Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.62.003

Скачать PDF ( ) Страницы: 43-46 Выпуск: № 08 (62) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ван Хуэй. ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ В СЛОВЕСНЫХ ЯРЛЫКАХ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ И КИТАЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ / Хуэй. Ван // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 1. — С. 43—46. — URL: https://research-journal.org/languages/gendernye-stereotipy-v-slovesnyx-yarlykax-v-sovremennom-rossijskom-i-kitajskom-obshhestve/ (дата обращения: 20.04.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.62.003
Ван Хуэй. ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ В СЛОВЕСНЫХ ЯРЛЫКАХ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ И КИТАЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ / Хуэй. Ван // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 1. — С. 43—46. doi: 10.23670/IRJ.2017.62.003

Импортировать


ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ В СЛОВЕСНЫХ ЯРЛЫКАХ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ И КИТАЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Ван Хуэй

ORCID: 0000-0003-0185-019X, Аспирант, Санкт-Петербургский государственный университет

ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ В СЛОВЕСНЫХ ЯРЛЫКАХ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ И КИТАЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Аннотация

Язык является наиболее важным средством коммуникации и способен оказывать влияние на политику, экономику, социальную жизнь, науку, технику и культуру. Через язык выражаются эмоции, в языке отображаются особенности нации. Лексика, связанная с гендерными отношениями, всегда занимает центральное место среди других слов в связи с тем, что в ней содержатся особенности отношения общества к мужчинам и женщинам. Статья посвящена сопоставительной характеристике словесных ярлыков в китайском и русском языках, отражающих традиционные национально-специфичные представления и гендерные стереотипы.

Ключевые слова: гендерные стереотипы, словесные ярлыки, отражение.

Wang Hui

ORCID: 0000-0003-0185-019X, Postgraduate student, St. Petersburg State University

GENDER STEREOTYPES IN VERBAL SHORTCUTS IN MODERN RUSSIAN AND CHINESE SOCIETY

Abstract

Language is the most important means of communication and is able to influence politics, economics, social life, science, technology and culture. Through the language emotions are expressed, the features of the nation are displayed. Vocabulary related to gender relations always takes center stage among other words due to the fact that it contains features of the attitude of society towards men and women. The article is devoted to comparative characteristics of verbal labels in Chinese and Russian languages, reflecting traditional national-specific ideas and gender stereotypes.

Keywords: Gender stereotypes, verbal labels, reflection.

Как известно, язык и культура тесно связаны. Язык выступает основным средством общения людей, он есть зеркало культуры, в котором отражается окружающий человека мир, менталитет народа, его национальный характер, обычаи, мораль, традиции, система норм и ценностей. Ядро культуры – это человек, он является мерой вещей и основой культуры, а противостояние мужского и женского начал заложено в мировую культуру.

Гендер – это социально-биологическая характеристика, с помощью которой люди дают определения понятиям «мужчина» и  «женщина» [1, С. 35]. Гендерные стереотипы – некие установки, возникающие над биологически половой реальностью, отражающие совокупность биологических признаков, социальных ролей, особенностей психики и поведения, присущие представителям данного пола в рамках данной культуры [2, С. 401-407]. Мужчины и женщины в своем единстве, направленном на обустройство общества, представляют собой целостную совокупность [3, С. 3]. Вопрос о различиях между мужчинами и женщинами постоянно находится в поле зрения ученых.

