Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.109.7.082

Скачать PDF ( ) Страницы: 69-72 Выпуск: № 7 (109) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Халилов М. Ш. ФОНЕТИЧЕСКОЕ ОСВОЕНИЕ ОРИЕНТАЛИЗМОВ В ХВАРШИНСКОМ И БЕЖТИНСКОМ ЯЗЫКАХ (СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ) / М. Ш. Халилов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 69—72. — URL: https://research-journal.org/languages/foneticheskoe-osvoenie-orientalizmov-v-xvarshinskom-i-bezhtinskom-yazykax-sopostavitelnyj-analiz/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.082
Халилов М. Ш. ФОНЕТИЧЕСКОЕ ОСВОЕНИЕ ОРИЕНТАЛИЗМОВ В ХВАРШИНСКОМ И БЕЖТИНСКОМ ЯЗЫКАХ (СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ) / М. Ш. Халилов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 69—72. doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.082

Импортировать


ФОНЕТИЧЕСКОЕ ОСВОЕНИЕ ОРИЕНТАЛИЗМОВ В ХВАРШИНСКОМ И БЕЖТИНСКОМ ЯЗЫКАХ (СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)

ФОНЕТИЧЕСКОЕ ОСВОЕНИЕ ОРИЕНТАЛИЗМОВ В ХВАРШИНСКОМ И БЕЖТИНСКОМ ЯЗЫКАХ (СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)

Научная статья

Халилов М.Ш.*

ORCID: 0000-0002-0436-4747,

Институт Языка, Литературы и Искусства им. Гамзата Цадасы Дагестанского Федерального
Исследовательского Центра РАН, Махачкала, Россия

* Корреспондирующий автор (madjid-kh[at]mail.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются восточные (арабские, персидские, тюркские и грузинские) заимствования в близкородственных бежтинском и хваршинском языках. В дагестанских языках заимствованная лексика охарактеризована по лексико-семантическим группам, освещено их фонетическое, морфологическое и лексико-семантическое освоение. Однако не проводился сравнительно-сопоставительный анализ усвоенной лексики на фонетическом уровне двух или нескольких родственных языков. Рассматривая заимствованную лексику из восточных языков, выделены характерные каждому языку фонетические процессы в области гласных и согласных: наращение гласных и согласных, редукция гласных и согласных, умлаутизация, взаимозамещение гласных и согласных в корне, а также проведен сопоставительный анализ освоения иноязычной лексики.

Ключевые слова: заимствования, арабизмы, иранизмы, тюркизмы, грузинизмы, фонетические процессы.

PHONETIC DEVELOPMENT OF ASIAN LANGUAGE LOANWORDS IN THE KHWARSHI AND BEZHTA LANGUAGES (A COMPARATIVE ANALYSIS)

Research article

Khalilov M.Sh.*

ORCID: 0000-0002-0436-4747,

Gamzat Tsadasa Institute of Language, Literature and Art of the Dagestan Federal Research Center
of the Russian Academy of Sciences, Makhachkala, Russia

* Corresponding author (madjid-kh[at]mail.ru)

Abstract

The article deals with Asian language loanwords (Arabic, Persian, Turkic and Georgian) in the closely related Bezhta and Khwarshi languages. The study characterizes the borrowings in the Dagestanian languages by lexical-semantic groups as well as highlights their phonetic, morphological and lexical-semantic development. However, there is no comparative analysis of the acquired vocabulary at the phonetic level of two or more related languages. In the process of analyzing the borrowed vocabulary from the languages of Asia, the study highlights phonetic processes characteristic of each language such as vowels and consonants: vowel and consonant buildup, vowel and consonant reduction, umlautization, vowel and consonant substitution in the root. Also, the study carries out a comparative analysis of the development of foreign language vocabulary.

Keywords: borrowings, Arabisms, Iranisms, Turkisms, Georgisms, phonetic processes.

