Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.58.130

Скачать PDF ( ) Страницы: 69-72 Выпуск: № 04 (58) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Рамазанова М. К. ФУНКЦИИ ЧАСТИЦ В ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ ЛЕЗГИНСКОГО ЯЗЫКА (НА ПРИМЕРЕ ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ЧАСТИЦ) / М. К. Рамазанова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 69—72. — URL: https://research-journal.org/languages/funkcii-chastic-v-voprositelnyx-predlozheniyax-lezginskogo-yazyka-na-primere-voprositelnyx-chastic/ (дата обращения: 22.09.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.58.130
Рамазанова М. К. ФУНКЦИИ ЧАСТИЦ В ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ ЛЕЗГИНСКОГО ЯЗЫКА (НА ПРИМЕРЕ ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ЧАСТИЦ) / М. К. Рамазанова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 69—72. doi: 10.23670/IRJ.2017.58.130

Импортировать


ФУНКЦИИ ЧАСТИЦ В ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ ЛЕЗГИНСКОГО ЯЗЫКА (НА ПРИМЕРЕ ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ЧАСТИЦ)

Рамазанова М.К.

Аспирант, Дагестанский государственный педагогический университет

ФУНКЦИИ ЧАСТИЦ В ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ ЛЕЗГИНСКОГО ЯЗЫКА (НА ПРИМЕРЕ ВОПРОСИТЕЛЬНЫХ ЧАСТИЦ)

Аннотация

Статья посвящена вопросу функционирования частиц в вопросительных предложениях лезгинского языка. В этой связи на примере вопросительных частиц рассмотрены их семантика и функции в пределах вопросительных высказываний. Исследуется разнообразие семантических оттенков значений вопросительных частиц, проявляющихся в разнообразии выполняемых ими функций в речи. Автор выявляет и обосновывает функции данных частиц при образовании вопросительных высказываний, как одного из средств организации лезгинского текста.

Ключевые слова: вопросительные частицы, семантика и функции частиц, оттенки значений, риторический вопрос, вопросительные предложения.

Ramazanovа M.K.

Postgraduate student, Dagestan State Pedagogical University

FUNCTIONS OF PARTICLES IN INTERROGATIVE SENTENCES OF LEZGIN LANGUAGE (ON THE EXAMPLE OF QUESTION PARTICLES)

Abstract

The article is devoted to the problem of particles functioning in interrogative sentences of the Lezgin language. In this connection, the semantics and functions of interrogative particles is considered within the limits of interrogative utterances. The paper discusses the variety of semantic nuances of interrogative particles meanings, which are manifested in the variety of functions they perform in speech. The author detects and justifies the functions of these particles in the formation of interrogative utterances, as one of the means of organizing a Lezgin text.

Keywords: interrogative particles, semantics and functions of particles, shades of meanings, rhetorical question, interrogative sentences.

Вопросительным предложением называется предложение, заключающее в себе вопрос, направленный говорящим к собеседнику. В лезгинском языке вопрос может быть реализован следующими средствами:

  • специальной вопросительной интонацией;
  • посредством специальных вопросительных слов и частиц;
  • посредством особого словорасположения. [3, с.278].

Так как целью данной работы является исследование функций частиц в вопросительных предложениях лезгинского языка, рассмотрим образование вопросительных предложений посредством специальных вопросительных слов и частиц.

Как известно, вопросительные частицы служат для организации высказываний с вопросительным оттенком. К таким частицам относятся: жал ‘ли’, ‘неужели’, ангь ‘а (употребляется при переспрашивании)’, гъаяман’а может’, ‘может быть’, мегер’разве’, «бес»’разве’, ‘же’, т1а’ли’, ‘неужели’, ман’да’, ‘значит’, ‘стало быть’, яраб ‘неужели’, айаман ‘может быть’, гьагь ‘разве’, ‘неужели’. [3, с.248]

Данные частицы близки по семантике, на что указывает в том числе и возможность их одновременного употребления в пределах предложения, однако они имеют и свои функциональные особенности. Разнообразие семантических оттенков значений вопросительных частиц проявляется в разнообразии выполняемых ими функций в речи. Рассмотрим на конкретных примерах особенности данных частиц в лезгинском языке.