В последние 20 лет в лексике стало появляться большое количество словесных ярлыков, широко употребляемых в СМИ, новостях, Интернете, а также в бытовой речи. Почему люди любят употреблять словесные ярлыки? Есть следующие причины. Во-первых, словесные ярлыки очень коротки (обычно одно слово или словосочетание), но несут в себе много информации (коннотации). Когда человек употребляет их, он экономит время и силы и не произносит много слов. Во-вторых, словесные ярлыки могут выражать эмоции, человек, употребляющий их, может лаконично выразить своё мнение, и аудитория не посчитает его речь резкой, неделикатной. Г. А. Копнина пишет: «приём “навешивания (наклеивания) ярлыков” используется для создания и закрепления в сознании аудитории чьего-либо дискредитирующего образа» [4, С. 87]. Ярлык – это односторонняя,  необъективная оценка,  затушевывающая многомерность скрытого за ярлыком явления или предмета, «в основу наименования по принципу ярлыка кладется какой-нибудь частный признак объекта» [5, С. 49]. А. И. Молотков отмечает: «навешивать (наклеивать) ярлыки (ярлык)» – значит «давать кому-либо или чему-либо поверхностную, одностороннюю характеристику, необоснованно приписывая кому-либо или чему-либо какие-либо свойства, качества и т. п., формально, шаблонно оценивать, характеризовать» [6, С. 264]. Приведём в заключение трактовку ярлыка, данную А. П. Сковородниковым: «обращение к проблеме ярлыков, наряду с мифами и символами, объясняется тем, что ярлыки, в отличие от бранных слов, обладая специфической «глубинной смысловой перспективой» и множественной ассоциативностью, представляют собой до предела линейно свёрнутый негативный миф» [7, С. 275]. Ярлыки выступают как один из видов психологического программирования массового сознания. [8, С. 86]. Ярлыки метят не только личность, но и клеймят явления, события. [9, С. 95].

Существует достаточно большое количество разнообразных ярлыков для мужчин и женщин и в китайском, и в русском языке. Среди общих особенностей можно отметить, что в китайской и в русской культуре есть следующие стереотипные представления: мужчина – сильный и мужественный, женщина – слабая и женственная. Современная мировая культура в целом стремится к гендерному равенству, но, в связи с различными физическими характеристиками, различными обязанностями мужчин и женщин, все же существуют  разные требования к мужчине и женщине, поэтому формируются разные стереотипы поведения, маркированного в гендерном плане. Далее мы проанализируем ряд словесных ярлыков поведения мужчин и женщин и рассмотрим гендерные стереотипы в современном китайском и российском обществе.

Обратимся к ярлыкамизафиксировавшим представления о характере и типичном поведении мужчин и женщин. В китайском языке выражения «凤凰男fèng huáng nán» (дословно: «феникс-мужчина») и «凤凰fèng huáng» (дословно: «феникс») имеют отрицательную оценку. Эти выражения употребляют, когда говорят о китайской птице Феникс, которая, согласно древней легенде, является царем птиц. В легенде говорится, что, когда умирающий Феникс летит через огонь и, сгорая в огне, через страдание возрождается, он становится лучше. Данное китайское выражение можно употребить в том случае, если молодой человек родился в бедной семье (особенно в сельской местности), усердно учился, поступил в хороший вуз, нашел работу и остался в городе, то есть через трудности и муки переродился и стал городским жителем. Подобные молодые люди являются единственной надеждой своей семьи или родного села, которые связывают саму возможность изменить судьбу с переездом в город. Обычно эти молодые люди хотят жениться на городских девушках. Хотя они из деревни, но, благодаря своим усилиям, преодолели трудности и преграды и остались в городе. При этом внешне они стали городскими парнями, то есть переродились как Феникс. В русском языке похожее значение передает выражение «из грязи в князи», которое обозначает неожиданно сделанный шаг к успеху (человек продвинулся по карьерной лестнице, разбогател или иным способом достиг успеха в той или иной области). Чаще, как и в случае с китайским выражением, речь идет о том, как человек из провинции, из деревни, достиг большого успеха: «По данным НКРЯ РФ [10] они делают все, чтобы поскорее завершить беспримерный переход из грязи в князи».

