* Корреспондирующий автор (timoshenkoirina7[at]mail.ru)

Аннотация

Статья посвящена исследованию системы морально-нравственных ценностей российского купечества, представленного в пьесе А.Н. Островского «Бесприданница», и фешенебельного нью-йоркского общества, изображенного Э. Уортон в романе «Обитель радости». Проведенный сравнительный анализ образов главных героинь, являющихся представителями изучаемых социальных групп, позволяет сделать вывод о схожести процессов, происходящих в Соединенных Штатах и России в конце XIX-начале XX века, а также их негативном воздействии на нравственные устои и моральные стандарты общества.

Ключевые слова: А.Н. Островский, Э. Уортон, купечество, фешенебельный Нью-Йорк, мораль и нравственность.

INDIVIDUAL MORALITY AND PUBLIC MORALITY IN OSTROVSKY’S PLAY UNENDOWED BRID AND E. WARTON’S NOVEL THE HOUSE OF MIRTH

Research article

Timoshenko I.N. *

ORCID 0000-0001-8414-8640,

St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russia

* Corresponding author (timoshenkoirina7[at]mail.ru)

Abstract

The paper is devoted to the study of the system of moral values of the Russian merchants, presented in the A.N. Ostrovsky’s play “Unendowed Bride,” and the fashionable New York society portrayed by E. Wharton in the novel “The House of Mirth.” The author presents the comparative analysis of the images of the main characters, who are representatives of the studied social groups. It allows us to conclude that the processes occurring in the United States and Russia by the end of the 19th and beginning of the 20th century are similar, as well as their negative impact on the moral principles and moral standards of society.

Keywords: A.N. Ostrovsky, E. Wharton, merchants, fashionable New York, morality. 

Русский драматург Александр Николаевич Островский (1823-1886), исследовавший нравы российского купечества, и американская писательница Эдит Уортон (1862-1937), известная, прежде всего, романами о повседневной жизни фешенебельного Нью-Йорка, никогда не встречались и вряд ли были знакомы с творчеством друг друга. Однако в произведениях этих писателей обнаруживаются сходные темы, образы и проблемы, что, вероятно, можно объяснить теми значительными переменами, которые охватили Соединенные Штаты и Россию во второй половине XIX – начале XX столетий. На рубеже веков в обеих странах происходили процессы глобального преобразования: индустриализация и урбанизация, стремительное развитие науки и техники, значительные изменения в социально-экономической сфере.

Все эти перемены не могли не оказывать влияния и на общественное сознание. Нравственные устои и моральные стандарты, остававшиеся неизменными на протяжении долгого времени, подвергались трансформации. Писатели, наблюдая за происходящими в их странах событиями, были явно обеспокоены той нравственной эволюцией денежного общества, которая выражалась в прагматическом отрицании идей нравственности и морали. Пытаясь привлечь внимание читательской аудитории к волновавшим их проблемам, А.Н. Островский и Э. Уортон создавали произведения, в которых высмеивали и подвергали критике мораль того общества, где основным мерилом стали деньги, а такие понятия, как совесть, честь и достоинство, отошли на второй план.

В данной статье мы обращаемся к пьесе А.Н. Островского «Бесприданница» (1878), действие которой происходит в расположенном на Волге провинциальном городке Бряхимов, и роману Э. Уортон «Обитель радости» (1905), где события разворачиваются в Нью-Йорке. Главные героини, Лариса Огудалова из «Бесприданницы» и Лили Барт из «Обители радости», –  личности сложные и противоречивые, сочетающие в себе взаимно противоположные черты. С одной стороны, они являются порождением окружающей их среды, а с другой – нравственные принципы героинь не оставляют им ни малейшего шанса на выживание в материальном мире дельцов и предпринимателей. Анализируя и сравнивая образы этих персонажей, мы попытаемся изучить и сопоставить морально-нравственные системы ценностей русского купечества и фешенебельного нью-йоркского общества.

Героини, находящиеся в центре нашего внимания, – молодые девушки, по праву рождения принадлежащие к кругу богатых людей. В силу разных обстоятельств семьи героинь оказываются лишены денежного капитала, необходимого для поддержания того образа жизни, который соответствовал бы нормам и правилам их социального окружения. И единственным выходом из сложившейся ситуации может стать взаимовыгодный брак, в котором мужчина обладает солидным состоянием, а женщина – красотой.

