Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.109.7.069

Скачать PDF ( ) Страницы: 11-15 Выпуск: № 7 (109) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ваджибов М. Д. ЕВРОПЕИЗМЫ В ТАБАСАРАНСКОМ ЯЗЫКЕ / М. Д. Ваджибов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 11—15. — URL: https://research-journal.org/languages/evropeizmy-v-tabasaranskom-yazyke/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.069
Ваджибов М. Д. ЕВРОПЕИЗМЫ В ТАБАСАРАНСКОМ ЯЗЫКЕ / М. Д. Ваджибов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 11—15. doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.069

Импортировать


ЕВРОПЕИЗМЫ В ТАБАСАРАНСКОМ ЯЗЫКЕ

ЕВРОПЕИЗМЫ В ТАБАСАРАНСКОМ ЯЗЫКЕ

Научная статья

Ваджибов М.Д.*

Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия

* Корреспондирующий автор (malikvad[at]yandex.ru)

Аннотация

В работе рассматривается вопрос о европейских словах в табасаранском языке, в который проникли лексемы из греческого, латинского и других языков через посредство русского языка. В настоящее же время табасаранский язык в основном заимствует слова из английского и русского языков, что объясняется общественно-политическими и социально-экономическими обстоятельствами. Если табасаранцы русизмы применяют в устной и письменной речи, то остальные европеизмы они употребляют только в письменной форме литературной речи.

Многие слова из европейских языков, которые табасаранский язык заимствовал до начала XX века, давно укоренились в описываемом языке настолько, что порою трудно определить их этимологию. Эти европеизмы полностью адаптировались к законам табасаранского языка, и произошла ассимиляция иноязычных слов в новых языковых условиях. На синхронном уровне заимствования в табасаранском языке пишутся и произносятся так же, как в русском языке. Естественно, роль русизмов в табасаранском языке по сравнению с остальными европейскими словами велика.

Благодаря европеизмам лексика табасаранского языка обогатилась: появились как новые синонимы и антонимы, так и омонимы. Эти данные можно использовать при составлении новых токовых и двуязычных словарей.

Ключевые слова: табасаранский язык, европеизмы, адаптация.

EUROPEANISMS IN THE TABASARAN LANGUAGE

Research article

Vadzhibov M.D.*

Dagestan State University, Makhachkala, Russia

* Corresponding author (malikvad[at]yandex.ru)

Abstract

The current article examines the topic of European words in the Tabasaran language, which contains lexemes from Greek, Latin, and other languages that found their way through the Russian language. Today, the Tabasaran language mainly borrows words from English and Russian, which is explained by socio-political and socio-economic circumstances. The Tabasarans use Russian loan in oral and written speech, while they use the rest of the Europeisms only in the written form of literary speech.

Many words from European languages that the Tabasaran language borrowed before the beginning of the 20th century have long been rooted in the described language so much that sometimes it is difficult to determine their etymology. These Europeanisms have fully adapted to the laws of the Tabasaran language, and there was an assimilation of foreign words in the new language conditions. At the synchronous level, borrowings in Tabasaran are written and pronounced in the same way as in Russian. Naturally, the role of Russian loanwords in the Tabasaran language is great in comparison with other words of European origin.

Thanks to Europeanisms, the vocabulary of the Tabasaran language has been enriched with new synonyms and antonyms, as well as homonyms. The data found in the article can be used when compiling new explanatory and bilingual dictionaries.

Keywords: Tabasaran language, Europeanisms, adaptation.

Введение

В настоящей работе рассматривается вопрос о европейских словах в табасаранском языке. О русизмах в табасаранском языке написаны книги и статьи, защищены диссертации. Данная актуальная тема также стала объектом наших публикаций, в которых обсуждалась в первую очередь фонетическая адаптация русизмов [3], [4], [5], [6]. При этом наша новая работа является, очевидно, первой, в которой освещаются европеизмы в табасаранском языке.

Многие иноязычные слова рассматривались и воспринимались как русизмы, хотя по происхождению они являлись не славянскими. Дело в том, что эти лексемы первоначально становились часть лексики табасаранского языка через посредство русского языка, к законам которого адаптировались. После этого европеизмы из русского проникали в дагестанские языки, в которых снова подвергались дальнейшим изменениям. Кстати, не все европейские слова сразу попадали в русский язык, в роли посредника выступали и другие европейские языки. Так, например, итальянское слово «паспорт» в русский язык попало из французского, латинское слово «документ» из немецкого языка посредством польского оказалось в русском языке, латинизм «норма» сделал длинное путешествие, прежде чем попасть в русский язык и т.д. И все эти слова стали частью табасаранского языка.