Как известно, заимствование является одним из средств пополнения и обогащения словарного состава любого языка. Лексика дагестанских языков, в том числе бежтинского и хваршинского, изобилует заимствованными словами. Наиболее значительное их число приходится на долю литературных аварского, даргинского, лакского, лезгинского и табасаранского языков. В языках аваро-андо-цезской группы через аварский в бесписьменные андо-цезские языки проникло много арабских, иранских, и тюркских слов, и лишь немного – через грузинский [3, С. 75], [5, С. 88–95],
[10, С. 233–236]. В последние несколько десятилетий в языки андийской и цезской подгруппы все шире стала проникать русская и интернациональная лексика. Заметно и древнее влияние грузинского языка. Из цезских языков наибольшее число грузинизмов в бежтинском и гунзибском [3, С. 227]. Из собранных нами 7000 лексем, заимствованными оказались примерно 500 – из аварского, 600 – из арабского, 200 – из тюркских, 100 – из иранских, 600 – из русского языка. В языках восточноцезской подгруппы – в бежтинском и гунзибском грузинизмы многочисленны (более 300 слов) [2], а в западноцезской – в хваршинском их число достигает не более 20 [4], [9].

В настоящее время иноязычная лексика в основном проникает из арабского и русского языков. А на бежтинский и гунзибский языки, носители, которых частично живут на территории Республики Грузия оказывает влияние только грузинский язык [6]. Следует также отметить, что из дагестанских языков, в хваршинском представлены заимствованные лексические элементы из восьми родственных (аварского, нахских) и неродственных (арабского, иранских, тюркских, грузинского, русского) языков.

В целом во многих дагестанских языках заимствованная лексика описана и проанализирована по лексико-семантическим группам, освещено их фонетическое, морфологическое и лексико-семантическое освоение. Однако практически не проводился сравнительно-сопоставительный анализ усвоенной лексики на фонетическом и морфологическом уровне даже двух родственных или близкородственных языков. Ниже в сопоставительном плане рассмотрим заимствованную лексику из восточных (арабского, иранских, тюркских) и грузинского языков, выделяя характерные каждому языку фонетические процессы на уровне гласных и согласных.

При освоении заимствованной лексики восточных языков в хваршинском и бежтинском языках выделяются следующие фонетические процессы: наращение гласных и согласных, выпадение (редукция) согласных, умлаутизация, звуковые изменения в области гласных и согласных и т.д.

В области гласных

  1. Наращение гласных в ауслауте слова

Во многих дагестанских языках в односложных, двухсложных и трехсложных ориентализмах с исходом на шумные согласные в ауслауте наращиваются гласные а, у, о, ср.: араб. шукр // шукру > шукру «благодарение, слава», гIишq > гIишкъу//ишкъо «желание, страсть» qард̣ > къарза «долг; заем; кредит»; з̣улм > зулму «насилие, гнет», фагьм > пагьму «ум, талант», перс. моhр > мугьру «печать», āзāр > гIузру «болезнь, недуг», заhр > загьру «яд, отрава», āвāр > авара «безразличие». Однако в хваршинском языке представлены усвоенные основы восточного происхождения, в которых в ауслауте наращивается гласный и, ср.:

Араб.: джинн > хварш. жени – бежт. жин «(злой) дух; демон»; ʕāда(т) > хварш. гIадати – бежт. аьдаьт (тляд. гIадат) «обычай»; балā‘ > хварш. балагьи – бежт. балагь «беда»; ʔирс > хварш. ирси – бежт. ирс «наследство»; с̣āʕ > хварш. сагьи – бежт. сагь «мера зерна 2,5 кг»; нафт̣ > хварш. напти – бежт. наьут «керосин» и т.д.

Перс.: ræxys // ræxis > хварш. рахаси – бежт. рахас «цепь»; gонаh > хварш., инх. мунагьи – бежт. мунагь «грех»; чирахъ > хварш. чирахъе, инх. чирахъи – бежт. чирахъ «лампа»; нāgāh > хварш. нагагьи, квант. нагагь // нагагьи – бежт. нагагь «если, вдруг»;

Тюрк.: йарагъ «колчуга» > хварш. йарагъи – бежт. йарагъ «оружие».