По характеру своего функционирования одна и та же частица лезгинского языка может выступать в разных значениях. Данной особенностью отличаются и вопросительные частицы.

Частица бес «же, а, разве, почему» используется:

  • для усиления вопроса:

Бес за вуч ийида? (Я.Я.) «Что же мне делать?»

Бес и к1валахар акун лазим тир ксар гьина ксанва? (А.К.) «А где спят люди, которые должны видеть эти дела?» Бес к1елунар гадардани? (Я.Я.) «Разве бросишь учебу?» Бес вучиз ак1 хьана? (Я.Я.) «Почему же так случилось?»

Для усиления вопроса частица бес также сочетается с побудительной частицей хьи, которые придают оттенок побуждения, подталкивания к действию, с некоторым нюансом удивления, разочарования: Ашукь хьайила, бес адав чуьнгуьр тахьана, гапур гва хьи? – ашукь Саидалай нарази яз амукьна. (А.К) «Если он ашуг, то почему же вместо чунгура у него меч? – остались недовольными ашугом Саидом»

2) осложняет вопрос оттенком недовольства, недоверия, неуверенности, сомнения, удивления:

Бес за ваз чан лугьудани? – гьарайна эмирди. (А.К.) «Разве я должен тебя приласкать?» – закричал эмир.

Бес квез Ялахърикай са ванни хьаначни? (А.К.) «Разве вы ничего не слышали про Ялаг?»

Вичин гафунал Къулибегни тажуб хьанвай: «Бес завай зи гаф кьилиз акъудиз жедачни?» Своим словам сам Кулибег удивился: «Разве я не смогу сдержать свое слово?»

Бес гила адахъ вуч хьанва? (А.К.) «Что же теперь с ним случилось?»

Частица яраб «неужели» вносит различные оттенки значений:

1) сомнение: Яраб вун гила кьванни дуьз рекьел хтанват1а? (А.К.) «Неужели хотя бы теперь ты встал на истинный путь?»

2) неуверенность: Дуьз лугьузва. Яраб гила зун хибри хьанват1а? (А.К.) «Правильно говорит. Неужели я сошел с ума?»

3) недоумение: Адаз куь манийвал ганат1а яраб? (Я.Я.) «Что же ему помешало?»

4) удивление: Яраб ибур Хамиса лугьузвай ч1агай гафар тир жал? (Я.Я.) «Неужели эти красивые слова Хамис говорит?»

Частица яраб «неужели» также подчеркивает уверенность, утверждение того, о чем спрашиваешь. Эгь, кфил, кфил! Вун авачирт1а чубанди вуч ийидайт1а яраб? «Эх, свирель, свирель, тебя не было бы, что делал бы чабан (интересно) неужели? (А.Р.)   [12, с.82]

Частица мегер «разве» выражает оттенки:

сожаления: Рази тушир. Анжах адавай вуч ийиз жедай мегер? (Я.Я.) «Не согласен. Только что же он мог сделать?»

удивления: Икьван гъвеч1и нуьк1 жедани мегер? – тажуб яз, ич нез-нез, хабар кьуна за. (М.Ш.) «Разве птичка может быть такой маленькой?» – спросил я удивленно, откусывая яблоко.»

иронии: Ваз гьич къушар акурди тушни мегер? (К.М.) «Разве ты птиц совсем не видел?»

Частица мегер также оформляет риторический вопрос (уверенность в противоположном ответе): Инсандин гьуьрмет гьик1 хурай мегер? (Я.Я.) «Разве можно не уважать человека?»

Частица мегер может выражать и мнение противоположное тому, о чем спрашивается: Мугьманди вич акъваздай чкадикай фикир ийидайди яни мегер? (Я.Я.) «Разве гость думает о том, где ему остановиться?» Ада вичини и кардал туькьуьлвал ийизвачирни мегер? (Я.Я.) «Разве он тоже не сожалел об этом?»