Если табасаранцы русизмы применяют как в устной, так и в письменной речи, то остальные европеизмы они в основном употребляют только в письменной форме литературной речи. Естественно, роль русизмов в табасаранском языке в процентном соотношении по сравнению с остальными заимствованиями велика.

Основная часть

В табасаранский язык большинство заимствований в последние 100-150 лет проникало из русского языка. Поэтому сначала рассмотрим, каково влияние русского языка на табасаранский. Для этого достаточно прочитать несколько предложений, чтобы понять, каким образом и как часто используются русские слова в табасаранском литературном языке, ср.:

  1. Школайиъ пятницайиъ выпускникариз последний звонок ебуру. – В пятницу в школе для выпускников прозвенит последний звонок.
  2. Гъулан администрацияйий главайиз Республикайин газетайин главный редакторихьан цIийи номер субботайиъ райцентриз почтайиъди хътапIуру кIури телеграмма-аудиосообщение гъафну. – От главного редактора республиканской газеты глава администрации села получил телеграмму-аудиосообщение, что новый номер в субботу перешлют в райцентр почтой.
  3. Махачкалайиз Хиван гъябгъюрайи пассажирари абцIнайи маршрутка миржибдиз йицIухьуб минут ккимиди автостанцияйиан удубчIвну, трассайин багахь хьайи остановкайиин али бензозапракайихъ дийибгъну. – Полная пассажирами маршрутка из Хива в Махачкалу, выехав из автостанции без пяти минут в восемь, остановилась у бензозаправки возле остановки недалеко от трассы.

Отмечаем, что живой русский язык влияет не только на табасаранский литературный язык, но и на диалекты и говоры этого языка, т.е. так называемые русизмы применяются и в нелитературной табасаранской речи, ср. диалектное произношение:

  1. Ъутпускки кьялхъя празникар учтиларихъжжи наъан ъатмечат ъапIурава? – Ты с учителями где отмечаешь праздники после отпуска?
  2. Завтракра, ъабедра, ъужинра заводжин сталовайиъ заказ гъапIунза. – И завтрак, и обед, и ужин заказал в заводской столовой.
  3. Йав поздравительний откриткирихьччина вечерний прогулккирихьжи городжи родственникариз ъуву надоедат мапIан. – Ты своими поздравительными открытками и вечерними прогулками не надоедай городским родственникам.

В дискурсе носителей табасаранского языка русизмов достаточно много. В специальной литературе читаем: «К социально-психологическим факторам, объясняющим широкое распространение заимствований, можно отнести восприятие иноязычного слова как более престижного, связь его с элитарной культурой. Непонятность иноязычного слова, непрозрачность его внутренней формы нередко ослабляет механизмы речевого контроля и ведет к коммуникативным сбоям» [9, С. 11]. Естественно, с содержанием данного высказывания мы отчасти согласны. Возможно, в настоящее время, когда повсеместно в Дагестане используют русский язык, который исторически стал языком межнационального общения, престижно применение большого количества иноязычных слов в табасаранской речи, чтобы точно передать смысл высказывания. При этом, очевидно, кто-то воспринимает такое обращение как элемент элитарной культуры. В то же время мы не вправе подчеркивать, что в современных условиях русизмы в табасаранском языке воспринимаются как непонятные слова, которые ослабляют речевой контроль и приводят к коммуникативным сбоям. Мы не исключаем, что, вероятно, таким образом должны воспринимать варваризмы из других европейских языков. Главным при употреблении заимствования является то, что важно уместное, правильное восприятие и применение иноязычного слова в речи.

Принятие в 1938 г. нового табасаранского алфавита, созданного на основе русской графики, и разработка правил правописания, которые предусматривают написание всех русизмов в соответствии с правилами русской орфографии, усилили влияние русского языка на литературный табасаранский язык [1, С. 189]. По мнению Г.Г. Буржунова, к началу 80-х годов XX столетия русизмы составляют более 11 % лексики не только собственно табасаранского языка, но и других дагестанских языков [2, С. 56].

