Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.66.179

Скачать PDF ( ) Страницы: 51-55 Выпуск: № 12 (66) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Лю Лу. ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРЫЛАТЫХ ВЫРАЖЕНИЙ В ЗАГОЛОВКАХ РОССИЙСКИХ ГАЗЕТ 2010-Х ГОДОВ / Лу. Лю // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 12 (66) Часть 1 . — С. 51—55. — URL: https://research-journal.org/languages/funkcionalno-semanticheskij-aspekt-ispolzovaniya-krylatyx-vyrazhenij-v-zagolovkax-rossijskix-gazet-2010-x-godov/ (дата обращения: 24.06.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.66.179
Лю Лу. ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРЫЛАТЫХ ВЫРАЖЕНИЙ В ЗАГОЛОВКАХ РОССИЙСКИХ ГАЗЕТ 2010-Х ГОДОВ / Лу. Лю // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 12 (66) Часть 1 . — С. 51—55. doi: 10.23670/IRJ.2017.66.179

Импортировать


ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРЫЛАТЫХ ВЫРАЖЕНИЙ В ЗАГОЛОВКАХ РОССИЙСКИХ ГАЗЕТ 2010-Х ГОДОВ

Лю Лу

ORCID:0000-0002-6154-0372, аспирант

Санкт-Петербургский государственный университет

ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРЫЛАТЫХ ВЫРАЖЕНИЙ В ЗАГОЛОВКАХ РОССИЙСКИХ ГАЗЕТ 2010-Х ГОДОВ

Аннотация

В статье анализируются крылатые выражения в заголовках газетных текстов современных российских СМИ. Использование крылатых выражений обусловлено личностным выбором языковых средств автором заголовка. Крылатые выражения употребляются в исходной и в трансформированной форме. Способы трансформации компонентного состава крылатых выражений могут быть разными: сокращение компонентного состава, расширение компонентного состава и замена компонентов. Основное внимание в статье уделяется грамматическим и семантическим особенностям использования различных форм крылатых выражений.

Ключевые слова: крылатые выражения, трансформация, газетные заголовки, прямое цитирование.

Liu Lu

orcid.org/0000-0002-6154-0372, Postgraduate Student

St. Petersburg State University

FUNCTIONAL-SEMANTIC ASPECT OF USING PROVERBIAL EXPRESSIONS IN THE HEADLINES OF RUSSIAN NEWSPAPERS OF THE 2010S

Abstract

The article analyzes proverbial expressions used in the headlines of newspapers of contemporary Russian media. The use of proverbial expressions is due to the personal choice of language tools by the author of the headline. Proverbial expressions are used both in the original and in the transformed forms. Ways of transformation of the component composition of proverbial expressions can be different: Reduction of the component composition, expansion of the component composition and replacement of components. The article focuses on the grammatical and semantic features of the use of various forms of proverbial expressions.

Keywords: proverbial expressions, transformation, newspaper headlines, direct quoting.

Заголовочный комплекс публицистического текста, как правило, состоящий из основного заголовка и подзаголовка, выделенный графическими средствами, привлекает читательский интерес и определяет адекватность и глубину восприятия публикации. Газетные заголовки тесно связаны с темой и содержанием основной части текста, несут большую смысловую нагрузку. Часто бывает, что современные читатели не успевают прочесть газетные материалы целиком и знакомятся с ними только по заголовкам.

Смысловая нагрузка любого заголовка, в особенности газетного, требует точной и интересной подачи: в заголовке формулируется информация о содержании, проблеме и точке зрения автора с помощью разнообразных лексических и синтаксических способов. Одни журналисты предпочитают необычные формы и выбирают, например, такой приём, как игра слов. Другие обращаются к прецедентным феноменам языка: афоризмам, пословицам и поговоркам, цитации и т. д. Е.И. Зыкова отмечает, что в последние годы наблюдается тенденция к увеличению частотности употребления в СМИ особого разряда фразеологических единиц – крылатых выражений [7, С. 99], чем объясняется актуальность анализа и выявления семантических и грамматических особенностей крылатых выражений в качестве заголовков (в сравнении с другими образными языковыми средствами).