Частица гьаяман «а может», «может быть» выражает сомнение, предупреждение: Гьаяман адан кьилел мад са бала атана гьа? (Б.Т.) «А может с ним опять случилась какая-нибудь беда?» Им за туькIуьрай мани я,- лагьана за.

Категоричность прямого вопроса ослабляется также постановкой глагола-сказуемого в форме условного наклонения: Гьаяман вунни ви буба хьиз дели жезват1а гьа? (А.Ф.) «А не сходишь ли ты с ума, как твой отец?» [3,с.280]

Частица жал «ли» прибавляется к глаголу, когда говорящий сам сомневается или неуверен в том, что говорит и когда хочет узнать мнение собеседника. [9, с.145]: Яраб ам хьайи кар я жал? (Я.Я.) «Разве было ли такое дело?»

Также она осложняет вопрос различными оттенками:

недоверия: Фикирна за: яраб ам зи яр я жал? (Е. Э) «Подумал я: она моя ли возлюбленная?»

неуверенности: Яраб гьам я жал? – зи рик1ик са жуьредин теспачивал акатнай. (Н.М.) «Он ли это? – я почувствовал какую-то тревогу»

удивления: Яраб заз аквазвайди ахвар я жал? (Н.М.) «Разве то, что я вижу, не сон ли?»

недоумения: Ашукь хьунухь тахсир я жал? (С.С.) «Виновата ли, что влюблена?»

Частица –ни «ли» образует предложения, требующие утвердительного или отрицательного ответа: Ваз бубадин пеше кьаз к1анзавани? (А.К.) «Хочешь ли ты заняться делом отца?» Ибур дуьз гафар яни? (А.К.) «Правда ли это?»

При выражении вопроса, осложненного оттенком неуверенности, сомнения, частица –ни взаимодействует с интонацией и контекстом: – Зун лайих тушни?

-Низ чида кьван,- дишегьлидин фикир дуьз жаваб гун тушир. (А.К.)

«-Я не заслуживаю ли?

– Кто знает,- женщина и не думала дать точный ответ»

Частица ман «стало быть, да, значит» усиливает побуждение к ответу, побуждает к утверждению: Вуна заз багъишзавач ман? – хъел кваз рахазва Дагълар. (А.М.) «Значит ты меня не прощаешь? – со злостью разговаривал Даглар»

За вун иниз зи гъиле авай лаш акъудиз гъайиди я ман? (Б.Г.) «Стало быть я привел тебя сюда, чтобы палку из моих рук вытаскивать?» Зат1ни акун тавурдай кьазва ман? (К.М.) «Делаем вид, что ничего не заметили да?»

Частица гьагь «разве», «неужели» употребляется с вопросительной интонацией при сообщении, которое вызывает реакцию спрашивающего (удивление, сомнение), а также выражает различные эмоционально-экспрессивные оттенки: Гьагь ви ашна жеда масан? (З.Э.) «Разве твоя возлюбленная будет дорога?» За ваз яргъариз фимир, инрал хьухь, лагьайди туширни, гьагь? (Б.Г.) «Разве я не говорил, чтобы ты не уходил далеко, был здесь?»

Частица ангь «а» употребляется:

 при переспрашивании: Икьван гагьда садрани тавурда гила заз зенг ийидайни? Ангь? (А.М.) «До сих пор ни разу не звонивший, то сейчас звонил бы? А?»

при обращении к кому-либо с вопросительной интонацией: Вуч хьанва? Ангь? (Н.М.) «Что случилось? А?»