Лариса Огудалова и Лили Барт вполне соответствуют предъявляемым им требованиям: обе девушки очаровательны и привлекательны для противоположного пола. И хотя в пьесе А.Н. Островского мы не обнаруживаем детального описания внешности главной героини, ее красота не вызывает сомнений. А что еще может привлекать в дом обедневшей семьи Огудаловых состоятельных поклонников Ларисы? Вот как объясняет частые визиты к Огудаловым молодой предприниматель, Василий Вожеватов: «Ездить-то к ней все ездят, потому что весело очень: барышня хорошенькая, играет на разных инструментах, поет, обращение свободное, оно и тянет» [4, С. 300]. Подобного мнения о Ларисе Огудаловой придерживается и господин Кнуров, «пожилой человек с громадным состоянием»: «Да разве вы не видите, что эта женщина создана для роскоши. Дорогой бриллиант дорогой и оправы требует» [4, С. 295, 304].

Героиню романа «Обитель радости», ее внешность и поступки, мы также зачастую видим глазами ее поклонника, Лоренса Сэлдена. Наблюдая за Лили Барт, молодой человек с восхищением признает, что «все в ней было исполнено энергии и изящества, силы и красоты» [10, P. 4]. Любуясь девушкой, он отмечает «лучезарную улыбку», «длинные и густые ресницы», «руку, словно выточенную из древней слоновой кости», «девичью свежесть и чистый румянец» [10, P. 4, 7, 8].

Казалось бы, что обладая привлекательной внешностью и пользуясь большим успехом у состоятельных мужчин, героини могут без труда найти подходящего партнера, заключить выгодный брак и устроить собственную судьбу. Однако истинные стремления и желания девушек вступают в противоречие с общепринятыми социальными нормами, что приводит героинь к неразрешимому внутреннему конфликту.

И Лариса Огудалова, и Лили Барт, живя по законам своего окружения, прекрасно понимают необходимость заключения выгодного брачного союза. И они обе, каждая по-своему, пытаются достичь поставленной перед ними цели. Так, Лариса Огудалова, нисколько не желая развлекать богатых гостей, которые устремляются в их дом для общения с красивой бесприданницей, послушно выполняет волю матери, любезно общаясь и угождая тем, кто вызывает у нее лишь раздражение и неприязнь. «У ней иногда слезинки на глазах, видно, поплакать задумала, а маменька улыбаться велит»  [4, С. 302].

Лили Барт, которая рано осталась без родителей, также прилагает немало усилий для поиска подходящего жениха. Она в совершенстве изучила науку обольщения, завоевания и покорения мужчин. С тонкой иронией Эдит Уортон описывает процесс обольщения, в котором ее героиня выступает как профессиональная охотница за богатым мужем. Например, направляясь в сельское поместье ее друзей, Лили Барт встречает в вагоне поезда Перси Грайса, молодого человека с солидным состоянием, и, «наблюдая за добычей сквозь опущенные ресницы, обдумывает план нападения» [10, P. 18]. Успешно завершив операцию по обольщению потенциального жениха, героиня осознает, что очарованный ею мужчина вызывает в ней лишь чувство раздражения и усталости. «Перси Грайс надоедал Лили целый день. Сама мысль о нем, казалось, пробудила эхо его монотонного голоса. Но она не могла игнорировать его, она должна была добиваться успеха, смирившись с еще большей скукой. Ей следует быть готовой вновь и вновь уступать и приспосабливаться – и все это для того, чтобы он, наконец, решился оказать ей честь, предложил руку и сердце и надоедал ей всю оставшуюся жизнь» [10, P. 27].

Еще одна черта, которая объединяет девушек, – это их отношение к бедности и отсутствию денег. В пьесе «Бесприданница» главная героиня пытается противиться усилиям матери выгодно выдать ее замуж за богатого и влиятельного человека. Она с горечью признается, что ей невыносимо тяжело лгать и притворяться. Лариса Огудалова чувствует себя униженной, ей стыдно за себя и за мать, за тот образ жизни, который они вынуждены вести, угождая богатым гостям. Но вместе с тем, самостоятельно приняв решение о браке с бедным чиновником, героиня не скрывает презрения к своему жениху. Она тоскует и стремится к яркой и красивой жизни, которая возможна только при наличии денежных средств. Один из поклонников Ларисы, с неодобрением рассматривая ее возможный брак с человеком без солидного состояния, отмечает: «Ведь в Ларисе Дмитриевне земного, этого житейского, нет. Ну понимаете, тривиального, что нужно для бедной семейной жизни» [4, С. 319].

