Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 81-83 Выпуск: № 7 (26) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ваулина С. С. ГРАММАТИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ КАК КОМПОНЕНТЫ МОДАЛЬНОГО МИКРОПОЛЯ НЕОБХОДИМОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И ПОЛЬСКОГО ЯЗЫКОВ) / С. С. Ваулина, Е. Н. Магдалинская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 7 (26) Часть 1. — С. 81—83. — URL: https://research-journal.org/languages/grammaticheskie-edinicy-kak-komponenty-modalnogo-mikropolya-neobxodimosti-na-materiale-russkogo-i-polskogo-yazykov/ (дата обращения: 18.09.2020. ).
Ваулина С. С. ГРАММАТИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ КАК КОМПОНЕНТЫ МОДАЛЬНОГО МИКРОПОЛЯ НЕОБХОДИМОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И ПОЛЬСКОГО ЯЗЫКОВ) / С. С. Ваулина, Е. Н. Магдалинская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 7 (26) Часть 1. — С. 81—83.

Импортировать


ГРАММАТИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ КАК КОМПОНЕНТЫ МОДАЛЬНОГО МИКРОПОЛЯ НЕОБХОДИМОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И ПОЛЬСКОГО ЯЗЫКОВ)

Ваулина С.С.1, Магдалинская Е.Н.2

1Доктор филологических наук, профессор, Балтийский федеральный университет; 2преподаватель, Калининградский пограничный институт

ГРАММАТИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ КАК КОМПОНЕНТЫ МОДАЛЬНОГО МИКРОПОЛЯ НЕОБХОДИМОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И ПОЛЬСКОГО ЯЗЫКОВ) 

Аннотация

В статье на материале русского и польского языков рассматриваются грамматические экспликаторы модального микрополя необходимости; устанавливаются типология и внутриязыковая специфика в функционировании  указанных модальных экспликаторов в рассматриваемых языках, что расширяет представления о структурно-содержательном объеме модальности как универсальной семантической категории.

Ключевые слова: модальность, модальность необходимости, микрополе, функционально-семантический анализ, грамматические экспликаторы модальности.

Vaulina S.S.1, Magdalinskaya E.N.2

1doctor of philology, professor, Russian State University of I. Kant; 2teacher, Kaliningrad border Institute

GRAMMATICAL UNITS AS THE COMPONENTS OF THE MODAL MICROFIELD OF NECESSITY (ON THE BASIS OF THE RUSSIAN AND POLISH LANGUAGES)

Abstract

On the basis of the Russian and Polish languages, the author of the article considers grammatical explicators of the modal microfield of necessity. In addition to that, the author determines typological and intralinguistic features in functioning of the examined modal explicators in the Russian and Polish languages, which gives a wider view on the structural capacities of modality considered as the universal semantic category.

Keywords: modality, modal meaning of the necessity, microfield, functional semantic analysis, grammatical explicators of the modal meaning.

Модальность, являясь одной из ключевых семантических категорий, «в зависимости от контекстуальных условий, интонации может выступать в различных модифицированных значениях и оттенках» [10, с. 3]. Вместе с тем при описании языковых средств их выражения исследователи преимущественное внимание уделяют единицам лексического уровня. Особенно последовательно это проявляется при обращении к значениям субъективной и ситуативной модальности, которые, как известно, реализуются посредством вводных слов (может быть, вероятно, наверное и т. п.), модальных глаголов (мочь, хотеть, желать, следует и т. п.) и модальных предикативов (можно, нельзя, необходимо, нужно, надо и т. п). Такая традиция представляется вполне обоснованной, если учесть, что лексические экспликаторы составляют центральную (ядерную) часть плана выражения модальных микрополей возможности, необходимости и желательности. Вместе с тем подход к языковой модальности с точки зрения функционального подхода, позволяющего в полной мере выявить ее роль в процессе коммуникации, предполагает исследование как лексических, так и грамматических средств выражения модальных значений в динамике их отношений и взаимодействия в рамках соответствующих модальных микрополей.

С учетом универсального характера модальности, принадлежащей к числу категорий, «в разных формах обнаруживающихся в языках разных систем»  [1, с. 57], рассмотрим использование грамматических экспликаторов ситуативной модальности на примере микрополя необходимости в русском и польском языках.