В этих словах, как и во многих дагестанских языках, в бежтинском, ауслаут оканчивается на согласный как в языке-источнике. Подобное наращение налицо в аваризмах и русизмах в бежтинском и гинухском языках, освоенных через грузинский язык, ср.: цементIи (груз.< русск.) > цементIи (гин.) «цемент», халати (груз.< русск.) > халати (бежт.), панкъ «лепешка» – панкъи (гин.) [8, С. 287–288].

  1. Умлаутизация

Из языков аваро-андо-цезских группы умалаутированные гласные характерны только бежтинскому – аь, оь, уь (в цезском представлен аь). Они имеют долгие (āь, ōь, ӯь) и назализованные (āьн, ōьн, ӯьн) варианты. Соответственно в бежтинском языке во многих ориентализмах при освоении происходит процесс умалаутизации гласных, а в хваршинском в целом в этих словах сохраняют гласные языка-источника, ср.:

вагIз̣ > хварш. вагIза – бежт. ваьъзаь «проповедь», джāмигIат > хварш. жамагIат – бежт. жаьмаьъаьт «община», дагIва(т) > хварш. дагIба – бежт. даьъбаь «ссора», дугIāъ > хварш. дугIа – бежт. доьъоь «молитва»; ʕалāма(т) > хварш. гIаламат – бежт. аьлаьмаьт «знак; диво»; ʕалūм > хварш. гIалим – бежт. аьлим «ученый»; ḥарака(т) > хварш. хIаракат – бежт. гьаьраькаьт «старание»; ḥаqūqа(т) > хварш. хIакъикъат – бежт. гьаькъикъат «истина»; х̣Iаqq > хварш. хIакъ – бежт. гьаькъ «грех»; рyḥ > хварш. рухI – бежт. руьгь «дух, душа»; ḥалāл > хварш. хIалал – бежт. гьаьлаьл «дозволенное» и т.д. 

  1. Звукосоответствия в области гласных

При сопоставлении в усвоенных ориентализмах в хваршинском и бежтинском языках наблюдаются многочисленные звуковые изменения (процессы) в области гласных. В одних случаях заимствованные слова сохранили идентичную или близкую основу языка-источника, в других случаях в обоих языках в сопоставляемых словах происходят фонетические изменения в области гласных. В заимствованных словах в хваршинском и бежтинском языках происходят следующие фонетические изменения гласных в корне, ср.:

 е > а е: хварш. чакмаил – бежт. чекма «сапог» (< тюрк. чекме) > инх. эрешун – бежт. арбашун «шелк» < абрешуни (ках. абрешуми < перс.) «шёлк»;

а > а у: хварш. палагьан – бежт. палугьан «канатоходец» (< перс. паhлавāн);

ā > е а: хварш. тумен – бежт. туман «десять рублей» (< тюрк. тумāн);

е > е о: хварш. херех – бежт. хойгъо, хаш. хорхо «пила», гин., цез. херех < груз. херхи;

ӣ > и а: хварш. кисӣ «марля» – киса «карман» (< тюрк. кūсе);

ā > и//е а: хварш. тимир, инх., темир – бежт. тимар «чистка лошади, уход за лошадью» (< перс. тимāр );

и > и ⁓ о: инх. рачIи «веревка» – бежт. рачIо «цепь» < груз. джачIви

а > о а: хварш. гIаврат, инх. гIоврат «скрываемые части тела» (< араб.‘авра(т); инх. кIитIомол – бежт. китIаман «сундук» (< кIидобани);

и > о и: квант. тIотIу – бежт. тIитIо «колючка» < тIитIа «тюльпан»;

у > у о: хварш. гIакълу – бежт. анкъло 1) «ум, разум, рассудок» 2) «совет, подсказка»; инх. тIотIу – бежт. тIитIо «колючка» < груз. тIитIа «тюльпан»; хварш. тупи, инх. туби – бежт. топи «ружье» < груз.(< тюрк.) топи; хварш. сихIру – бежт. сигьро «волшебство, фокус»;

у > уь ⁓ оь: хварш. хIукму – бежт. гьоькмоь «решение, постановление».