Крылатые выражения – уникальное языковое средство. В них содержатся и разговорные, просторечные, жаргонные элементы, и слова, относимые к высокой, книжной лексике. Многие исследователи обращают внимание на функционально-семантические особенности крылатых выражений. Н.С. Ашукин и М.Г. Ашукина отмечают, что, «представляя собой лаконические формулировки идей и представлений, конденсируя сложные образы, они вызывают в нашем сознании ряд ассоциации» [1, С. 5]. Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров считают, что «крылатые выражения могут не только точнее, но и более информативно, образно и – самое главное – значительно эмоциональнее выразить мысль говорящего» [4, С. 194]. Крылатые выражения в силу устойчивости их семантики и воспроизводимости рассматриваются как эффективное средство повышения экспрессивности газетного текста (классификация дифференциальных признаков крылатых выражений С.Г. Шулежковой, см., [9, С. 28]). Удачно выбранные крылатые выражения в функции газетных заголовков могут выполнять не только информационно-содержательные задачи, но и служат способом убеждения, эмоционального воздействия.

Крылатые выражения употребляются в разнообразных формах – как в готовой, в виде цитаты, так и будучи трансформированными. Чаще встречается цитирование крылатых выражений в заголовках газетных статей без каких-либо указаний на его источник. Рассмотрим несколько примеров такого употребления.

1) Птичку жалко (заголовок интервью с южнокорейским режиссёром-постановщиком Те Сик Каном, который поставил в театре Луны драматический мюзикл «Чайка» по пьесе А.П. Чехова) [Российская газета. 04.10.2017]

Выражение «птичку жалко» вылетело из уст Шурика, главного героя кинокомедии «Кавказская пленница» (1967). Услышав тост об упавшей птичке с обожжёнными крыльями, он заплакал и объяснил свои слёзы: «Птичку жалко». Цитируя крылатое выражение, автор оставил изначальную форму неизменной, но назвал довольно крупную птицу чайку «птичка». С одной стороны, прямое цитирование напоминает об источнике и первоначальной семантике крылатого выражения, с другой, именование статьи через цитату из известного фильма может вызвать большой интерес у читателей и заставить читать дальше.

Кроме того, уменьшительный суффикс и комедийный жанр источника снижают драматизм пьесы А.П. Чехова в новой постановке и указывают на ироническое несогласие автора статьи с этой трактовкой пьесы, усиливает экспрессию заголовка. Мюзикл «Чайка» обозначается как комедия, но режиссёр, отвечая на вопрос об отзывах зрителей, подчёркивает, что зрителям после «Чайки» стало грустно, поскольку «они там нашли себя, а находить себя среди чеховских персонажей очень больно». Дальше режиссёр подробно рассказывает, в чём «боль и трагедия персонажей» в его «Чайке».

Автор статьи понимает намерения режиссёра, но не разделяет его мнение об образе и символике «Чайки» в мюзикле. Анализируя общую модель эффектов прототипичности в лингвистической лексической семантике, Э. Рош приводит пример: «наиболее типичным примером категории “птица” в английском языке считалась малиновка <…> На нижнем конце шкалы прототипичности оказались куры, индюки, страусы, пингвины, и павлины» [10, С. 186, перевод наш. – Лу Л.]. При упоминании чайки в разных странах возникают разные ассоциации. «У Северных народов чайка – символ тоскующей женщины. Согласно легенде, женщина превратилась в чайку после смерти своего мужа. Также – это символ материнского плача по своим детям» (энциклопедия В.М. Рошаль) [11, С. 842]. В русской лингвокультуре более типичными представителями категории «птицы» являются сокол, синица, соловей и др. Говоря о птицах, обычно русские не сразу вспоминают чайку, особенно жители мест, удалённых от моря. Благодаря литературным образам – Нины в пьесе А.П. Чехова «Чайка» и Ларисы в пьесе А.Н. Островского «Бесприданница», чье имя в переводе с греческого Γλάρος означает «чайка»,  – в России «Чайка» стала символом. Чеховская Нина Заречная называет себя чайкой. Несмотря на то что обе героини в финале погибают, авторы и читатели испытывают к ним не только жалость и сочувствие, поскольку «Чайка» всегда стремится к морю, даже с обломанными крыльями, она символизирует свободу, жизнь и мечту. Автор статьи не считает, что персонажей «Чайки» в первую очередь нужно пожалеть, как рекомендует южнокорейский режиссёр. С помощью иронического употребления крылатого выражения автор статьи передаёт читателям мнение режиссёра, его глубокое сочувствие и сострадание к своим героям. Однако автор остаётся при своём мнении.