Страшится бедности и героиня романа «Обитель радости». Лили Барт не представляет жизни без привычных удобств и развлечений, которые стоят немалых денег. Ведь ее с детства воспитывали согласно правилу, что «чего бы это ни стоило, но в доме следует иметь хорошего повара и быть прилично одетыми» [10, P. 31]. Внезапное банкротство отца, его смерть и последовавшие за этим отчаяние и депрессия матери поселили в душе девушки панический ужас перед нищетой и жалким прозябанием без денег. Лили Барт знала, что «ненавидит жалкое прозябание, и до последнего вздоха она будет бороться с ним, бороться до тех пор, пока не достигнет ярких вершин успеха» [10, P. 40].

Следует отметить, что героиня Эдит Уортон гораздо прагматичнее и рациональнее героини А.Н. Островского. Ведь в изображении автора Лариса Огудалова предстает как чувствительная и впечатлительная натура, обладающая пылкой душой и горячим сердцем. Живя в собственном мире фантазий, который существует лишь в полюбившихся ей стихах и романсах, героиня мечтает о красивой и возвышенной любви. Полюбив «блестящего барина» Сергея Паратова, она безоглядно отдается охватившему ее чувству и полностью доверяется любимому человеку, нисколько не думая о последствиях и совершая безрассудные поступки. Любовь имеет безграничную власть над Ларисой: «Да разве можно было его не послушать», «да разве можно быть в нем неуверенной», – говорит она о Паратове [4, С. 310].

В вопросе проявления истинных чувств героиня Эдит Уортон является полной противоположностью Ларисе Огудаловой. Так, испытывая искреннюю симпатию и привязанность к Лоренсу Сэлдену, Лили Барт даже не рассматривает молодого человека, имеющего довольно скромное состояние, в качестве возможного претендента на роль будущего мужа. По мнению героини, брак с Сэлденом, был бы «идеальным союзом, … но в этом мире за такую привилегию пришлось бы заплатить гораздо больше, нежели она стоила на самом деле» [10, P. 92]. Описывая чувства, которые Лили испытывает по отношению к Сэлдену, Уортон с насмешкой отмечает, что «у Лили не было никакого опыта, который помог бы ей проверить глубину собственных чувств». Ведь «она несколько раз влюблялась в денежное состояние или успех, но лишь однажды в мужчину» [10, P. 67].

Ирония, с которой автор описывает поступки и мысли Лили, носит не обличающий, а, скорее, сочувствующий характер. Уортон объясняет прагматичное отношение Лили Барт к людям, прежде всего, влиянием среды. Общество, воспитавшее героиню, является главным виновником той нравственной деградации, которая, согласно Уортон, характеризовала высший свет Нью-Йорка на рубеже двадцатого столетия.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Лили Барт, являясь типичным порождением окружающей ее среды, рассматривает любого человека, прежде всего, с точки зрения пользы, которую он может принести. Ведь по признанию самой героини, любые отношения между людьми в высшем свете строятся исключительно на прагматическом расчете: «Женщины, мои лучшие подруги, либо используют меня, либо злоупотребляют мной, но им совершенно безразлично, что же происходит со мной на самом деле» [10, P. 9]. Неукоснительно следуя законам своего окружения, Лили Барт рассматривает брак как сделку, где сама выступает в качестве товара, который собирается продать по самой высокой цене. Так, намереваясь выйти замуж за состоятельного человека, известного своей страстью к коллекционированию дорогого собрания энциклопедии «Американа», героиня «решает стать для него тем, чем прежде была «Американа»: имуществом, которое вызывает у владельца такое чувство гордости, что заставляет тратить на себя все больше и больше денег» [10, P. 51].

В Ларисе Огудаловой отсутствует подобная практичность и расчетливость. Более того, живя в иллюзорном мире, она долгое время не замечает этих качеств и в окружающих ее людях. Но тем страшнее оказывается реальность, когда ее мечты и надежды окончательно рушатся. После ночной поездки на пикник с Сергеем Паратовым, героиня узнает о его намерении жениться на богатой невесте. Предательство любимого человека, который решился «продать свою волюшку» за полмиллиона рублей, о чем он сообщает Ларисе уже после проведенной с ней ночи, усугубляется и новостью о том, что ее богатые поклонники, узнав о компрометирующем поведении девушки, разыгрывают ее в орлянку [4 , С. 329]. Героиня, наконец, осознает, что все вокруг рассматривают ее как дорогую красивую вещь, которую можно купить. Она с горечью признает: «Вещь… да, вещь! Они правы, я вещь, а не человек. Я сейчас убедилась в том, я испытала себя… я вещь!» [4 , С. 371].