В рассмотренных звуковых процессах в восточных заимствованиях в хваршинском языке в шести случаях в корне сохранились гласные языка-источника (а > а у; е > е о; ӣ > и а; и > и ⁓ о; у > у о; у > уь ⁓ оь), а в бежтинском – в четырех случаях (ā > е а; а > о а; и > о и; е > а е;).

В области согласных

  1. Наращение согласного или слога в ауслауте

В отличие от бежтинского языка, в некоторых заимствованных словах хваршинского языка в ауслауте в единичных случаях происходит наращение согласного или целого слога, ср.: хварш. чакмаил – бежт. чекма «сапог» (< тюрк. чекме); хварш. цIинтIакъе, инх. цIиндакI «носок, чулок» [ср.: цIинда (бежт., гин., гунз.), цIинтIай (цез.), цIиндакI (анц.), цIинда (закт.), цIиндакI (окт.) < др.-груз. цIинда > арм. ццинндакк). В инхокваринский и квантладинский говоры, возможно, данное слово проникло из аварского языка [4, С. 198].

  1. Выпадение согласного в консонантных комплексах

В хваршинском языке в двух-трех усвоенных словах происходит выпадение согласного в инлауте, чаще всего оно характерно согласным консонантных комплексов, ср: хварш. хIап – бежт. гьаьрп (ср. тляд. хIарп) «буква» (< араб. ḥарф); хварш. дарс – инх., дац (редко дарц) – бежт дарс «урок» (< араб. дарс); инх. мōлид, квант. мовлид – бежт., хварш. мавлид «день рождения пророка» (< араб. мавлид), хварш., инх. закāти – бежт. закаъат «доля урожая в пользу бедных» (< араб. закā(т), хварш. бухāри – инх., квант. бухари – бежт. бухари «каракулевая шапка» (< тюрк. бухари), хварш. халгIат – бежт. халати «халат» (бежтинская форма, видимо, усвоена из грузинского языка, ср. араб. хилʕа(т)); инх. эрешун «ткань» – бежт. арбашун «шёлк» (ках. абрешуми // абрешуни перс.) [4, С. 197].

  1. Звуковые изменения в области согласных

1) Фарингальному [гI] соответствует смычный [ъ]. Для арабского языка характерен фарингальный гI, и соответственно в большей части во многих освоенных арабизмах хваршинского языка он сохраняется. А в фонетической системе бежтинского и хашархотинского диалектов гI отсутствует, и во всех арабизмах он переходит в смычный глухой фарингал [ъ], однако в тлядальском диалекте бежтинского языка гI сохраняется [1, С. 192–193]. Ср.:

а) в инлауте: араб. тIагIм > хварш. тIагIам – бежт тIаьъаьм «вкус», магIнай > хварш. магIна – бежт. маьънаь «смысл», сāгIа(т) > хварш. сагIати – бежт. саъат // шаьъаьт «час», qāгIида(т) > хварш. къагIида – бежт. къаъида «способ», шарū‘а(т) > хварш. шаригIат – бежт. шариъат «свод мусульманских законов», Qуръāн > хварш. Къурʔāн, инх. Къурʔāн// КъургIан – бежт. Къуръан «Коран»; каʕба(т) > хварш. КагIба – бежт. Каъаба «Кааба»; ниʕма(т) > хварш. нигIмат – бежт. ниъмат «благо, благодать»;

б) в ауслауте: араб. вабā‘ > хварш. вабагI – бежт. вабаъ «холера»;