2) Запретный плод. Украинским чиновникам грозит тюрьма за визит в Россию (заголовок и подзаголовок статьи) [Российская газета. 09.10.2017]

Увидев заголовок «Запретный плод», который восходит к библейскому мифу, читатели сразу задают вопросы: Что за плод? Каково к нему мнение? Какие будут негативные последствия? А основная задача статьи – ознакомить читателей с предложением Службы безопасности Украины (СБУ) ввести уголовную ответственность для государственных служащих и политиков за посещение России, вплоть до шести лет лишения свободы. В качестве заголовка «Запретный плод» указывает на визит украинских чиновников в Россию с целью причинения вреда национальным интересам Украины, «запретный плод», соответственно, принесёт наказание, изгнание из рая.

В «Большом словаре крылатых слов русского языка» В.П. Беркова, В.М. Мокиенко, С.Г. Шулежковой даётся толкование значения «запретного плода»: о чём-то недозволенном, недоступном, а потому особенно заманчивом, желанном [3, С. 176]. Автор в конце статьи сообщает, что в данном законопроекте не детализируется, по каким правилам киевские дипломаты будут пересекать границу, и задаёт вопрос о соответствии нового закона украинской Конституции, по старинке постулирующей свободу перемещения для граждан. Через выбранный автором «запретный плод» читатели понимают, что он считает безосновательным запрещение или ограничение свободного перехода российско-украинской границы, и автор относится к новому законопроекту очень критически.

3) Вам и не снилось (заголовок статьи об акции «Ночь кино» в Москве) [Российская газета. 02. 08. 2017]

В статье автор сообщает информацию о двухдневной всероссийской акции «Ночь кино»: какие фильмы будут показывать бесплатно в регионах страны, какие мероприятия будут проходить в Москве.

Выражение «Вам и не снилось» – название советского художественного фильма 1981 г. режиссёра И.А. Фрэза по одноимённой повести Г.С. Щербаковой (1979). В «Словаре крылатых выражений из области искусства» С.Г. Шулежковой описываются условия, ситуации, в которых уместно употребление данного выражения: «когда речь заходит о чём-то фантастическом, нереальном, глупом, невероятном, о том, во что трудно поверить» [9, С. 35]. В данном случае автор статьи овеществил эту метафору, обладающую крылатостью. Организатор и участники акции «Ночь кино» на самом деле проведут бессонную ночь и будут, как утверждает автор, потрясены обещанным зрелищем. Используя выражение «вам и не снилось», автор активно рекламирует акцию и призывает читателей к участию в ней.

В.Е. Багно называет крылатые выражения «моделями, обладающими способностью к трансформации, к порождению новых выражений» [4, С. 5]. Крылатые выражения могут быть использованы, как выше изложено, без каких бы то ни было изменений, но в функции газетных заголовков они чаще используются с измененной семантикой и структурой для обозначения конкретного явления или выражения определённой эмоции. Творческий подход к употреблению крылатых выражений «отражает факт высокого прагматического рейтинга, сознательного или несознательного их восприятия как эффективного средства воздействия на слушателя или читателя» [2, С. 6]. Способы изменения компонентного состава крылатых выражений могут быть разными:

  1. Сокращение компонентного состава. Приведём примеры:

1) Молочные реки (заголовок статьи) [Аргументы и факты. №. 41, 2015]

В статье корреспондент пытается выяснить, почему качество молочных продуктов российского производства ухудшается, как антибиотики попадают в молоко и чем кормят коров. «Молочные реки» – часть крылатого выражения «молочные реки и кисельные берега». Выражение «о сказочном изобилии, сытой и привольной жизни, достатке и благополучии. Или о чём-либо несбыточном, невероятном, неосуществимом или недостижимом» [3, С. 279]. Автор статьи также овеществил устойчивую метафору, как в предыдущем нашем примере. «Кисельные берега» были исключены, так как в статье речь идёт только о качестве молочных продуктов. В функции заголовка статьи выражение «молочные реки» носит шутливо-иронический характер. Внимание читателей привлекает не благосостояние и изобилие в идеальной жизни, а реальные проблемы с качеством молока.

  • Самых честных правил. Министерство культуры и Церковь заключили «Пушкинский союз» (заголовок и подзаголовок статьи-интервью с председателем Патриаршего совета по культуре епископом Егорьевским Тихоном) [Российская газета. 07.2017]

Организаторы проекта «Пушкинский союз» планируют создавать фильмы по произведениям русской классики, увеличить количество постановок в репертуаре театров. Цель проекта – возвращение классики в мир молодежи. «Самых честных правил» – часть начальной строки романа А.С. Пушкина «Евгений Онегина». «Мой дядя самых честных правил» – это «добропорядочный, благополучный и солидный человек» [3, С. 278]. Сокращённое крылатое выражение, во-первых, сохраняет информацию об источнике и напоминает о Пушкине, в честь которого назван проект «Пушкинский союз»; во-вторых, исключает образ дяди, который не связан с содержанием статьи; в-третьих, исполняет связующую функцию: точку зрения епископа Тихона о «самых честных правилах» читатели могут найти в статье, он подробно рассказал о своем мнении о традиционных нравственных ценностях. Кроме прагматических функций выбранное автором выражение «самых честных правил» выражает и его субъективное мнение. Начало первой главы романа «Евгений Онегин» носит «пародийный характер». «С этим же связано и нагнетание в первой строфе фразеологизмов разговорной речи, резко ощущаемых эпиграфом: “самых честных правил”, “не в шутку занемог”, “лучше выдумать не мог”, “пример другим наука”» [5, С. 120]. Мы не можем предполагать с помощью заданных в интервью епископу Тихону вопросов, положительно или отрицательно автор статьи относится к проекту. Но заголовок «самых честных правил» подсказывает, что автор рассматривает проект с осторожностью и иронией, у него свое мнение, которое может не совпадать с мнением епископа.

  1. Расширение компонентного состава.

1) Бедность папы не порок. Верховный суд России защитил малоимущие семьи от претензий органов опеки (заголовок и подзаголовок) [Российская газета. 17.10.2017]

Выражение «Бедность не порок» – пословица, которая использована в названии комедии А.Н. Островского. Формулировка часто служит аргументом в обсуждении разных проблем, цитирующий не считает бедность главным фактором в том или ином неблагополучном развитии событий. В статье сообщается о решении Верховного суда России: «финансовые трудности семьи не повод чиновникам вмешиваться и предъявлять какие-то претензии родителям». Автор статьи конкретизирует вопрос, которому посвящена газетная статья с помощью расширения компонентного состава крылатого выражения.

2) Дело Мастера-банка боится. Обналиченные миллиарды попали под амнистию (заголовок и подзаголовок) [Коммерсантъ. 27.07.2017]

Заголовок повторяет лексико-синтаксическую структуру выражения «Дело мастера боится», на месте «мастера» составное слово «Мастер-банк» – название банка, через который обналичили многомиллиардные суммы в 2012 году. В статье сообщается о приговоре по этому делу: бывшего топ-менеджера банка Евгения Рогачева и 12 его сообщников суд признал виновными, однако вместо запрошенных для них гособвинением реальных сроков ограничился условным наказанием, после чего всех фигурантов дела амнистировал.

