Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.72.6.042

Скачать PDF ( ) Страницы: 99-102 Выпуск: № 6 (72) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Готовцева Л. М. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ В ПОВЕСТИ ЭРИЛИК ЭРИСТИИНА “КЭРИЭС ТУОЛУУТА” (ИСПОЛНЕНИЕ ЗАВЕЩАНИЯ) / Л. М. Готовцева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 6 (72) Часть 2. — С. 99—102. — URL: https://research-journal.org/languages/frazeologicheskie-edinicy-v-povesti-erilik-eristiina-keries-tuoluuta-ispolnenie-zaveshhaniya/ (дата обращения: 19.12.2018. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.72.6.042
Готовцева Л. М. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ В ПОВЕСТИ ЭРИЛИК ЭРИСТИИНА “КЭРИЭС ТУОЛУУТА” (ИСПОЛНЕНИЕ ЗАВЕЩАНИЯ) / Л. М. Готовцева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 6 (72) Часть 2. — С. 99—102. doi: 10.23670/IRJ.2018.72.6.042

Импортировать


ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ В ПОВЕСТИ ЭРИЛИК ЭРИСТИИНА “КЭРИЭС ТУОЛУУТА” (ИСПОЛНЕНИЕ ЗАВЕЩАНИЯ)

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ В ПОВЕСТИ ЭРИЛИК ЭРИСТИИНА “КЭРИЭС ТУОЛУУТА” (ИСПОЛНЕНИЕ ЗАВЕЩАНИЯ)

Научная статья

Готовцева Л.М.*

ORCID: 0000-0001-8039-1838,

Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, Якутск, Россия

* Корреспондирующий автор (Lingot[at]rambler.ru)

Аннотация

Статья посвящена особенностям функционирования фразеологических единиц (ФЕ) якутского языка в повести «Кэриэс туолуута» известного якутского писателя Эрилик Эристиина  (Семена Степановича Яковлева), стоявшего у истоков становления якутского литературного языка. Фразеология текстов Эрилика Эристиина ранее не была объектом исследования. Методом сплошной выборки было отобрано 281 ФЕ. Наблюдения показывают, что в большинстве случаев автор повести использует общеупотребительные фразеологизмы. Особое внимание уделяется использованию писателем вариантных и окказиональных фразеологизмов. Выявлены экспрессивно-стилистические функции фразеологизмов.

Ключевые слова: якутский язык, фразеологизм, вариантность, окказионализм, функция.

PHRASEOLOGICAL UNITS in NOVE OF ERILIK ERISTEEN “KARIES TUOLUUTA” (WELFARE EXECUTION)

Research article

Gotovtseva L.M.*

ORCID: 0000-0001-8039-1838,

The Institute of Humanities Research Indigenous Studies of the North of SB of RAS, Yakutsk, Russia

* Corresponding author (Lingot[at]rambler.ru)

Abstract

The Research article is devoted to the peculiarities of the functioning of phraseological units (PU) of the Yakut language in the story “Karies tuoluuta” by famous Yakut writer, Erilik Eristeen (Semen Stepanovich Yakovlev), was behind the formation of the Yakut language. The phraseology of the texts of Erilik Eristeen was not previously investigated. 281 FEs were selected with the continuous sampling, method. Observations show that in most cases the author of the story uses commonly used phraseological units. Particular attention is paid to the use of the writer variants and occasional phraseological units. Expression-stylistic functions of phraseological units are revealed.

Keywords: Yakut language, phraseology, variant, occasionalism, function.

Фразеология текстов якутских писателей в аспекте стилистики стали объектом исследования И.П. Винокурова [2 , С. 93-102]; Л.М. Готовцевой [3, С. 504-508], [4, С. 201-205], [5, С. 225-229]. Случаи целенаправленного индивидуально-авторского преобразования фразеологизмов на примере романа С.С.Маисова “По рассказам матери” рассматриваются в статье Т.Н.Николаевой.  Автор выявила, что  в качестве окказионального использования фразеологизмов якутского языка используются контекстное преобразование и нарушение дистрибуционной нормы [6, С. 136].

Целью настоящего исследования является выявление особенностей функционирования ФЕ якутского языка в повести «Кэриэс туолуута» известного якутского писателя Эрилик Эристиина.