Нельзя не отметить широкое распространение риторических вопросов, т.е. предложений, оформленных по типу вопросительных, но имеющих значение эмоционально окрашенного утверждения или отрицания. В их составе обычно используются разного рода частицы: бес, ман, мегер, яраб, жал «неужели, разве»: Бес за ингилис чIалал лугьузвани? (Б. С.-А.) «Разве я на английском языке говорю?»; Жедачни бес? (М. С) «Разве не бывает?»; Мегер мугьманриз гьазурзавай шашликдин дад такуна жедани? (Н. А.) «Разве можно не отведать шашлыка, готовящегося для гостей?»; Дердер такурдаз, гъамар такурдаз, шадвилин къадир жедани мегер? (Б. С) «Печалей не увидев, горестей не увидев, радости цену (узнать) разве можно?»; Яраб ада дуьз лугьузвайди я жал? (Ж. Гь.) «Интересно, неужели он говорит правду?»; Куьнни Алияр дах куьч жезвач ман? (Н. А.) «Стало быть, вы и дядя Алияр не переезжаете?»; Къе йифиз яраб Али заз къалурдач жал? (К. М.) «Сегодня ночью Али мне разве не покажут?» [1,с.35]

Как видно из примеров, данные частицы могут занимать в предложении как начальную (Бес гила и чилерин иесивал ни ийизва? (А.К.) «Теперь кто же хозяйничает на этих землях»), так и конечную позицию (Чун инсанар тушни мегер? «Разве мы не люди?»), причем в одном предложении одновременно могут совмещаться две вопросительные частицы (Бес вун гишила ацукьдайни? (А.К.) «Разве ты сидела бы голодной?»). Если опустить в приведенных примерах частицы, предложения останутся вопросительными, и смысл их не изменится. Однако их присутствие как бы усиливает воздействие вопроса, придавая какую-то выразительность речи.

Все вышеизложенное о функциях частиц в вопросительных предложениях лезгинского языка позволяет сделать вывод о том, что частицы в данных предложениях выражают различные оттенки значений (разные значения могут совмещаться в одной частице), могут оформлять риторические вопросы, выступают в свободном соединении друг с другом, занимают различные позиции в предложении, используются в основном в диалогической речи, при образовании вопросительных предложений данные частицы присоединяются к предложениям разной синтаксической структуры. Таким образом, изучив функционирование частиц в вопросительных предложениях можно заключить, что данные служебные слова являются весьма востребованными средствами для организации лезгинского текста.