 в) выпадение гI в анлауте: араб. ʕалāма(т) > хварш. гIаламат – бежт. аьлаьмаьт 1) «знак; диво»; ʕалūм > хварш. гIалим – бежт. аьлим «ученый»; ʕибāда(т) > хварш. гIибадат – бежт. ибадат «богослужение»; ‘āлам > хварш. гIалам – бежт. аьлаьм «народ»; ’аджал > хварш. гIажал – бежт. аьжаьл 1. «смерть» 2. перен. «паника»; хварш. гIакълу – бежт. анкъло 1) «ум, разум» 2) «совет, подсказка»; ʕазāб > хварш. гIазаб – бежт. азаб «мучение».

  1. Глухому фарингальному [хI] соответствует глухой ларингальный [гь]

В отличие от хваршинского языка, в собственно бежтинском и хашархотинском диалектах беж­тинского языка отсутствует верхнефарингальный щелевой [хI] [7, С. 23]. Он часто чередуется с ларингальным щелевым [гь]. Напр.: араб. вахIшū > вагьши(йаб) «дикий», захIмат > загьмат «труд», нас̣ихIат > насигьат «наставление», хIапф > гьаьрп «буква», хIалāл > гьаьлаьл «дозволено», хIарāм > гьаьраьм «запрешено», хIурмат > гьуьрмаьт «уважение», хIаqq > гьаькъ «плата», хIадждж > гьаьж «паломничество».

Данный процесс носит регулярный характер. Однако в тлядальском диалекте бежтинского языка представлен фарингальный хI, и соответственно во всех исконных и заимствованных основах он сохраняется [3, С. 68–69]. Ср.:

а) в анлауте: ḥāл > хварш. хIал – бежт. гьаьл «состояние»; ḥасра(т) > хварш. хIасрат – бежт. гьасрат «дорогой»; ḥарака(т) > хварш. хIаракат – бежт. гьаьраькаьт «старание»; ḥук̄yмā(т) > хварш. хIукумат – бежт. гьукумат «государство»; ḥисāб > хварш. хIисаб – бежт. гьисаб «расчет; арифметика»; ḥукм > хварш. хIукму – бежт. гьоькмоь «решение»; ḥāс̣ил > хварш. хIасил – бежт. гьасил «результат, итог» и т.д.

б) в инлауте: сиḥр > хварш. сихIру – бежт. сигьро «волшебство»; фāтиḥа(т) > хварш. патихIа – бежт. патигьа «глава Корана»; ’ал-ḥамду > хварш. алхIам – бежт. аьгьаьм «сура Корана» аḥвāл > хварш. ахIвал – бежт. аьгьваьл «состояние»; хварш., ахIвал-хIал – бежт. аьгьваьл-гьаьл «положение»; заḥма(т) > хварш. захIмат – бежт. загьмат «трудность»;

в) в ауслауте: ḥалāл > хварш. хIалал – бежт. гьаьлаьл «дозволенное»; миhрāб > хварш. михIмар – бежт. мигьмар «алтарь»; т̣āлиʕ > хварш. талихI – бежт. талигь «счастье».

Во многочисленных восточных лексических заимствованиях в бежтинском и хваршинском языках наблюдаются фонетические процессы в виде замещения согласных близкими по артикуляции согласными. Так, в усвоенных основах наблюдаются следующие изменения в системе согласных:

дж > ж ⁓ д: масджид > хварш. мажгит – бежт. маждик «мечеть»;

т > т ⁓ д: тас̣дūкъ > хварш. тастикъ – бежт. тасдикъ «утверждение»;

м > м ⁓ б: шаʕбāн > хварш. шагIман – бежт. шаъбан «8-й месяц»;

ъ > гь ⁓ ъ: ʔāдам > хварш. гьадам // гьадам «люди» – бежт. аьдаьм;

б > п ⁓ пI: с̣āб̄yн > хварш. сапун (< авар.) – сапIуни (< груз.) «мыло»;