В активной речи носителей говоров табасаранского языка нами обнаружено более двух тысяч слов, проникших в указанный кавказский язык из русского языка и через его посредство. «Устно-разговорная речь билингва-табасаранца, речь интеллигенции, особенно проживающей в городской местности, школьников и молодёжи, ученых, преподавателей вузов, учителей и врачей насыщена русизмами, в числе которых отдельные слова, русские словосочетания, вводные слова, кальки» [10, С. 514].

Говоря о европейских заимствованиях из русского языка, можно отметить наличие общего активного лексического фонда в табасаранском и русском языках [7, С. 79-81]. В данном списке нами зафиксировано более одной тысячи слов.

Табасаранский язык заимствовал лексемы из греческого, латинского, английского, немецкого, французского, русского и других языков через посредство русского языка. Конечно, все началось с заимствований из греческого языка. «В европейских языках имеется большое число греческих заимствований, которые стали традиционной темой в исследованиях по истории многих языков» [8, С. 78]. Укажем некоторые из европеизмов, проникших в табасаранский язык, согласно русской орфографии, ср.: греческие слова: олимпиада, грамота, проблема, кафедра, космос, гимнастика, гигиена, диагноз, политика, демократия, диплом, термос и др.; латинские: акцент, аттестат, флора, аккорд, актив, аппендицит, аппетит, термин и др.; русские: борьба, больница, учитель, понедельник, ворота, участок, самолет, дорожки, председатель и т.д.; английские: трактор, футбол, бокс, файл, факс, брокер, дилер, спонсор и др.; немецкие: ефрейтор, гильза, шина, бинт, штраф, штанга, вахта, маршрут и др.; французские: пейзаж, шофер, анкета, армия, багаж, баллон, журнал и др.; итальянские: банк, газета, вермишель, ломбард, мафия, ракета, помидор и др.; голландские: зонтик, матрос, лоцман, штурман, балласт, галстук и др.

Многие из вышеназванных слов в настоящее время воспринимаются как русизмы. Правда, в табасаранский язык, по всей вероятности, проникали слова не из всех европейских языков, поскольку непосредственные контакты между табасаранским и европейскими (кроме русского) отсутствовали и отсутствуют. Некоторые европеизмы выпали из языка, а ряд слов стал архаизмами, ср.: [ъапакýм] обком, [хузайúн] хозяин, кулак, звеньевой и др. В то же время вернулись к жизни многие слова, которые использовались в конце XIX – начале XX веков, ср.: губернатор, собор, полицейский, меценат и др.

Большинство из европеизмов, проникших в табасаранский язык до начала XX века, давно укоренились в нем настолько, что порою трудно определить их этимологию. Эти заимствования полностью адаптировались к законам табасаранского языка, и произошла ассимиляция иноязычных слов в новых языковых условиях. Так, например, в результате лексической, морфологической и фонетической адаптаций многие иноязычные слова в табасаранском языке фактически стали не похожими на слова в языке-оригинале, т.е. произошло изменение внешнего облика заимствованного слова в новой языковой среде, ср.: бумазея – [памазúн] (табас.), блузка – [булушккá] (табас.) «платье», очередь – [ъýчир] (табас.) и др.

Согласно законам табасаранского языка, в некоторых заимствованиях появились краткие гласные. Время появления кратких гласных или перехода простых гласных в краткие при адаптации иноязычных лексем мы не можем точно определить в силу отсутствия исторических памятников [6, С. 83].

Краткие гласные представлены в иноязычных словах, использующихся в говорах и диалектах табасаранского языка, ср. русск.: ток и печь – [тўкрá пŭчáр] «электрические печи», [пŭчáт] «печать», [кўлóьк] «кулек», [кŭслатá] «кислота», [пўьсýькI] «сахар-песок» и др. [4, С. 112, 114], [тǔттрáт] «тетрадь» (греч.), [сǔккратáр] «секретарь» (лат.) и др.

Важно отметить поведение ударения при адаптации слов в живом языке, ср.: гурушккá «кружка», баниццá «больница», лампá «лампа», гинишккá «книжка», ъустурýжж «сторож», ъишппишккá «спички, спичечный коробок», чейнúк «чайник», хузайúн «хозяин» и др. Переход ударения на конечный гласный объясняется тем, что в табасаранском языке ударным в начальной форме имени обычно является последний слог. Естественно, молодое поколение данные слова уже произносит согласно русской орфоэпии, поскольку этому его учит школа не только с целью сдачи ЕГЭ.