Список литературы / References

  1. Алексеев М.Е., Шейхов Э.М. Лезгинский язык. / М.Е. Алексеев, Э.М. Шейхов. -Москва: Академия, 1997. –    136 с
  2. Бирембеков З. Гь., Рамалданов Гь. Р. Лезги литературадин чирагъ. / З. Гь. Бирембеков, Гь. Р. Рамалданов. -Махачкала: Дагучпедгиз,1995. -235ч.
  3. Гайдаров Р.И., Гюльмагомедов А.Г., Мейланова У.А., Талибов Б.Б. Современный лезгинский язык. / Р.Г. Гайдаров, А.Г. Гюльмагомедов, У.А. Мейланова. -Махачкала: ИЯЛИ ДНЦ РАН, 2009. — 482 с.
  4. Гайдаров Р. И., Мегьамедов Гь. И., Эседуллаева Н.Б. Лезги чIал. Педучилище патал учебник. / Р.И.Гайдаров, Гь.И. Мегьамедов, Н.Б. Эседуллаева. -Махачкала: Дагучпедгиз, 1994. – 163 с.
  5. Гюльмагомедов А.Г. Лезги чIалан словарь. II том Iктаб. / А.Г. Гюльмагомедов. – Махачкала: ИПЦ   ДГУ, 2004. – 472ч.
  6. Гюльмагомедов А.Г. Лезги чIалан словарь. II том IIктаб. / А.Г. Гюльмагомедов. – Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2005. – 490ч.
  7. Гьаким Къурбан. Чан алай дагълар. / Къ. Гьаким. – Махачкала: Даг.кн.издат-во,1978. -192ч.
  8. Гьаким Къурбан. Гьай тахьай гьарай. /Къ. Гьаким. – Махачкала: Даг.кн.издат-во,2008. -312ч.
  9. Мейланова У.А. Гюнейский диалект — основа лезгинского литературного языка. / У.А. Мейланова. – Махачкала, 1970. -192с.
  10. ТалибовБ.Б., Гаджиев М.М. Лезгинско-русский словарь. / Б.Б. Талибов, М.М. Гаджиев. -Махачкала: Советская энциклопедия, 1966. – 603с.
  11. Шихвердиев Мурадхан. Экв яргъай аквада. / М. Шихвердиев. – Махачкала: Даг.кн.издат-во,1977. -120ч.
  12. Юзбеков А.Н. Служебные части речи в лезгинском языке. / А.Н. Юзбеков. -Махачкала, 1990. 107 с.
  13. Яралиев Якьуб. Дагъдин кук1уш гьуьмеда. / Я. Яралиев. – Махачкала: Даг.кн.издат-во,1982. -136ч.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Alekseev M.E., Shejhov Je.M. Lezginskij jazyk. [Lezghin language] / M. E. Alekseev, E. M. Sheykhov. – Moscow: Academy, 1997. – 136 p. [in Russian]
  2. Birembekov Z. G’., Ramaldanov G’. R. Lezgi literaturadin chirag#. [Luminary Lezgin literature]/ Z.G. Birembekov, G. R. Ramaldanov. – Makhachkala: Daguchpedgiz, 1995. – 235 h. [the Lezgin]
  3. Gaydarov R.I., Gyulmagomedov A.G., Meylanova U.A. Sovremennyj lezginskij jazyk.[ Modern Lezghin language ] / R.I. Gaydarov, A.G. Gyulmagomedov, U. A. Meylanova. – Makhachkala: IYaLI DNTs RAS, 2009. — 482 p. [in Russian]
  4. Gaydarov R.I., Megyamedov G.I., Esedullayeva N.B. Lezgi chIal. Peduchilishhe patal uchebnik. [Lezgian language. Tutorial for peduchilishh] / R.I.Gaydarov, G.I. Megyamedov, N.B. Esedullayeva. – Makhachkala: Daguchpedgiz, 1994. – 163 p. [the Lezgin]
  5. Gyulmagomedov A.G. Lezgi chIalan slovar’. II tom Iktab. [Dictionary of Lezgian language. in two volumes, the first book]/ . А.G. Gyulmagomedov. – Makhachkala: IPTs DGU, 2004. – 472 h. [the Lezgin]
  6. Gyulmagomedov A.G. Lezgi chIalan slovar’. II tom IIktab. [Dictionary of Lezgian language. the second book in two volumes] / A. G. Gyulmagomedov. – Makhachkala: IPTs DGU, 2005. – 490 h. [the Lezgin]
  7. Gyakim K. Chan alaj dag#lar. [Living Mountains] / К. Gyakim. – Makhachkala: Dag.kn.izdat-vo, 1978. – 192 h. [the Lezgin]
  8. Gyakim K. G’aj tah’aj g’araj. [Neuslyshannyj call]/ K. Gyakim. – Makhachkala: Dag.kn.izdat-vo, 2008. – 312 h. [the Lezgin]
  9. Meylanova U.A. Gjunejskij dialekt — osnova lezginskogo literaturnogo jazyka. [Gjunejskij dialect is the basis of Lezgian language] / U. A. Meylanova. – Makhachkala, 1970. – 192 p. [in Russian]
  10. Talibov B.B., Gadzhiyev M.M. Lezginsko-russkij slovar’. [Lezginsko-Russian dictionary]/ B. B. Talibov, M. M. Gadzhiyev. – Makhachkala: Soviet encyclopedia, 1966. – 603 p. [the Lezgin]
  11. Shikhverdiyev M. Jekv jarg#aj akvada. [Light is visible from afar] / M. Shikhverdiyev. – Makhachkala: Dag.kn.izdat-vo, 1977. – 120 h. [the Lezgin]
  12. Yuzbekov. A.N. Sluzhebnye chasti rechi v lezginskom jazyke. [Service parts of speech in the Lezgin language] / A. N. Yuzbekov. – Makhachkala, 1990.107 p. [in Russian]
  13. Yaraliyev Ja. Dag#din kuk1ush g’u’meda. [Vertex in darkness] / Ya. Yaraliyev. – Makhachkala: Dag.kn.izdat-vo, 1982. – 136 h. [the Lezgin]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.