Модальность необходимости отличает волюнтативный и безальтернативный характер, значение непременного превращения потенциального в актуальное. «Концептуальное значение необходимости как неизбежность, обязательность реализации какого-либо действия», –  отмечает  Е.А. Загродская, – «получает специфическое звучание в каждом конкретном высказывании» [3, с. 213]. Именно поэтому анализ ситуаций необходимости, связанных с «влиянием  разнообразных факторов: социальных норм, обстоятельств, жизненных законов и др.» [5, с. 142-143], дает возможность определить разнообразие смысловых оттенков необходимости и средств их выражения.

Среди грамматических экспликаторов значения необходимости в русском и польском языках в первую очередь следует выделить конструкции с независимым инфинитивом,  широта и емкость модальной семантики которых в русском языке не раз отмечалась исследователями  [см., например: 6, с. 262 – 301; 2, с. 490 – 491; 4, с. 153 – 156]. Ср.: «Некоторые сами снимают номера на ночь, главное не забыть их поставить утром» (АиФ, 28.03.2013) = нужно не забыть; «Высокопоставленный чиновник уточнил, что есть общая задача – попасть в пятерку лучших команд» (АиФ, 27.05.2013) = нужно попасть; «Что делать и как питаться, чтобы предотвратить варикоз вен» (РГ, 18.06.2009) = что нужно делать и как нужно питаться. – «Uniwersytet Rolniczy wie, jak leczyć dzieci roślinami» (Wprost, 04.08.2011) = как нужно лечить; «Wojciech Krolopp, zamiast siedzieć w więzieniu, wiedzie więc spokojne życie emeryta w swoim poznańskim domu» (Wprost, 16.06,2013) = несмотря на то, что должен сидеть в тюрьме; «Piotr Kofta wie, co czytać» (Wprost, 04.05.2012) = знает, что нужно читать.

При этом исследователи отмечают, что в польском языке конструкции с независимым инфинитивом менее частотны, чем в русском языке [см., например: 7, с. 169;8, с. 74], объясняя это тем, что в польском языке «наряду с  инфинитивом в тех же функциональных областях активно выступают и другие глагольные образования, что резко сужает возможности инфинитива» [7, с. 169]. О правомерности подобного мнения свидетельствует и наш фактический материал. Например, если инфинитивные предложения выполняют роль актуализатора значения необходимости достаточно частотно в правовых документах на русском языке (ср.: «В этой связи рекомендовать судам также внедрять современные методики индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними обвиняемыми и подсудимыми» (РГ, 11.02.11) = следует рекомендовать; «В связи с принятием настоящего постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» (РГ, 11.02.11) = следует признать),  то для официально-деловых текстов на польском языке инфинитивные предложения не характерны.

Вместе с тем важно отметить, что данные конструкции в обоих исследуемых языках регулярно фиксируются в вопросительных предложениях. Ср.: «Что же делать, если вам пытаются послать факс, завалить спамом?» (РГ, 18.10.2011) = что следует делать; «Как ответить распоясавшемуся негодяю? По-хорошему, взять за шкирку и как следует встряхнуть» (РГ, 15.10.2008) = как следует ответить; «Чем опасны пылевые клещи, и как с ними бороться?» (КП, 07.12.2012) = как следует бороться. – «Jak postępować podczas ciąży bliźniaczej? Czy suplementacja witaminowo-minerałowa powinna być większa niż przy ciąży pojedynczej? Na co zwrócić szczególną uwagę?» (GW, 03.07.2012) = как следует поступать; на что следует обратить внимание; «Jak odpowiadać dzieciom na drażliwe pytania?» (GW, 24.11.2011) = как следует отвечать; «Jak rozmawiać z dzieckiem o śmierci?» (GW, 01.11.2013) = как следует разговаривать.

В качестве актуализатора значения необходимости в рассматриваемых языках могут выступать побудительные конструкции в неимперативном употреблении, которые исследователи относят к долженствовательному наклонению [см., например: 11, с. 107; 9, с. 9]. Ср: «Теперь вот понимаю: когда ты создаешь свою семью, как бы сложно ни было, ищи свой угол!» (КП, 09.07.2013) = должен искать; «Не сдал – иди снова в школу, дообучайся и – плати. Таким образом, автошколы будут готовить более качественно и не выдавать свидетельство, пока не убедятся в готовности своего курсанта» (РГ, 27.11.2012) = должен идти в школу, дообучаться и заплатить; «В тюрьме продолжали настаивать: нет денег – сиди» (КП, 05.05.2014) = вынужден сидеть. – «Chcesz wyzdrowieć szybko? Płać» (Wprost, 16.02.2012) = должен заплатить; «Jesteś marginesem, to siedź cicho i się nie odzywaj?» (GW, 03.04.2014) = должен сидеть тихо и не отзываться; «Jak żyć dłużej? Znajdź cel w życiu, twierdzą naukowcy» (GW, 16.05.2014) = должен найти цель.