В результате лексических заимствований из русского языка расширились стилистические возможности табасаранского языка, в нем стали появляться синонимические ряды с участием исконно табасаранских, восточных слов и русизмов [1, С. 192], ср.: цІийир (табас.) – малярия (ит.), руб (табас.) – укол (русск.); хаьлирин хал (табас.) «дом гостей, для гостей» – гостиная (русск.); хал (табас.) «дом» – комната (лат.); тегьлиз (табас.) – коридор (ит.), прихожка (русск) и др.

Благодаря европеизмам лексика табасаранского языка обогатилась: появились как новые синонимы, так и неологизмы-антонимы, ср. синонимы: школа и мектеб, каникулы и тятIилар, праздник и машкквар и др.; антонимы: потолок и пол, север и юг и др. Европеизмы способствовали и способствуют появлению в рассматриваемом языке и не желательных в языке омонимов как результат различных путей адаптации, ср.: худ «ход» – худ (табас.) «слива», пул «пол» – пул (табас.) «деньги», ъачут «отчет» – ъачут «учет» и др. Кроме того, в табасаранском языке у заимствований появляются новые значения, ср.: кухня как место для приема пищи и кухня как мебель, платье (русск.) – [палáт] (табас.) «одежда», куртка (русск.) – [ккýртт] (табас.) «рубашка» и др.

Отметим также некоторые случаи морфологической адаптации. Так, заимствования, которые употребляются только во мн.ч., в табасаранском языке также используются во мн.ч., ср.: каникулы – каникулар (табас., мн.ч.), очки – ъачкки (табас., мн.ч.) и др., что объясняется влиянием русского языка. В то же время имеются иноязычные слова, категория числа которых в табасаранском изменяется, ср.: отруби – [ъýтруб] (табас., ед.ч.) и [ъýтрубар] (мн.ч.), сутки – [сýткка] (табас., ед.ч.) и [сýтккир] (мн.ч.) и др. Ряд несклоняемых в русском языке слов в табасаранском склоняется, ср.: пальто (франц.) – палдум (табас., ед.ч.), палдмар (мн.ч.) и пр.; кино (греч.)– кинойиз (табас., д.п.), кинйир (мн.ч.) и пр., бюро (франц.) – бюройиин (табас., на бюро), бюройи (акт.п.) къарар адабгъну «бюро приняло постановление» и т.д.

В табасаранском языке часто при заимствовании азербайджанизмов аналитически образуются глаголы, в которых главное слово является иноязычным, а второе – исконно табасаранским, ср.: яшамиш (азерб.) шуб (табас.) «жить»; эвлемиш (азерб.) ъапIýб (табас.) «женить» и др. По аналогии так же формируются новые глаголы с сохранением основного значения в языке-источнике, если слово заимствовано из европейского языка, ср.: мýчить – мýчит ъапIýб, нервничать – нéрвенний шуб, форсúть – фурс ъапIýб и др. [7, С. 81]. Такие композиты действительно являются доказательством огромного влияния русского языка на табасаранский.

Вместе со словами в табасаранский язык могут проникать и не характерные для него звуки. В настоящее время согласно орфографическим и орфоэпическим нормам в табасаранском литературном языке функционируют звукофонемы О и Щ, которые мы обнаруживаем в европеизмах, ср.: спорт, школа, щётка, плащ, щука и др. Данные нормы, по нашим наблюдениям, фактически никто из носителей табасаранского языка не соблюдает, потому что вместо ударного О часто произносят звук У (ср.: отруби (русск.) – [ъýтруб] (табас.), пломба (немец.) – [плýмб] (табас.) и др.), а вместо Щ – звук Ш (ср. табас. произношение: [шóьткка], [плáш], [шýка] и др.) [3, С. 68-69]. При этом не исключено, что со временем указанные примеры табасаранцы будут произносить в соответствии литературными нормами русского языка.

В современных условиях живой табасаранский язык в основном заимствует слова из английского и русского языков, что в первую очередь объясняется общественно-политическими и социально-экономическими обстоятельствами во всем мире. Англицизмы в диалекты табасаранского языка проникают через русский язык, который выступает в роли связующего звена. Кроме того, варваризмы из английского языка могут проникать в табасаранскую речь молодежи и через Интернет, ср.: life, like, dislike, online, offline и др. Кстати, благодаря русизмам и англицизмам развивается специфический русский дагестанский жаргон, которым, естественно, пользуются и носители табасаранского языка.