Еще один ярлык связан с характерным для китайской культуры представлением, что в браке для мужчины важно быть сильнее жены в финансовом отношении (он должен уметь зарабатывать деньги), хотя допустимо также равновесие или небольшая разница. «妈宝男mā bǎo nán» (дословно: «маменькин сынок») – избалованный, изнеженный, нерешительный мужчина, он слушает все, что мать говорит ему. В русском языке есть точно такая же фраза по значению. Выражение «маменькин сынок» первый раз появилось в комедии «Недоросль» (1783) Дениса Ивановича Фонвизина (1745-1792). Помещик Скотинин говорит Митрофану: «Ну, Митрофанушка! Ты, я вижу, матушкин сынок, а не батюшкин!». Это словосочетание имеет отрицательную оценку и обозначает бесхарактерного, нерешительного, изнеженного, неприспособленного к самостоятельной жизни мужчину.

Китайский языковой ярлык «妻管严qī guǎn yán» (дословно: «жена управляет строго») относится к мужчине, который находится «под каблуком» у женщины, то есть она обращается с ним строго, контролирует. В русском языке для обозначения подобного мужчины есть слово «подкаблучник». В китайском языке выражение «妻管严qī guǎn yán» (дословно: жена управляет строго) раньше имело отрицательную оценку, но сейчас это выражение имеет нейтральную окраску.  Этот ярлык имеет дополнительное второе значение: жена строго контролирует мужа, а он во всем ее слушается и боится огорчить. Однако, это не означает, что мужчина слабый, он просто умный, заботливый, уступает желаниям жены и любит ее. В русском языке «подкаблучник» имеет только отрицательное значение. В русском языке также есть ярлык «тряпка», передающий отрицательную оценку, который часто используется по отношению к безвольному (как тряпка) человеку, которым можно вытирать  разные нечистоты. Ярлык «娘娘腔niáng niáng qiāng» (дословно: «женский тон/женская интонация») в китайском языке имеет отрицательную оценку и обозначает мужчину со слабым характером, который ведет себя как женщина. В русском языке этому значению соответствуют лексемы «неженка, слабак».

Вышеприведенные ярлыки подкрепляют стереотипное мнение о том, что в китайском и русском обществе мужчины должны быть сильными, могут отвечать за свои слова, уверены в себе, имеют своё мнение, заботятся о жене. В китайской и русской культурах не принято, чтобы у мужчины были женские черты характера.

В китайском языке есть ярлык, отражающий отношение к мужчине в браке: «戴绿帽子 Dài lǜ mào zi» (дословно: «носит зеленую шапку»). Это выражение имеет отрицательную коннотацию и обозначает мужчину, который обманут, у жены которого есть любовник. Такое именование для мужчины в китайской культуре является большим оскорблением и унижением. «小三 хiǎosān» («小 хiǎo» – «маленький», это унижение. «三 sān» («третий», буквальное значение «маленький третий человек») обозначает любовника/любовницу, однако этот ярлык применяют только по отношению к женщине (он несет отрицательную оценку). Считается, что девушки «小三 хiǎosān» (дословно: маленький третий человек) имеют много плохих качеств и характеристик. Для мужчины-любовника нет специального ярлыка. Таким образом, мы отмечаем, что в китайской культуре в случае нарушения норм морали, неверности в браке требования к женщине гораздо выше, чем к мужчине. В обществе силен стереотип: женщина несет ответственность за рождение детей, верность семье. В русском языке есть слово «рогоносец», обозначающее мужа, которому изменяет жена («наставить рога» – изменить). Кроме того, есть выражение «ходить налево», которое также обозначает измену и может употребляться как к по отношению к мужчине, так и по отношению к женщине.