Лариса Огудалова оказывается сломлена миром, в котором все продается и покупается, и в минуту отчаяния она безучастно соглашается на предложение одного из состоятельных поклонников стать его любовницей. Но уже через мгновение девушка понимает, что не сможет быть содержанкой, поскольку ее индивидуальные понятия о морали и нравственности никак не согласуются с моралью окружающего ее мира, в котором основным движущим фактором являются деньги. Осознав это, Лариса Огудалова начинает желать смерти. Ссора с женихом заканчивается трагедией: он стреляет в девушку, и, умирая, она благодарит своего убийцу за возможность покинуть мир, в котором нет места ни любви, ни дружбе, ни сочувствию.

Трагически заканчивается история и героини романа «Обитель радости». Красивая и прагматичная Лили Барт, которая, в отличие от Ларисы Огудаловой, живет в реальном мире, также оказывается неспособной найти свое место в обществе товарно-денежных отношений. Эдит Уортон, как и А.Н. Островский, наделяет свою героиню нравственностью, которая базируется не на социальных, а на индивидуальных этических склонностях героини. И именно эта индивидуальная нравственность Лили Барт, которая чужда фешенебельному Нью-Йорку, не позволяет героине «выгодно» выйти замуж.

У наделенной красотой и изысканным вкусом молодой девушки достаточно богатых и респектабельных претендентов на роль будущего супруга, однако, очаровывая и обольщая мужчин, Лили не решается сделать последний шаг. Как правило, она намечает «жертву», успешно «заманивает ее в сети», но в самый последний момент намеренно все разрушает. «Она работает как рабыня, подготавливая почву и засеивая ее семенами, но в тот день, когда ей следует собирать урожай, она или проспит, или уедет на пикник» [10, P. 197]. Подчиняясь законам общества, Лили пытается искать «подходящего» партнера, но все ее попытки заканчиваются неудачей, потому что «в глубине души она презирает то, к чему стремится» [10, P. 197].

Конфликт между индивидуальной нравственностью героини и общественной моралью достигает своего апогея в тот момент, когда Лили, исключенная из высшего общества Нью-Йорка и страстно желающая вернуться обратно, получает возможность осуществить свое заветное желание. В распоряжении героини оказываются любовные письма одной из влиятельных дам высшего света к любовнику. Здесь стоит отметить, что эта влиятельная дама в свое время безжалостно расправилась с девушкой. Пытаясь скрыть собственную супружескую измену, она совершенно безосновательно обвинила мужа в любовной связи с Лили Барт, что, в свою очередь, привело к изгнанию героини из рядов «приличного» общества. Воспользовавшись имеющимся у нее компрометирующим материалом, Лили может без всяких усилий вернуть себе утраченное положение в обществе, выйти замуж за симпатизирующего ей состоятельного мужчину и стать одной из самых богатых и влиятельных женщин в фешенебельном Нью-Йорке. Однако нравственные принципы молодой девушки не позволяют ей совершать подобные поступки. Она не разделяет мнения одной из представительниц высшего света о том, что «единственный способ удержаться в этом мире – это сражаться на его же условиях» [10, P. 264].

Отказываясь вести нечестную игру, Лили Барт осознанно обрекает себя на одиночество и бедность. Не выдержав выпавших на ее долю испытаний, героиня совершает самоубийство, приняв слишком большую дозу снотворного. Последние слова Лили Барт полны печали, грусти и разочарования. «Я очень старалась, но жизнь трудна, а я совсем бесполезный человек…» [10, P.325]. Героиня не упрекает и не обвиняет отвернувшееся от нее общество, смиренно принимая собственное поражение. Сравнивая покинутую всеми Лили Барт с «потерпевшим крушение кораблем, который напрасно просит помощи у проходящих мимо судов», Эдит Уортон акцентирует внимание на безразличии и равнодушии фешенебельного Нью-Йорка к тем, кто не имеет ни денег, ни власти, ни какой-либо иной ценности [10, P. 239]. Как отмечает исследователь А. Н. Горбунов, «со смертью главной героини гибнут и последние гуманные идеалы “старого” Нью-Йорка, всякая надежда на его духовное возрождение» [1,С. 264].