Характерной особенностью современного употребления заимствований в табасаранском языке является то, что все иноязычные слова в русском языке становятся заимствованиями и в табасаранском языке. Помимо этого, в табасаранский язык проникают и чисто русские слова. Таковыми считаем новые понятия из европейских и русского языков, которые связаны с распространением kovid-19 и уже проникли в табасаранскую речь, ср.: коронавирус, штамм, дистанция, пандемия, самоизоляция, локдаун и др.

В настоящее время европейские слова составляют значительный пласт табасаранской лексики. Эти слова функционируют во всех стилях указанного языка. Особенно таких лексем много в научном стиле, публицистике и в бытовом общении. В художественной речи европеизмы используются реже. Терминология же табасаранского языка полностью совпадает с терминологией европейской, приспособленной к графике русского языка: достаточно обратить внимание на термины, связанные с пандемией.

Заключение

К изложенным выше мыслям и выводам мы пришли, наблюдая за звучащей живой речью носителей табасаранского языка и изучая письменную речь на указанном языке, который является одним из 14 государственных языков в Республике Дагестан. Данный язык, как и все остальные автохтонные языки, испытывает сильнейшее влияние популярных мировых языков. В эпоху цифровизации, в век всемирной паутины невозможно не контактировать с различными этническими социумами. Это естественный процесс, который не зависит от воли и желаний отдельно взятого народа.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Алексеев М.Е. Русские заимствования в табасаранском языке. М.: Academia, 2011. 199 с. Рецензия / М.Е. Алексеев, В.М. Загиров, Н.Э. Сафаралиев // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 6: Языкознание. Реферативный журнал. 2013. № 1. – С. 188-191.
  2. Буржунов Г.Г. Фонетическое освоение русских заимствований дагестанскими языками и его значение в развитии двуязычия / Г.Г. Буржунов // Русский язык и его влияние на развитие дагестанских языков. – Махачкала: ДФАН СССР, 1984. – С. 56.
  3. Ваджибов М.Д. Еще раз к вопросу о фонетической адаптации русизмов в табасаранском языке (Возвращаясь к напечатанному) / М.Д. Ваджибов // Современные проблемы кавказского языкознания. Выпуск 7. – Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2007. – С. 68-72.
  4. Ваджибов М.Д. О функционировании кратких гласных в табасаранском языке / М.Д. Ваджибов // Международный научно-исследовательский журнал (International Research Journal). – Екатеринбург, 2021. – № 3 (105) 2021. Часть 3. – С. 111-116.
  5. Ваджибов М.Д. Фонетическая адаптация русизмов-имен существительных в табасаранском языке (по данным литературного языка и межгюльского говора) / М.Д. Ваджибов // Языкознание в Дагестане. Лингвистический ежегодник. №2. – Махачкала: ИПЦ ДГУ, 1998. – С. 30-34.
  6. Ваджибов М.Д. К вопросу о кратких гласных в некоторых заимствованных именах существительных, наличествующих в межгюльском говоре табасаранского языка / М.Д. Ваджибов // Вестник Дагестанского государственного университета. Гуманитарные науки. Вып. 6. – Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2007. – С. 83-86.
  7. Ваджибов М.Д. Об исключительно общем лексическом фонде межгюльского говора табасаранского языка и русского языка / М.Д. Ваджибов // Современные проблемы кавказского языкознания и тюркологии. – Выпуск 9. – Махачкала: Радуга, 2010. – С. 79-81.
  8. Зелилова М.И. Обучение русскому языку в колледжах Греции с использование грекозаимствованной лексики / М.И. Зелилова // Среднее профессиональное образование. – 2008. – № 2. – С. 78-80.
  9. Русский язык и культура речи: Учебник / Под ред. В.Д. Черняк. – СПб.: САГА, М.: ФОРУМ, 2006. – С. 11.