м > б ⁓ м: майдāн > хварш. байдан – бежт. майдан 1) поле 2) луг;

ф > п ⁓ уь: нафт̣ > хварш. напти – бежт. наьуьт «керосин»;

п > п ⁓ б: pambak > хварш. пампа – бежт. бамба «вата»;

г > г ⁓ кI: хварш. апараг «чужак» – бежт. апаракI «бродяга, гулящая»

р > р ⁓ рв: jарgе > хварш., ирвга – бежт. ирга «очередь»;

т > т ⁓ тI: тāс > хварш., тас бежт. тIас «таз»;

с > с ⁓ з: аббāси > хварш. абаси//гIабаси – бежт. абази «20 копеек»;

ж > з ⁓ ж: аjдаhā > хварш. аздагьу – бежт. аждагь «дракон»;

х > хъ ⁓ къ: харбозе > хварш., хъарбуз – бежт. къарпуз «арбуз»;

б > б ⁓ п: харбозе > хварш., хъарбуз – бежт. къарпуз «арбуз»;

г > хъ ⁓ кI: габах > квантл. хъабахъ – бежт. кIабах «тыква»;

х > хъ ⁓ х: габах > квантл. хъабахъ – бежт. кIабах «тыква»;

в > гь ⁓ в: кав > хварш., кагьу – бежт. кав (авар. каву «ворота»);

т > к ⁓ т: инх. бурки // бурку – бежт. бурти «мяч» < груз. бурти «мяч»;

с//з > с ⁓ ж: хварш. жокIо «гриб» – бежт. сокIо // зокIо < сокIо // зокIо;

х > х ⁓ хъ: хварш. тухна «мотыга» – бежт. тохъи, тляд. тохи < груз. тохи (ср. инх., квант. тōхъиI «тупица, лентяй»).

Заключение

Как видно из сопоставительного анализа, в бежтинском и хваршинском языках восточные заимствования в фонетическом плане подверглись адаптации (наращение гласных и согласных, редукция, взаимозамены, умлаутизация гласных), однако в хваршинском в большей части сохранились основы арабского языка благодаря наличию в фонетической системе языка фонем гI и хI.

Условные сокращения

авар. – аварский, араб. – арабский, бежт. – бежтинский, гин. – гинухский, груз. – грузинский, гунз. – гунзибский, инх. – инхокваринский, квант. – квантладинский говор, перс. – персидский, русск. – русский, тюрк. – тюркские, хаш. – хашархотинский (бежт.), хварш. – хваршинский язык (диалект), хон. – хонохский, цез. – цезский, чеч. – чеченский.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список источников / References