Произведения Эрилик  Эристиина воспроизводят речевое пространство 30-х – начала 40-х годов XX века. П.А.Слепцов, исследовав особенности языка рассказов и повестей Эрилик  Эристиина, отмечает, что одна из причин большой притягательной силы произведений Эрилик  Эристиина состоит в том, что язык писателя обладает огромной эмоционально-экспрессивной выразительностью [7, С. 174]. Учёный указывает на традиционность норм словоупотребления его произведений. “Узких диалектизмов, собственных неологизмов (универбов) невозможно обнаружить ни в одном из его произведений…” [7, С. 166].

  1. Описывая жизнь своих героев, их состояния, действия, поступки, Эрилик Эристиин в повести “Кэриэс туолуута” активно использует и ФЕ. Методом сплошной выборки было отобрано 281 фразеологизмов, их значения сверялись с ФЕ “Якутско-русского фразеологического словаря”  [9], [10]. Выяснилось, что Эрилик Эристиин почти не использует диалектных, устаревших ФЕ. Основную часть фразеологического состава повести Эрилика Эристиина составляют фразеологизмы, использованные в тех формах и значениях, которые свойственны им в общенародном языке. Например, в предложении: Кини бу Дьаҕа үрүйэ баһыгар хоспох саҕа хотонноох, … ыт уйатын саҕа ыыспаттан бур-бур буруо таһааран, ыал буолан олорор этэ [8, С. 1] ‘Он жил отдельно с семьей далеко у речки Джага в тесной избушке, с маленьким пристроем-хлевом’ фразеологизм ыт уйата разг. (букв. конура) очень метко, точно передает тесное невзрачное жилище главного героя – Уулаах Уйбаана. С помощью ФЕ буруо таһаар и добавления к ней звукоподражательного слова бур-бур автору удалось  с наибольшой  полнотой описать, как жить на отшибе  отдельной семьей (букв. выпускать отдельный дым).

В отрезке текста, где речь идет о споре между братьями Гавриилом и Иваном:  Кинилэр балайда мөккүстүлэр. Уулаах туох да иһин иннин биэрбэтэ [8, С. 10]  ‘Они спорили довольно долго.  Уулаах никак не поддался на уговоры’, использованный во втором предложении фразеологизм иннигин биэримэ ‘не поддаваться на уговоры, не сдаваться, не уступать никому ни в чем’, придает дополнительный оттенок описываемой ситуации –”спору” и тем самым усиливает значение первого предложения.

  1. Отметим, что в тексте Эрилик Эристиин использует ФЕ и в измененном виде. Вариантные формы употребления уже известных фразеологизмов привносят различные оттенки значения, повышают прагматический потенциал ФЕ. Автор использует данные ФЕ с целью «освежить» их лексико-грамматическую структуру, усилив тем самым их экспрессивные возможности.

Следует указать, что варьирование в сфере синтаксиса и лексической семантики рассматривается учёными как одна из характеристик художественного стиля [1, С. 507]. В тексте повести нами обнаружены ФЕ с формальными варьированиями. Перечисленные типы варьирования формальной структуры ФЕ описаны здесь с точки зрения норм современного якутского языка.

Введение дополнительных компонентов в структуру фразеологизма:

В примере  Олбуор иһигэр элбэх дьон адаарыһан көстүбүттэриттэн Уулаах чой буолбут этэ тарта  [8, С. 43].   ‘Уулааху стало очень страшно, когда он увидел во дворе толпу людей’ (букв. судорожно дёрнулось его твёрдое тело) вклинивание автором причастия чой буолбут  ‘ставший твёрдым’ в структуру глагольной ФЕ этэ тарта ‘страшно, боязно кому-л.‘  усиливает оценочность фразеологизма, появляется дополнительный смысловой оттенок в описании  эмоционального состояния главного героя Уулаах.

Расширение компонентного состава путем ввода уточняющего наречия арыый ‘немного, чуть, чуток’ во фразеологизме хараҕа сырдаата ‘в глазах посветлело у кого-л.’ наблюдаем в предложении: Кини хараҕа арыый сырдаан кэллэ, киирэн эрэр күн сардаҥатын чуолкайдык көрдө [8, С. 52]. У него чуть посветлело в глазах, он четко увидел лучи заходящего солнца.

Экспрессивный фонда якутского языка пополняют парные слова, которые широко употребительны в языке поэзии, художественной литературы, а также в разговорной речи.