Роль экспликатора значения необходимости в исследуемых языках также выполняют конструкции с двойным отрицанием, включающие в свой состав модальные модификаторы мочь, нельзя в русском языке и móc, można – в польском. При этом, употребляясь преимущественно в научной речи, указанные конструкции способны реализовывать частные значения как объективной, так и объективно-субъективной необходимости:

– Значение объективной необходимости (обязательности) выполнения действия: «В связи с этим нельзя не согласиться с позицией тех авторов, которые считают, что, несмотря на активное позиционирование государственными властями совершенствования условий для привлечения инвестиций, барьер национальной системы права для иностранных инвесторов не снижается» (Вестник, с. 147) = следует согласиться; «Однако нельзя не признать, что такой метод вполне соответствует решению тех задач, которые ставит перед собой автор» (Вестник, с. 107) = следует признать. –  «Cytat ten jest często przytaczany w literaturze historycznej, nie zawsze jednak z uwzględnieniem tego, iż na wypowiedzianą w nim opinię nie mogło nie mieć wpływu już wówczas rozgoryczenie obu ministrów..» (Echa, s. 27); «Ten proces przecież trwa tak naprawdę od 2006 roku, Polska w nim uczestniczy od 2008 roku i on ma też bardzo duże pozytywne znaczenie, jeśli chodzi o walkę przeciwko podróbkom, szczególnie z państwami trzecimi, to jest także ochrona polskiego biznesu – powiedział i dodał: – Nie możemy tego nie podpisać» (Wprost, 24.01.2012).

– Значение объективно-субъективной необходимости (долженствования): «Корреспондент “РГ” не мог не выслушать другую сторону конфликта – заведующую злополучным садиком Гульнару Шагимуллину» (РГ, 29.01.2010) = должен был выслушать; «Otóż nie można nie przyznać racji autorowi, gdy konstatuje, iż poprzez rozwój urządzeń i przekaźników medialnych w postaci telewizji i przede wszystkim telefonii komórkowej i Internetu, życie toczy się na ekranie i sprowadza się do podróży wyobrażonych i/lub wirtualnych» (Socjologia, s. 41).

Рассмотренные грамматические средства выражения значения необходимости характеризуются относительно невысокой частотностью употребления, что дает нам основание отнести их к периферии рассматриваемого микрополя. При этом в польском языке инфинитив ограничен в сочетаемости, вследствие чего польские инфинитивные конструкции по частотности употреблений значительно уступают аналогичным русским конструкциям. Вместе с тем грамматические средства выражения необходимости в обоих языках играют, безусловно, важную роль, выступая в качестве синонимических средств по отношению к лексическим модальным модификаторам, тем самым расширяя возможности актуализации значения необходимости.

Литература

  1. Виноградов В.В. О категории модальности и модальных словах в русском языке // Виноградов В.В. Избранные труды. Исследования по русской грамматике. – М.: Наука, 1975. – С. 53 – 88.
  2. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. – М.: Высшая школа, 1986. – 640 с.
  3. Загродская Е.А. Модальность необходимости и ситуации необходимости в значении потребности (на материале французского языка) // Теоретические проблемы функциональной грамматики: Материалы Всероссийской науч. конф. – СПб.: Наука, 2001. – С. 213 – 220.
  4. Золотова Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. – М.: Наука, 1973. – 351 с.
  5. Теория функциональной грамматики: Темпоральность. Модальность / Отв. ред. А. В. Бондарко. – Л.: Наука, 1990. – 263 с.
  6. Тимофеев К.А. Об основных типах инфинитивных предложений в современном русском языке // Вопросы синтаксиса современного русского языка. – М.: Учпедгиз, 1950. – 257 – 301.
  7. Тихомирова Т. С. Курс польского языка. – М.: Высшая школа, 1988.
  8. Толстая О.А. Функционально-семантические особенности ситуативной модальности в романе Л.Н. Толстого «Воскресение» и его польском переводе: дис. канд. филол. наук. Калининград, 2013. – 229 с.
  9. Фортейн Э. Полисемия императива в русском языке // Вопросы языкознания. – 2008. – № 1. – С. 3 – 24.
  10. Хрычиков Б.В. Категория модальности, ее объем и средства выражения в современном русском языке: Автореф. дис. д-ра филол. наук, Днепропетровск, 1986. – 35 с.
  11. Шведова Н.Ю. О долженствовательном наклонении // Синтаксис и норма. – М.: Наука, 1974. – С. 107-121.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.