«Дело мастер боится» – пословица, ставшая популярной благодаря басне «Щука и кот» И.А. Крылова. Этими словами выражается восхищение мастером, «в умелых, мастерских руках любое дело спорится» [3, С. 138]. В качестве заголовка расширенное крылатое выражение выполняет в первую очередь информативную функцию, в центре внимания дело Мастера-банка. Но более важной функцией данного заголовка является оценочно-экспрессивная. Автор иронически относится к делу Мастера-банка и решению об амнистии всех фигурантов дела.

  1. Замена компонентов

Авторы публицистических статей могут заменить один или несколько компонентов крылатого выражения для того, чтобы заголовки лучше выполняли информационно-содержательную функцию.

1) Утомлённые солнцем – название фильма Н. Михалкова, навеянное романсом Е. Петербургского «Утомлённое солнце». Выражение «о курортниках, отдыхающих летом, в сильную жару. Или об авторах фильма “Утомлённые солнцем”» [3, С. 516]. В статье о последствиях вспышек на солнце крылатое выражение «утомлённые солнцем» употребляется в роли заголовка без изменений компонентного состава. [Московский комсомолец. 09.09.2017]

При использовании «солнце» чаще заменяют другими словами.

а) Утомлённые non/fiction (статья о книжной ярмарке non/fiction, которую посетили более 35 тысяч человек) [Российская газета. 01.12.2014];

б) Утомлённые чужими (статья о юбилее Никиты Михалкова) [Аргументы и факты. №. 43, 2015];

в) Утомлённые салатом (автор статьи считает, что праздники слишком длинные и люди устают отдыхать, он поднимает вопрос о сокращении новогодних выходных) [Московский комсомолец. 12.01.2015];

г) Утомленные загаром (в статье сообщается, что найдена безопасная альтернатива соляриям) [Российская газета. 12.05.2016]

2) Не хамите, да не хамимы будете (статья о том, как президент России Владимир Путин прокомментировал американский законопроект об ужесточении санкций против России) [Коммерсант. 28.07.2017]

Исходная форма крылатого выражения такова: «Не судите, да не судимы будете». Цитата из Нового завета диктует справедливое правило: «Если хочешь, чтобы тебя не осуждали, сам не осуждай других» [3, С. 321]. Владимир Путин называет решение США «хамством» и «действиями с отягчающими обстоятельствами и с особым цинизмом», которые сложно отнести к типичной дипломатической формулировке. Для того чтобы соответствовать содержанию статьи, автор поменял «судить» на другой глагол «хамить», изменённым крылатым выражением он выражает свою позицию: он на стороне президента и также критикует новый законопроект США. Изменение компонентов придаёт заголовку и самой статье особую ироническую экспрессию.

Следует отметить, что крылатые выражения могут быть приведены в контексте в разных объёмах – от прямого цитирования до одного слова, но при условии сохранения синтаксической структуры и порядка слов. Например: Миллион страшных доз. Вынесен приговор последнему участнику опасной наркобанды (заголовок и подзаголовок статьи) [Российская газета. 02.12.2014]; Кто Вы, мистер Накамото? (Статья о личности основателя биткойна) [Московский комсомолец. 21.08.2017] В вышеприведённых примерах сохранилось по одному миллион или по два слова кто вы из крылатого выражения «миллион алых роз» и названия фильма о советском разведчике «Кто Вы, доктор Зорге?», но крылатое выражение узнаваемо и при таком способе использования.

Известны случаи, когда остаётся только синтаксическая структура крылатого выражения:

а) Быстрее, шире, ровнее. За 5 лет строительства метро и дорог снижена на 25% (заголовок и подзаголовок) [Аргументы и факты. №. 42, 2015]

б) Умнее, моложе, федеральнее (заголовок статьи о том, как в XXI веке менялся портрет российского губернатора) [РБК. 17.10.2017]

Оба автора выбрали ставший крылатым лозунг олимпийского движения «Быстрее, выше, сильнее», первый оставил «быстрее», а второй, учитывая содержание газетной статьи, составил заголовок с помощью сравнительной степени 3 других прилагательных. Следует отметить, что прилагательное федеральный является относительным, не имеет сравнительной степени, и этой преднамеренной ошибкой в формообразовании автор иронически обращает внимание читателя на новый признак российского губернатора нового времени.