  1. Комри Б. Грамматика бежтинского языка (Фонетика. Морфология. Словообразование) / Бернард Комри, Маджид Халилов, Заира Халилова. Институт эволюционной антропологии, Институт языка, литературы и искусства ДНЦ РАН; – Лейпциг-Махачкала. – 2015. – 656 с.
  2. Комри Б. Заимствованная лексика в бежтинском языке / Бернард Комри, М.Ш. Халилов // Заимствования в языках мира. – Munich: Max Planck Digital Library, 1344 entries. – Berlin, 2009. С. 414–429
  3. Бокарев Е.А. Цезские (дидойские) языки Дагестана / Е.А. Бокарев. – М.: Изд-во АН СССР. – 1959. – 290 с.
  4. Каримова Р.Ш. Заимствованная лексика в хваршинском языке / Р.Ш. Каримова, М.Ш. Халилов. – Махачкала: Институт ЯЛИ ДНЦ РАН. – 2013. – 335 с.
  5. Климов Г.А. К арабизмам в бежтинском языке / Г.А. Климов, М.Ш. Халилов // Phililogica orientalis. – Тбилиси, – 1983. – № 5. – С. 88–95.
  6. Климов Г.А. О грузинизмах в бежтинском языке / Г.А. Климов, М.Ш. Халилов // Журнал «Georgica». – Heft 10. – Jena-Tbilissi, 1987. – С. 30–33.
  7. Мадиева Г.И. Грамматический очерк бежтинского языка / Г.И. Мадиева. – Махачкала: Дагестанский государственный университет. – 1965. – 207 с.
  8. Халилов М.Ш. Грузинско-дагестанские языковые контакты / М.Ш. Халилов. – М.: Наука. – 2004. – 286 с.
  9. Khalilova Z.M. Grammar of the Khwarshi / Z.M. Khalilova. – Leiden: University of Leiden. – 2009 – 512 с.
  10. Алиева З.М. Арабско-персидские заимствования в чамалинском языке / З.М. Алиева // Материалы III международной научно-практической конференции «Контенсивная типология естественных языков». Тезисы докладов. – Махачкала. – 2012. – С. 233–236.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Komri B. Grammatika bezhtinskogo jazyka (Fonetika. Morfologija. Slovoobrazovanie) [Grammar of the Bezhtin language (Phonetics. Morphology. Word Formation)] / Bernard Comrie, Majid Khalilov, Zaira Khalilova. Institute of Evolutionary Anthropology, Institute of Language, Literature and Art of the DNC RAS; – Leipzig-Makhachkala. – 2015. – 656 p. [in Russian]
  2. Komri B. Zaimstvovannaja leksika v bezhtinskom jazyke [Borrowed vocabulary in the Bezhta language] / Bernard Komri, M. Sh. Khalilov // Zaimstvovanija v jazykah mira [Borrowings in the languages of the world]. – Munich: Max Planck Digital Library, 1344 entries. – Berlin, 2009. pp. 414-429. [in Russian]
  3. Bokarev E. A. Cezskie (didojskie) jazyki Dagestana [Tsezskiye (didoiskiye) languages of Dagestan] / E. A. Bokarev. – M.: Publishing House of the USSR Academy of Sciences. – 1959 – – 290 p. [in Russian]
  4. Karimova R. Sh. Zaimstvovannaja leksika v hvarshinskom jazyke [Borrowed vocabulary in the Khvarshi language] / R. Sh. Karimova, M. Sh. Khalilov. – Makhachkala: Institute of YALI DNC RAS. – 2013 – – 335 p. [in Russian]
  5. Klimov, G. A. K arabizmam v bezhtinskom jazyke [berlinskom arabisms in the language] / G. A. Klimov, M. S. Khalilov // Phililogica orientalis. – Tbilisi, 1983. – No. 5. – P. 88-95. [in Russian]
  6. Klimov, G. A. O gruzinizmah v bezhtinskom jazyke [grazinimo in berlinskom language] / G. A. Klimov, M. S. Khalilov // Journal “Georgica”. – Heft 10. – Jena-Tbilisi, 1987. – pp. 30-33. [in Russian]
  7. Madieva G. I. Grammaticheskij ocherk bezhtinskogo jazyka [Grammatical essay of the Bezhta language] / G. I. Madieva. – Makhachkala: Dagestan State University. – 1965 – – 207 p. [in Russian]
  8. Khalilov M. Sh. Gruzinsko-dagestanskie jazykovye kontakty [Georgian-Dagestan language contacts] / M. Sh. Khalilov – – M.: Nauka. – 2004 – – 286 p. [in Russian]
  9. Khalilova Z.M. Grammar of the Khwarshi [Grammar of the Khwarshi] / Z.M. Khalilova. – Leiden: University of Leiden. – 2009-512 p. [in Russian]
  10. Alieva Z. M. Arabsko-persidskie zaimstvovanija v chamalinskom jazyke [Arabic-Persian borrowings in the Chamali language] / Z. M. Alieva // Materialy III mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii «Kontensivnaja tipologija estestvennyh jazykov». Tezisy dokladov [Materials of the III International scientific and practical conference “Content typology of natural languages”. Abstracts of reports]. – Makhachkala. – 2012. – pp. 233-236. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.