  10. Сафаралиев Н.Э. Об истории возникновения русских заимствований в табасаранском языке / Н.Э. Сафаралиев // Мир науки, культуры, образования. – 2018. – № 5. – С. 512-515.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Alekseev M.E. Russkie zaimstvovanija v tabasaranskom jazyke [Russian Borrowings in the Tabasaran Language]. M.: Academia, 2011. p. 199. Recenzija / M.E. Alekseev, V.M. Zagirov, N.Je. Safaraliev // Social’nye i gumanitarnye nauki. Otechestvennaja i zarubezhnaja literatura. Serija 6: Jazykoznanie. Referativnyj zhurnal. [Social and Humanitarian Sciences. Domestic and Foreign Literature. Series 6: Linguistics. Review Journal.] 2013. № 1. – pp. 188-191. [in Russian]
  2. Burzhunov G.G. Foneticheskoe osvoenie russkih zaimstvovanij dagestanskimi jazykami i ego znachenie v razvitii dvujazychija [Phonetic Development of Russian Borrowings by Dagestan Languages and Its Significance in the Development of Bilingualism] / G.G. Burzhunov // Russkij jazyk i ego vlijanie na razvitie dagestanskih jazykov [Russian Language and Its Influence on the Development of Dagestan Languages]. – Makhachkala: DFAN SSSR, 1984. – p. 56. [in Russian]
  3. Vadzhibov M.D. Eshhe raz k voprosu o foneticheskoj adaptacii rusizmov v tabasaranskom jazyke (Vozvrashhajas’ k napechatannomu) [Once Again to the Question of the Phonetic Adaptation of Rusisms in the Tabasaran Language (Returning to the Printed Text)] / M.D. Vadzhibov // Sovremennye problemy kavkazskogo jazykoznanija. Vypusk 7. [Modern Problems of Caucasian Linguistics. Issue 7.] – Makhachkala: IPC DGU, 2007. – pp. 68-72. [in Russian]
  4. Vadzhibov M.D. O funkcionirovanii kratkih glasnyh v tabasaranskom jazyke [The Functioning of Short Vowels in the Tabasaran Language] / M.D. Vadzhibov // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel’skij zhurnal [International Research Journal]. – Ekaterinburg, 2021. – № 3 (105) 2021. Part 3. – pp. 111-116. [in Russian]
  5. Vadzhibov M.D. Foneticheskaja adaptacija rusizmov-imen sushhestvitel’nyh v tabasaranskom jazyke (po dannym literaturnogo jazyka i mezhgjul’skogo govora) [Phonetic Adaptation of Rusisms-Nouns in the Tabasaran Language (According to the Data of the Literary Language and the Inter-Kul Dialect)] / M.D. Vadzhibov // Jazykoznanie v Dagestane. Lingvisticheskij ezhegodnik. [Linguistics in Dagestan. Linguistic Yearbook.] №2. – Makhachkala: IPC DGU, 1998. – 30-34. [in Russian]
  6. Vadzhibov M.D. K voprosu o kratkih glasnyh v nekotoryh zaimstvovannyh imenah sushhestvitel’nyh, nalichestvujushhih v mezhgjul’skom govore tabasaranskogo jazyka [On the Question of Short Vowels in Some Borrowed Nouns Present In the Inter-Kul Dialect of the Tabasaran Language] / M.D. Vadzhibov // Vestnik Dagestanskogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye nauki. [Bulletin of the Dagestan State University. Humanities. Issue 6.] – Makhachkala: IPC DGU, 2007. – pp. 83-86. [in Russian]
  7. Vadzhibov M.D. Ob iskljuchitel’no obshhem leksicheskom fonde mezhgjul’skogo govora tabasaranskogo jazyka i russkogo jazyka [On the Exclusively Common Lexical Fund of the Inter-Kul Dialect of the Tabasaran Language and the Russian Language] / M.D. Vadzhibov // Sovremennye problemy kavkazskogo jazykoznanija i tjurkologii. [Modern Problems of Caucasian Linguistics and Turkology]. – Issue 9. – Makhachkala: Raduga, 2010. – pp. 79-81. [in Russian]
  8. Zelilova M.I. Obuchenie russkomu jazyku v kolledzhah Grecii s ispol’zovanie grekozaimstvovannoj leksiki [Teaching the Russian Language in Colleges in Greece Using Greek Borrowed Vocabulary] / M.I. Zelilova // Srednee professional’noe obrazovanie [Secondary Vocational Education]. – 2008. – № 2. – pp. 78-80. [in Russian]
  9. Russkij jazyk i kul’tura rechi: Uchebnik [Russian Language and Speech Culture: Textbook] / Edited by V.D. Chernjak. – SPb.: SAGA, M.: FORUM, 2006. – p. 11. [in Russian]
  10. Safaraliev N.Je. Ob istorii vozniknovenija russkih zaimstvovanij v tabasaranskom jazyke [On the History of the Emergence of Russian Loanwords in the Tabasaran Language] / N.Je. Safaraliev // Mir nauki, kul’tury, obrazovanija [The World of Science, Culture, and Education]. – 2018. – № 5. – pp. 512-515. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.