Подводя итог, можно сказать, что в функции газетных заголовков крылатые выражения не только способны сохранить тот типичный и привычный смысл, который был заложен изначально, но и раскрывают большой семантический и функциональный потенциал. Особо следует отметить крылатые выражения как источник иронической экспрессии, в связи с чем заголовки, полностью состоящие из неизмененных или трансформированных крылатых выражений, можно считать экспрессемами. Следует рассматривать интерес современных СМИ к крылатым выражениям как к потенциальному источнику экспрессем. В роли заголовков крылатые выражения могут сообщать такую смысловую глубину, которую трудно достигнуть иными языковыми средствами.

Крылатые выражения обладают эмоционально-экспрессивной окраской. Во многом использование крылатых выражений обусловлено личностным выбором, языковой избирательностью автора заголовка. Газетные заголовки в форме крылатых выражений могут передавать эмоции автора, а также придавать эмоциональную окраску ситуации, таким образом сообщают заголовкам выразительность и коммуникативность.

Список литературы / References

  1. Ашукин Н. С. Крылатые слова: Литературные цитаты; Образные выражения / Н. С. Ашукин, М. Г. Ашукина. – 4-е изд., доп. – Москва: Худож. лит, 1988. – 528 с.
  2. Мокиенко В. М. Антипословицы русского народа / Х. Вальтер, В. М. Мокиенко. – СПб.: Издательский Дом «Нева», 2005. – 576 с.
  3. Берков В. П. Большой словарь крылатых слов русского языка: ок. 4000 единиц / В. П. Берков, В. М. Мокиенко, С. Г. Шулежкова. – М.: АСТ: Астрель: Русские словари, 2005. – 623 с.
  4. Верещагин Е. М. Язык и культура. Три лингвистические концепции: лексического фона, рече-поведенческих тактик и сапиентемы / Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров. — М.: Индрик, 2005. — С. 186-196.
  5. Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий: Пособие для учителя / Ю. М. Лотман. – Л.: Просвещение, 1983. — С. 118-133.
  6. Русская судьба крылатых слов / Отв. Ред. В. Е. Багно; Ин-т руС. лит. (Пушкинский Дом) РАН. – СПб.: Наука, 2010. – 634 с.
  7. Зыкова Е. И. К вопросу о функционировании крылатых выражений / Е. И. Зыкова // И вновь продолжается бой…: сб. науч. ст., посвященный юбилею д-ра филол. наук, проф. С. Г. Шулежковой / гл. ред. В. М. Мокиенко; чл. редкол.: Л. Н. Мишина, А. А. Осипова. – Магнитогорск: МаГУ, 2010. – С. 98–101.
  8. Шулежкова С. Г. Имеют ли право крылатологи называть свои справочники словарями? (Размышления по поводу языкового статуса крылатых единиц и принципов их лингвистического описания) / С. Г. Шулежкова // Мир русского слова, – – № 4. – С. 23–28.
  9. Шулежкова С. Г. Крылатые выражения русского языка, их источники и развитие / С. Г. Шулежкова. – М.: Азбуковник, 2001. – 288 с.
  10. Шулежкова С. Г. Словарь крылатых выражений из области искусства: более 1000 крылатых выражений / С. Г. Шулежкова. – М.:Азбуковник: Русские словари, 2003. – 430 с.
  11. Энциклопедия символов /сост. В. М. Рошаль. — М: АСТ; Спб.: Сова, 2008. — 1007 с.
  12. Geeraerts D. Theories of Lexical Semantics / D. Geeraerts // Oxford University Press. – – P. 239–258