В китайской культуре для обозначения женщины часто используется ярлык «孔雀女kǒng què nǚ» (дословно: «женщина-павлин»,  «孔雀kǒng què» – павлин). В Китае считается, что по характеру павлин надменный. Данный ярлык наклеивается на девушку, родившуюся в городе, избалованную родителями, безбедной жизнью, тщеславную и, таким образом, очень похожую на павлина. Ярлыки «凤凰男Fèng huáng nán» («феникс-мужчина»), «孔雀女kǒng què nǚ» («женщина-павлин») навешиваются в конкретной ситуации, когда тема разговора  связана с браком, семейной жизнью, отношениями между женщиной и мужчиной. Эти два словосочетания существуют как противоположная пара и дают отрицательную оценку обозначаемому субъекту. В русском языке есть ряд прилагательных, характеризующих таких девушек: «капризная», «избалованная», «изнеженная». Но, в отличие от китайской культуры, в русской культуре таких людей обычно не сравнивают с какими-либо птицами или животными.

Ярлык «男人婆 nán rén pó» (дословно: «男人 nán rén» – «мужчина», «婆 pó» – «женский пол») обозначает женщину, которая одевается как мужчина и ведет себя как мужчина. Данный ярлык передает отрицательное отношение к женщине, лишенной чисто женских черт. Интересно, что выражение «女汉子 nǚ hàn zi» (дословно: «女 nǚ» – «женский пол», «汉子 hàn zi» – «мужчина») обозначает девушку, которая по поведению и характеру ближе к мужчине, но при этом выражение «女汉子 nǚ hàn zi» употребляется в положительном значении. В данном случае имеется в виду, что это девушка с открытой, как у мужчины, душой, не мелочная, сильная, независимая; ярлык может иметь нейтральное или положительное значение. Ярлык «女强人 nǚ qiáng rén» (дословно: «女 nǚ»- «женский пол», «强人 qiáng rén» – «сильный человек») обозначает женщину с сильным характером, успешную в работе или бизнесе, которая стремится к успеху, соревнуется с мужчинами. В русском языке есть ярлык «мужеподобная», чаще всего имеющий отрицательное значение и употребляемый по отношению к грубой, невоспитанной, нечистоплотной женщине. Может также указывать на крупную фигуру, схожую с телосложением мужчины.

Таким образом, можно сделать вывод, что в русском и китайском языках в ярлыках, применяемых для обозначения внешнего вида и характера мужчин и женщин, есть как сходства, так и различия. Несмотря на колоссальную разницу между культурами России и Китая, в них прослеживаются одинаковые ценности, например, мужчина должен зарабатывать деньги и быть опорой семьи. Также есть отличия, например, представления в китайской культуре о важности карьеры для мужчины, то есть высокого финансового и социального положения, обеспеченности. Если мужчина не обладает этими качествами, то он должен «переродиться как Феникс», то есть должен построить карьеру, изменить судьбу. Мужчина может слушать мнение жены или матери, и это, с одной стороны, слабость, но, с другой стороны, это любовь к жене и уважение к матери. Для русского мужчины, в отличие от мужчины-китайца, очень важна самостоятельность и независимость от женского мнения. Отсюда крайне негативные ярлыки «маменькин сынок» «подкаблучник». Когда мужчина прислушивается к мнению другого мужчины (отца, деда), то это оценивается положительно, но если он слушает женщину – это проявление его слабости. Поэтому в русском языке нет выражения «папенькин сынок». Что касается отношений мужчины и женщины, то в русском языке ярлык «рогоносец» – это негативная характеристика мужчины, который не контролирует жену, не является для нее авторитетом, то есть проявляет слабость, которую мужчина проявлять не должен. И в китайской, и в русской культуре женщина, обладающая отдельными мужскими качествами (целеустремленность, решительность, нацеленность на успех и процветание), оценивается положительно, но при этом внешнее сходство с мужчиной в русской культуре оценивается крайне негативно.