Особенностью текста повести Эрилика Эристиина является расширение компонентного состава фразеологизма, при котором в предложении появляется  парное существительное. Благодаря этому приему в узуальное значение фразеологизма вносятся новые смысловые, стилистические и оценочные оценки. Базовый фразеологизм  хараҕа уоттанна ‘глаза загорелись у кого-л.‘ расширяется за счет парного существительного сирэй-харах ‘лицо-глаза’   в предложении: Хас эттэҕин аайы этэр тылын чиҥэтэн, сирэйэ-хараҕа уоттанан истэ [8, С. 17]. ‘Когда он говорил, подкреплял фактами, у него глаза загорелись’ (букв. лицо-глаза загорелись).  Введение дополнительного компонента в структуру фразеологизма обусловлено стремлением автора романа усилить значение ФЕ, его желанием подчеркнуть состояние персонажа повести, степень интенсивности его проявления.

Включение парного существительного сүрэх-быар (букв. сердце-печень) в состав базового фразеологизма  сүрэҕэ таайар ‘сердцем чувствовать, предчувствовать’ усиливает образность и экспрессию данной единицы: – Хата, нохоо, кистээмэ, ханна тириэрдэн, хайдах дьаабылаан өлөрбүттэрин кэпсээ. Бэйэм даҕаны сүрэҕим-быарым таайан олорор [8, С. 62]. ‘Парень, не скрывай, лучше расскажи, каким ужасным образом убили его [Гавриила]. Я и сам это предчувствовал’.

Расширение компонентного состава за счёт ввода парного глагола вносит дополнительный смысловой оттенок. Это мы обнаруживаем в отрезке текста: – Мэник, куһаҕан дьахтар буолаҥҥын Ачаараптар албан ааттарын алдьаппыт үһүгүн… Мин барытын биэс тарбах курдук истэн-билэн кэллим [8, С. 74]. ‘Говорят, будучи непорядочной женщиной, ты опорочила светлое имя  Ачаровых. Я все это знаю  как свои пять пальцев’ (букв. знать-слышать). Базовый глагол биэс тарбах курдук бил калька ‘знать как свои пять пальцев’.

Наблюдается изменение категориальной принадлежности фразеологизма. Писателем глагольный фразеологизм аат былдьас ‘соперничать, состязаться в славе, известности’ преобразован в субстантивный: Бу киэһэ мин, аат былдьаһа таарыйа, бары тойоттору ыҥыртаран туран олоҥхолотоору гынабын. Дьэ, үчүгэйдик аһаан, уоскуйан баран, кытаатан көрөөр, – диэн тойон Уулааҕы аат былдьаһыытыгар киллэрэрин иһитиннэрдэ [8, С. 54]. Сегодня вечером, в присутствии всех господ, хочу выявить, путем состязания, кто лучший сказитель, сказав  так, голова объявил Уулаху, что тот идёт на состязание.

Переход  общепринятой отрицательной формы фразеологизма ыкка да холуйбат ‘совершенно не принимать во внимание кого-л,; совсем не считаться с кем-л.‘ (букв. [он его] даже собаке не уподобляет) в утвердительную наблюдаем в предложении:  Кулуба урут ыкка холуур дьонун билигин бастыҥ дьонунан ааҕан кэпсээбититтэн, Уулаах, кини албынын бэркиһии саныы-саныы… олордо [8, С. 79]. ‘Уулаах был поражен поведением главы, считавшего лучшими  тех, которых раньше за людей не считал’.

В тексте повести встречаются два разных (морфологических) варианта употребления ФЕ аат харата и аат харатын  ‘для виду, нехотя, через силу; для видимости, проформы’.    – Уулаах, тугу иһиттиҥ?Уулаах буоллаҕына аат харатын эрэ хоруйдуур. [8, С. 88].  Уулаах, что услышал? А Уулаах отвечает нехотя. Ата буоллаҕына өсөһөн,… аат харата хааман дьүккүйэн истэ [8, С.18]. А лошадь его сопротивляясь, шла  вперёд через силу. В настоящее время употребляется форма аат харата.