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Ashukin N. S. Krylatye slova: Literaturnye tsitaty; Obraznye vyrazheniya [Proverbial Expressions: Literary Quotes; Figurative Expressions] / N.S. Ashukin, M.G. Ashukina. – 4th, ext. – Moscow: Khud. lit., 1988. – 528 p. [in Russian]
  2. Mokienko V. M. Antiposlovitsy russkogo naroda [Anti-proverbs of the Russian people] / Kh. Walter, V. M. Mokienko. – SPb.: Publishing House “Neva,” 2005. – 576 p. [in Russian]
  3. Berkov V. P. Bolshoi slovar krylatykh slov russkogo yazyka: ok. 4000 edinits [Large Dictionary of Proverbial Expressions of the Russian Language: About 4000 Units] / V.P. Berkov, V.M. Mokienko, and S.G. Shulezhkova. – M.: AST: Astrel: Russian Dictionaries, 2005. – 623 p. [in Russian]
  4. Vereshhagin E. M. Yazyk i kultura. Tri lingvisticheskie kontseptsii: leksicheskogo fona, reche-povedencheskikh taktik i sapientemy [Language and Culture. Three Linguistic Concepts: Lexical Background, Speech-Behavioral Tactics and Sapientemes] / E. M. Vereshchagin, V. G. Kostomarov. – M.: Indrik, 2005. – P. 186-196. [in Russian]
  5. Lotman Yu. M. Roman A. S. Pushkina “Evgenij Onegin”. Kommentarii: Posobie dlia uchitelia [A. Pushkin’s Novel “Eugene Onegin.” Comment: Teacher’s Manual] / Yu. M. Lotman. – L.: Prosveshcheniye, 1983. – P. 118-133. [in Russian]
  6. Russkaya sudba krylatykh slov [Russian Faith of Proverbial Expressions] / Ed. by V.E. Bagno; Institute of Rus. lit. (Pushkin House) of the Russian Academy of Sciences. – SPb.: Nauka, 2010. – 634 p. [in Russian]
  7. Zykova E. I. K voprosu o funktsionirovanii krylatykh vyrazhenii [To the Question of Proverbial Expressions Functioning] / E. I. Zykova // And Again the Battle Continues..: Sci. Collection, dedicated to the anniversary of PhD in Philol., prof. S. G. Shulezhkova / Ch. Ed. V. M. Mokienko; Associate Members: L.N. Mishina, A.A. Osipova. – Magnitogorsk: MSU, 2010. – P. 98-101. [in Russian]
  8. Shulezhkova S. G. Imeyut li pravo krylatologi nazyvat svoi spravochniki slovariami? (Razmyshleniya po povodu yazykovogo statusa krylatykh edinits i printsipov ikh lingvisticheskogo opisaniya) [Have Philologists Got the Right to Call their Reference Books Dictionaries? (Reflections on the linguistic status of proverbial units and the principles of their linguistic description)] / S.G. Shulezhkova // World of the Russian Word, – 2010. – No. 4. – P. 23-28. [in Russian]
  9. Shulezhkova S. G. Krylatye vyrazheniya russkogo yazyka, ikh istochniki i razvitie [Proverbial Expressions of the Russian Language, their Sources and Development] / S. G. Shulezhkova. – M.: Azbukovnik, 2001. – 288 p. [in Russian]
  10. Shulezhkova S. G. Slovar krylatykh vyrazhenii iz oblasti iskusstva: bolee 1000 krylatykh vyrazhenii [Dictionary of Proverbial Expressions from the Field of Art: More than 1000 Proverbial Expressions] / S. G. Shulezhkova. – M.: Azbukovnik: Russian Dictionaries, 2003. – 430 p. [in Russian]
  11. Entsiklopediya simvolov [Encyclopedia of Symbols] / comp. by V. M. Roshal. – M: AST; SPb.: Sova, 2008. – 1007 -p. [in Russian]
  12. Geeraerts D. Theories of Lexical Semantics / D. Geeraerts // Oxford University Press. – – P. 239–258

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.