Финальное признание Лили Барт явно перекликается с предсмертными словами Ларисы Огудаловой: «Я любви искала и не нашла. На меня смотрели и смотрят, как на забаву. Никогда никто не постарался заглянуть ко мне в душу, ни от кого я не видела сочувствия, не слыхала теплого, сердечного слова. А ведь жить так холодно» [4, С. 372]. По мнению исследователя Л.М. Лотман, смерть Ларисы Огудаловой «знаменует приговор обществу, не способному сохранить сокровище одухотворенной личности, красоты и таланта, оно обречено на нравственное оскудение, на торжество пошлости и посредственности» [3, С. 71].

Очевидно, что А.Н. Островский и Э. Уортон, создавая портреты двух миров, расположенных на разных континентах, но столь похожих в своем неутолимом стремлении к обогащению, были склонны критически относиться к изображаемому ими обществу, где законы рынка и получения прибыли преобладали над законами нравственности и морали. И трагические образы хрупких и прекрасных героинь, трогательных в своей беззащитности перед наступлением грозного материального мира, привлекали внимание читателей к проблемам, волновавшим воображение писателей.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Горбунов А. Н. «Эдит Уортон и ее трилогия о «старом Нью-Йорке» / Горбунов А. Н. // Проблемы литературы США ХХ века. М.: Наука, 1970. – С. 257-274.
  2. Журавлева А.И. Островский – комедиограф / Журавлева А.И. – М.: Издательство Московского университета, 1981. – 216 с.
  3. Лотман Л. М. Островский и русская драматургия второй половины XIX века. / Лотман Л. М. // История всемирной литературы: в 8 томах. Т. 7. М.: Наука, 1991. – С. 62-75.
  4. Островский А.Н. Бесприданница. // Островский А.Н. Пьесы. М.: Детская литература, 2003. – С. 293-373.
  5. Холодов Е.Г. Мастерство Островского / Холодов Е.Г. – М.: Искусство, 1967. – 544 c.
  6. Lyde M. J. Edith Wharton. Convention and morality in the Work of a Novelist. Norman, / Lyde M. J. 1959. – 196 p.
  7. Nevius B. Edith Wharton: A Study of her Fiction. Berkley; Los Angeles / Nevius B. 1961. – 271 p.
  8. Schorer M. Society and Self in the Novel. / Schorer M. Y., 1956. – 155 p.
  9. Trachtenberg A. The Incorporation of America: Culture and Society in the Gilded Age. / Trachtenberg A. N. Y., 1983. – 261 p.
  10. Wharton E. N. Novels. Ed. by R. W. B. Lewis./ Wharton E. N. N. Y., 1985. P. 1- 349

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gorbunov A. N. Jedit Uorton i ee trilogija o “starom N’ju-Jorke” [Edith Wharton and her trilogy about old New York] /Gorbunov A. N. // Problemy literatury SShA XX veka [Problems of the USA literature in the XX century]. М.: Nauka, 1970. – P. 257-274. [in Russian]
  2. Zhuravleva A.I. Ostrovskij – komediograf [Ostrovsky – comedy dramatist] /Zhuravleva A.I. – M.: publishing house Moskovskogo universiteta [Publishing House of Moscow University], 1981. – 216 p. [in Russian]
  3. Lotman L. M. Ostrovskij i russkaja dramaturgija vtoroj poloviny XIX veka. [Ostrovsky and Russian drama in the second part of the XX century] /Lotman L.M. //Istorija vsemirnoj literatury: v 8 tomah. [The History of the Worldwide Literature: in 8 volumes]. V.7 – M.: Nauka, 1991. – P. 62 – 75. [in Russian]
  4. Ostrovskij A.N. Bespridannica [Ostrovsky A.N. The Dowerless Girl] // Ostrovskij A.N. P’esy [Ostrovsky A.N. Plays] M.: Detskaja literatura [Childten’s Literature], 2003. – P. 293-373. [in Russian]
  5. Holodov E.G. Masterstvo Ostrovskogo [Ostrovsky’s Mastery] /Kholodov E.G. – M.: Iskusstvo. 1967. – 544 p. [in Russian]
  6. Lyde M. J. Edith Wharton. Convention and morality in the Work of a Novelist. Norman, / Lyde M. J. 1959. – 196 p.
  7. Nevius B. Edith Wharton: A Study of her Fiction. Berkley; Los Angeles / Nevius B. 1961. – 271 p.
  8. Schorer M. Society and Self in the Novel. / Schorer M. Y., 1956. – 155 p.
  9. Trachtenberg A. The Incorporation of America: Culture and Society in the Gilded Age. / Trachtenberg A. N. Y., 1983.– 261 p.
  10. Wharton E. N. Novels. Ed. by R. W. B. Lewis./ Wharton E. N. N. Y., 1985. P. 1- 349

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.