  1. В отдельную группу можно выделить окказионализмы, созданные автором по аналогии с существующей в языке единицей, например, Көхсүм хараарда… Утахта аҕал!.. – диэн Хабырыыс ыксаабычча, Уулаах ханан да толорбот суолунан, кыһайда [8, С.31] (букв. спина его почернела). Данная единица, с нашей точки зрения, образована автором повести по образцу базовой формы көхсө кыараата ‘ему стало тяжко, трудно; он оторопел, не зная, что делать’.  ‘Мне тяжко… Дай попить!..так попросил Гавриил воды в приступе жажды, хотя знал, что Уулаах не сможет это выполнить’.  Нэһилиэк бастыҥ баайдара Доодороптор, Ачаараптар тоҕо … биэстии-алталыы ньүөл алаастары бас билэн олороллорун, тоҕо кини Дьаҕа баһыгар дойдуламмытын тустарынан, хаһан эмэ өйүгэр оҕустардаҕына даҕаны: «Бу таҥара ыйааҕа буоллаҕа», дии саныыра. ‘Уулаах иногда, когда думал, почему лучшие наслежные баи-богачи Додоровы, Ачаровы владеют пятью-шестью плодородными аласами, а он почему поселился на окраине Джага, думал: «Это божья воля»’. В приведенном примере исходная форма ФЕ өйүгэр <да >оҕустарбат ‘и не думать; и не собираться (делать что-л.); и в уме нет’ , которая закрепилась в языке в отрицательной форме, автором преобразована в утвердительную форму,  далее Эрилик Эристиин использует ФЕ таҥара ыйааҕа  ‘божья воля’, которая является калькой с русского языка. Онон бу «таҥараттан ыйаахтаах» сирин айылҕатын бэйэтин сыратынан уларытаары Уулаах бэрт элбэх эрэйин ыыппыта, сыратын быспыта, бэрт элбэх көлөһүнүн тохпута [8, С. 1]. ‘Уулаах  потратил много сил и энергии,  с него сошло семь потов, пока он не обработал собственными силами «божьей волею» выделенную землю’. В этом примере наблюдается изменение категориальной принадлежности субстантивной окказиональной единицы на адъективную: таҥара ыйааҕа – таҥараттан ыйаахтаах. Эн миигинэн советскай былааһы кыайбыттыы сананан бэлэскинэн саатаан эрдэҕиҥ буолуо да, советскай былаас кыайтарыа суоҕа [8, С. 29]  (букв. гортанью своей развлекаться). ‘Ты, поддразнивая меня, думаешь, что победил советскую власть, но советскую власть не победить’. Автор создал образный окказиональный фразеологизм, который употребляет персонаж повести для выражения крайнего осуждения поведения другого героя.