Список литературы / References

  1. Ермолаева М. В. Процессуальные фразеологизмы социального статуса в коммуникативно-прагматической деятельности (гендерный аспект). – Челябинск, 2008. – 35 с.
  2. Петров М. С. Гендерные образы и стереотипы современной российской рекламы // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2010. – № 124. – С. 401-407.
  3. Моор С. М. Женщина как объект гендерных исследований (социально-экономические аспект): Автореферат док.соц.наук: 22.00.03: утв. 23.06. 2000/ Моор Светлана Михайловна. – Тюмень, 2000. – 3 с.
  4. Копнина Г. А. Речевое манипулирование: Учеб. пособие. М., 2007. – 87 с.
  5. Иссерс О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. М., Едиториал УРСС, 2002. – 49 с.
  6. Молотков А. И. Фразеологический словарь русского языка.М., 1967. – 264 с.
  7. 7. Сковородников А. П. Экология русского языка : монография. Красноярск: Сиб. федер.ун-т, 2016. – 275 с.
  8. Цуладзе А. М. Политические манипуляции, или Покорение толпы. – М.: Книжный дом «Университет», 1999. -154 с.
  9. Дмитриева О. Л. Штамп и ярлык-языковой тормоз// Мы сохраним тебя, русская речь! – М.: Наука, 1995. – 94-99 с.
  10. Альберт Курье. О бедном мажоре замолвите слово [Электронный ресурс] / Альберт Курье // Комсомольская правда, -2013.05.15.– URL: https://goo.gl/NxNY4i (дата обращения: 23.07.2017).

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Ermolaeva M.V. Processual’nye frazeologizmy social’nogo statusa v kommunikativno-pragmaticheskoj dejatel’nosti (gendernyj aspekt) [Procedural phraseological units of social status in communicative and pragmatic activity (gender aspect)]. – Chelyabinsk, 2008. – 35 p. [in Russian]
  2. Petrov M.S. Gendernye obrazy i stereotipy sovremennoj rossijskoj reklamy [Gender Images and Stereotypes of Modern Russian Advertising] // Izvestija Rossijskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A.I. Gercena [Bulluten of Russian State Pedagogical University. A.I. Herzen]. -2010. No. 124. – P. 401-407. [in Russian]
  3. Moore S.M. Zhenshhina kak ob#ekt gendernyh issledovanij (social’no-jekonomicheskie aspekt) [Woman as an object of gender studies (socio-economic aspect)]: Abstract of the Doctor of Science: 22.00.03: ut. 23.06. Moor Svetlana Mikhailovna. – Tyumen, 2000. – 3 p. [in Russian]
  4. Kopnina G. A. Speech manipulation [Rechevoe manipulirovanie]: Proc. Allowance. Moscow, 2007. – 87 p.
  5. Issers O. S. Kommunikativnye strategii i taktiki russkoj rechi [Communicative strategies and tactics of Russian speech]. – M., Editorial URSS, 2002. – 49 p. [in Russian]
  6. Molotkov A.I. Frazeologicheskij slovar’ russkogo jazyka [Phraseological Dictionary of the Russian language]. – M., 1967. – 264 p. [in Russian]
  7. Skovorodnikov A.P. Ecology of the Russian language [Jekologija russkogo jazyka]: monograph. Krasnoyarsk: Sib. Feder.un-t, 2016. – 275 p. [in Russian]
  8. Tsuladze A.M. Politicheskie manipuljacii, ili Pokorenie tolpy [Political manipulation, or Conquest of the crowd]. – Moscow: The Book House “University”, 1999. – 154 p. [in Russian]
  9. Dmitrieva O.L. Shtamp i jarlyk-jazykovoj tormoz [Stamp and shortcut-language brake] // My sohranim tebja, russkaja rech’! [We will save you, Russian speech!] – M.: Nauka, 1995. – P. 94-99. [in Russian]
  10. Albert Courier. O bednom mazhore zamolvite slovo [On the poor major, say the word] [Electronic resource] / Albert Courier // Komsomolskaya Pravda. – 2013.05.15. – URL: https://goo.gl/NxNY4i (accessed: 23.07.2017). [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.