Таким образом, в текстовом пространстве Эрилик Эристиина употребление общенародных, вариантных  и окказиональных фразеологизмов придает тексту повести эмоциональную окрашенность. Используемые им языковые средства способствуют усилению экспрессивности текста, следовательно, они являются мощным средством прагматического воздействия на читателя.  Все это свидетельствует о том, что Эрилик Эристиин хорошо знал свой родной язык и умело пользовался его богатством.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Баранов А.Н. Аспекты теории фразеологии / А.Н.Баранов, Д.О. Добровольский. – М.: Знак, 2008. – 656 с.
  2. Винокуров И.П. Великий мастер художественного слова (на якутском языке) / И.П. Винокуров. – Якутск: Изд-во Якутского ун-та, 2008. – 113 с.
  3. Готовцева Л.М. Фразеологические синонимы в повести П.А. Ойунского “Кудангса Великий” / Л.М. Готовцева // Гуманитарные и социальные науки: Актуальные проблемы современной лингвистики. – Ростов на Дону, 2014. – № 2. – С. 504-508.
  4. Готовцева Л.М. О стилистической функции фразеологических единиц (на материале романа Амма Аччыгыйа “Сааскы кэм”) / Л.М. Готовцева // Материалы всероссийской научно-практической конференции “О.Н.Бетлингк и вопросы тюркской филологии”. – Якутск, – 2013. – С.201-205.
  5. Готовцева Л.М. Особенности функционирования фразеологических единиц в поэтических произведениях А.Е.Кулаковского / Л.М. Готовцева // Материалы всероссийской научно-практической конференции “Наследие А.Е.Кулаковского в контексте духовной культуры России: современные аспекты исследования”. – Новосибирск: Наука, 2011. – С. 225 –
  6. Николаева Т.Н. Актуализация фразеологизмов в художественном произведении (на материале романа С.С.Маисова “Ийэм кэпсиир” (“По рассказам матери”) / Т.Н.Николаева // Материалы международной научно-практической конференции “Фразеологизм и слово в художественном, публицистическом и народно-разговорном дискурсах”. – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, – С.134-136.
  7. Слепцов П.А. Якутский литературный язык. Формирование и развитие общенациональных норм / П.А.Слепцов. – Новосибирск: Наука, 1990. – 275 с.
  8. Эрилик Эристиин. Кэриэс туолуута / Эристиин Эрилик.   – Дьокуускай: Бичик, 2011. – 342 с.
  9. Якутско-русский фразеологический словарь. / Сост. А.Г.Нелунов. –Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1998. – Т.1. – 287 с.
  10. Якутско-русский фразеологический словарь. / Сост. А.Г.Нелунов. –Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2002. – Т.2. – 418 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Baranov A.N. Aspekty teorii frazeologii [Aspects of the theory of phraseology] / A.N. Baranov, D.O. Dobrovol’skij. – M.: Znak, 2008. – 656 p. [in Russian]
  2. Vinokurov I.P. Velikij master hudozhestvennogo slova (na jakutskom jazyke) [The great master of the art word (in the Yakut language)] / I.P. Vinokurov. –Jakutsk: Izd-vo Jakutskogo un-ta, 2008. – 113 p. [in Russian]
  3. Gotovceva L.M. Frazeologicheskie sinonimy v povesti P.A. Ojunskogo “Kudangsa Velikij” [Phraseological synonyms in the novel by P.A. Oyunsky “Kudangsa Velikij”] / L.M. Gotovceva // Gumanitarnye i social’nye nauki: Aktual’nye problemy sovremennoj lingvistiki [Humanitarian and social sciences: Actual problems of modern linguistics]. – Rostov na Donu, 2014. – № 2. – P. 504-508. [in Russian]
  4. Gotovceva L.M. O stilisticheskoj funkcii frazeologicheskih edinic (na materiale romana Amma Achchygyja “Saasky kjem”) [The stylistic function of phraseological units] L.M.Gotovceva // Materialy vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii “O.N.Betlingk i voprosy tjurkskoj filologii”. [Proceedings of the all-russian research and practice Conference ” Otto Betlingk and questions of turkic philology”]. Jakutsk, 2013. – P.201-205. [in Russian]
  5. Gotovceva L.M. Osobennosti funkcionirovanija frazeologicheskih edinic v pojeticheskih proizvedenijah A.E.Kulakovskogo [Features of functioning of phraseological units are in poetic works of] / L.M. Gotovceva // Materialy vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferencii “Nasledie A.E.Kulakovskogo v kontekste duhovnoj kul’tury Rossii: sovremennye aspekty issledovanija” [Proceedings of the all-russian research and practice Conference “Heritage of Аlexej Кulaкоvsкij in the context of spiritual culture of Russia : modern aspects of research”]. – Novosibirsk: Nauka, 2011. – P. 225 –229. [in Russian]
  6. Nikolaeva T.N. Aktualizacija frazeologizmov v hudozhestvennom proizvedenii (na materiale romana S.S.Maisova “Ijjem kjepsiir” (“Po rasskazam materi”) [Actualization of phraseological units inthe fiction] / Nikolaeva T.N. // Materialy mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii “Frazeologizm i slovo v hudozhestvennom, publicisticheskom i narodno-razgovornom diskursah” [Proceedings of the International research and practice Conference “Phraseological unit and word in artistic, publicistic and folk-colloquial discourses “]. – Kostroma: KGU im. N.A. Nekrasova, 2016. – P.134-136. [in Russian]
  7. Slepcov P.A. Jakutskij literaturnyj jazyk. Formirovanie i razvitie obshhenacional’nyh norm [Yakut Literary Language. Formation and development of national norms] / P.A. Slepcov. – Novosibirsk: Nauka, 1990. – 275 P. [in Russian]
  8. Jerilik Jeristiin. Kjerijes tuoluuta [Keriestuoluuta] / Jeristiin Jerilik. – D’okuuskaj: Bichik, 2011. – 342 P. [in Russia]
  9. Jakutsko-russkij frazeologicheskij slovar’ [Yakut-Russian phraseological dictionary] / Sost. A.G.Nelunov. – Novosibirsk: Izd-vo SO RAN, 1998. – V.1. – 287 P. [in Russian]
  10. Jakutsko-russkij frazeologicheskij slovar’ [Yakut-Russian phraseological dictionary] / Sost. A.G.Nelunov. – Novosibirsk: Izd-vo SO RAN, 2002. – V.2. – 418 P. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.